Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Кто прошлое помянет...


Кто прошлое помянет...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: несколько лет назад (уточняем);
Место действия: Алинор, Клаудрест;
Участники: Летео Диренни, Преподобная Цирея, нпс;

0

2

В голове была каша.
Летео почему-то думал, что они вот сейчас как почитают труды Фалиона и Тирилонве, так и найдут практически имя того-самого злокозненного даэдра, который проклял несчастного ученого. И не только имя, но и видовую принадлежность и даже план, откуда его призывали.
Увы.
Летео просил Теленкура, одного из лучших на Островах знатоков даэдра, помочь. Тот не отказывал, ворчал только —  не то и не тем заняты… И вообще, они тут время теряют, надо идти к ректору, немедленно. Тут Летео возразил недовольному мастеру, мол, ну так нельзя, вот мы ведь не рассказали о кадавре сразу, только после того, как поняли, что это такое.
Трудов было много, призывали тоже —  от кровожадных дремор Дагона до отстраненных сумраков Азуры, от высокомерных мазкен до безмозглых даэдротов —  тех, кто похожи на больших прямоходящих крокодилов. Но ни один эксперимент не давал подсказок, а потом мастер Теленкур обмолвился, что проклятье-то и  вовсе не даэдрическоеЛетео так и сел.
Ну то есть, он и так сидел —  на стуле в библиотеке Университета, но чуть толстый фолиант не выронил.
Он принялся выведывать все, что старый мастер знал о Фалионе и Тирилонве. Тот был, похоже, прежде весьма неприятной личностью, мастер Теленкур выразился очень аккуратно и вежливо, но вместе с тем понятно. А еще был женат… ого, женат! И жена его бросила, уехала… ага, а тут и Тирилонве —  нет-нет, Теленкур утверждал, что это она была в него влюблена, а тот если кого и любил, то лишь свои исследования и свою гениальность.
Но ревнивые жены, такое дело. Если бы речь шла о бретонке, даже двух мнений не могло быть. Альтмерки, конечно, более сдержаны… но эта сдержанность —  воспитание, а не истинная натура. Короче, с женой следовало пообщаться. Только прежде —  понять, что все-таки за проклятье настигло Фалиона.
Теленкур не знал.
Зато могла знать Преподобная Цирея. Летео очень малодушно не заглядывал в храм с тех пор, как его отпустили, вылечив все сломанные кости и остальные потроха; он пожертвовал немалую сумму денег, но это все равно не искупало вины —  Летео все еще не мог простить себе гибели Мириэ. Смотреть в глаза старшей жрице, думая о том, что из-за него погибла невинная девочка-послушница —  это было выше сил Летео.
Однако он сказал себе: я искуплю то, что сделано.
Они с Лином (который поселился у него, Летео ему показал не только дом, но и милый сад с утками всего в нескольких кварталах, а еще отличную булочную прямо напротив) разделились. Тот проверял преподавателей, а Летео взялся все же пойти к жрице. Он мог отправить вместо себя парня, но это было нечестно —  и о Мириэ, если Преподобная Цирея захочет поговорить, лучше он расскажет сам.
Теперь это было намного проще, чем когда они с Лином приходили искать мастера Десимуса.
Достаточно явиться в храм и попросить встречи со старшей жрицей. Летео смирно устроился в уголке, разглядывая  лики богов —  Ауриэля  с золотым луком, Магнуса с летающими книгами, Мару, протягивающую кольца любовникам. Изображения Восьми всегда успокаивали Летео.
Всегда —  но не теперь.
Но все же он чувствовал, что давно следовало сделать то, что делал.

+3

3

Суеверной Мать Цирея не была, но к вещим снам относилась весьма серьезно. Нынче ночью ее мучил странный, тревожный, тоскливый сон. Будто пришла толпа и принесла старые гробы из склепов и с кладбищ. В Храме под ликами богов, во дворе, на улице - везде стояли старые, серые гробы; сквозь прорехи виднелись гнилые кости. Мать Цирея вышла к толпе и спросила - зачем вы принесли это сюда?
- Ты неправильно похоронила их, - был ответ. - Ты провела над ними обряд не по правилам. Ты должна похоронить их правильно, а так, как ты сделала - нельзя оставлять.
...Цирея проснулась затемно и села в постели. За окнами клубился предрассветный туман, на душе было гадко. И зрела в уме невесть откуда пришедшая уверенность: кто-то подымет, потревожит старые тайны, которые Преподобная Мать не разрешила по совести.
Однако, у старшей жрицы, каждый день видящей умирающих, больных, и тех, кто в порядке, но любит поистерить - у старшей жрицы были очень крепкие нервы. Поэтому, разгадав свой сон, он спокойно легла снова, повернулась на другой бок, и через минуту спальня вновь огласилась ее смелым, раскатистым храпом.

Наутро все забылось. Мать Цирея привычно позавтракала в компании своих кошек, отправилась на утренний обход лазарета, затем отслужила утреннюю службу в Храме и вновь вернулась было в лазарет, но вдруг позвали. Мастер Летео, запыхавшись, доложила молоденькая послушница - долговязая и неловкая, удивительно похожая на бедняжку Мириэ.

Преподобная велела позвать мага на небольшую террасу лазарета, выходящую на горный склон. Было свежо, даже холодно. Сухопарая жрица куталась в плащ, между ее бровей пролегла глубокая, задумчивая складка. Снова вспомнился ночной сон, и показалось, что визит Мастера - как раз то, что предвещало видение.
Но что за старые тайны он принесет с собой из склепа забытия?
Мысли Преподобной медленно, обстоятельно переходили от болезни валенвудского ученого до самой смерти младшей жрицы, но ничто не казалось правдоподобным. И это было бы, пожалуй, любопытно - но увы, Цирея не была любопытна и не любила сюрпризов.
- А, Мастер Летео, - выдохнула она вместо приветствия, когда Диренни в сопровождении послушницы появился на террасе. - На здоровье не жалуетесь? Ребро не тревожит?.. Спасибо, Мерисса, ступай. А Вы садитесь, сударь, в ногах правды нет, - жрица коротко указала на изящную скамью. - Что на сей раз решили раскопать, м?

+2

4

Летео дожидался аудиенции Преподобной Циреи с не слишком приятным ощущением закоренелого грешника, который вместо того, чтобы явиться в Храм хотя бы на исповедь и молить Восьмерых простить его грехи, осмелился требовать чего-то у священных алтарей. На самом деле, виноватым он себя чувствовал скорее перед Циреей лично: если бы он не брал с собой Мириэ к сумасшедшему лорду, если бы сам повел себя с тем иначе… ах, но обратить время вспять способны лишь псиджики, да и те остались где-то в легендах.
Его мысли прервала девушка возраста Мириэ или чуть старше —  Летео невольно дернулся, - и пригласила следовать за ней, мол, Преподобная готова его принять. Он следовал за послушницей, чувствуя себя не в своей тарелке еще сильнее, наверняка, и сходство неслучайное, и вообще…
Со знакомой террасы открывался великолепный вид на город.
Летео поклонился жрице.
- Приветствую вас, преподобная… и спасибо, что согласились меня принять, - начал он, под взглядом жрицы,  сбился. - Со мной все отлично, - быстро добавил Летео, ребра немного побаливали на перемену погоды —  не настолько, чтобы требовались какие-то настойки или чары, да и вообще это его беспокоило в последнюю очередь.
В прошлый раз они приходили с Лином —  спасать мастера Десимуса.
Потом… потом Летео избегал встреч со жрицей, понимая, что никакие пожертвования в пользу Храма не вернут бедную девочку.
А преподобная Цирея, как всегда, была проницательна. Даже слишком. Летео поерзал на скамейке.
- Вроде того… раскопал. Вы ведь знаете Фалиона, правда? Вся эта история с проклятьем…
Словно что-то мешало говорить. Летео сглотнул, пытаясь унять спазм в горле.
- Но прежде я бы хотел попросить прощения у вас лично. За то, что случилось… ну, в экспедиции.

+2

5

Хмурое лицо Циреи на миг стало печальным. Конечно, она помнила Фалиона - как забудешь?.. Кажется, десять лет назад это было. Его привезли ночью из какого-то захолустья, из какой-то экспедиции. Он не ел, не спал и не говорил, лежал неподвижно, глядя перед собой пугающим взглядом. Боясь, что он скончается от потери сил, Преподобная усыпляла его чарами, подпитывала его заклинаниями, и все это время в углу тряслась от беззвучного плача его то ли ученица, то ли напарница - как ее там звали?.. Цирея гнала ее прочь - отдыхать, восстанавливаться, жить дальше, - но та лишь выходила за дверь и плакала там. То и дело крутился рядом темный от горя, но все еще на что-то надеющийся Ариосто из Университета; он был хотя бы полезен - доставал редкие ингредиенты, потерянные книги.
Так Преподобная смогла сохранить для Фалиона хоть какую-то видимость жизни. Но позже, глядя на него, не раз думала о том, что многие на его месте предпочли бы смерть.
Может, еще можно было бы что-то сделать...
Но после плачущей девушки и Ариосто пришли другие.
Мда... Другие.
И попытки лечения пришлось прекратить. Ведь, в конце концов, есть авторитеты, перед которыми бессильна даже власть настоятельницы Храма.

Цирея едва услышала сбивчивые извинения Мастера Летео, а увидев, до неприличного равнодушно отмахнулась:
- Бросьте. Это не Вы убили Мириэ. Что еще от себя требовать? Всех не спасешь. Уж если я это Вам говорю, то можно верить смело, - Преподобная тяжко вздохнула и хмуро посмотрела в глаза Диренни. - А копаете Вы на сей раз туда, куда не надо. Насколько я Вас знаю, Вы, как всегда, хотите только добра. Но понимаете... иной раз, причиняя добро, можно и навредить, верно? - Цирея приподняла бровь. - Я буду честной, Мастер: то, что произошло с Фалионом, касается не только его. Это касается всей его семьи, старой, знаменитой семьи сильнейших магов, среди которых ректор Университета - не самая важная персона. Скажу более - я подозреваю, то, что он сделал, он сделал не ради себя, а... да, в каком-то смысле, ради семьи. Всегда найдется кто-то, кто не выдержит молчания и попытается в одиночку искупить общий грех, и Фалион оказался именно таким... - Цирея прямо-таки сверлила Летео взглядом, и, наверное, сама не понимала, чего она сейчас хочет больше: чтобы он послушался ее и прекратил свое новое расследование или наоборот, чтобы сделал то, на что у нее самой десять лет назад не хватило смелости. - Они не смогли его убить - рука не поднялась, наверное. Но если они узнают, что кто-то начал ворошить старое... кто знает... их мало, но у них много власти, и им есть, что терять.

+1

6

Летео нетерпеливо поерзал.
Ого…
Кто бы мог подумать! Хотя —  подумать-то как раз стоило. Уж здесь, в Клаудресте, среди магистров магии и научных светил, и чтобы не могли вылечить от даэдрического проклятья? Да тот же Теленкур только что не тапочки себе заставлял приносить мелких даэдра. Конечно, Фалион мог связаться с сущностями, неподвластными смертному, например, с лордами даэдра, но…
Версию с лордами Летео оставил на потом. Конечно, Теленкур утверждал, что проклятие не даэдрическое, но на то и лорд, чтобы все было не так просто.
И все же то, что говорила жрица, наводило совсем на иные мысли. Какие-то семейные тайны, секреты, и…
- Еще одна мрачная семейная история.
В его собственной семье таких тайн хватило бы на половину Островов. Летео предпочитал не трогать, фигурально выражаясь, запечатанные фамильные склепы. Честно говоря, и в случае с Фалионом энтузиазма поубавилось, а потом он вспомнил про мастера Теленкура, бедную Тирилонве…
- Они обвинили Тирилонве в том, что она присвоила его исследования. Мы хотели вернуть ей доброе имя. Но я… я еще и пообещал, что сделаю все, чтобы освободить Фалиона от проклятия.
Летео хмыкнул.
- Я знаю, что иногда лучше не трогать древние тайны. Но Фалиона и его помощницу вряд ли  назовешь «древними». Мы просто хотим им помочь.
Да уж, хорошо, что они с мастером Теленкуром не пошли к ректору.
И не стоит теперь идти. По крайней мере, пока.
- Не смею требовать рассказывать чужие тайны, преподобная мать. Но... Вы можете хотя бы подсказать, какого рода это проклятье?

+1

7

Имя Тирилонве ничего не сказало Преподобной Матери. Может, это была та самая плакавшая под дверью ученица, а может, и нет - теперь уже не вспомнишь. И ах, видите ли, с ней некрасиво поступили! Ох, Мастер Летео, да разве в этой истории есть хоть что-то, что нельзя назвать некрасивым?!
- Если Тирилонве - та, о ком я думаю, то они просто заставили ее убраться из Университета, - мрачно пожала плечами Цирея, - и вообще подальше от Фалиона. Потому что она, Мастер Летео, не остановилась бы ни перед чем, пытаясь его вернуть. И не то, чтобы они желали ему дальше гнить под проклятием. Они - его кузен и кузина, они его по-своему любят... - жрица тяжко вздохнула и сделала долгую паузу. - Они боятся, что спаситель Фалиона раскопает тайны их семьи. А ведь так и будет, иначе бедолаге не помочь, придется раскапывать... - Цирея усмехнулась и заглянула в глаза Летео. - Проклятие-то некромантическое.

0

8

Летео неприлично вытаращился и открыл рот.
Он, конечно, откопал вон артефакты цивилизации, вся культура которой была сплошной некромантией, но по-прежнему мало что понимал в этом, кхм, искусстве. Он едва не ляпнул идиотское: вы хотите сказать, что Фалион мертвый? Ходячий мертвец?
Но нет, это уже ни в какие ворота.
- Некромантия?., - все же пробурчал Летео себе под нос, вслух это звучало просто глупо, хотя он все равно решил проверить «обнаружением жизни». Или нежизни. - И никто ничего не… О, расскажите, что вы об этом знаете. Пожалуйста.
«Тайны семьи».
О, это так по-альтмерски: лучше позволить медленно умирать или разлагаться от проклятия, чем выставить кого-то из предков в невыгодном свете. Летео понимал —  и от этого еще больше злился отчего-то на кузена и кузину.
- И об этих уважаемых мерах.
Выражение лица жрицы было не очень-то радостным. Он пожал плечами.
- Может, мне удастся договориться с ними, и… как-то решить эту проблему без публичной огласки.
- Вы плохо себе представляете, о ком идет речь, - сухо отрезала Цирея. - Кузен Фалиона - ректор Университета. А его кузина... - на террасе установилось долгое молчание. - А его кузина - очень хорошая иллюзионистка. И Вы ее знаете.
Ректор, ну конечно.
И, похоже, Тирилонве все же до чего-то сама докопалась, может —  и опубликовала лишнее, раз от нее избавились. М-да. Хорошо, что они не побежали прямо сразу.
Впрочем, Летео покачал головой: иллюзионистка?  Ну то есть, в Университете хватало мастеров этой школы, многие из которых значительно превосходили его, но…
- Знаю?.. Вы уверены?
Цирея снова тяжело вздохнула:
- Впрочем, Вы, как мужчина, могли заметить только неземную красоту и нежный голосок, способный заткнуть толпу
Неземную красоту…
О да, Летео вспомнил. Это почти аэдрическое вмешательство —  словно сама Мара послала  одну из своих духов-эт’Ада помочь незадачливому ученому с его докладом, за который едва не заплевали (а то и едва не посадили в тюрьму). Видимо, в этот момент выражение его лица сделалось одновременно ошеломленным, мечтательным и растерянным, потому что преподобная Цирея ответила довольно скептично-мрачным взглядом. Летео же кивнул.
- Я… понял.
Он чуть носом не шмыгнул.
Королева Клаудреста оставалась неким высшим существом, о котором Летео не посмел бы даже подумать ничего неприятного, а тут —  некромантское проклятье…
-  Некромантия. Кто бы мог подумать! Но… но неужели… ничем нельзя помочь? Это же не может быть хуже слоадской цитадели, правда? И я могу пообещать молчать.
Он некстати вспомнил историю с газетой. Да уж, молчание такое молчание. Но здесь он просто! Хочет! Помочь! Никакой славы. Никаких научных открытий.
- Иногда чужаку рассказывают то, что не решатся близким. Вот я и есть такой чужак на Островах. Все мои родичи слишком далеко, чтобы с ними стоило считаться, ну и… Некромантия!
- Какова цена Вашего обещания для королевской семьи?.. - как-то снисходительно, будто ребенку, ответила вопросом на вопрос Цирея. - Да и боги с ними. Я бы хотела Вам рассказать, но боюсь за Фалиона... За всех вас. Защищая честь своей супруги и, следовательно, дочерей, Угольмо не остановится ни перед чем.
- Вот что, - вдруг добавила Цирея. - Попробуйте поговорить с ней. Одно дело, если я выболтаю Вам их секреты, и совсем другое - если на это решится она сама. Право, она неплохая женщина... даже если использует иллюзии вместо косметики!
- Вы совершенно правы! - Летео аж подскочил, окрыленный этой идеей. Почему бы и не прийти к королеве Клаудреста, в конце концов? Он во-первых, по делу, во-вторых —  хочет ей же, ну или ее родичу, помочь.  Конечно, он знал, что иногда влиятельные семьи предпочтут избавиться от неудобных родственников, чем помогать им —  и пожалуй, в некотором роде испытал на себе… но королева ведь сама помогла даже ему, чужаку, которого видела впервые в жизни!
- Благодарю вас, преподобная мать, - Летео поклонился жрице. - Вы мне очень помогли! А я надеюсь, что сумею помочь  Фалиону…
В конце концов, у Летео долг перед невезучим ученым. К вопросу об иллюзиях.

+1


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Кто прошлое помянет...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC