Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Тонкости международной торговли


Тонкости международной торговли

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время действия: весна 201-го года.
Место действия: Сиродиил.
Список участников: Нелоир, Эно, Арнаирил, Берик.

0

2

Нужная пещера расположилась между Скинградом и Имперским городом. От дороги —  вернее, сразу двух, Золотой и Красной кольцевой, было недалеко, но она умудрялась спрятаться в лесных зарослях и холмах так, что без карты не найдешь.
Это было хорошо и не очень.
Хорошо —  можно спрятаться.
Плохо —  другие тоже могли.
- Инструкции понятны? Ты идешь первой, - взгляд Нелоира относился к Эно, наемница она и есть наемница, ей платят, она соглашается. Сейчас она была одета не в свое имперское платье, а в подобающую такому случаю одежду, и уже не казалась имперской данмеркой, скорее тем, кем и была —  наемным убийцей. В данном случае, наемным спасителей, но функции убийцы вполне могли прилагаться, Нелоир дал понять, что цель —  освободить солдат, а мятежников брать живыми по возможности.
В конце концов, у него вон в надежном месте сидел теперь знакомый некромант.
- Арнаирил, пытайся вести переговоры, - Нелоир вздохнул.
Переговорщик из юстициара был так себе.
Ладно, он сам, несмотря на эмиссарский пост, тоже не отличался дипломатическим гением.
- Изобрази все, что они о нас думают. Тупые высокомерные ублюдки, не видящие ничего перед собственным носом и так далее. Старайся тянуть время, пока Эно выяснит, где пленники и освободит их.
Если они вообще здесь. Если вообще живы.

+4

3

Темно-серый шлем-маска из кожи нетча полностью скрывал лицо убийцы. Эмиссар не видел, как она саркастически закатывает глаза. У нее не было сомнений, что заложников в пещере нет и альтмеров там ждет только засада. Вполне возможно, их уже обнаружили – а значит, эти повстанцы – или кем они там себя считают? – готовы встретить трех меров. В таком случае, даже если заложники были живы, теперь они мертвы.
Ах альтмеры, альтмеры… всему-то их надо учить.
- Инструкции понятны. Однако, если позволите добавить… вам не кажется, что вначале стоит провести разведку, чтобы не посылать вашего мутсэру юстициару навстречу верной смерти? Я не исключаю того, что ваших… товарищей внутри нет.
Данмерка склонила голову на бок. На темных мембранах ее шлема отразился матовый отблеск света.
- В этой пещере мутсэру юстициара может ждать не разговор с «повстанцами», а немая стрела между глаз. Мы же не можем позволить ему умереть так... бессмысленно? Особенно если этой трагедии можно избежать, проявив чуточку больше осмотрительности. Почему бы не воспользоваться моими навыками, чтобы вначале узнать об этой очаровательно грязной пещерке все, что только возможно, прежде чем действовать открыто?
Данмерка сложила руки на груди, ожидая от эмиссара отказа или недовольного окрика. «Это я и имел ввиду!» или «Ты держишь меня за идиота? Это же очевидно!» - подобной лукавой грубости. Лукавой оттого, что по приказам эмиссара Эно не могла сказать, что он думал о том же, о чем и она.

+4

4

Арнаирил тихо вздохнул и опустил голову. В присутствии данмерки перечить своему эмиссару было немыслимо, но, пожалуй, Нелоир и сам знал: ни навыками дипломатии, ни актерским мастерством юстициар не отличался. И если бы речь шла только о нем самом, то Лорхан с ним, ведь в конце концов, умереть за собственные идеалы, в согласии со своей совестью, бла-бла-бла... и все такое.
С участием в операции данмерской убийцы Арнаирил смирился, но сказать, что оно его обнадеживало или вдохновляло, было нельзя. Его собственный меч за деньги не продавался, и вся это наемничья шобла, ее мотивы и степень ее надежности были ему глубоко непонятны.
Впрочем, даже за непонятным тебе существом порой нельзя не признать здравомыслия.
- Эмиссар, я должен согласиться с нашей... - заминка была почти неслышной, - коллегой. Указав действительное местоположение пленников, люди могли бы допустить, что нам плевать на этих солдат, и тогда ожидать нападения нашего боевого отряда. Да, они могли бы, конечно, убить заложников, но их самих это бы не спасло. И пока что, - он заложил руки за спиной и прошелся между собеседниками, - ни местные бандиты, ни даже повстанцы не обнаруживали склонности к бессмысленному самопожертвованию. С другой стороны, - он перевел взгляд на наемницу, - если мы не ошибаемся, то пещера Хейнот пуста и Вы зря потратите время. А время дорого. Наш единственный ключ к заложникам - тот, или те, кто явится на встречу.
Арнаирил остановился и оценивающе поглядел на Эно с высоты своего роста.
- Если я действительно попытаюсь... отвлечь внимание переговорщиков, - одни боги знают, какого унижения стоило это произнести! - сколько времени Вам понадобится, чтоб узнать, сколько их пришло на встречу, и, возможно, обезвредить их?

+4

5

- О, мутсэра юстициар, я не могу ответить на ваш вопрос.
Выдерживая небольшую паузу, женщина снова склонила голову на бок.
- Что мы, действительно знаем о том, что нас ожидает в той пещере? Помимо того, что сообщили люди, «предположительно» взявшие в заложники ваших солдат.
Она кивнула в сторону пещеры.
- Они ведь ждут вас, ваши враги. У них было время, чтобы подготовится к вашему приходу, а значит, устроить вам ловушку, - данмерка прижала руку к груди. – Поверьте моему опыту, эффективность даже незамысловатых ловушек восхитительно смертоносна. У вас не будет второго шанса, если вы умрете. Мне же не нужно об этом напоминать? Я также не исключаю того, что они уже знают, что мы здесь. Чего стоит посадить на ветку одного единственного, хм, к примеру, босмера, чтобы следить за местностью? Возможно, за нами следят прямо сейчас.
Эно сложила руки на груди, так же спокойно продолжая:
- Как они отреагирую на то, что Талмор, вопреки их требованиям, послал не одного мера? Что тогда помешает одной из их групп отделиться и напасть на оставшегося в одиночестве серджо Нелоира, хм-м?
Она снова посмотрела на юстициара.
- А-а, но возвращаясь к вашему вопросу: я не могу ответить на него, потому что мои действия в пещере будут зависеть от множества факторов, ни об одном из которых у меня – да и у вас – нет точной информации. Число противников, их экипировка, их диспозиция в пещере и в округе, внутреннее устройство пещеры. Мне не понадобится какая-либо помощь с вашей стороны, чтобы провести разведку, а дальнейшие планы по тому, как обезвредить людей я бы предпочла строить, когда у нас будут хоть какие-то точные данные.
Больше по привычке Эно подмигнула юстициару: из-за шлема, конечно, ее лица не было видно.
- В конце концов никто из нас не торопится умереть, м-м?

+3

6

Арнаирил обозначил свой ответ на предостережения наемницы коротким движением открытой ладони - мол, всего не предугадаешь, порой можно полагаться лишь на волю богов. Эмиссару достался куда более выразительный взгляд, и чего в нем было больше, упрека или предостережения, юстициар бы и сам не мог сказать.
- Полагаю, серджо Нелоир и сам знает, что ему делать, - отчеканил Арнаирил, все-таки не удержавшись от укола: сам связался с серокожей наемницей, так получай теперь поучения, серджо эмиссар, а талморский устав и  талморскую субординацию забудь до лучших времен.
Впрочем, злорадство было вялым и прошло быстро; проводив глазами удаляющуюся фигуру эмиссара, Арнаирил мог только понадеяться, что тот последует своему же плану и останется ждать сигнала с отрядом солдат. Когда Нелоир исчез из виду, юстициар перевел взгляд на данмерку. В наступившем молчании угадывалось напряжение, вопрос без ответа - кто теперь главный? Вопрос этот Арнаирил разрешил по-своему:
- Я по-прежнему считаю, что визит в пещеру Хейнот - излишняя мера предосторожности, которая может стать нам слишком дорого, - сказал он скучным, ничего не выражающим голосом. - Однако долгие разговоры не лучше. Ваша цель Вам известна. Делайте свою работу, как знаете, а я буду делать свою.

+1

7

Совместно с Арнаирилом
Эно проводила эмиссара взглядом. Бедняжка и недели не протянул бы в Морровинде. Право же какая наивность и беспечность. Впрочем, нет. Будучи столь наивным и беспечным, он протянул бы достаточно долго… в качестве чьей-то марионетки.
Ах, альтмеры… при их легендарном интеллекте им ужасно не хватает живости ума.
Юстициар смотрел на убийцу и убийца смотрела на юстициара в ответ. Ждала. Что интересного скажет ей этот капитанчик?
- О? И как же мутсэра юстициар будет делать свою работу? – она прижала руку к сердцу. – Ты ведь слышал, как я пообещала серджо эмиссару, что я возьму тебя под свою надежную опеку? Я, право же, очень принципиальная женщина и теперь я просто обязана убедиться, что мутсэра юстициар не пострадает.
Арнаирил почти не изменился в лице. Растущее раздражение выдала только глубокая складка, пролегшая между бровей, и вздорно приподнявшийся угол рта.
- Спрячьте меня под подолом, - откликнулся он. - Что, нет подола? Тогда горе мне, идемте.
Эно прищелкнула языком.
- О, нет-нет-нет, у тебя плохо с воображением, если единственное спасение ты видишь в том, чтобы залезть женщине под юбку.
Юстициар фыркнул и покосился на данмерку. На самом дне его черных глаз сверкнула веселая искра и на секунду показалось - сейчас он скривится в игривой усмешке и, отбросив талморский официоз, отшутится... Но Арнаирил сдержался.
- С воображением и правда плохо. Реагировать на воображаемые планы врагов тоже не умею, представьте, - он небыстро двинулся вперед по дороге, предоставляя Эно идти за ним или оставаться на месте. - В каждую дыру не залезешь, иногда приходится действовать по обстоятельствам.
- Ты не хочешь даже позаимствовать мое воображение? – вкрадчиво спросила убийца, подстраиваясь под шаг юстициара. - Я не против поделиться с тобой. Это очень увлекательно, поверь.
Арнаирил шумно вздохнул, остановился и посмотрел на данмерку долгим, тяжелым взглядом.
- Я тебя не знаю, - прямо сказал он. - Не знаю, на что ты способна. Тебя нанял эмиссар, но я думаю, даже он тебя не знает. Если в пещере Хейнот никого нет, ты зря потратишь наше время. Ну а если они там и тебя заметят... - юстициар сделал паузу. - Я знаю, что рискую, и делать риск чуточку меньше, подставляя своих товарищей, не хочу.
Он мог почти чувствовать внимательный, оценивающий взгляд Эно из-за мембран ее шлема.
«Ну и не врет ли этот чудный капитанчик?»
- Хм-м, значит поэтому ты так рвешься в жаркие объятья опасности? Никакого соблазна только… альтруизм?
Арнаирил вновь остановился. Его взгляд был тяжелым и уже явно злым:
- За долгим разговором я забыл, чего ты добиваешься. Напомни.
- «Чего добивается женщина?» Извечный мужской вопрос, на который нет простого ответа, хм-м? - весело отметила Эно.
Арнаирил мученически закатил глаза и покачал головой. Данмерка добродушно рассмеялась.
- О, не беспокойся, мутсэра юстициар. Ты отправишься на свой подвиг, как и собирался. Я же предпочту на ближайшее время стать твоей тенью. Так безопасней.
- Как знаешь.
- Если станет одиноко или страшно – подумай обо мне.
Сказав это, убийца отстала от альтмера на пару шагов, а вскоре просто растворилась.

Отредактировано Эно (2018-07-26 19:27:50)

+3

8

Арнаирил сделал еще несколько шагов, прежде, чем не выдержал и обернулся, но больше не увидел ничего, кроме зеленой стены леса в быстро сгущавшихся сумерках. Голос данмерки все еще звучал в голове, как тихое эхо.
"Если станет одиноко или страшно – подумай обо мне".
Сама того не зная, убийца почти повторила много значившие для него слова - слова, которыми провожала его на Великую Войну другая женщина. Единственная, любимая, ненавистная, незабвенная... "Если тебе станет одиноко или страшно, - сказала Тальве, сжав его ладонь в своих руках и прижимая к груди, - вспомни меня". И помнится, Арнаирил засмеялся в ответ, считая себя рожденным для битвы и славы, а потом, много позже, столько раз вспоминал, столько мечтал о ней - напрасно мечтал! - в минуты горя и тоски.
Юстициар снова двинулся вперед по дороге, чуть ссутулившись, пытаясь поскорее забыть эту маленькую, некстати произошедшую случайность. Лес становился гуще, тени - глубже. Вскоре дорога резко свернула к Скинграду и пошла на крутой подъем. Уже не имело смысла гадать, где может быть засада - скорее, на виду можно было быть, только встав во весь рост посреди тракта. Но, чем больше шансов остаться незамеченными было у врагов, тем больше их было и у Эно.

+3

9

— Поговорить со мной? О чём это интересно? — Вопросительно поглядел Берик на имперца, усевшись на каменный пещерный мостик над рекой.
— Я не могу доверять никому из них. Ни старик, ни Свен не послушают меня и поступят по своему. — Тихо, опасаясь лишних ушей, начал Марий. — Ты единственный, кто не знает про день Валенвудской резни в моём клане, и я надеюсь, ты сможешь понять меня. В те дни, когда я был изгнан из Империи за открытое возражение против Конкордата, новым домом сталось для меня наиболее неожиданное место. Моя семья многие века дружила с лесными кланами босмеров, и даже после восстановления Альдмерского Доминиона наши связи не стали слабее. Именно они, босмеры, поделились со мной даром звериной крови и привели к гармонии с природой. — На несколько мгновений Марий замолчал, окунувшись с головой в воспоминания о счастливой поре жизни. — С новой семьей я мог забыть о горестях жизни в Империи, в цивилизации, тогда не существовало ничего кроме клана и добычи, что мы загоняли не по воле Хирсина. Четыре долгий года я прожил в единстве с лесом, охотился в густых зарослях Гратвуда и не было такого случая, что-бы кто либо из клана совершил нападение на меров или людей. Учение клана запрещало нападать на подобных нам, а древний завет И'ффре, известный только среди членов клана не позволял воле зверя взять верх над реальным разумом.
Берик продолжал слушать не вставляя на слова, не сводя взгляда с имперца.
— Были и другие кланы вервольфов, служившие Хирсину. Они позволяли себе терять контроль над телом и совершали нападения на мирных граждан Гратвуда. Последней каплей стало нападение на талморцев недалеко от Элден-Рута. Тогда-то и начались реальные чистки волчьих кланов, Талмор перестал закрывать на это глаза, и молотом в своей кровавой руке он прошёл по дикому лесу, уничтожая все кланы что встречал на пути. Под уничтожение попал и мой клан. Невинный в убийствах, мирный клан, не загубивший ни единой души. Им было плевать на мольбы о помощи, мы даже не сопротивлялись, не обращались в зверя и не давали бой. Клан остался верен учению и не поднял руки на разумных существ. — Голос Мария стал громче и яростнее, переходил чуть ли не в гнев. — По какому праву Талмор смеет решать, кому жить а кому нет, по какому праву!?
Уловив себя на том, что желаемая тишина нарушена им собой, Марий на минуту замолчал, прислушиваясь к звукам пещеры.
— Чудом мне удалось выжить, сбежать от Талмора в знакомый мне лес. В тот день я поклялся вечной мести всем, кто носит на себе чёрные с золотом цвета. Я знаю, это не то, чего хотел бы мой клан, но того жажду я! Вторая семья, вторая погубленная семья проклятыми эльфами! Я сделаю всё, что бы забрать как можно больше их жизней, именно ради этого я присоединился к императрице, но сейчас происходит совсем не то, чего я желал. Мы должны убивать этих надменных уродов, а не вести с ними переговоры.
— Я начинаю понимать, к чему ты клонишь, Марий.
— Можешь забрать себе все деньги от выкупа, только приведи ко мне этих ублюдков и я покончу с ними, разорву на части и сожру их сердца в месть о моих родителях и о моём клане.
— А что до Свена и Сигурда? — Поинтересовался Берик.
— Они предатели! Вести торги с нашим главным врагом, без ведома хотя бы графа, самовольность! Если они попытаются встать между мной и моей местью, я прикончу их обоих, как сторонников Талмора! Помоги мне Берик, я рассчитываю, что ты останешься на моей стороне.

***

Избавившись от тела подкравшегося убийцы, Берик вновь засел в зарослях, в тишине наблюдая за дорогой через лес. До сих пор он метался из стороны в сторону, сменяя одно твёрдо принятое решение другим. С одной стороны Свен не выживет, судя по ранам, что удалось ему увидеть. Что-бы там Марий не говорил, от таких ранений без вмешательства придворного мага не выживают. А если заказчик мёртв, то и служить ему не зачем, да и денег от мертвеца много не получишь. План Мария, с которым Берик уже согласился, до сих пор казался ему безумным выше крыши. Одно дело напасть на талморких солдат и перебить их. Зверски убивать переговорщика - совсем другое преступление, после такого эльфы точно прочешут весь лес и изловят поехавшего верфольфа. Да и вряд ли сама Кинтира Семптим одобрила бы такой бесчестный поступок. В этой грязной ситуации Берику участвовать хотелось всё меньше и меньше, единственное, что до сих пор удерживало его в этой засаде - тяжелый, толстый кошелёк, полный золотыми монетками.
Часы ожидания наконец были окончена, когда на дороге объявился высокий эльф в талморском мундире.
— "Он!" — Пролетело в голове Берика. Дождавшись, когда высокий эльф приблизится достаточно близко к засаде, Берик резво выпрыгнул перед представителем Талмора и встал на его пути.
— Лорд Вивек к вашим услугам. — Ехидно улыбаясь произнёс Берик, и тут же сменил выражение лица на более серьезное. — За пленниками? Деньжата при вас?

+3

10

Арнаирил не услышал шелеста травы, не почувствовал чужого присутствия - кем бы ни был этот короткоживущий, мятежником лже-императрицы или обычным бандитом, он был хорошим разведчиком. В тот момент, когда он неожиданно выскочил на дорогу прямо перед юстициаром, тот едва успел удержать руку от боевого заклинания. Многолетняя привычка сражаться брала свое, а что до привычки беседовать с врагом, то ее не было вовсе.
Погасив заискрившиеся в ладони молнии, Арнаирил цепко вгляделся в лицо человека. Глумливая усмешка бретонца, и о, это небрежное, почти издевательское упоминание о пленных талморских солдатах, заставили юстициара до скрипа стиснуть зубы.
Как там сказал эмиссар? Тянуть время, вести переговоры?
- При мне, - ледяным голосом ответил юстициар. - А наши солдаты? Еще живы? Чем ты можешь это доказать?

+4

11

Ничем с первого взгляда непримечательный альтмер успел и порадовать, и разочаровать Берика. Золото то, судя по словам талморца, при нём. Единственное что сейчас интересовало Берика помимо отдыха в горячем источнике после многочасовой засады - это были звенящие монетки, которые этот отдых и устроят.
Жест вежливости был проигнорирован Арнаирилом. То ли альтмерское чувство превосходство, то ли просто неуважение. Деловая обстановка между двумя представителями разных сторон не сложилась, как только обращение Берика на "Вы" было перечеркнуто талморским "ты".
Такие моменты были ненавистным Берику. Напряжение накалялось в голове, не привыкнув к подобным ситуациям, бретон то и дело сам себя загонял в угол. Рука самовольно хотела дёрнуться, почесть лицо, ногу, шею. Всеми силами Берик контролировал своё тело, что бы не выдать нот волнения. Одно дело вести переговоры рыцарями, и совсем другое с представителями Талмора.
Глаза быстро пробежались по окрестностям, выискивая подмогу юстициара, но не находили ничего кроме густых зарослей. Всё же надеясь о своём не совсем нелепом виде, Берик, слегка кашлянув (очевидно специально, для какого-то вступления), выдавил из себя слова.
— Доказать? Могу только показать. — И снова эта дерзкая улыбка. В этот раз она была сыграна, ведь полностью противоречила истинным ощущениям человека. — Покажите золото, и я сию же минуту сопровожу вас к плененным солдатам. Даю вам своё рыцарское слово.

+3

12

Арнаирил сверлил переговорщика бандитов ледяным взглядом, полным презрения и ненависти; в этот момент он думал о пленниках, о том, каково им было смотреть на эти усмешки, на эти ехидно-улыбчивые физиономии. И только ли смотреть? Во время войны бывало всякое - куда лучшей участью было умереть в бою, чем попасть в плен живым. И для имперцев, и для альтмеров. На беззащитных пленниках отыгрывались за все, что черной безысходной тяжестью давило на сердце. Он был капитаном и должен был не допускать беспредела, но что он мог сказать солдату, который заживо сжег на костре легионера, а перед тем похоронил в холмах нижней Коловии все, что осталось от родного брата?..
Как начнешь думать о том, что все это взаимно, без начала и без конца, так можно сойти с ума. Как, говорят, сошел с ума старик Рунил, командовавший на востоке боевыми магами. Где он теперь? Говорят, ушел туда же, на восток, и наверное, покончил с собой где-то на сосне в Джерольских горах. Арнаирил желал сохранить рассудок, а потому - не особо задумывался. Имперцы были врагами, способными на все - потому что такова была их гнусная природа. Ничего больше.
- Почему пленников не привели сюда? Откуда я знаю, что рядом нет засады? - спросил юстициар, скользнув взглядом по тревожной темноте ночного леса. - Ты предлагаешь мне с деньгами пойти за тобой туда, где меня ждет твоя банда и, возможно, мои связанные товарищи? А возможно, и не ждут, - Арнаирил чуть склонил голову. - Ты предлагаешь мне... просто доверять тебе?
Про рыцарское слово Арнаирил даже не упомянул. Рыцари  в его понимании не занимались похищением и продажей чьих-то близких за деньги в мирное время.

+4

13

— "А мне откуда знать, что засаду не устроил ты, сын собаки." — Не рискнул такое произнести в слух Берик, но своим раздраженным взглядом показывал всё своё недовольство. Это ж стоило до такого дойти, что бы сейчас стоять перед треклятым талморцем и объясняться. Следовало просто прирезать этих солдатиков когда была возможность, и не навлекать беду на весь отряд. Дурацкая работа, больше на такое он не подпишется. Да и быть может такого шанса после сегодняшнего уже не будет. На твердой сухой земле с трудом удавалось стоять, тело то и дело слегка тряслось, так еще и этот надменный пронзительный взгляд альтмера. Убежать. Просто убежать - эта мысль не давала покоя ни минуты. А дальше что? Не верилось Берику, что альтмер пришел сюда в одиночку, тем более, что чувствует себя он куда в большей безопасности чем Берик сейчас. Должно быть в соседнем кусту от того, где прятался сам бретон, уже давно незаметно засело войско альтмеров, готовых покарать неудачных похитителей.
Чёртова невозмутимость. Берик пытался хоть как то убедить себя, что мер нервничал и был напуган, но вид его говорил об обратном.
— В..в Ваших словах есть здравый смысл...господин. — Господин? И как он мог позволить назвать его господином? За языком бы следил, балда. — Вам показать, где мои..... сообщники... держат ваших солдат? Могу прямо сейчас..э..провести вас, это не далеко, буквально треть лиги.. и э-э.. — Лишь крепко сжимая кулаки, Берик еще полностью не поплыл. Как же ему хотелось верить, что он сейчас выглядит не слишком глупо. Они убьют всех, наверняка убьют, и дурак Марий ничего не поделает с ними. Может и от денег отказаться да драпать по хорошему.
— Вы же убьете нас. — Уже ровным голосом произнес Берик, перестав играть в этот театр про мирные переговоры.

+2

14

Кто-то из агентов-шпионов говорил Арнаирилу: если хочешь сбить собеседника с толку - говори абсурдные вещи. Или правдивые до абсурдности. Любую логичную фразу можно предугадать и спланировать свой ответ. Нелогичные же фразы заставляют сбиться с выбранной роли и, в конечном счете, ломают спектакль.
Юстициар впервые за весь разговор изменился в лице: он удивленно приподнял брови и сморгнул.
"Вы ж нас убьете".
И что тут ответить?
"Конечно, убьем, о чем вопрос, хе-хе".
Или:
"Нет, за что вас убивать?! За похищение?.. Фух, мелочь же".
И то, и другое никуда не годилось, это понимал даже неискушенный в переговорах юстициар, но если первое всего лишь глупо звучало, то второе могло развеять едва забрезжившую надежду вызволить пленников без риска для их жизней.
- Ну... - Арнаирил слегка развел руками. - Э-э-э... Нет?..

+2

15

За то время, пока два мужчины бестолково чирикали, Эно успела сделать нечто действительно важное - разведать округу, убедиться в том, что за человеком не было хвоста. Благодаря тому, что данмерку занимала полезная деятельность ей удалось перенести бездарно бесполезный разговор талморца и разбойника.
Непрофессиональность обоих была смешной. Убийца не смеялась, впрочем. На самом деле, оба мужчины умилили ее своей растерянностью. К тому же о ситуации она сделала более интересные выводы чем "пристуствующие мер и человек в искусстве ведения переговоров столь же неумелы, как котята одарены в вышивании".  Например, что едва ли численное преимущество противника столь велико: они действительно послали на встречу только одного человека да и тот, кажется, слишком боится того, что талморский отряд уничтожит их без труда.
Что-то здесь было не так. Слишком много сомнений  у бандитов с большой дороги. Так почему же они вообще решились захвать представителей Талмора?
Ответы были у одного из присутствующих . Эно намеревалась их получить. Для этого ей нужно было только рук протянуть.
Что убийца и сделала: ее пальцы объял зеленый свет. Она появилась перед капитанчиком, за спиной у разбойника. Одного легкого прикосновения хватило, чтобы тело человека обмякло. Парализованный, он упал на траву.
- О, дорогие, что бы вы без меня делали?
Женщина достала оружие человека из ножен - отбросила подальше. Это ради его же безопасности: вдруг бедняжка удумал бы схватиться за меч. Тогда пришлось бы поговорить с ним на языке боли, а так - пока что - можно ограничиться простым языком угроз.
Эно связала руки разбойника у него за спиной. С улыбкой проверила узел. Привычным движением, данмерка прижала к глотке человека лезвие метательного кинжала.
- Дорогой, тебе не стоит беспокоиться о том, что ты можешь погибнуть, - прожурчала убийца. - Теперь тебе следует беспокоиться о вещах... куда более насущных. Например, если ты сейчас не будешь отвечать на вопросы, то я отрежу тебе палец. Подумай о своем будущем: как же ты будешь удивлять девок в таверне своим мастерством фехтования, если у тебя не будет пальцев, чтобы держать меч, м-м? Ну же, будь умницей и скажи нам с мутсэрой юстициаром то, что мы хотим слышать.

+3

16

Ну конечно, как же еще могло выйти. С самого начала вся эта затея с похищением казалась полностью провальной. Чтоб талморцы заплатили похитителям и не перебили всех - где такое слыхано. Выбирая из плана Свена и Мария, решение верфольфа казалось более разумным теперь. Разумнее разве что было убийство пленников, а то и вообще простой шпионаж за ними, без нападения.
Женщина, всему виной женщины, как и всегда. Одна женщина испортит тебе жизнь, другая и вовсе заберет её. Сидел бы себе, не рыпался, все вопросы решали бы другие, и никаких неприятностей не было бы. Стабильная, скучная жизнь. Папаша Берика был с такой участью согласен, сынок же от яблони улетел за горизонт.
Мгновение растерянности быстро сменилось на понимание провала. Упав на мокрую землю боли Берик не почувствовал, как и самого касания до этой земли. Тело буквально онемело, невозможно было пошевелить ни пальцем. Женщины... Лишают всех чувств, что сердечных, что обычных - осязательных.
Бежать! Как бы не так, ноги то уже не слушаются, прибывают в своём кайфе вне воли разума. Обнюхавшись двенадцатью дорожками лунного сахара два года назад, Берик хоть и терял контроль над телом и разумом, но шевелиться уж как то мог, в отличии от теперешнего состояния. Да и сахар придавал лишь чувство онемения в носу и в ротовой полости, особенно под губой, куда остатки втирали себе наркоманы.
Женщины...Когда то именно женщины завлекли Берика в гнусный притон и накачали его лунным сахаром, теперь же женщина парализовала его без вещества. Похоже данмерка превзошла всех женщин, с которыми мужчина встречался в своей жизни.
Не стоит беспокоиться.. ха! Будто никто здесь не знает, чем всё это может кончиться для бретона. Впрочем талморцы не знают, чем это может кончиться для них.
Губы едва шевелились, пытаясь продавить хоть слово.
— Тебе так интересно как я развлекаю девок пальцами? — Сквозь мычание сумел выговорить бретон, с трудом двигая губами. — Сними заклинание, я и тебя ими развлеку.
Двигаться хоть и не удавалось, но даже силы заклинания паралича не хватило, что бы сдержать эту ехидную улыбку.
Плохо дело. Вряд ли данмерка оценит такую издевку от беспомощного заложника, и всё же не сказать этого Берик не мог. Быть может произойдет чудо, и она даже согласится, сильные и опасные женщины заводят, будь они еще раскрепощенными.
Опять потерялся в мыслях... Такое ощущение, что Берик расположился в борделе Коринта, а не лицом в грязи и с кинжалом у глотки. Марий единственное спасение теперь, если не удастся придумать другой выход или убедить талморцев освободить себя. Привести в логово, в пещеру, и дать озлобленному на всех эльфов зверю разорвать их на части и сожрать их сердца.
— Так что вы там хотите слышать, красавица? — Уже чуть проще стало произносить слова. — Как я ублажаю девок или где находятся ваши позорные солдатики?

+3

17

Мешать наемнице делать свою работу Арнаирил не стал. Отошел подальше, постоял лицом к лесу, вглядываясь в сине-черный звездный мрак, слушая крики ночных птиц и вдыхая запахи весенней земли. Где-то в глубине души, конечно, остался осадок - но он давно не был горделивым юнцом, жаждущим подвига и славы. Всякий должен делать свою работу. И хорошо не тогда, когда ты затмил собою всех, а когда при твоем участии каждый мог сделать то, что должен.
Только бы это делалось быстрее. Юстициар с тревогой повернул голову туда где, по какому-то наитию, ему мерещилась пещера с пленниками. Живы ли? Целы ли? В другое время он бы посмеялся ответам бандита - надо же, какая смелость перед лицом безнадежности! - но теперь только скривил губы, будто от горечи.
- Знаешь, что мой командир на Войне делал с имперскими разведчиками, которых мы ловили в Великом Лесу? - негромко, спокойно бросил юстициар, чуть оглянувшись через плечо. - Он давал им бежать. Только перед этим отрезал ступни. Если они не успевали убежать быстро, он их подгонял, а потом - убивал. Наверное, не стоит уточнять, что сбежавших не было. Я тогда удивлялся - что он за скотина?! Что бы вы о нас не думали, в наших традициях это такое же зверство, как в ваших. Потом я узнал, что прежде имперцы убили его лучшего друга. А тем временем война шла дальше, и твои сородичи убили столько моих друзей, что у меня их совсем не осталось... Поэтому не провоцируй меня. Мне плевать, молодцом ты держишься или воешь и гадишь под себя от страха. Может, леди оценит твое чувство юмора, но вряд ли заступится. Не глупи, человек. Не глупи.
Голос юстициара звучал ровно, да и в душе уже ничего не откликалось. Слишком сжился, наверное, со всем этим - и с потерями, и с воспоминаниями.Только очень наблюдательный слушатель расслышал бы за этим спокойным, ровным голосом стальные нотки совершенно искренней решимости.
- Так что, в общем-то, да, мы с миледи хотим знать, где искать пленных талморских солдат, - продолжил Арнаирил, глубоко вздыхая. - Кто их охраняет, какова судьба письма, которое вез патруль, и каковы были мотивы похищения. Если будешь сотрудничать и все три солдата окажутся на свободе живыми и невредимыми, - губы Арнаирила тронула невеселая улыбка. - Я дам тебе бежать. Не волнуйся. Без подвоха.

+3

18

Трусливый мальчишка, искавший утешения в плече матери после очередного издевательства сверстников умер многие года назад. Слабакам в этом мире приходится тяжко, а глупцам так вообще места нет. Чистой воды самоубийство кролику мериться длиной клыков с голодным волком. Бежать, прятаться, повиноваться, спасать свою собственную шкуру. Чего стоят горы золота в сырой могиле?
Проклятые талморцы тебе на тупые дубины, заговорить их так просто не получиться. Но кто говорит, что сделать это невозможно.
Историю о зверствах солдат Доминиона бретон выслушал молча, ни единым мускулом лица не дрогнув. Не самое жуткое, что приходилось слышать, а то и видеть на своём коротком веку Берику. Повторять судьбу имперский солдат совсем не хотелось, а так и выйдет, когда талморцы узнают, что один из пленных обезглавлен. Веры вероломным эльфам и быть не может, бежать, ха! Так или иначе, сотрудничество к добру не приведет.
В грязи, мокрый, обезоруженный, на волосок от смерти, но не сломленный. О, нет, умереть здесь, в своей же засаде, такого и быть не может. Такие подлецы и негодяи выживают всегда, переживают доблестных рыцарей и воинов чести, исхитряются, выкручиваются ради своей жалкой жизни, становятся занозами в пальце. Опасное сотрудничество с талмором... Может это с талморцы связались не с тем человеком? Сейчас проще поверить, что настоящий лорд Вивек придёт на помощь неудачливому похитителю, чем надеяться на возможность сбежать. Шанса никто не даст, его нужно взять самому, вцепиться когтями в эту единственную возможность и улизнуть.
— Сдать своим друзей ради спасения моей жизни? Это по мне. — Прозвучало из уст уставленного в землю бретона. Действие паралича всё еще препятствовало нормальной речи, и в ней слышались дефекты, буквы то и дело проглатывались. — Леди слезет с меня, тяжело говорить. Кинжал можете не убирать, в штанах не комфортно. —Талморец сам сказал, ему всё равно как ведет себя человек. А девушка может и правда оценит такие реплики. — Пленные в пещере, совсем близко от нас. Её охраняют трое моих сообщников. Двое нордов, один из них пожилой мужчина. А третий имперец, чудной тип, будет прятаться в кустах с луком. — О звериной природе чудака заявлять Берик не стал, это единственное, что способно спасти его теперь. О мёртвом пленном им знать раньше времени так же нет нужды. — Пусть услышат звон монет, и вы получите письмо и пленных назад. Я проведу вас к пещере прямо сейчас, только скажите. — Почти невинным и с умилительным видом Берик посмотрел в глаза юстициару.

+3

19

Совместно

Эно вздохнула, склонив голову на бок рассматривая человека.
- Знаешь, дорогой, я слушаю тебя и единственное, что мне хочется... это отрезать тебе у-хо, - острие кинжала скользнуло от бьющейся жилки на шее бретона к мочке его уха. - Или нос. Право же, за наше короткое знакомство, я успела уверовать в праведность миссии Талмора, поскольку представитель человечества передо мной это такой... му-сор.
Она подняла голову и посмотрела на Арнаирила.
- А ты, мутсэра юстициар, меня разочаровываешь. Мог бы и вступиться за женщину, право же.
- По-моему, у Вас все прекрасно, миледи, - тихо, без тени улыбки ответил талморец.
- Человек огорчил меня. Я нахожу его комментарии непристойными, - прочертив тонкую алую линию, острие кинжала вновь уперлось в шею бретонца - небольшое напоминание о том, что убийца оставалась бдительной. - А ты стоял и смотрел, как он оскорбляет мою честь. Ужасно, дорогой, ужасно.
Арнаирил вздохнул и поджал губы. Весь его вид красноречиво выдавал его абсолютное неверие в то, что для таких, как эта данмерка - а хоть бы и для таких, как он сам! - это нарушение светской любезности что-то еще может значить. Чай, не барышни на выданье.
Однако, он промолчал.
- Теперь ты тоже огорчаешь меня, мутсэра юстициар.
Не к месту что-то еще вякать червю в земле, и разумнее всего было бы промолчать.
— О, милая леди, спасите меня от талморского кулака, и вашу честь я буду защищать лучше, чем свою собственную.
- Цыц, дорогой, или я отрежу тебе нос. Тут взрослые разговаривают.
- Хватит, - с едва слышимой в голове усталостью выдохнул юстициар. - Здесь не соревнование ярмарочных острословов. Короткоживущий! Ты можешь идти? Отведи нас к этой пещере, - он перевел взгляд на данмерку. - Ты вольна меня поправить, если надо идти тихо или не всем вместе.
- Я буду твоей тенью, - голос данмерки доносил до слуха мужчин ее теплую улыбку. - И... ты сам знаешь, что делать, если станет страшно.
Данмерка на прощание поцарапала бретону кончик носа и растворилась в ночи.
Человек не дрогнул, ни звука не выдавил, но зубы сжал так сильно, словно на войне отрезают гниющую руку. Еще несколько мгновений он пытался высмотреть данмерку в темноте, но дальше своего носа почти ничего е видел. - Да вроде могу. - Поднимаясь на ноги осознал бретон окончание паралича. - Я доведу тебя до пещеры

+2


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Тонкости международной торговли


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC