Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Долг платежом красен


Долг платежом красен

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время действия: несколько лет назад (уточняем);
Место действия: Алинор, Клаудрест;
Участники: Летео Диренни, Линэль, нпс.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-08-31 22:52:22)

0

2

Прошло около трех недель с возвращения из Цитадели.
Сломанные щупальцем ребра еще побаливали. Лекари вообще сказали Летео, что ему очень повезло, вовремя выбрались, иначе в проколотом легком начался бы сепсис или еще чего-нибудь столь же веселое. Сам Летео эти страшилки слушал вполуха, он все еще был  там —  в живом чудовище, невероятно древнем, до сих пор не мертвом… Хотя нет, уже мертвом.
Слишком дорого обошлась эта экспедиция.
Талморцы вновь вмешались после возвращения. Оцепили берег и даже море на несколько миль вдоль берега и в глубину, разогнали всех, кого могли. Реабилитировать древнего мера, проведшего тысячи лет в сердцевине слоадской цитадели, взялись со всем рвением, а еще делали все, чтобы тайны оставались тайнами.
И еще искали чертежи, конечно.
Летео не знал ни о каких чертежах. Единственным конструктом —  вот он, пожалуйста, забирайте, —  была летающая «креветка»,  которую талморцы тоже забрали, засекретили, но не очень успешно, в Клаудресте последняя дворняга знала о том, что произошло в глубинах моря, и его, между прочим, тоже узнавали.
Лучше бы не.
Лучше бы вообще ничего не было.
Слишком дорогую цену они все заплатили —  и для себя Летео решил, что больше никогда не станет ввязываться  в авантюры, с него хватит приключений и тайн мироздания. Того, что он видит, вполне хватит даже на долгую альтмерскую жизнь. Университет Клаудреста тоже так считал, и именно здесь Летео проводил день за днем, записывая свои наблюдения  и приводя в порядок ту сумбурную чушь, которая была вместо нормальных журналов. Он бы, может быть, не отказался поучаствовать в исследовании «креветки», но его не допускали. Но и без того неплохо. Он твердо собирался прожить остаток жизни, не ввязываясь в предприятия опаснее прогулки по вечернему саду.
И чем дальше, тем меньше хотелось менять это решение.

+3

3

Найти Летео Диренни в Клаудресте оказалось не так уж сложно.
Линэль небезосновательно предположил, что после шумихи вокруг происшествия на атолле (даже Талмор на сей раз не слишком старался сохранить секретность - да и как, когда рвануло почище, чем сотни открывшихся врат Обливиона по Тамриэлю?) тот станет местной знаменитостью, и оказался прав. Стоило справиться в Университете о местанахождении господина Диренни, как его отправили в местную библиотеку, куда Лин и двинулся - через приснопамятный сад, где совсем недавно (или же очень давно) по время Симпозиума собирались ученые, а они протащили целого кадавра.
Происшествие это Лин считал едва ли не самым занятным в своей карьере - а о том, что легло в основе: задание Талмора, - старался не думать. Он вообще последнее время старался не-думать - слишком было не по себе. Неуютно, неприятно, очень-очень много разных "не" - и поэтому, после долгих разбирательств, когда его перестал трепать Сандрил, как поймавшая зайца, Линэль заявил - мне нужен отпуск.
И о том, почему первым делом он поехал в Клаудрест - старался не думать тоже.
Но так вышло. Он был в белокаменном городе, возвышавшемся вровень с облаками, и искал мера, которого, может быть, назвал бы другом. Насколько вообще могут быть друзья у такого, как Линэль.
В полупустой библиотеке он Летео. Тот сидел у окна, распахнутого в сад, и сосредоточенно писал на листе бумаги. Перед ним лежал толстый журнал, который Лин помнил еще со времени экспедиции, и тот заглядывал в него, сосредоточенно хмурился, затем переводил взгляд на записи и снова начинал писать. Кажется, со времени их последней встречи Летео еще прибавил в весе - и речь шла не только о его значимости как ученого.
- Здравствуйте, мастер Диренни, - вполголоса поздоровался Линэль, остановившись у стола. Он невольно улыбнулся.

Отредактировано Линэль (2018-09-01 11:50:28)

+3

4

Работа двигалась медленнее, чем следовало бы. Все дело в том, что научные труды требовали спокойствия и даже некоторой отстраненности. Не то, чтобы все мудрецы придерживались этого правила, в бесконечной, как море, библиотеке Клаудреста Летео отыскал множество томов, интересных по содержанию, но по форме напоминающих ругань матросов в порту.  И все же он старался отложить в сторону эмоции, или хотя бы вернуть себе прежний восторг. Но ничего не получалось —  вновь и вновь прокручивал в голове  то топор в руках слуги, которого сам Летео превратил в безвольного зомби, то мертвая Мириэ, то сама Цитадель с ее вросшими в искаженную плоть телами —  и последняя жертва Релеменила и Рилиса. Что с ними стало, они ведь не могли просто умереть? И остаться в Цитадели —  тоже, махина обрушилась, погибла, едва прекратил существовать «мозг». Все равно, что живому существу прострелили голову арбалетным болтом.
На берегу осталось несколько «кадавров», вроде того самого, первого. Талморцы их наверняка прибрали. Летео мог бы попробовать добиться разрешения посмотреть еще раз на механизмы вблизи, но…
Ему просто не хотелось. Вообще, как оказалось, его истинное предназначение —  вовсе не авантюры и походы в неизведанное, а что-нибудь простое и в меру скучное, вроде библиотекарской работы. Ну или вот приведение в пристойный вид собственных сумбурных записей. Когда и почему вообще он был таким... восторженным?
Хотя вот исследовать кадавра в лаборатории Ариосто на пару с Лином было здорово.
Это единственное, что Летео с удовольствием бы вернул.
И вообще… Лина. Он словно пропал —  Летео отправил несколько писем в ту деревню, которую тот называл своей «малой родиной», но не получил ответа. Что с ним случилось? Где искать? И как?
Он ощутил чужое присутствие не сразу —  и это отчасти было как во сне, вот он только что думал про Лина, а потом поднимает голову, и…
- Лин?
Летео моргнул. Вскочил из-за стола, опрокинув чернильницу —  пятно расплылось на дереве, задело и бумаги, он неловко отодвинул ее, перепачкав пальцы и рукав. И зачем-то обнял парня, как будто это тот вернулся из мертвого чрева древнего чудовища.
- Ты вернулся. Я тебя искал. Ты в порядке? С тобой не случилось ничего плохого, правда?
Тот был хорошо одет, причесан и вообще на деревенского парня не очень-то походил. И еще казался словно бы старше, хотя может, все дело в освещении и костюме.

+3

5

Летео был в своем репертуаре. Вскочил, опрокинул чернильницу, едва не перевернул стул, на котором сидел.
- Эй-эй, тише, - рассмеялся Линэль, давая себя обнять. Высокий альтмер стиснул его, так что носом он уткнулся в его грудь, которую облегала модная шелковая мантия. Похоже, дела у исследователя шли неплохо. - Только не испачкай меня чернилами.
До них долетело возмущенное "тшшшш!" - альтмер за дальним столом возмущенно смотрел на них из-за стопки фолиантов. Линэль извиняюще улыбнулся ему - простите, мол.
- Пойдем поговорим, - Лин подхватил Летео под руку, - и я отвечу на все твои вопросы.
Сад был все так же прекрасен - образец альтмерского садовничьего искусства, и лавочки в тени прихотливо изогнутых вишен так и манили расположиться и обсудить ученые вопросы - или же не совсем.
Линэль в совершенстве владел искусством говорить много, не сказав ничего по сути, так что скоро разговор свернул с него на Летео - как у него дела, чем занимается, какие планы на будущее.
- Что касается меня, - сказал Лин на прямой вопрос Летео, - я совсем недолго задержался в деревне, и решил, что мне гораздо больше нравилось быть твоим помощником. Пока я не решил, чем буду заниматься, так что... быть может, тебе хоть ненадолго, пригодятся мои умелые руки?
Смеясь, Линэль продемонстрировал раскрытые ладони.

+3

6

Что случилось с Лином?
Вроде как… все в порядке, но он был очень занят, вот именно тогда, когда Летео, в свою очередь, тоже был занят.
В общем-то, Летео его не винил за молчание и внезапное исчезновение: мало ли какие могут быть обстоятельства.
Да и неважно. Главное, что он вернулся.
Все это время, понял Летео, просто некому было рассказать всю эту историю. А сейчас он говорил и не мог остановиться: с самого начала, о поисках наследника тех, кто некогда запечатал Цитадель, о том, что случилось в деревне лорда Валандрила, о его сыне, и о самом мертвом чудовище.
- До сих пор не понимаю, как мне удалось выбраться. Эта штука, видишь ли, не слишком была приспособлена для кого-то, кроме слоадов. А теперь… теперь мне остались записи, но погибших не вернуть.
Летео отвернулся. В саду было красиво, и ему нравилось подолгу здесь сидеть —  хотя вечерами становилось по-настоящему холодно; но сейчас он разглядывал цветущие деревья с преувеличенным вниманием.
- Я рад, что ты вернулся, Лин. И я будут рад помощнику… и другу. Но я решил: больше никаких авантюр. Дом в Клаудресте, доступ к лучшей библиотеке на Саммерсете, а может, в мире, и больше никаких приключений.  Но, - он улыбнулся немного шире, чем было бы искренне, - ты всегда можешь оставаться и жить у меня.  Кстати, я обижусь, если ты решишь отправиться куда-нибудь в таверну или гостиницу.

+3

7

...В тот день, когда уехал Десимус, Теленкур впервые почувствовал себя старым и одиноким. Полукровку впереди ждали джунгли и руины, альтмера же не ждало ничего. Он и раньше понимал, что прожил почти три сотни лет, не заботясь о своем теле, и что это тело уже подводит его; что Цитадель станет его последним испытанием; что пора, в конце концов, на заслуженный отдых.
Тогда это казалось манящим приютом в конце тяжелого волнительного пути. Теперь это обернулось пустотой, будто закрылась прочитанная от корки до корки книга жизни, и остались - тишина, размышления и щемящее, тоскливое чувство собственной принадлежности к прошлому.
Ученики Теленкура, Хинрасил и Ирвайн, после Цитадели хотели отдыха и развлечений. Они заявлялись к нему праздно и нехотя, шумно шутили, неприлично по меркам его поколения флиртовали, и порой ученый позволял себе мрачно представить, как они будут шутить и флиртовать на его похоронах... Нет, конечно, умом он понимал, что они искренне, хоть и по-своему, его почитали и его смерть бы стала для них потерей, но - они были столь чужими в своей молодости, столь бессердечными в своей невнимательности, что маленькая мстительная обида на них стала для старика утешением и развлечением.
Конечно, был еще Летео Диренни, но для Теленкура он тоже принадлежал к молодежи - благо, хоть на полсотни лет старше несносных учеников, и не в пример им воспитаннее. Когда закончилась экспедиция, им не о чем стало подолгу разговаривать, и старый колдун решил не навязываться.

*        *        *

Он вновь поселился в своем старом доме в Клаудресте, в компании внучатой племянницы на выданье и ее незамужней тетки по отцу, взявшей на себя обязанности экономки и прислуги. Он читал лекции на кафедре школы колдовства и в свободное время развлекал себя ворчанием, к которому никто толком не прислушивался - даже он сам. Он был почитаем и стар. И сходил с ума от скуки.
Только скука, по-настоящему, вынудила его вспомнить о судьбе его любимой ученицы, бедняжки Тирилонве. На нее Теленкур когда-то был по-настоящему обижен. Он разглядел ее талант, щедро учил всему, что знал, почти уже выхлопотал ей должность при Университете, почти уже считал своей дочерью, а она предала его - и влюбленной кошкой сбежала к Фалиону, тогда еще холодному, надменному красавцу. Потом произошла эта темная история с их экспериментом, покалечившим ее коллегу-возлюбленного, а после - забвение в глубокой провинции. Теленкур давно простил все обиды и глубоко ей сочувствовал. И теперь, раз уж исследование Цитадели принесло ему небывалый почет, в голову пришла вдруг шальная мысль - а может, теперь он сможет чем-то ей помочь?..

Тирилонве быстро откликнулась на посланное с дреморой письмо, и спустя две недели они встретились в саду Университета. Тирилонве было не узнать - она не постарела за десять лет, но будто окаменела, и ее некогда живые, умные глаза теперь темнели равнодушным стеклом. Разговор не клеился, постоянно возвращаясь к несчастному Фалиону, и Теленкур искренне обрадовался, заметив, наконец, Летео и Лина на одной из скамеек.
- Пойдем, я представлю тебя коллегам, - улыбнулся он, ускоряя шаг, но Тирилонве замерла и смешалась:
- После... после той истории и всей грязи, которую на меня вылили, едва ли они будут рады знакомству, - с холодной злой усмешкой произнесла она, пряча нервные пальцы в длинных рукавах мантии. - Я подожду Вас здесь, Мастер.
- Не перечь учителю, - добродушно махнул рукой Теленкур. - Они не такие, не бойся... Добрый денек, Мастер Летео! О, и кого это я вижу - Линэль?.. А это, - он обернулся и едва ли не силой подтащил к коллегам съежившуюся альтмерку, - одна из лучших моих учениц, Тирилонве. И кстати, Мастер Летео! Чуть позже я бы хотел поговорить с Вами о том, как мы с Вами можем воздействовать на местных лицемеров и помочь бедняжке вернуть ее доброе имя.

+3

8

С возвращением Лина круг замкнулся, и Летео для верности еще пару раз повторил, что он точно больше никогда-никогда не полезет в какие-либо опасные предприятия. Лин, конечно, может остаться и вообще жить у него —  дом все равно слишком большой для одного, может и помогать, если не заскучает, но…
Потом разговор как-то затих, и оба будто бы любовались цветущей вишней, розами и желтым пушком рододендрона.
А еще потом…
Летео, конечно же, довольно часто общался со своими новыми друзьями. И все же у каждого была своя жизнь — после экспедиции мастер Десимус вообще решил вернуться в Валенвуд, откапывать очередное айлейдское наследие. Остальные занялся кто чем —  всем хватало работы после ошеломляющей находки на атолле. Теперь уж каждый кусочек коралла проанализируют, и каждую песчинку на мертвом берегу —  Летео не сомневался!
Однако получалось так, что общались они не так уж часто. Мастера Теленкура Летео видел в Университете, но редко они говорили подолгу. Однако каждый раз был приятным, и сейчас Летео сначала вскочил  —  мол, мы здесь:
- Добрый день, мастер Теленкур! Как поживаете, какие новые открытия… О…
Тот был не один. Девушка —  вернее, женщина, довольно молодая, но как будто тоже вернувшаяся из слоадской цитадели, где провела несколько десятков лет, —   явно не очень хотела подходить к ним.
- Рад познакомиться, леди Тирилонве! - воскликнул Летео, вспоминая: где слышал это имя. Точно же слышал. Ну точно же.
Он даже переглянулся с Лином —  помнит ли тот? У босмера память на лица и людей, вернее, меров, была лучше.
- Доброе имя? - Летео хлопнул глазами. - Но что мы можем сделать? Хотя… погодите, наверное, можем.
Ему было трудновато привыкнуть, что он больше не презренный чужак-полукровка, а уважаемая личность —  каждый раз, когда подходили на улице, ожидал подвоха.
- Конечно. Почему бы и нет.
Летео даже пожал плечами —  мол, Мастер Теленкур, когда я кому-то отказывал в помощи. И «доброе имя» —  это ведь не про опасные приключения, правда? В крайнем случае, придется сходить на пару скучных приемов. Да?
- А Лин может помочь. Правда?

+2

9

- Вообще-то, я как раз намеревался просить тебя приютить меня, - рассмеялся Линэль, когда Летео красноречиво и поминутно хватая его за рукав, будто опасался, что Лин вскочит и убежит, убеждал остановиться у него. Кто бы сомневался, новой знаменитости предоставили дом, и дела у него шли достаточно хорошо для того, чтобы попытаться облагодетельствовать старых приятелей. - У меня есть немного денег, конечно...
Лин приврал. Денег у него было достаточно, чтобы снимать комнату несколько месяцев, и не особенно стесняться в расходах, но это потребовало бы объяснений, откуда у "деревенского босмера" внезапно завелись средства. Вот за это, в том числе, Лину и не нравилось встречаться с бывшими "объектами" дел - у каждого была своя легенда, и зачастую они впечатлялись маской, а не тем, что находится под ней в дейсвительности. Летео был, пожалуй, исключением - Линэль сам нашел его, сам захотел увидеться. И тот так непритворно обрадовался...
"Да что со мной, в самом деле", - раздраженно подумал Лин, не переставая улыбаться и кивать, мол да, хорошая мысль провести кучу времени, занимаясь рутинной работой в библиотеке, прогулками в саду и посиделками за чайным столиком... Как к ним присоединилась еще одна примечательная личность - то есть, даже две.
Линэль был неожиданно рад видеть Теленкура. Глупость какая, вопиющий непрофессионализм и разболтанность - но к этой компании чудаков он действительно по-своему привязался, и раз мастер Десимус где-то в джунглях Валенвуда...
- Добрый день, мастер, - поклонился он старому альтмеру. Привычно-вежливо улыбнулся его спутнице. Летео уже порхал вокруг них, как огромный взбесившийся шмель: его услужливость могла быть раздражающей, как в том случае с Фалионом, но сейчас Лин только улыбнулся.
Теленкур тем временем заговорил о том, что леди Тирилонве нужно помочь вернуть доброе имя, Летео, как следовало ожидать, немедленно согласился - а заодно и его самого подписал на это дело. Линэль же пока ничего решительно не понимал. Доброта Летео была своеобразным маячком, на который слетались, кажется, все окружающие - удивительно, как неловкий и обескураживающе дружелюбный альтмер вообще дожил до своих лет и не привлек заодно каких-нибудь сомнительных личностей... Наверное, решил Лин, дело в столь же обескураживающе ослепительной удаче.
- Кхм, - он с сомнением взглянул на альтмерку, вежливо кашлянул в кулак, - разумеется, я сделаю все от меня зависящее, но... не могли бы вы, мастер Теленкур, ввести нас в курс дела?

+3

10

Конечно, Летео не вспомнил ее имя. Это было так... естественно, однако Теленкур, видно, слишком привык судить по себе - он мог на годы вперед запомнить абзац из книги слово в слово после первого прочтения, - и сейчас растерялся.
- О, мы как-то затрагивали эту тему, - он быстро переводил взгляд с Летео на Линэля, ожидая увидеть отблеск узнавания, однако натыкался лишь на вежливое недоумение. - И... хм, Ариосто тоже... тоже принимал когда-то участие и... хм, мог упоминать при вас... Гхм. Гхм-гхм... Но ведь, во всяком случае, вы помните несчастного Фалиона?!

*        *        *

- О, - на сей раз Линэль отреагировал первым. Он быстро глянул на Летео, пронеслась мысль, что простодушный, как ребенок, Диренни, сейчас брякнет "да, это тот мер, которого я под заклятием иллюзии заставил помочь нам пронести кадавра", или что-то столь же разумное. - Да, я помню Фалиона.

*        *        *

Летео неловко поежился. Он действительно в упор не мог вспомнить, где слышал имя Тирилонве, и с чем оно было связано.
Лин ничем не помогал. Ситуация становилась с каждой секундой все более неловкой, Летео слишком широко улыбался.
А потом Теленкур назвал Фалиона.
Улыбаться Летео перестал. Ему до сих пор было стыдно перед бедолагой. Лин ответил первым, и Летео только кивнул.
- Конечно. Мы ээ… хорошо его помним.

*        *        *

Теленкур кивнул с видимым облегчением:
- Да-да! И тогда, наверное, вы оба в курсе, что бедняга Фалион не всегда был...
Какой-то тихий звук рядом вплетался в его последние слова. Теленкур осекся и обернулся на бледную Тирилонве.
- Прости... что?
- Мастер Фалион, - еле слышно повторила альтмерка, едва разжимая губы, будто каждое слово давалось ей с трудом; ее застывший взгляд был обращен куда-то далеко в сторону от собеседников, будто ей не хотелось их видеть.
- Хм, да, прошу прощения - Мастер Фалион, - нехотя поправился Теленкур, но было уже поздно.
- Это я прошу прощения. Не надо было принимать ничью помощь. Это никого не касается, - без пауз и выражения, на одном дыхании выдохнула она и, круто развернувшись на каблуках, чуть ли не бегом заспешила прочь.
Позабыв о приличиях, Теленкур долго смотрел ей вслед, округлив глаза, а затем с тяжелым вздохом повернулся к коллегам по экспедиции и развел руками:
- Десять лет назад все было так же! Фалион впал в детство, на нее спустили всех собак, а она, вместо того, чтобы защищаться, уехала домой - и, если не знать Тирилонве так хорошо, как знаем мы с Мастером Ариосто, можно было и впрямь принять ее за мошенницу... - старый колдун, чувствуя себя в конец расстроенным и разбитым, сел на скамеечку. - Я, помнится, рассказывал вам эту историю, когда вы спрашивали про нашего университетского Проклятого... Тирилонве была сначала помощницей, а затем равноправной коллегой Фалиона в его последних экспериментах с даэдрической магией. После его... гхм, после постигшего его несчастья, она закончила и опубликовала их совместный труд, а ее обвинили в присвоении чужих исследований. Это была, конечно, подлейшая клевета, но кто мог свидетельствовать в ее пользу?! Сам Фалион к тому времени уже ничего не мог ни подтвердить, ни опровергнуть - вы его видели. Мы с Ариосто защищали ее, как могли, однако наш главный оппонент был слишком силен: ни много ни мало, ректор Университета!.. Признаться, -Теленкур смущенно прикрыл ладонью лицо, но заставил себя говорить: - признаться, мы просто испугались. Потеря места, знаете ли... Ах! Что толку оправдываться! Но послушайте, - колдун поочередно посмотрел на каждого из своих собеседников, - ведь по совести, мы все обязаны бедняге Фалиону своим успехом с этим кадавром. Как говорится, долг платежом красен. Пускай его это уже не обрадует, но... было бы хорошо очистить его последний ученый труд от этой грязи и спасти его коллегу от незаслуженной травли! Я... не то, чтоб хорошо знал его до проклятия, но мне кажется, он бы этого хотел, - Теленкур не слишком уверенно, но горячо закивал и приложил руки к груди. - И мне кажется, мы впервые в силах все вместе противостоять ректору в публичной полемике! Ведь не объявит же он завтра, что мы построили Цитадель из ракушек и песка и переодевали талморскими изыскателями своих родственников, а?.. - и Теленкур задорно засмеялся.
Его высветленные временем глаза сверкали, как тогда, когда Десимус с товарищами, вернувшись из туннеля с черной водой, притащили слабо шевелящегося и тогда еще такого чуждого кадавра.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-09-14 22:58:48)

+3

11

Когда женщина, с которой они едва познакомились, бросилась бежать прочь, первым порывом Летео было кинуться следом и пытаться ее успокоить.
Ему хватило даже не разумности, а скептицизма по отношению к себе и своим талантам, остаться на месте. Вряд ли его попытка пошла бы хоть кому-то на пользу. Тем более, что он так и не мог вспомнить, где уже слышал это имя —  Тирилонве.
- О, - только и произнес в результате Летео, глядя вслед женщине.
Мастер Фалион.
Конечно. Они с Лином были в его доме —  некогда роскошном, хоть и заросшем пылью. А этот портрет самого владельца, который ничего общего не имел с несчастным беспамятным Проклятым и изображал горделивого, немного надменного, альтмерского лорда, каким  Летео никогда не стать, даже тренируйся он 24 часа в сутки!
Тем временем, мастер Теленкур рассказывал историю коллег… или не только коллег.
- Если бы Фалион мог сам все рассказать… - Летео внезапно вспомнил, что обещал ему помочь. Да. Обещал. Но даэдрические проклятия? Нет, нет. У него планы на сегодня: ужин с Лином, и все прочее. Никаких даэдра.
Однако Теленкур был прав. Летео смотрел в сторону —  получалось, что на Лина, только искоса.
Мастер Теленкур, внезапно понял Летео, был таким же воодушевленным сейчас, как когда они только обнаружили наконец-то после долгих недель утомительных и бесплодных поисков нечто странное, ведущее к древним тайнам.
- Нам нужно будет это исследование. И сама леди Тирилонве, полагаю. Что-то, с чего начать, да?
Летео внезапно замер: вспомнил.
- Я знаю, где слышал ее имя. Ее упоминали в деревне, куда мы ездили.. В общем, я ездил к супруге Элендила, потому что некоторым образом виноват в том, что они поссорились, - Летео поморщился и отмахнулся. -Чтобы противостоять ректору, надо найти доказательства. Желательно большие. Размером с кадавра. Вот и где их искать?
Летео посмотрел на Лина.
- Да-да. Я полчаса назад говорил тебе, что остаток жизни собираюсь провести библиотекарем и не подвергать себя испытаниям страшнее похода в булочную. Но мастер Теленкур прав: долг платежом красен.

+3

12

- Хм, - Линэль проводил взглядом альтмерку, которая почти бегом удалялась прочь, будто за ней даэдра гнались. Вот ее платье мелькнуло между стволами деревьев, а затем и вовсе скрылось в яркой зелени. - Полагаю, мастер Теленкур, вы не обсуждали с вашей ученицей возможность обеления ее доброго имени?
Как виновник нескольких заговоров и подтасовок, Линэль не понаслышке знал, что не всегда оговариваемые ведут себя так, как от них этого ожидаешь. Но вот чтобы заинтересованный в возвращении заслуженной годами труда репутации сбегал, как клоп, спрыснутый зельем протравы?
- Вы никогда не интересовались, почему леди Тирилонве не стала бороться за свое доброе имя? - спросил он, оставляя попытки проследить путь прыткой магички и оборачиваясь к своим собеседникам.
Может быть, она и не виновна, как и считали Теленкур и Ариосто - но определенно что-то знает.
И почему именно сейчас Теленкуру вздумалось заниматься восстановлением справедливости? Ну допустим, он просто стар - а в старости мерам иногда приходят абсолютно самоубийственные идеи, и не все из них связаны со старческим слабоумием.
Линэль подавил смешок. В конце концов старый колдун выглядел искренне вдохновленным желанием помочь своей бывшей ученице, это должно быть, похвально... и заразно. Он покосился на Летео, поймал такой же серьезно-вдохновленный взгляд, что и у Теленкура, и едва заметно вздохнул. Да, и кто только что говорил, что больше никаких авантюр, никаких даэдра, только библиотека, скучные книги и чаепития? Впрочем, кого Летео пытался обмануть? Размер его отзывчивости мог сравниться разве что с размером шила в энном месте - возможно, именно этим, как ни странно, он и нравился Лину. Упитанному ученому меру был присущ дух неистребимого авантюризма, и если он не искал приключений, они находили его сами.
- Мастер Теленкур, - вслух произнес Лин, - простите мне мой скептицизм, но само по себе желание помочь мало что решает, если объект не желает помощи. Вы бы не заводили этого разговора, если бы у вас не было хоть каких-то зацепок, так просветите нас. Я весь внимание.

Отредактировано Линэль (2018-09-08 12:21:16)

+3

13

Теленкур неуклюже и чуть раздраженно повел плечами, отвечая на вопрос Лина о странном поведении Тирилонве:
- Ну, она всегда такой была, - он вздохнул. - Гений в высоких сферах и дуреха в повседневной жизни! В этот раз, мне казалось, она все поняла и согласилась принять помощь - ан нет, снова бежит от малейшей неловкости. Впрочем, возможно, тут какое-то... э-э-э...
Теленкур осекся. Собственные слова отчего-то казались ему неискренними, и вспоминалось невольное ощущение, с которым они вдвоем с Тирилонве бродили по саду до встречи с коллегами. Тирилонве, казалось ему, безумно устала от своей фермерской жизни в провинции и безумно соскучилась по Университету и Клаудресту, однако что-то останавливало ее, не давало радоваться грядущему возвращению - и может быть, не давало вернуться. Как будто и вправду для нее важнее было сохранить какую-то тайну, чем спасти себя и свое доброе имя. Как будто чужое пристальное внимание могло эту тайну нарушить. И она снова и снова упоминала беднягу Фалиона...
Теленкур нахмурился, но не нашел слов, чтоб выразить свои смутные догадки, и махнул рукой:
- Ах, неважно! Бежит, говорю вам, от малейшей неловкости.

Он не ошибся в Мастере Летео, и был страшно этому рад. Диренни, умный, великодушный, светлый Диренни согласился помочь! Теленкур широко улыбнулся и воинственно распрямил плечи:
- Какие тут могут быть еще доказательства?! Помилуйте, коллеги, вы слишком привыкли к трудностям, ха-ха-ха! Здесь не придется собирать доказательства по темным подземельям, все доказательства с самого начала были на виду! Сам Фалион, пока был в добром здравии, называл ее коллегой! Они были в равном гильдейском ранге! Все видели, как они вдвоем занимались экспериментами! Сплетни, что она украла исследования, к которым не имела отношения - суть самая беспочвенная, голословная клевета , в которую ректор заставил поверить трусливое большинство!
Разойдясь, Теленкур ритмично и неумолимо размахивал перед лицом Лина ладонью, будто рубил дрова:
- Он мог себе позволить давить авторитетом - а теперь это можем и мы! Поэтому я предлагаю нам с вами, мастер Летео, прямо сейчас пойти к нему и дать понять, что судьба бедной девочки... то есть, для меня девочки, а для Вас, конечно, дамы старшего возраста... что ее судьба нас волнует и мы не позволим во второй раз заткнуть нам рты! А?!

+1

14

Взгляд Лина был выразительнее некуда: мол, кто мне только что пообещал «никаких опасных приключений». Летео ответил ему очень серьезным: ну это же совсем другое дело! И они не собирались возвращаться в то, что осталось от цитадели, все равно Талмор разогнал всех, кого мог и теперь территория берега и моря оцеплена, официально —  из-за опасности (не то, чтобы остатки гниющей плоти и жижи действительно не были угрозой).
«Я его опять впутываю… во что-то».
С другой стороны, ничего плохого в прошлый раз не получилось, правда? Летео почти ностальгировал по раскопкам и даже башне Ариосто.
И дело благое.
А самое главное, мастер Теленкур  —  о, Летео его давно таким воодушевленным не видел, и эта уверенность передалась ему, словно пламя по сухой траве.
- Нам нужно, - Летео энергично загибал пальцы, - все работы в оригинале, все возможные свидетельства —  я надеюсь, они не проводили исследования непосредственно в Обливионе, а хотя, если и так, то можно попытаться найти тех самых… гм, объектов.
В даэдра Летео понимал плохо.
Очень плохо.
Настолько, что редко упоминал об этом, а особенно было стыдно за свое невежество в данной научной области перед мастером Колдовства —  Теленкуром.
Но… ради дела! Придется сознаться!
- Я ничего не понимаю в науке призыва и манипуляции Обливионом, - сказал он, чувствуя, что краснеет. - На самом деле, я даже скампов боюсь. Но я попытаюсь разобраться, с вашей помощью, мастер.
Это признание отменяло «прямо сейчас», но Летео действительно хотелось действовать.
- А еще можно пока найти леди Тирилонве. Пусть она знает, что мы —  вот лично я! - Летео выразительно постучал кулаком в грудь, - ей верю!

+2

15

Лин преувеличенно внимательно разглядывал крону нависшей над дорожкой сливы. Время года, отведенное на цветение, прошло, и сейчас дерево щеголяло пышной темно-бордовой в розовинку, листвой. С одного из листа сорвался, описывая неловкий круг, жучок - заложил вираж и предпринял еще одну попытку устроиться на ветке, с которой упал.
Собеседники Линэля, Летео и Теленкур, сейчас напоминали этих самых жуков, только порывались впихнуть на ветку (образно выражаясь), свою коллегу, жужжа при этом и обильно жестикулируя. Кто бы мог подумать, что старый альтмер мог быть таким экзальтированным? Ну с Летео-то все понятно... А дело было в том, что сам Лин не был настолько наивен, чтобы хоть на секунду подумать, что ректор, утопивший в свое время перспективную, по словам Теленкура, магичку, так легко откажется от своих утверждений лишь потому, что лорд Диренни заявит - я-де, ей верю.
Линэль вздохнул и поковырял носком туфли камешек на тропинке.
- Собрать доказательства - это отличная идея, господа, - заметил он. Возможно, из этой затеи что-то да выйдет, Летео так уже уселся на любимого конька, и чуть не сыпал искрами из глаз, намереваясь причинять справедливость и вершить добро. - Раз уж вы решили этим заняться, я не стану оставаться в стороне...
"Хотя и очень хочется"
Дело тут было нечисто, Линэль это чувствовал кончиками своих острых ушей, но далеко не так горел энтузиазмом, как его ученые спутники. Впрочем... ему ведь все равно нечем заняться?
- В колдовстве я вам ничем не помогу, - он пожал плечами, - но могу попробовать разыскать леди Тирилонве и передать ей, что господин Диренни желает засвидетельствовать ей свое почтение. - Линэль улыбнулся. Имя Диренни все-таки было достаточно на слуху, чтобы опальная альтмерка не стала отмахиваться - ну, а он смог бы попытаться разговорить ее.
- Удачи в сборе доказательств.

+2


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Долг платежом красен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC