Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Беда не приходит одна


Беда не приходит одна

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время и место действия: месяц первого зерна 4Э201,  талморский штаб.
Участники: Эно, Арнаирил, Нелоир

0

2

В Чайдинхоле до сих пор властвовали Индарисы.
Нелоир читал историю Империи —  ты должен знать своего врага лучше, чем он сам знает себя, —  и выяснил, что род темных эльфов правил графством с незапамятных времен. На него не повлиял ни Кризис Обливиона, ни упадок старой Империи Септимов; нынешний граф похвалялся, что лично знал Чемпиона Сиродила, вот буквально вместе сражались чуть не со всей армией даэдра разом, а затем оттаскали за рога Мерунеса Дагона.
Даже если брать, что граф был старым маразматиком —  сделки с даэдра испортили  кровь потомков «приверженцев Велотийской веры», мер чуть старше двухсот лет уже был глубоким стариком, —   что-то из этого было правдой, графа действительно почитали.
А вот его дети, похоже, сочувствовали восстанию.
Этой проклятой «наследнице Септима».
Зато от местного эмиссара не было ровным счетом никакого толку. Настолько, что Нелоир давно собирался самолично заняться чайдинхольским вопросом —  и сейчас предоставилась интересная возможность.
Темные эльфы, знал Нелоир, во многом подобны тем отвратительным сущностям, которым поклоняются  —  по крайней мере, у себя на родине. Они лживы, как Та, что Прядет Тенета; они жестоки, как Тот, кто наслаждается убийством; и злопамятны, как Хозяйка Заката. Империя Септимов была странным местом; она искажала и извращала сущность любого живущего в ней; Нелоир же намеревался обратиться к истинной наследнице своего народа —  хотя это было почти так же плохо, как сделки с даэдра.
Но, думал он, закидывая в рот рыжий кругляш лунного сахара, иногда приходится выбирать между «скверно» и «очень скверно».
Наемница должна была прийти с черного хода. В посольстве было несколько тайных, один из которых связной и указал —  но не слишком подробно, так что наемница сама должна была обойти пару несложных магических ловушек. Просто проверка.
Встреча была неофициальной. Состояться она должна была в кабинете Нелоира, так что он приказал каджитке-служанке приготовить охладить и принести вино, а солдатам —  не подходить слишком близко.
Нелоир не слишком-то любил наемников, вне зависимости от их расы и вероисповедания, но есть дела, которые трудно сделать иначе —  и он надеялся, что «морровиндская» эльфийка испытывает презрение к своим принявший чужой образ жизни сородичам не меньшее, чем он сам —  к альтмерам, искренне считавших своим домом страну людей.

+4

3

Далеко не к каждой встрече с работодателем Эно подбирала индивидуальный подход. Эта – была исключением.
Не каждый раз к ней обращаются Талморцы – хоть к кому-либо за пределами своего круга чистокровных агентов и двух не столь чистокровных рас, которых они вынуждены терпеть. Очевидно, положение их либо отчаянное, либо весьма неприятное. Следовательно, Эно ждет либо забавное задание (посрамленные талморцы такие забавные, право же!), либо прибыльное.
Допускала она также, что направляется в ловушку, но на этот случай у нее при себе было кольцо Возврата.
Каблуки сапожек тихонько стучали по полу. Данмерка избрала наряд неподходящий для того, чтобы красться по коридорам, но превосходный для игры обличий. Однако даже узкий подол платья не помешал ей обойти ловушки, о которых ее – возможно намеренно – не предупредили.
Даже ребенок (по крайней мере, дети самой Эно) знает, что если и устраивать подобные проверки, то ловушки следует прятать лучше. Ах, альтмеры и их убежденность в собственном превосходстве! Не все же представители других рас настолько глупы и некомпетентны, как им хочется верить, право же.
Уже в светлый коридор вышла женщина с собранными в аккуратный пучок волосами, в целомудренно-закрытом, сером платье – вылитая имперская чиновница из канцелярии. Не нашлось никаких свидетелей ее появления. Похоже эмиссар не желал, чтобы хоть кто-либо увидел, что к нему в кабинет ходят данмерские женщины.
В таких обстоятельствах попасться кому-нибудь на глаза, кажется, было бы забавно. О, неважно, право же.
Дверь эмиссарского кабинета Эно нашла быстро и без труда. Прежде чем постучать она почти неслышно прошептала слова приветствия: проверила свое произношение.
- Эмиссар Нелоир, вы позволите? – за негромким стуком раздались слова с явным сиродиильским выговором.
Вежливо дождавшись позволения войти, убийца явила себя взору эмиссара. Безукоризненная учтивость, написанная у нее на лице, не покоробилась ни от собственного живого интереса, ни от шрамов Нелоира.
«Красочные ожоги, дорогой. С ними тебя точно не принять за смазливую пустышку, пусть черты лица и подвели тебя».
- Доброго вам дня, эмиссар, - она вежливо улыбнулась, усаживаясь перед хозяином кабинета: голова поднята, спина пряма, руки сложены на коленях. – Вы знаете меня как Эно и, насколько мне известно, вы желали видеть меня.

Отредактировано Эно (2018-06-14 00:05:06)

+4

4

Нелоир знал не так уж много данмеров.
Они существовали как будто в какой-то иной реальности —  плане Обливиона, не иначе, — в Войну, конечно, были имперские солдаты-данмеры, но они были в первую, вторую и десятую очередь имперские солдаты, а раса не имела ровно никакого значения.  В Валенвуде и Эльсвейре они попадались довольно редко, в Имперском городе и остальном Сиродиле —  достаточно часто, но тоже были просто «имперскими гражданами».
Данмерка так данмерка. Хоть рогатая дремора, если она выполнит свою задачу, не так ли?
- Заходите
Короче, на эту наемницу Нелоир уставился с не слишком хорошо скрываемым любопытством. Эмиссару пристала холодная сдержанность, но ни то, ни другое никогда не были сильными сторонами.
Зато он умел действовать.
- Добро пожаловать, - кивнул женщине, словно не зная, что той пришлось преодолеть ловушки. Справилась же. Даже платье не помялось, выглядела девушка аккуратной и даже немного… скучноватой —  ну, если представлять наемников как пугающих личностей то ли в даэдрической броне, то ли в костюмах из аргонианской кожи и каджитских шкур.
Просто красивая девушка, несмотря на эти данмерские особенности - серую кожу и красные глаза.
Он разглядывал ее, она —  его. Это было взаимно.
- И вам того же, - хмыкнул он, подразумевая, что если они сейчас займутся ритуалами приветствия по-алинорски, это затянется до вечера. Работать надо, короче. - Искренне рад видеть, Эно, и давайте считать приветствия на этом завершенными. Кстати, то, что рад —  это даже не пустая фигура речи,  потому что давно ищу того, кто мог бы оказать определенные услуги. Скажите, что вам известно о Чайдинхоле и семье графа?

+4

5

Данмерка спокойно смотрела Нелоиру в глаза. Вежливая улыбка стала немного шире, когда эмиссар (вероятнее всего, не чистосердечно) сообщил, что рад ее видеть. Эно не ожидала от него честности, но считала нужным похвалить приветливость. Право же, так вести беседу куда приятней. Возможно, если альтмер будет знать об этом, то и вести себя будет соответствующе..
- А-а, о Чейдинхоле я знаю достаточно… Хм, с чего начать? – она задумалась, постукивая указательным пальцем по подобородку. – Это обычный имперский (вопреки уверенности некоторых жителей) город, которым правят обычные имперские графы. Родичи Хлаалу (что не добавляет им популярности). Граф Индарис. Хм. Бестолковый  старик свято убежденный в том, что он герой Кризиса Обливиона, а не бесполезная рухлядь, из которой сыпется песок и зубы. При нем служат… не слишком принципиальные чиновники, которые более чем охотно закроют глаза на дела некоторых преступных элементов, если заплатить определенную мзду. Неудивительно, что проблема с преступностью в Чейдинхоле стоит остро… ровным счетом столько, сколько я помню.
Женщина с изяществом подхватила бокал – пить не спешила, вдохнула запах напитка.
Нет, она не ожидала учуять яд. Просто демонстрировала красоту своих движений и действительно хотела попробовать вино.
В конце концов, противоядие она выпила заранее. Ничего плохого от пары глотков не случится.
- Дети Индариса... хм-м-м, я знаю, что они действительно дети своего отца. По крайней мере по воспитанию. Охота, турниры – но право же, ничего примечательного для юных «духом» представителей имперской аристократии. Жена Индариса и разве что его старший сын представляют хоть какой-то интерес, поскольку не лишены, если не ответственности, то тривиального здравого смысла.
Эно пригубила вина, мягко поболтала напиток в кубке, прежде чем снова поднять взгляд на эмиссара.
- Вас интересует еще что-то конкретное?

+4

6

Нелоир кивал, а заодно разлил вино. Наливал он из одной бутылки, в два абсолютно чистых и одинаковых бокала, и первым немного пригубил напиток —  имперское «Альдо», ничего особенного (тратить запасы из виноградников Фестхолда было бы явным перебором, наемница не стоила  того), но —  не отравлено, и это действительно один из тех напитков, которые можно пить в Империи и даже не испытать к ней отвращение.
- Угощайтесь, леди, - пробормотал он, слушая рассказ.
Он был… странным.
Отец Нелоира был героем Кризиса Обливиона. Не то, чтобы это было какое-то особое геройство, о котором поют песни и сочиняют стихи: просто, когда пришли в родной Шиммерин даэдра, за меч или чары хватался всякий, кто мог —  и Кинлорд отличился не больше и не меньше, чем сварливая толстая старуха-алхимик, которая приготовила особо ядовитое зелье и облила им  целый взвод дремор с городской стены.
Его собственную двоюродную тетку разорвали войска Дагона —  но не раньше, чем та исчерпала магику огненными и молниевыми заклятиями.
Старик был героем Кризиса? Почему бы и нет. Короткоживущие люди успели все забыть.
«Если бы я хотел навести порядок, я приказал бы казнить чиновников».
На мгновение ему даже стало жаль этого Индариса. Тот был юнцом, войдя во Врата Обливиона —  и сражался за народ, который считал своим. Но кто его помнит? Даже не эта девушка из Морровинда.
- Дочь Индариса. Бродят слухи, что она сочувствует некой группе мятежников —  причем, заявляла об этом достаточно громко.
Увы, эмиссар Чайдинхола был слишком увлечен личными вопросами —  вроде, «как поудобнее устроиться в постели супруги графа»; и не очень-то интересовался ситуацией. Нелоир испытал смутную злость и такое же неявное злорадство: он поставит этого смазливого юнца на место.
Если все получится.
- Как вы думаете, вы сможете изобразить эту юную леди?

+4

7

Женщина с флегматичным видом пыталась распробовать скромный букет вина, когда эмиссар заговорил о дочери Индариса. Наконец-то, добрались до корня проблемы и будущей цели Эно.
Убить девочку, значит?
Когда ожидания женщины не оправдались, она чуть было не вскинула брови – сдержалась, естественно, не выдала никак своего настроения. Вместо этого убийца изобразила внимательность: поставила бокал на стол эмиссара и сложила руки на коленях.
Ей? Строить из себя бестолкового ребенка с явной жаждой смерти, раз она так неосмотрительно объявляет о своих истинных (в истинности Эно не сомневалась) намерениях.
- Могу, - спокойно ответила женщина. – Однако для того, чтобы созданный мой образ имел должное сходство с оригиналом, мне нужно понаблюдать за этой девочкой. Послушать, как она говорит, понаблюдать за мимикой, запомнить ее лицо и характерные для нее слова... вы понимаете, о чем я. Это, впрочем, не так сложно, как может показаться. Право же, для меня, - она положила руку на грудь, – не составит труда проследить за ней. Я бы сказала, что все зависит от того сколько времени у меня есть на наблюдение. Также есть один важный вопрос: как мы можем быть уверены в том, что она не появится на публике в одно время со мной?
Действительно важный. И интересный. То, что Талмор мог сделать с дочуркой Индариса – это скандал, ужасный скандал. Альтмеры наложили свои желтые, щупленькие ручки на имперскую аристократочку. Право же «ужасно»!
Оттуда – любопытство данмерки.
Однако, Эно догадывалась, что забегает вперед. Скорее всего, ей понадобится единожды изобразить девочку на одной из встреч с мятежниками. Жаль не убить. Это едва ли жертва достойная Мефалы, но по крайней мере самой женщине будет приятно разобраться с одной из Индарисов.
Право же, чейдинхолльский говор настолько ужасен, что его носителей стоит убивать без жалости, чтобы искоренить эту мерзкую насмешку над данмерским акцентом.

+4

8

- Важный момент, - сразу предупредил Нелоир. - Девочку не надо убивать. Только нейтрализовать на какое-то время. Нам не нужны враги в Чайдинхоле - а отец мертвой дочери и братья мертвой сестры превращаются в существ, по сравнению с которыми озлобленные даэдра-собиратели душ - просто корзина пушистых котят.
Он довольно сумрачно усмехнулся.
Она была убийцей, эта наемница. Привыкла все решать так, как это сделать проще всего.
Но суть в том, что не всегда убийство —  лучший выход.
- Нет, твоя цель —  изобразить ее… в течение некоторого времени. Эта девчонка впрямь симпатизирует повстанцам, но было бы очень глупо казнить ее за это, правда?
Некоторые граждане Сиродила видели Талмор  очень примитивно.
Какой-то скучной сектой убийц. Ой, погоди-те ка…
В общем, нет.
Талмор, как это ни странно звучало, убивал лишь в том случае, когда не существовало иных способов использовать человека или мера —  и когда живым он не мог принести никакой пользы, а исключительно вред. Если подумать, то вне военных действий —  практически исключительное событие.
Вот кому надо убивать графскую дочь? Провоцировать скандал посреди Империи?
Да никому.
А вот внедриться к мятежникам…
- Я знаю, у вас там правила по поводу крови и жертв. Ну, что же, когда задание с этими повстанцами будет выполнено, сможешь забрать столько душ, сколько пожелаешь.
Нелоир еще сильнее скривился, отчего его шрамы стали как будто глубже и похожи на трещины в скале. Он ненавидел любых даэдра, как и полагалось правоверному альтмеру, и не хотел даже косвенно иметь дело с теми, кто поклонялся «чужим богам». Впрочем, ну не потребует же наемница, чтобы он лично приносил эти самые жертвы? А в остальном —  имерцы это называют идиомой «умыть руки».
- Девчонка вернется к отцу как только все будет кончено. Ясно?
-

+4

9

Война предельно упрощает мир. Обычно - как это там говорят? - на вкус и цвет, каждому свое, все мы разные. На войне - только Чужие и Свои. Убивать Чужих - твоя работа. Когда убивают Своих - ты всякий раз как будто умираешь сам и остаешься существовать для одной лишь мести.
Через десятки и сотни убитых доминионских солдат всякая способность испытывать боль должна была уже давно отмереть, но, кажется, она только стала острее, и самообладания все чаще не хватало, чтоб справляться с ней. Нижняя часть исписанного листа, который Арнаирил нес эмиссару, была смята в гармошку, под издевательской подписью остались полулунные вмятины от ногтей. По иронии судьбы, юстициар получил письмо от повстанцев лично в руки, едва выйдя из штаба в свое дежурство. Никто не просил передать его командованию, и это легко мог быть оскорбительный памфлет от имперских "поклонников" Талмора, на который высшим чинам не стоит тратить время, так что Арнаирил прочитал его сам. А прочитав, смял в кулаке так, что едва не порвал.

...Стены из ненавистного белого мрамора расплылись белесым пятном по обе стороны зрения, когда юстициар взбежал по лестнице, ведущей к кабинету Нелоира. Об их неформально-близких дружеских отношениях было известно в штабе, и секретарь только скорбно поджал губы, не пытаясь чинить препятствий непрошеному визитеру.
Впрочем, в дверь Арнаирил все-таки постучал. А получив ответ - подчеркнуто-сухой, недвусмысленно означающий, что он не вовремя, - вошел в кабинет уже с обычным своим, непроницаемым лицом. На данмерку юстициар старался не смотреть, это было вообще не его дело, кого принимает у себя эмиссар. Нелоиру коротко поклонился и молча передал письмо. Как будто ничего особенного. Только один брошенный взгляд исподлобья, поймав который, Нелоир должен был понять: дело срочное.

Текст письма

Представителю Талмора в Имперском Городе.

Внимание! Нами, доблестными воинами Тамриэля, были захвачены в плен трое солдат Талмора. Они направлялись в город Королл из Брумы и перевозили сверхважное письмо. На данный момент оно не было вскрыто и находится в целости и сохранности у нас, но мы готовы продать его сторонникам Кинтиры Септим за круглую сумму, а так продать им солдат Талмор, либо казнить их на месте.
Требования: Уполномоченному представителю Талмора в одиночку явиться к пещере Хейнот в течении одного дня. Иметь при себе три тысячи септимов для выкупа трех пленников, а так же пятьсот септимов для выкупа письма. В случае нарушения требований - пленники будут казнены а письмо продано. Не пытайтесь обмануть нас!

Подпись: Лорд Вивек

+4

10

Эно чуть наклонила голову на бок.
- Во имя Мефалы, право же страшно подумать за кого вы меня принимаете, - убийца изобразила милую улыбку. – Вы, однако, не ответили на мой вопрос.
Она откинулась на спинку стула.
- Это важный вопрос, хочу отметить. Ну же, уважаемый эмиссар, судите сами: пока я буду изображать себя бестолковую девочку, ее бесцельное существование не будет прерываться. О, она и будет не только есть, пить, спать и дышать весенней вонью, но и общаться с кем-то. Будут свидетели того, что эта девочка была где угодно, только не в родном Чейдинхолле вопреки тому, во что верят другие свидетели, которым повезет куда больше, поскольку они будут общаться со мной, а не с ней. К тому же, как вы сами обмолвились, вы собираетесь вернуть ее к отцу. Право же, представьте, какой хаос начнется, когда (а это именно «когда») все начнут обмениваться воспоминаниями…
На стуке в дверь данмерка прервала свою мысль: не исключено, что такие вопросы следовало обсуждать без лишних ушей.
«Уши» - по-видимому, местный капитанчик или что-то в этом роде – старательно игнорировали Эно. Грубо. Впрочем, подобное было вполне ожидаемо от альтмера. Их «воспитанность», которую они так преподносят, на самом деле просто ширма иллюзий, прикрывающая вопиющую грубость и неуважение ко всем, кто «ниже» их по статусу.
Ах, это лицемерие… Какое же оно забавное и наивное.
- Доброго дня, - надев свою лучшую вежливую улыбку, поздоровалась убийца. Хороший сиродиильский акцент все так же явственно звучал в ее речи.
Она почти ожидала продолжения упрямого молчания или приветствия, выдавленного сквозь зубы. Тем не менее, хотя бы попробовать пробудить в альтмере хоть сколько-то воспитанного мужчину стоило.
С невозмутимым безразличием данмерка наблюдала за талморцами. Их молчание и выражения лиц были достаточно красноречивы.
Очередная проблема? Плохие новости? Особенно неприятно, наверное, терпеть неудачи перед лицом «серой».
Благо ядовитые мысли убийцы никак не отражались на ее лице.

Отредактировано Эно (2018-06-27 17:24:48)

+4

11

Передав Нелоиру письмо, Арнаирил обернулся на голос. Видеть здесь, в кабинете талморского эмиссара, эту насквозь имперскую данмерку было странно и неприятно. Казалось, у нее на лице написано, что она ходит в имперскую часовню и там зарабатывает себе очки перед человеческими господами. Сиродиильский говор резал слух, особенно сильно от того, что в это самое время сиродиильцы где-то держали в плену трех талморцев. С какой-то особенной неприязнью юстициар отметил - не мог не отметить, - что женщина, несмотря на расовую принадлежность, на любой вкус неглупа и привлекательна, и эта привлекательность показалась ему особо преступной, как подлая имперская нападка на мораль талморских воинов.
И однако же, стоять молча после того, как с тобой поздоровались, было... глупо, что ли? К тому же, логично было предположить, что данмерка была имперской чиновницей, заглянувшей к эмиссару по дипломатическим делам, и тогда поверхностная учтивость была даже обязательной.
- Леди, - буркнул Арнаирил, заложив руки за спину и коротко поклонившись. - Прошу прощения, не заметил.

+4

12

Вот. Вот же. Может ведь, даже когда совсем не хочет.
Говорил, конечно, капитанчик так, будто в этот момент его рот был набит подгнившим лимоном. Эно так и чувствовала в его словах неподъемную цену альтмерской вежливости. О Мефала, как же трудно, должно быть, здороваться с представительницей «низшей расы»! Как посмела бесстыжая серая подвергать его такому испытанию!
«Да, дорогой это и значит «вести себя как воспитанный мужчина». Чувствуешь, как тебе это трудно на самом деле?»
Снисхождение альтмера, впрочем, убийце ничуть не польстило. Наоборот - ей совершенно не понравился его тон. А чего стоило оправдание собственной грубости? «Не заметил». Ха! Как же. Просто признать себя невоспитанным, заносчивым хамом для представителя «высшей расы» не представлялось возможным.
По правде говоря, чужая невежливость и неоказание должного почтения ее персоне, данмерку почти не волновало, но эмиссар читал письмо, а ей было нечем себя занять.
Беседа с капитанчиком для забавы сойдет.
- О, нет-нет, мутсэра, я не «леди», - поправила Эно, продолжая выговаривать слова на сиродиильский манер. – Просто… сэра.
Она прижала руку к сердцу.
- Право же, не мне говорить мутсэре о том, что нельзя судить о собеседниках по одной их внешности.
Данмерка мило улыбнулась, грозя альтмеру пальчиком.

+4

13

- Девчонка будет в целости, сохранности —  и никаких одновременных появлений. Полагаю, мы могли бы «приютить» ее на некоторое время.
Нелоир пожал плечами, давая понять: «подмена» не самая сложная часть плана. В конце концов, талморцы были известны тем, что из-за них пропадали люди. И не только люди.
Также он думал, что среди личного состава найдутся достаточно опытные маги-иллюзионисты, которые подправят «оригиналу» мозги.  Не то, чтобы он собирался вдаваться в подробности - кто-куда-зачем.
С наемницей нужно согласовать только самый этот момент «исчезновения» и возвращения.
- А потом она вернется после несчастного случая. Конечно же, приключившегося по вине злодеев-повстанцев.
Если понадобится, то можно внушить ей нужные воспоминания, так что «оригинал» еще и свидетелем выступит, мотивируя отца повесить выживших сподвижников самозванной наследницы Септима.
Но это все пока на уровне шкур неубитого тролля.
Нелоир не удержался от легкого ехидства:
- У нас есть маги и все остальное. Но у нас нет самого главного в данной ситуации: данмеров.
Стук в дверь заставил вздернуть брови. Кого, извините, Молаг Бал несет, Нелоир же ясно дал понять —  никого не пускать... ладно, это оказался Арнаирил —  ему можно.  Хотя Нелоир все же сделал «страшные глаза» —  во-первых, «любимчики» среди личного состава недопустимы, даже если они с Арнаирилом и могут в свободное время напиться в портовом трактире; а во-вторых…
- Доложитесь, юстициар.
Тот, надо ему отдать должное, всегда следовал Уставу, даже если мысленно сейчас вспоминал те самые желтые шарики-леденцы, из-за которых Нелоиру было немного до сих пор неловко перед старым приятелем. Однако выражение лица не понравилось. Оно было слишком… непроницаемым.
Письмо.
Нелоир прочел его.
Перечитал.
Сжал так, что пробежала по довольно паршивой бумаге «трещина»-надрыв —  определенно, самообладание не было его сильной стороной, и только присутствие данмерской наемницы сдерживало от того, чтобы запустить в стену молнией, грозя тем, кто сочинил вот это, карами, по сравнению с которыми пресловутая фантазия Молаг Бала —  сущая ерунда.
- Отставить, - это относилось к данмерке, на которую теперь устремился уже не спокойный, а почти невидящий от ярости взгляд. - Кажется, у нас другие планы.
Это не дело наемницы?
Или же… Нелоир пойдет —  потому что никогда не бросал своих,  —  но идти в одиночку самоубийство,  его просто убьют. Он понимал это совершенно ясно, и собственная смерть не пугала, а вот ее бессмысленность —  да.
- Так. Нужен тот, кто умеет прятаться. Быть «тенью», если угодно.
Арнаирил читал то, что написано —  и сейчас Нелоир перевел взгляд на него, молча прося совета и одновременно давая понять: эта данмерка теоретически могла бы подойти.

+4

14

Арнаирил медленно приподнял бровь. Вот, значит, как. Сэра. "А какая мне должна быть разница?!", - хотел осведомиться юстициар, и даже дернул уголком рта, но вовремя вспомнил все, что ему говорили о разнице правил и границ допустимого в Сиродииле и в Скайриме.
- Надо же, - ледяным тоном ответил он. - Сэра. Учту.
Арнаирил всем корпусом повернулся к эмиссару, давая понять, что разговор окончен, но... видимо, данмерка умышленно не понимала намеков. За ее словами как будто скрывалось глумление, и это страшно злило привыкшего к страху или хотя бы агрессии скайримского юстициара. К злости примешивалась некоторая растерянность. Аранирил и сам не помнил, было ли такое, чтоб представитель имперской (или что там у этих данмеров?) расы хотя бы раз в жизни говорил с ним в таком неформальном тоне.

Он уже собирался ответить, когда эмиссар прервал их разговор весьма странным образом. Поначалу решив, что команда адресована ему, Арнаирил встал по стойке, но, проследив направление взгляда Нелоира, понял, что тот обращается к данмерке.
Наемница?..
- При всем уважении, эмиссар, - тихо, но многозначительно ответил он, бросив короткий взгляд на письмо. - Это... касается внутренних вопросов. У нас есть и свои лазутчики.
В попытке спасти плененных соратников Арнаирил готов был отдать жизнь. Но все-таки на сторону такой позор лучше не светить.

+4

15

Арнаирилу достался мрачный долгий взгляд.
- Нам нужен тот, кто умеет прятаться. И нужен прямо сейчас, - повторил Нелоир негромко, выделяя интонацией слово «прятаться». Арнаирил не хуже него знал, что основной личный состав - кто угодно, только не «тени»,  а прямо сейчас искать где-то подходящих агентов из каджитов и босмеров-шпионов, которых пусть и хватало даже Сиродиле, но либо на задании, либо… короче, отозвать —  время, а времени-то у них как раз и нет.
Однако же…
Арнаирил справится лучше. Он сильнее как боевой маг, он в отличной форме, в отличие от него.
- Юстициар, вы пойдете на встречу от имени Талмора.
Идти в одиночку самоубийство, не забывал Нелоир.
- А эта леди обеспечит «тайное» прикрытие. Вы не против, надеюсь?
Однако он не был бы собою, если бы не заключил.
- Я пойду тоже. Буду снаружи.
Кто-нибудь более рациональный воззвал бы к нелоировому рассудку, мол, ему, конечно, только мятежников лично ловить, как будто мало бы вылазки в канализацию, где его чуть не придушил цепями вшивый имперский маг. Но  этого «кого-то» поблизости не оказалось.

+4

16

На холодность альтмера Эно отвечала теплотой улыбки отточенной до совершенства. Слова, которые он выплюнул, не внушили ужаса, но наоборот повеселили. Капитанчик вообще оказался забавным в моменты злости. Как рассерженный золотистый гуарчик, которые не понимает, с кем имеет дело, и поэтому пытается таранить лбом ноги. До того смешно, что даже мило.
Капитанчик, впрочем, был не единственным альтмером, которому требовалось ее внимание. Свирепый взгляд эмиссара убийца встретила с вежливой заинтересованностью на лице.
О, вот как. У талморцев еще больше проблем, а их штат сотрудников даже не укомплектован, как полагается. Во имя Мефалы, как они могут быть «правящий партией» Доминиона  и при этом не обзавестись достаточным числом шпионов, чтобы в нужный момент найти того, кто «умеет прятаться»?! Это просто смешно, право же!
Либо… это очередная проверка. Не та смехотворная уловка с ловушками, а нечто более серьезное.
- Я не против взять еще одно задание, - Эно приветливо улыбнулась эмиссару. - Мутсэра юстициар будет под моей надежной опекой.
Но бесплатно она работать не собиралась, Талмор это или нет.
- Назовите мне место и время встречи, - данмерка расправила подол платья, смахивая с него невидимую пылинку. – Как видите, моя одежда не приспособлена для, хм-м, чего-то более сложного, чем ловушки в вашем коридоре. Я тем более предпочту не лезть в ней в канализацию или на какое-нибудь особенно высокое дерево в Великом Лесу.
Женщина бодро стукнула каблучками, поднимаясь на ноги.
- Мои приготовления не займут много времени, - заверила она, разминая плечо одной рукой, а сиродиильский акцент растворился, уступая обычному для Эно нарсисовскому выговору.

+3


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Беда не приходит одна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC