Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Мутная вода


Мутная вода

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Продолжение эпизода «Не на жизнь, а на смерть»
Участники: советник Арингол, имперцы.

0

2

Генерала Росентию Винициус подняли из постели почти сразу, как она заснула. Сон, пришедший с таким трудом, как всегда был тревожным, пришлось использовать зелья, а пробуждение причиняло самую что ни на есть физическую боль. Впрочем, прийти в себя нужно было в считанные секунды. Ветеран Великой войны с тех пор, как та с позором закончилась, не знала покоя, не имея возможности закончить её для себя. Проклятое посольство эльфов напротив особняка Винициусов на Талос-Плаза естественно не способствовало улучшению душевного здоровья хозяйки. Часто Росентии снились сны, как оттуда стройными  рядами выходят эти желтокожие твари, чтобы снова начать жечь всё вокруг, убивая с таким сосредоточенным видом, будто ставили научные эксперименты.
Явившийся со срочным донесением лейтенант, что дежурил в этот вечер в порту, слишком тараторил, и генералу пришлось три раза просить его заново повторить то, что он говорил. Постепенно проснувшись, Росентия встала с постели, прошла, как была, в одной сорочке и исподнем к столу и выхлебала всё содержимое кувшина с водой.
– Ну просто великолепие какое-то, – прокомментировала она мрачным тоном новость о том, что после заката алинорский боевой корабль в порту был атакован имперским кораблём-зомби. Приказав замершей на пороге управляющей распорядиться срочно седлать ей коня, Росентия быстро принялась облачаться в уличную одежду.
– Помоги, – наконец, попросила она сержанта, топчущегося на пороге, справиться с кирасой. Уже через двадцать минут после пробуждения генерал была в порту. Впрочем, ей стать свидетелем главных моментов боя было уже не суждено. Алинорец застрял носом в растекающейся ныне в желе глыбе льда. Корма его почему-то шла ко дну. По остаткам айсберга спереди бегали солдаты и крушили в труху остатки команды корабля-призрака.
– Есть предположения, какого скампа здесь творится? – спросила генерал у подоспевшего боевого мага из совета обороны города.
– Думается мне, какой-то очень сильный некромант поднял со дна озера затонувший в войну боевой корабль.
– А что тебе думается о том, зачем это понадобилось? – генерал всё ещё была безмерно раздражена насильственным пробуждением.
– Что именно? Кому? Нападение на талморский боевой корабль?
– Да, – но не дожидаясь ответа, генерал повернулась к начальнику порта. – Кто владелец этого корабля?
– На нём прибыл советник Арингол, по официальной версии на Консиллиум магов, – отозвался начальник порта. Голос у него был растерянный, будто он сам себя считал виновным в произошедшем.
– Всё ясно, – процедила сквозь зубы генерал, не озвучивая продолжение фразы: “Какие-то эльфийские магические тёрки.”
Впрочем, всем собравшимся ясно ничего особо не было.
– Мне нужны капитан и владелец этого судна, – распорядилась генерал Винициус, а потом вгляделась в группы эвакуирующихся с корабля членов команды. – Если сами сейчас не объявятся, найдите и приведите их ко мне.
Дальше она занялась организацией наведения порядка в порту. Уже по её прибытию здесь зажгли все факелы, какие было возможно, чтобы лучше видеть происходящее. Несколько магов городской обороны, пришедших со своим начальником, запустили магический свет над озером. Прочая стража, собранная здесь со всего города, проверяла, нет ли пострадавших на суше, и помогала прочим морякам спасать свои корабли и скарб, чтобы их не задело ни эльфийской магией, ни внезапно всплывшими зомби.
Алинорцы выглядели так, будто прекрасно сами справлялись со своей проблемой. Росентия велела особую инициативу в их спасении не проявлять, только если надменные желтоухие сами попросят.

+3

3

Лунная тень отражалась от поверхности воды, от ледяной корки и от золотых доспехов алинорских воинов. Корабль-призрак полностью погрузился под воду, вернулся в могилу так сказать. Не хороший тон тревожить тех, кто отошел на вечный покой, а еще хуже подавлять их волю и заставлять делать угодное себе. В этом правда Арингол ничем не лучше Жиардье. Сейчас, глядя на то, как солдаты добивают оставшихся мертвецов, советник засомневался в правильности своего пути. Некромантия всего лишь вид магии, мы используем тела мёртвых во благо живых. Этот принцип известен некромантам, да и прочим магам во всём мире. Но если зайти дальше. Имея в своём распоряжении сразу два артефакта Маннимарко, предел возможностей некроманта выходит за рамки разумного, это уже совсем другой уровень. Реликвии открывают недоступные большинству возможности. Даже не применяя магию, Арингол уже ощущал себя ступенью выше в колдовском искусстве и подозревал, что манипуляции с душами умерших ему доступна теперь. Не так как это делают некроманты, посредством ритуалов. Сломать и подчинить душу живого человека одно дело, мёртвого куда большее преступление. Не то ли могущество это, к которому советник стремился с самых юных лет, когда впервые нашел себя в школе колдовства, еще в бытность учеником Гильдии магов на Ауридоне. Запретные знания, что ему удалось отыскать в охраняемых магами книгами раз и навсегда изменили его жизнь. Арингол и единственный лучший друг детства в те времена отказались от светлого учения магии, избрав для себя путь чернокнижников. Могущество оказалось невероятно значимым стимулом для приобретения новых знаний. Пройти по пути Короля Червей, как могли устоять юные волшебники от такой умопомрачительной затеи. Он никогда не служил Маннимарко, никогда не имел дел с остатками культа, разве что уничтожал их талморским сокрушительным молотом, а после исследовал все знания, что мог найти в их убежищах. В какой то момент могущество превратилось не просто в стимул для развития, оно стало целью жизни. Как и предвещали древние манускрипты - путь мага смерти проходит по костям окружающих тебя людей, и зачастую приводит к смерти близких. Сами того не ведая двое некромантов дошли до противостояния. Борьба за могущество разгорелась между лучшими друзьями, братьями, и не оставила выбора обоим. До конца Арингол не желал уступать в превосходстве, и до конца не желал убивать единственную близкую себе душу. Больше всего он жалеет о том, что не спросил в конце, не спросил о настоящих желаниях и чувствах друга...брата. В душе он верил до конца, что возможно было всё остановить, и надеялся, что и ближний его был тех же взглядов.
Почти две сотни лет прошло, а воспоминания до сих пор пробивались. И каждый день хотелось узнать, спросить его об одном. Готов ли он был остановить всё в тот день, отказаться от могущества и сохранить братскую любовь. Могли бы они сделать другой, быть может правильный выбор.
Слишком много лет прошло. Слишком поздно метаться и горевать о прошлом. Он не смог вернуть его душу раньше, сможет ли теперь? Артефакты Маннимарко могут заставить посмотреть на способности под другим углом. Достать душу с того света, не имея ни клочка тела, ни вещицы умершего. Пока еще Арингол сомневается в своих силах вернуть к жизни ни сотню, лишь одного мёртвого. Быть может последний, третий артефакт подаст свет на этот вопрос.

— Имперский генерал Росентия Винициус здесь, господин. — Доложил солдат советнику. — Желает видеть Вас и капитана.
Арингол, наблюдая за треском льда, стоял у самого края пристани.
— Генерал, говоришь? Пусть придёт сама ко мне. Моё судно тонет, мои верные солдаты в опасности. Пока имперцы пропустили к нам этот корабль-призрак и не оказали поддержки, нам пришлось сражаться и рисковать жизнями. Мы спасли не только наши жизни, мы спасли весь город. — Арингол принял в руки склянку из рук Дондариэля и осушил её до дна. —Сопроводи многоуважаемого генерала прямо сюда.
С новыми силами, текущими по всем жилам в теле, Арингол взмахнул руками и развеял заклинание Жиардье. Оставшиеся в живых неживые тотчас рассыпались в  прах и плюхнулись в воду.

Отредактировано Арингол (2018-08-07 11:15:49)

+3

4

Со стороны воды словно повеяло спокойствием. Словно беспокойная ночь преобразилась в то, чем и должна была быть – полным спокойствия и тишины тёмным временем суток, а не бардаком с высокими эльфами и мертвецами! Росентия даже медленно моргнула, едва не провалившись в столь желанный сон. Но засыпать в доспехах, от которых ещё за прошедший день не отдохнуло тело, было чревато. Колени уткнулись в края поножей, что не дали им согнуться, и генерал выпрямилась, звякнув форменным облачением.
– Генерал Винициус! Капитан и хозяин корабля нашлись. Они желают вас видеть!
– Ну надо же, какое совпадение. И я их желаю, – отозвалась женщина, даже не поворачиваясь в сторону гонца со столь важным донесением. Некоторое время она напряжённо всматривалась в ночь, следя за действиями стражников у причала малых судов, а точнее всякого мусора вроде бедных рыбацких корыт и плотов. Вот уж кому не требовалась помощь даже будучи пьяным, так это аргонианам. Росентии виделось, как эти чешуйчатые пьяницы мирно дрыхнут на дне озера, переживая похмелье.
– Ладно, показывай, где там эти благородные, – Росентия не стала произносить вслух завершающий фразу эпитет “отродья”, и пошла следом за гонцом, который отвёл её к эльфам, передавшим ему приказ собственного начальства.
Генерал Росентия Винициус была высокой крепкой, даже грузной имперкой, чей солидный возраст ещё не отнял у неё силы, но характер подпортил изрядно. Да и былые раны сказывались. Раздражённая, но держащая себя в руках, она явилась в компании с адъютантом пред светлы очи советника Арингола.
– Добрый вечер, господа высокие эльфы, – проговорила она максимально тактичным тоном, почти даже подобострастным. – Как так случился бой с вашим участием в нашем порту? Кто рискнул вероломно напасть на ваше мирное судно в столь поздний час?

+2

5

— "Наконец явилась" — Подумал про себя советник. Генерал, так еще и женщина. Не то, что бы Арингол относился к женщинам хуже, чем к мужчинам, просто среди людей он не так часто встречал женщин столь высокого положения. И всё же генерал, уже не самая низкая пешка в руках Тита Мида.
Крепкая, сильная, и пожалуй волевая. Эти мысли пришли в голову первыми, когда пред глазами появилась женщина в имперских генеральских доспехах.
— Отнюдь прошу заметить, генерал Винициус, что вечером совсем не добрый. Или вы хотите сказать, что он добрый только для вас? — Тон Арингола давал понять, что разговор может оказаться совсем не простым. — Хотел бы и я получить ответ на этот вопрос - почему в мирную ночь, не предвещающую беды, со дна озера поднимается имперский корабль и обрушивает всю свою мощь на дипломатическое судно Альдмерского Доминиона?
Арингол даже не сделал шаг на встречу Росентии, всё так же стоя у края пристани в окружении старика и лысого альтмера. 
— Иронично выходит. Эти мертвецы при жизни сражались с Доминионом, и теперь, при смерти, продолжили свою давно оконченную войну. — Особый акцент был сделан на том, что войны кончена. — Скажите генерал, как так случилось, что ни один имперский военный корабль, ни один солдат Империи, ни даже один стражник не оказал боевой поддержки в этом сражении с мёртвыми?
Теперь же Арингол сделал несколько шагов в сторону генерала, пронзая её осуждающим взглядом.
— И даже когда мы сумели отбиться, ни один имперец не оказал нам помощи в добивании мертвецов. Уж ни кто-то из ваших коллег пытался поквитаться с нами за старые обиды? А ведь такая возможность, уничтожить талморсокго советника прямо в порту, да самым ненавистным ему, как и всем представителям высшей расы, способом - используя мертвецов.
Взгляды всех альтмеров, стоящих рядом теперь устремились на генерала, желая услышать оправдание о непричастности Империи.

+3

6

Советник Арингол напомнил Росентии о былой молодости. Обитающие напротив её дома талморские эмиссары выглядели уже почти имперцами, такие же усталые и замученные работой и бытом, как прочие жители столицы Империи. Росентия с ними уже почти сроднилась. А вот советник был живое воплощение её ночных кошмаров - холёный, надменный, уверенный в себе эльфийский мужик в талморском мундире, так бы и притопила прямо с этого пирса. Кажется, её губы растянулись в фальшивой улыбке, будто она пыталась торговаться с котом на рынке.
– Вы правы, выглядит, как настоящее вероломное нападение. Необходимо провести расследование во избежании дипломатического скандала.
Вот поэтому её и держали на её месте – в отличие от большинства военных-мужчин её возраста, Росентия при виде высокого эльфа не теряла голову, превращаясь в комок агрессии. Она скорее превращалась в комок сарказма, что было менее опасно для дипломатических отношений. Ну и следить за порядком в родном городе ей было по-хозяйски приятно, без лишнего труда переключая мысли с тревожных воспоминаний на заботу о законопослушных гражданах.
– Мой помощник запишет ваши показания, как свидетелей, – Росентия представила адъютанта, а тот тут же озабоченно завертел головой, пытаясь прикинуть, как ему начать писать прямо в порту, в темноте и стоя на пирсе.
Когда с уст советника сорвалось словосочетание про оконченную войну, генерал Винициус словно сама провалилась в тёмные воды озера Румаре. Её воображение охватили образы разбуженных от вечного сна имперских бойцов, чей неоконченный бой продолжился, и проклятый алинорский корабль был потоплен. Росентия покосилась на постепенно успокаивающуюся водную гладь, с трудом сдерживаясь, чтобы не отсалютовать павшим героям, доделавшим дело тридцатилетней давности.
– Хотелось бы знать, кто этот дерзкий некромант, что заставил моих земляков отрешиться от вековечного сна. Редкой гнусности преступление.
На вопрос про огневую поддержку Росентия нахмурились.
– Насколько мне известно, в порту в этот вечер не было ни одного имперского боевого судна. Да и не посчитали бы вы оскорбительным попытку приставить к вам оное? – она покосилась на советника с лукавым подозрением. – А что касается поддержки с берега, так мои бойцы во время патрулирования не вооружены стрелковым оружием, а боевые маги подоспели уже к окончанию битвы.
Росентия развела руками, мол, молодцы, эльфы, быстро сами справились.
Тут высокий эльф шагнул к ней навстречу, обращаясь в той самой снисходительной манере, которая вызывала приступы мучительных боевых воспоминаний. Генерал Винициус с трудом устояла на месте, прямо глядя на эльфа в ответ.
– Среди легионеров нет некромантов. Я вот так уж точно никакой магией не обладаю. Прочие стражники тоже. А боевые маги, как мной уже было сказано, пришло уже после вашей победы над мертвецами.
Генерал нарочно отвернулась в воде, скрывая ухмылку. Талморцы против мертвецов, вот и этих самодовольных отродий приследуют призраки прошлого, при чём весьма не иллюзорно, Росентия видела их собственными глазами. Будет, что рассказать сослуживцам.
Заставлять своего адьютанта писать навесу она не собиралась.
– Пройдёмте в наш уютный офис, он как раз находится напротив талморского посольства, и вам не придётся потом далеко ходить. Необходимо заполнить бумаги со свидетельскими показаниями капитана и владельца пострадавшего судна во избежании дипломатического скандала.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-08-17 06:43:06)

+3

7

Генерал Росентия оказалась ловка на язык. Большинство имперских старших офицеров не способны похвастаться этим. Куда привычнее встретить в генеральских доспехах сурового седого мужчину, хоть и способного к дипломатии, но зачастую до мозга костей истинного вояку. Росентия же дала понять, что отличается от обычного офицера, быть может служба в столице, близко к гражданским проблемам, сохранила её истинно имперскую манеру разговора и мышления. Не зря во всём Тамриэле эту расу людей считают наиболее талантливой в ведении переговоров.
И всё же за фальшивой маской не скрыть настоящих чувств. Будь ты трижды великим актёром и дипломатом, скрываемую неприязнь между мерами и людьми видно всем. О ней просто молчат, не поднимают этот вопрос. Молчат, но видят. Такой уклад может продолжать сколько угодно, люди привыкли терпеть, люди могут привыкнуть ко всему, даже к многовековому рабству. Невыносимые условия, тяжелая жизнь под сапогом будет давить на каждого человека, пока не появится тот, кто объединит их под знаменем единой цели. А люди такие появляются совсем некстати для меров. Алессия, Тайбер Септим, теперь и эта, новая наследница. Из раза в раз история повторяется, времена и поколения сменяются, правители людей и эльфов погибают, а их места занимают новые, но одно неизменно всегда. Неизменно и скрыто на виду.
— Хотелось бы и мне выяснить имя некроманта и передать его в руки правосудия. — Без единой эмоции произнёс советник. — Говорите лишь за себя, генерал. Вы магией может и не владеете, а среди легионеров или бывших военных мог завестись тёмный маг. Поверьте мне, некромантом обычно оказывается тот, кого вы подозреваете меньше всего.

И любят имперцы делать всё по списку. Расследование крушения талморского корабля совсем не имперское дело, да и не предвзято ли они будут судить о случившемся. И стоит ли опускаться до такого уровня, что бы давать показания имперским шавкам. Не перепутала ли генерал Росентия ничего в своих мыслях, вызывая советника Талмора на допрос. Впрочем спорить Аринголу нужды не было. Амулет некроманта на шеи прямо в эту секунду питал жилы ощутимой магической энергией. Одно напряжение воли, и имперцы мигом окажутся на дне моря со своими допросами.
— Как вам будет угодно, генерал. — Уже состроив с виду искреннюю улыбку, произнес Арингол. — Так будет поступить лучше всего. Я и капитан последуем за вами, мои приближенные тоже.
Хоть Арингол и сказал "последуем", следовать пришлось за ним Росентии. Маг и сам прекрасно знал дорогу до Талос Плаза, где и находилось талморское посольство и названый офис.

+3

8

Середина ночи, невольная прогулка сквозь спящую столицу в компании талморцев. Росентия нарочно чеканила шаг, чтобы при её марше ритмично гремели доспехи и цокали по мостовой каблуки. Её адъютант и охрана невольно повторяли за ней, хотя генерал не отдавала приказ маршировать по улицам ночного города. Вряд ли сия процессия разбудит многих, разве что таких же, как она, слишком чутко спящих и видящих сны наяву о прошедшей войне. Интересно, что чувствовали при этом талморцы, преследуемые таким грохочущим конвоем? Она почувствовала себя совсем молодой и любопытной, готовой забежать вперёд, чтобы оглядеть лица эльфов. В детстве она совсем не испытывала к ним ненависти, не знала, что сородичи отрешённых от мира книжных червей способны внушать ужас, способны быть жестокими, как дреморы. Сейчас забежать вперёд и посмотреть в лицо советнику Росентия себе позволить не могла, поэтому довольствовалась картинами, рисующими ей воображением и воспоминаниями, полными забрызганных кровью, разъярённых, почти звериных морд боевых эльфийских магов. Какими же жуткими они тогда были.

Войдя в приёмную, Росентия жестом предложила эльфам сесть в кресла, искусно украшенные резьбой, с подлокотниками и мягкой обивкой.
– Прошу вас, располагайтесь, – проговорила она деловым тоном. – Изволите горячего вина после такой… холодной ночи?
Генерал вспомнила кусок айсберга, пленивший алинорца и медленно тающий в порту, который явно организовали сами эльфы. Наверное, они ощущали его холод, сбивая с поверхности атакующих мертвецов. Принимало ли командование участие в этом бою?
Согреться нехитрым, но действенным способом Росентия предложила в первую очередь себе. Вездесущая управляющая, услышав её предложение, не стала дожидаться согласия эльфов и тут же послала слуг готовить напиток. Сама Росентия устроилась на небольшой скамейке, такой же, как кресла, только в два раза шире. Лично ослабила пару ремней на кирасе, чтобы не мешали сидеть. Адъютант метнулся за небольшую кафедру, готовясь начать писать.
– Сущая формальность, – прохрипела Росентия, наконец в полной мере проявляя в собственном доме усталость. – Чтобы нам всем впоследствие было проще восстановить события, если возникнут вопросы у вашего дипломатического корпуса. Рассказывайте, что произошло?
Внесли два подноса, с серебряной посудой, полным подогретого вина графином, фруктами и тонко нарезанным сыром.
Несмотря на неприязнь, Росентия была щедра к товарищам по несчастью, вынужденным среди ночи в мирное время сначала воевать с вонючими мертвецами, а потом тащиться в логово условных союзников, чтобы пересказывать свои приключения. Генерал сама бы с удовольствием завалилась обратно спать. Но с высокими эльфами нынче нужен был глаз, да глаз.

+2

9

Старый Дондариэль нашел в бокале возможность успокоить нервы после тяжелого вечера. Пожилой альтмер понюхал вино, вдохнул приятный аромат забродившего винограда. Перепробовав за столько лет жизни в Сиродиле сотни сортов вин, определить красное вино с южный виноградников Скинграда было не сложнее, чем отличить альтмера от данмера. Плодородная почва Западного леса одаривала виноделов спелым, как поздним летом, виноградом уже в конце зимы, и только в конце осени хорошо потрудившиеся производители столь приятного на вкус букета могли отойти от работы.
— Благодарю за гостеприимство, генерал. — Вымолвил Арингол, прежде чем старик успел сделать хоть глоток. Советник поднял бокал, и никто из его спутников не посмел вкусить вкус вина, пока он говорит. — Это был тяжелый бой,  солдаты Доминиона храбро сражались и одержали победу. Мы с удовольствием выпьем с Вами, генерал, за эту победу. — Арингол выдержал несколько секунд паузы. — Но не сейчас. Мы выпьем, когда найдем некроманта, поднявшего мертвецов со дна, когда правосудие воцарится над осквернителем могил, выпьем, когда будем знать, что враг повержен. А сейчас я предлагаю поставить бокалы и заняться делом.
Бокалы вина вновь оказались на подносе, эльфы не посмели сделать и глотка, выказывая свою серьезность по отношению.
— Произошло следующее. — Арингол взял красный персик с подноса и надкусил его. Сладкий, его сок вот-вот мог стечь по руке, но советник ловко манипулировал рукой с плодом. — В поздний час, когда мы собирались отойти ко сну, в порт под покровом ночи вошло поднятое с морского дна судно. Мертвецы открыли огонь по алинорскому кораблю, на что мы немедленно отреагировали ответным ударом. Боевая мощь нашего, алинорского корабля, очевидно превосходила уровень имперских военных судов, тем более затонувших. И всё же потопить врага нам не удалось с первого залпа, и мертвецы пошли на таран. Благо эльфийский ум нашел выход из ситуации, и нашим магам удалось превратить поверхность воды в лёд, в котором мертвецы и застряли. А позже началось побоище. Воины Домиоина сокрушительно разбили воскресших легионеров, отправили их обратно в могилу. И всё же пробоина от залпа мертвецов оказалась существенной, в следствии чего мой корабль оказался затоплен водой. Надеюсь поднять его на поверхность и провести ремонт Империя не откажется?

+2


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Мутная вода


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC