Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » И не домой, и не вернулся


И не домой, и не вернулся

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Ранняя весна 201-го года Четвертой Эры, Имперский Город.

0

2

Скайримское небо, когда Арнаирил покидал Солитьюд, еще дышало зимним холодом, а на берегах озера Румаре, где юстициар остановился на отдых в конце пути, под сапогом мягко пружинила оттаявшая земля и терпко, волнующе пахло первой травой и южным теплом. Ветерок трепал жесткие волосы, озерная волна мелко плескала в гальку на побережье. Через Румаре, как огромный белый мираж, плыло отражение белого города. Некоторое время юстициар смотрел на Башню Белого Золота застывшим и мрачным взглядом, а затем, как ни в чем не бывало, наполнил флягу, вывел из воды свою уставшую лошадь и вновь выбрался на дорогу.

Тридцать лет прошло с Войны - где только за это время не побывал бывший гвардеец Наарифина, но сюда, под стены Имперского Города, не возвращался еще ни разу. То ли Ауриэль миловал, то ли кто-то из начальства. Сейчас же, когда он ступил на мост и вдали показались огромные ворота, прошлое вновь встало перед глазами, да так явно и ярко, что исчезло и это мирное весеннее небо, и ветерок, и запах озерной сырости. Все заполонил магический жар и запах горящих тел, и мимо, строй за строем, шли тени бывших товарищей - целая армия мертвецов с мертвецом во главе! - уходя в тьму и в смерть в борьбе за свои знамена...
Морок развеялся, когда под ухом беззастенчиво зазвенел детский голосок:
- Гражданин, город показать?
- ...А? - Арнаирил сморгнул и поискал взглядом источник звука.
Это был человеческий мальчишка лет семи-восьми, одетый бедно, но чисто - из тех, что вечно предлагают приезжим свою немудреную помощь за септим-другой. Будь сейчас юстициар одет в талморскую робу, ребенок бы не подошел, но талморская роба была создана явно не для одиночного путешествия через горы Джеролл. Ну, а в меховой скайримской одежде мрачный эльф, видно, никого особенно не пугал.
- Вы ж это. Не местный, да? Город не знаете? - с надеждой уточнил маленький имперец. - Так он огромный, трактир сами вряд ли найдете. Еще заблудитесь. Давайте, я Вас провожу, а?
- Я знаю город, - бесцветным голосом откликнулся Арнаирил. - Ничего не надо.

Талморское представительство нашлось почти сразу, на Талос-Плаза. Арнаирил когда-то слышал, что после подписания Конкордата район переименовали, но новое название так и не прижилось. Талморцы обитали в месте, названном в честь Ложного Бога, символизируя этим то ли попрание человеческой веры, то ли тщетность попыток эту веру попрать.
По приезду Арнаирил надеялся помыться и переодеться прежде, чем предстанет пред очи нового начальства, но, стоило ему явиться, за ним тотчас послали. Ждать местный эмиссар не любил и этикет, судя по намекам солдат, не уважал, так что юстициар в итоге переступил порог кабинета в чем был - и сразу же оставил на ковре несколько пятен грязной воды со своих меховых скайримских сапог.

+2

3

Талос Плаза теперь по официальным бумагам именовалась Площадью Союза, но это название так и оставалось исключительно в отчетах —  с доминионской, с имперской печатью, неважно, те и другие были совершенно неживыми, как и наспех выдуманное название.
Посольство разместили здесь —  с умыслом, конечно.
Чтобы каждый помнил о Конкордате.
Чтобы помнил, кто победил.
Вот только для Нелоира воспоминания были слишком объемными, слишком живыми, и он чересчур хорошо знал, чего стоила победа. Он ненавидел это место настолько, что с регулярностью, заслуживающей лучшего применения, сбегал в Портовый район —  там название прежнее, там честные бордели и честные дешевые притоны с курильнями скуумы, продажными девками любой расы; главное —  спрятать лицо. Он не пользовался услугами проституток, не курил скууму, как правило, просто сидел в углу, закрывая приметную рожу потрепанными совсем неталморскими шмотками, и если бы не рост, его бы могли принять за бесхвостого каджита. Или за человека. Или за еще кого-нибудь.
Но сейчас —  день, работа,  Площадь Союза, которая на самом деле все равно остается Талос Плаза. Нелоир читал донесение из Скайрима —  гражданская война, подозрительные новости о драконах, скорее всего, какие-то очередные местные байки, в которые лично он не собирался верить.
Другое донесение —  из Алинора. Алинор давно перестал ощущаться родной землей. В Шиммерене правила младшая сестра, потому что старший, наследник по закону, оказался «сухой веткой, его родичи так и не признали Талмор —  во всяком случае, неофициально. Талмор пытался проводить чистки, пытался прижать кинлордов и прочую аристократию к ногтю, но она оказывалась упорной…
Алинор, впрочем, докладывал не о кинлордах, а о других магических  чудесах. Это все вместе —  драконы и донесение из родных земель раздражало. Нелоир был магом Разрушения, воином, даже палачом, но во всей это зауми разбирался плохо, и устал от сиродильских Старейшин, каждый второй из которых был чародеем.
Как бы то ни было…
«Скайрим. Алинор».
Из Скайрима прибыл тот, кому можно задать вопросы. И не только.
Его имя казалось знакомым. До той звенящей ясности, какая бывает, когда переборщишь с желтыми каджитскими леденцами.
- Капитан Арнаирил.
Нелоир назвал его по имени, еще не веря, еще стараясь не позволить памяти взять верх. Он почти не изменился, даже меховые сапоги и уродливая нордская шапка ничего не могли поделать, стоило меру переступить порог, как перед глазами возникла пылающая Башня, груды тел — своих и вражеских  вперемешку.
Побег.
Нелоир мог держаться официально и непроницаемо, но здесь не тот случай —  бессмысленно лгать, когда вы оба знаете одно и то же. Он поднялся со своего кресла —  сделанного местными плотниками, слишком низкого и широкого для мера, Нелоиру пришлось опереться о стол, даэдрова деревяшка вместо ноги. Но иначе он не мог приветствовать того, кого знал с Битвы Красного Кольца.
- С возвращением, капитан.

+2

4

Арнаирил вскинул голову в ответ на давно забытое звание и внимательно присмотрелся к эмиссару. У него была плохая память на имена, и очень хорошая - на лица, но сейчас ни имя, ни лицо ни о чем ему не говорили. Только эти слова, "капитан Арнаирил". Верно, он был капитаном... когда-то. Недолго. Получил назначение перед самым Красным Кольцом, а потом - потом была проигранная битва и позорное бегство, и победа, о которой он не узнал, потому что из последних сил пытался пережить свое горе и позор в скуумовых притонах Коринта...
Капитан Арнаирил, значит?
- Юстициар, - сухо, настороженно поправил альтмер, внимательно глядя в глаза собеседнику. - Юстициар Арнаирил. Прибыл из Скайрима в соответствии с приказом первого эмисса...
Арнаирил как раз потянулся достать из-за пазухи письмо с приказом, но рука застыла в воздухе. Короткое воспоминание озарило его память, как вспышка света, которая на мгновение выхватывает из темноты лицо другого.
- Вы были с нами тогда, - упавшим голосом произнес он, ослабевшей рукой доставая ненужный приказ и кладя его на стол эмиссару. - Я думал, Вы умерли.
Неуклюжие и невежливые слова повисли в воздухе.

+2

5

- Юстициар, - исправился Нелоир, и протянул руку, приветствуя не в соответствии с регламентом а так, как приветствовал бы друга. - Юстициар Арнаирил.
Тот тоже узнал его.
Это было… болезненно.
Вместо рукопожатия —  приказ. Да, первый эмиссар распорядился, чтобы Нелоир выдал все полагающиеся инструкции, заодно принял доклад у юстициара, долгое время пробывшего в Скайриме. Но сейчас Нелоир думал о другом.
Об огне, например.
О боли —  не в ранах, не в несуществующей отрубленной ноге, но столь же призрачной; «ты-мог-сделать».. или нет? Приказ отступать - да. Нелоир командовал отрядом тогда и он отдал приказ отступать, потому что не хотел бессмысленных смертей в Красном Кольце, сжатом на горле каждого.
Но это было не разумное стратегически обоснованное отступление.
Бегство, вот что это было.
- А я знал, что вы живы.
И он вздохнул.
- Ради чего-то мы ведь это сделали.
Пояснять не требовалось. «Это». Отступление. Побег.
- Извините, ка… юстициар. Я должен принять у вас доклад о ситуации в Скайриме и объяснить задание.  Остальное… уже неважно.
И все же он открыл приземистый —  очередной сомнительный шедевр имперских мастеров —  шкаф, и достал бутылку местного коловианского бренди. В Алиноре предпочитали легкие вина, но иногда крепкое пойло надежнее. Нелоир налил древесного оттенка жидкость в два пузатых бокала и молча протянул один юстициару.

+2

6

Арнаирил молча следил за эмиссаром потускневшим взглядом из-под ресниц, избегая смотреть в лицо. Немудрено было не узнать Нелоира - кто бы теперь его узнал?! Наверное, тот уже привык к своему новому облику, за тридцать-то лет, но Арнаирилу, запомнившему его совсем другим, смотреть на него было тяжело и отчего-то стыдно.

Тогда, после всех боев, выжившие солдаты доминионской армии причалили к берегу где-то между Бравилом и Лейавинном. Нелоир лежал на дне лодки, наконец-то позволив себе потерять сознание, и никто не верил, что он выживет - только какая-то босмерка время от времени смотрела, дышит ли он. Его лицо полностью покрывала сажа и медленно темнеющая на воздухе кровь. Арнаирила, напротив, даже не ранило - единственного из всех, - и это было особенно стыдно, хоть он не избегал драки. Когда прошел и страх смерти, и азарт битвы, многие заметили, что на нем доспех гвардии главнокомандующего. Кто-то даже наивно спросил, куда отступил лорд Наарифин, но Арнаирил не смог ответить и постарался отойти. Каждый тогда переживал случившееся в одиночестве, хоть наступившая темнота и опасность вражеской территории заставляли формально держаться вместе. В конце концов, они были слишком гордыми, чтобы общая беда могла сплотить их. Для этого им пришлось бы признать, что они оказались слабы, что им дозволительна слабость, а они не могли этого признать.
Возможно, так было до сих пор.
Арнаирил мучительно ждал, пока эмиссар, наконец, отпустит его, и только когда тот протянул ему выпивку в пузатом бокале, поднял удивленный взгляд. Так рухнули последние стены официоза, и стало как-то проще, хоть и по-прежнему больно и стыдно.

Арнаирил взял бокал, тихо прокашлялся и пригубил. Поморщился. Пойло было ядреное.
- Ситуация в Скайриме под нашим контролем, - сказал он и нехотя поправился: - На Западе страны. На Востоке - мятеж с центром в Виндхельме. Мятежники требуют независимости Скарийма от Империи. К тому же кто-то нагнетает панику среди местного населения, впрочем, пока безуспешно, - Арнаирил отпил еще глоток и пояснил: - Этой зимой нам несколько раз сообщали, что в отдаленных землях провинции видели Дракона. Поначалу мы расследовали эти донесения, потому что увидели в них святотатство и намек на аспект Ауриэля. Выяснилось, что этот Дракон, который якобы является северным дикарям - всего лишь персонаж нордского фольклора. Что-то... вроде большой летающей ящерицы, которая должна уничтожить то ли Скайрим, то ли, - Арнаирил интонацией передал сарказм, но улыбка не коснулась ни губ его, ни глаз, - весь Тамриэль.

+2

7

Ах да, шрамы.
Странное дело —  Нелоир как-то и не подумал о них, должно быть, потому что войдя, Арнаирил никак не среагировал: не мелькнула тень отвращения, не было жалости, ничего.  А вот теперь, когда он соотнес мера из прошлого с тем, что видит сейчас…
И он хотел уйти.
Может, стоило так и сделать? Отчет, приказ, инструкция о новом задании. То, что в прошлом —  оставить прошлому и забыть.
Как будто забыть возможно…
Но уже поздно: Нелоир наливал и протягивал имперское пойло, и в этом тоже, наверное, был какой-то символизм. В Обливион его.
- Садитесь, Арнаирил, - второе кресло тоже было имперским, приземистым и широким, но у бывшего капитана, ныне юстициара, обе ноги остались собственными, так что вряд ли он заметит такие детали.
Донесения из Скайрима он слушал, невольно думая о том, как складывалась судьба Арнаирила эти годы.
Снятся ли ему кошмары? Прячет ли под формой особые шрамы, которые болят свежими ранами. В досье упоминалось, что он курил скууму, и видит Ауриэль, Нелоир был последним, кто его осуждал за это. Наверняка, он предпочел бы остаться в Скайриме —  подальше от Имперского Города и всего того, о чем он напоминал.
- Ящерицы, говорите, - Нелоир не стал сдерживать улыбку. - Да, я слышал эту глупую нордскую легенду о пожирателе мира, но если хотите мое мнение, Арнаирил: сказка всплыла реакцией на мятеж, гражданскую войну и прочее. Когда творится что-то плохое, обычно додумывают еще худшее. В связи с этим —  начинаю опасаться того, что творится на нашей с вами родине…  - он снова ухмыльнулся искореженными губами, из-за шрамов казалось, что он всегда скалится; Нелоир сейчас высказывал не самые благочестивые мысли, но Арнаирилу доверять получалось как-то совершенно естественно -  Вот, почитайте.
В отчете говорилось, правда, вовсе не о очередной междоусобице кинлордов, а о слоадской цитадели, найденной на дне кораллового рифа. Началось все с Симпозиума в Клаудресте, в такие дела Талмор вмешивался постольку-поскольку, «свободные ученые» редко были полезны. Но в этот раз все вышло иначе…
- Что вы об этом думаете?

+2

8

Арнаирил, секунду помедлив, взял бумагу и бегло пробежал взглядом.
- Я... Я знаю, - тихо сказал он. - Мне писали родные.
Странным казалось то, что в талморских отчетах не оказалось ничего нового, чего не знали бы любопытные жители Островов. История со слоадской цитаделью всколыхнула альтмерское общество. Некоторые, вроде Элендила, ученого, приходившегося юстициару родным братом, отзывались о находке с восхищением и завистью. Но большинство испытывало перед слоадами ужас, который, наверное, испытали бы норды, окажись их драконы правдой, а не вымыслом.
- Я думаю, мирные жители на Алиноре сейчас... - Арнаирил сделал паузу, подбирая нужное слово, - деморализованы. Если бы враги могли использовать это против нас, нам следовало бы быть настороже.
Юстициар испытывающе взглянул на Нелоира. Если паникой на Островах мог заняться совет, то сдерживание возможных происков имперцев, сообрази они воспользоваться ситуацией, было прямой задачей сиродиильского талморского штата.

+2

9

Нелоир, как ни странно, слоадов не боялся. В детстве его пугали древними чудовищами, вероятно, как любого другого маленького альтмера, но он слишком давно вырос, слишком давно повидал настоящих монстров —  начиная от гигантский скорпионов Эльсвейра и заканчивая имперскими солдатами. Последние были хуже скорпионов.
А может быть, дело в том, что на Алиноре у него не осталось никого, кого бы любил.
Эта мысль —  особенно на фоне слов Арнаирила о родных, заставила неприятно поежиться.
- Именно. Деморализованы, ползут слухи. И, что хуже всего, бОльшая часть всей этой истории уже выбралась наружу, а скоро дойдет и до Сиродила. Один из ученых, непосредственно участвовавших в экспедиции, имперский подданный. И собирается сюда вернуться. Собственно, в этом ваше задание: пусть он доберется сюда без приключений… и пусть не уходит из-под нашего присмотра. Досье вы получите.
Это была деловая часть, но Нелоир не торопился говорить «вольно» и отпускать Арнаирила. Наверное, это нечестно. Он с дороги и хочет хотя бы помыться.
- Еще бренди?

+2

10

Арнаирил с явным скепсисом поднял бровь. Упоминание имперского - имперского! - подданного в составе экспедиции неприятно его удивило. Да что говорить - возмутило. Элендил много болтал про какое-то там ученое братство, которое якобы важнее государственных и расовых границ, но Арнаирил считал все это блажью. Очевидно, какой-то блаженный затесался и среди алинорского талморского штата, если имперца пустили раскапывать слоадские руины на Алиноре.
- Как скажете, - коротко вздохнул юстициар и начал уже подыматься в кресло, но опустился обратно.
Стараясь не смотреть на Нелоира, он хмуро и смущенно вытер губы тыльной стороной ладони.
- Нет, - сказал он, наконец, тихим и совсем другим тоном. - Не сейчас, ты ж на работе, да и я тоже, - Арнаирил поднял глаза на эмиссара. - Я пока еще не могу просто вспоминать это, как прошедшее. Думаю, что я мог сделать. Во сне вижу все заново и что-то пытаюсь изменить... Почти каждую ночь. Прости, Нелоир, не в обиду. Не могу я за это пить, дружище. Только напиваться.

+2

11

Арнаирил предсказуемо не обрадовался новостям про имперского подданного, на что Нелоир только плечами пожал —  он тоже был не в восторге, но… если бы все было так просто, уже началась бы новая Меретическая Эра, верно?
- В Доминионе вообще много чего случилось. Новые герои, новые тайны. Узнаете.
Он выразительно посмотрел на юстициара. В досье говорилось, что Арнаирил талантлив к интригам и шпионажу приблизительно, как норд —  в изысканном алинорском этикете, но кое о чем не хотелось молчать, хотелось… предупредить, наверное?
Например о тех странных вестях из Валенвуда, о которых официальные донесения были настолько непонятными и мутными, что Нелоир подозревал какой-то большой… промах. О новых героях, вернее, герое в лице некого Советника Арингола. Простых эмиссаров предупредили: он изволит приехать в Сиродил, предоставьте все условия.
Нелоиру почему-то казалось: все это нехороший знак, только не мог сказать, чего именно.
Предупредить.
Словно о засаде в подлеске. Ничего больше.
- Ты прав, - тот перешел на «ты», Нелоир ответил тем же. Он ухмыльнулся, отчего лицо-уродливая маска исказилось еще сильнее. - Напиться. Почему бы и нет. Я знаю несколько отличных мест —  о, там даже этот город кажется почти… выносимым.

+1

12

Арнаирил был уверен, что не соглашался на это приглашение, но, тем не менее, он оказался там: довольно нетрезвый, потерявший по пути меховой плащ и к тому же в компании уже не только одного эмиссара, но и какого-то полубосмера-полубретона, который отчаянно напрашивался на угощение, повторяя, что мол, "сейчас они увидят, что мы, альдмери - высшая раса!".
Все это до боли напоминало прошлое: и изящные доки Имперского Города, и гордые мачты кораблей, и Нелоир - как и прежде, душа компании, неуловимо и неумолимо увлекающий за собой, собирающий вокруг себя самые разномастные, но всегда дурные, шумные и веселые компании. Они ввалились на нижнюю палубу Плавучей Таверны. Корабль был, как новенький, но на стенах висели поясняющие таблички, что мол, здесь, за этим столом, любил выпивать Чемпион Сиродиила, а такого-то числа в таком-то году здесь принимали самого последнего архимага Гильдии Магов.
- Мне кажется, или во время штурма эту посудину разнесло в щепки?.. - поинтересовался вслух Арнаирил, ни к кому особо не обращаясь.
Он, впрочем, вполне готов был услышать философский ответ, что это мол, не важно, а важен - глубинный смысл, понимаешь, передача памяти поколений и все такое. Конкретный же стол или даже конкретный корабль - суета сует и ловля зайцев в Скайриме. Арнаирил был бы даже согласен с таким ответом - они уже достаточно выпили, чтоб из солдат превратиться в немного философов.

+2

13

За ними увязался Эйвери, мальчик на побегушках при талморском посольстве —  один из тех, кто «продал родину проклятым эльфам», как порой вещали в тавернах перебравшие имперцы. Сам Эйвери, похоже, считал, что сделал правильный выбор.  И  Нелоир даже сейчас ему благодушно кивал —  конечно же, они все тут альдмери, великие наследники прошлого, и…
К бренди он уже прибавил пару леденцов, и коробочка с остальными лежала во внутреннем кармане формы. Леденцы давно не действовали на него, как на обычных меров (и людей), а скорее как на каджитов - опьяняли медленно, и без алкоголя вызывали скорее отупение, но сейчас напротив, добавляли задора.
-  В щепки, - подтвердил Нелоир на борту Плавучей. - Брехня. Заманивают, чтобы деньги драть. Ничего. Наливают… отлично. Эй, человек!
Нелоир сделал жест хозяину —  невысокому узкоплечему имперцу, который поглядывал на талморцев с сомнением. Нет, он вряд ли страдал излишне гражданскими чувствами. Просто эльфы уже сейчас выглядели нетрезвыми —  а он прекрасно знал, что они способны орудовать не только мечами, но и огнем, и молниями. Впрочем, платили хорошо, так что мгновение сомнение закончилось благополучно: имперец выскочил к гостям.
- Сюда!
Рядом с выбранным столом уже выпивала какая-то компания. И вот они смотрели на эльфов долгим взглядом —  как будто вовсе не отрываясь.
В этом взгляде, пока не оформленное, появлялось узнавание. Особенно у сидящего с краю здоровяка-полунорда или даже полуорка, чье лицо было покрыто шрамами не хуже, чем у Нелоира.

+2

14

Оттого, что за вот этим самым столом не сидел за бутылкой последний Архимаг, Арнаирилу стало как-то даже... обидно. Однако, он все равно соизволил сесть на шаткий табурет и принять внутрь новую порцию ядреного пойла. Это как-то примирило его с неромантической действительностью и вновь вернуло в ностальгически-задорное расположение духа. Из угла на пьяных талморцев уже прицеливалась яркая красотка эльфийских кровей, не слишком умело косившая под чистокровную альтмерку. Кодекс запрещал такие связи борцам за чистоту благородной крови, но кто же, в самом деле, соблюдает кодекс?.. В смысле - кто соблюдает кодекс в тех случаях, когда его положения не служат предлогом для достижения чего-то еще?..
Арнаирил игриво кивнул путане, но та, вдруг посмотрев куда-то за его спину, предпочла ретироваться. Он оглянулся и, как на легионерский меч, напоролся на враждебный, мрачный взгляд. Арнаирил повернулся к товарищам, чтобы убедиться - те уже заметили неприятеля на горизонте. Полубосмер, хоть и кричал еще недавно, что "нас, героев, ныне почти не осталось, так пройдем же строем..." и все такое, при малейшем признаке реальной опасности примолк и неуловимо придвинулся ближе к стенке. Арнаирил встретился взглядом с Нелоиром и коротко, задорно кивнул ему.
Устроим им реванш, да?
Прямо здесь и сейчас?
И ничего, что их пятеро против дво... полубосмер какого-то скампа еще здесь?.. ладно, против троих. Мы справимся. Мы выстоим. На этот раз.

+2

15

В таких случаях соображаешь быстро, чувства обострены, несмотря на кошачьи конфеты, и думать удивительно легко.
Нелоир мыслил стратегически. Для начала, он со значением кивнул соратнику. С сомнением глянул на полубретонца-полубосмера —  ненадежная мелюзга, но ресурсами перебирать не дело.
Он достал из кармана формы заветную коробку.
- Угощайтесь, господа.
А дальше принялся мыслить еще более стратегически.
- Арнаирил, ты в авангарде. У тебя обе ноги свои, ты мобильнее.  Я прикрываю и обеспечиваю огневую поддержку.
Эйвери достался еще один сомневающийся взгляд.
- Эйвери, за тобой отвлекающий маневр. Сейчас эти… - тут он добавил исчерпывающую характеристику на старом альдмерис, -  обязательно к нам сунутся. Мы первыми не будем. Враг откроется сам. О!
Он еще успел сделать глоток крепленного эля, когда мрачный здоровяк со шрамами в сопровождении еще двух своих дружков воздвигся над их столом.
- Шли бы вы отсюда, - буркнул он.
Нелоир смерил их взглядом, выученным еще в детстве. Как будто сиволапый крестьянин ввалился в приемный зал его отца.
- Перед вами эмиссар второго ранга и старший юстициар. Обратитесь по всей форме, желательно - в письменном виде. Сейчас - не принимаем.
Честно говоря, речь получилась не очень убедительной. Должно быть, потому что некоторые буквы норовили сбежать в самый ответственный момент.
Но такого ответа вполне хватило.
- Чего? Да вы… Сейчас мы… Обратимся!
Нелоир кивнул спутникам —  в основном, Арнаирилу, в чьих боевых качествах не сомневался. Началось.

Отредактировано Нелоир (2018-02-07 18:53:40)

+2

16

Арнаирил на минуту потерял воинственный вид и ошеломленно взглянул на эмиссара: он привык, что перед боем предлагают выпивку, а не сладости. Впрочем, эта странность объяснялась легко. Вкус леденца напомнил молодость и Фестхолд, и старых приятелей, и  даже четкая картинка прорисовалась сквозь пелену прожитых лет: пригороды, заброшенный барак, высокий кустарник, ясный медленный рассвет и лица молодых альтмеров вокруг. А потом все растаяло, растворилось в окрыляющем бреду наркотического эффекта. Изложение стратегических планов эмиссара Арнаирил прослушал - вроде, просто моргнул, а прошло несколько минут. Лунный сахар всегда выделывал какие-то шутки со временем. И если в Скайриме Арнаирил научился пить, почти как норд, то скуума и сахар всегда уносили его быстро, как младенца. А уж вместе с выпитым и вовсе...

Юстициар медленно, пристально оглядывал возникших перед ним людей, пытаясь сообразить, что это за раса такая, с шестью глазами, и что за враждебная магия наполнила таверну зеленой дымкой. Мысли путались. Он успел только осознать, что вот сейчас, только что, все понял, но уже вновь забыл. Арнаирил встал, и его лицо оказалось вровень с лицом здоровяка. Тот, видно был из тех простых мужиков, которые крепче бренди ничего не пьют, и неестественно плавные движения альтмера ни о чем ему не сказали - он ждал обычного для трактирной драки поведения и недоумевал, что ж такое с этим чокнутым эльфом происходит.
- Я все понял, - сказал, прищурившись, Арнаирил. - Я все понял. Что ж... Арестовывать вас перед лицом Обливиона, очевидно, не имеет смысла.
- Чё?.. - скривился здоровяк.
Один из его друзей, видно, более опытный в сфере Сангвина, тихо рассмеялся и протянул:
- Эгей, да видно, господа эльфы тут не только выпивкой развлекаются.
- Не, я не понял...
- Ладно, оставь его. Не получится с ними по-человечески разобраться.
- Чё оставить-то?! Ему чё, плохо?..
- Ему хорошо! Оставь его.
Пока ветераны решали между собой, Арнаирил медленно переводил взгляд с одного на другого, а затем повернулся к Нелоиру и спросил:
- Что прикажете, мой эмиссар?

+2

17

Леденцы на Нелоира давным-давно толком не действовали, так что он даже не понял, что с Арнаирилом что-то не так.
А бренди, теперь уже смешанного с крепким элем, в нем было слишком много, чтобы оценить состояние товарища.
Нелоир рвался в бой. Обливион? Какой еще Обливион?
- Ага! Они струсили, юстициар, - Нелоир попытался встать, но подводила то ли нога-протез, то ли дело было не в протезе. Эйвери куда-то тихонько сдвигался с явным желанием все-таки спрятаться под стол и там отсидеться.
- Струсили перед величием Талмора!
Его голос зазвенел аж в стеклах таверны.
Если компания и усомнилась, стоит ли драться, сейчас злость вернулась на место:
- Да мать вашу эльфийскую… Щас мы вам покажем, величие Талмора!
С этими словами здоровяк, державший глиняную кружку с напитком, плеснул содержимое прямо в лицо Нелоиру.
Увернуться тот не успел. Часть досталась и Арнаирилу —  просто за компанию, а может, оттого, что у имперской компании тоже координация была далеко не как на поле боя. Зато успел заметить, что часть жидкости попала в драгоценную коробку, а лунные леденцы таяли в жиже не хуже обыкновенных.
Это уже был удар ниже пояса.
- Ос…оскорбление… чести… мундира. В бой!!..

+3

18

Всем известно, что каджитские сладости приводят в радостное, порою слишком, и расслабленное расположение духа, однако мало кто знает, что, потребляемые вместе с крепкой выпивкой, они порой производят обратный эффект.

Арнаирил, в отличие от эмиссара, был отнюдь не уверен, что враг испугался Талмора. Эти существа, кем бы они ни были, начали у него на глазах менять цвет и превращаться в настоящих монстров. Проклятая таверна была, очевидно, не чем иным, как их тайным логовом - повсюду посетители меняли облик, и вот, минуту спустя, кругом кишмя кишели говорящие слизни, хищные цветки в одежке обывателей, да карлики с огромными обезьяньими головами. Один из цветков выстрелил ядом прямо в лицо эмиссару. Струя еще в полете разлетелась бурей разноцветных мотыльков, часть из них взвихрилась вокруг Арнаирила. Он не успел защититься, успел только ошалело взмахнуть руками, отряхивая мерзких насекомых с волос.
Эмиссар, кажется, слишком много думал о чести мундира - тут же драться явно предстояло за свою жизнь.

Арнаирилу не надо было долго ломать голову, где у цветков самое уязвимое место. Он со всей силы пнул растение ногой поперек стебля и сразу же ударил головой в маковку бутона. Цветок взвыл пронзительно-тонким голосом; юстициар издал торжествующий боевой клич - все-таки этих чудовищ можно было победить! Они, он видел, бросились на подмогу поверженному собрату, но Арнаирил уже достал меч.
Оружия они не испугались - у них было свое.
- Эй, не надо, не надо!.. - крикнул своим же другой говорящий цветок. - Меч обратно в ножны, Меркуций! Это уже не просто мордобой, нас всех за это засадят в тюрьму.
Арнаирил не успел удивиться, с чего это наглые растения ожидали боя врукопашную. Его главный враг, гигантский цветок, был, оказывается, еще не сломан. Навизжавшись вдоволь, он вновь вырос перед юстициаром, став, кажется, вдвое выше против прежнего.

+3

19

Нелоир был несомненно пьян, но —  и только.
А вот с юстициаром творилось что-то неладное, он понял это даже сквозь хмельной задор и досаду из-за испорченных леденцов.
Арнаирил взмахнул руками —  так, будто, по меньшей мере, пытался в последний миг создать щит-эбонитовую кожу против имперского огненного заклинания.  В это мгновение Нелоир заподозрил было неладное, но уже в следующее молниеносный удар головой и почти одновременно ногой заставил здоровяка рухнуть на пол.
- За Доминион! - провозгласил Нелоир.
Его кулак встретился с чьей-то физиономией. Этот кто-то не остался в долгу, нога-деревяшка (или, может быть, было дело не только в ней…) подвела - эмиссар повалился через скамейку на залитый липкой жижей пол.
Удар затылком о доски подействовал отрезвляюще.
А может, вид Арнаирила с оружием. Нелоир все-таки был всего лишь пьян —  а еще оставался эмиссаром Талмора, и как-то очень внезапно и сразу осознал, что пьяная потасовка —  скверно, но если в ней погибнут граждане Империи, а они погибнут, потому что против Арнаирила с мечом у них шансов не больше, чем у мыши против кота…
- От…отставить! - из положения лежа проговорил Нелоир, пытаясь уцепиться за арнаирилову штанину.
У этих придурков тоже было оружие, но вот шансов —  нет.
Сейчас юстициар просто скосит их, как крестьянин —  пшеницу. Нелоир хмыкнул под столом от собственной метафоры. Она ему сейчас казалась донельзя забавной. Часть его все же жаждала имперской крови —  та часть, для которой война не закончилась.
- Вы… катитесь… прочь. Пока живы.
Тем временем, все забыли про Эйвери. А он, пойманный хозяином таверны, уже бежал за стражей.

+1

20

- Ну все, желтомордый, - тихо пообещал цветок, - конец тебе.
- Посмотрим, обливионское исчадие, - так же тихо ответил Арнаирил.
Красота момента была испорчена взрывом криков "Да он у вас совсем больной?!", "Позовите стражу!" и "Божечки, а что он пил?!" повсюду кругом. Среди возмущенных возгласов прозвучала и команда "отставить" от Нелоира. Совершенно сбитый с толку, Арнаирил повел подбородком, сморгнул и упустил момент, когда можно было проткнуть мясистую зеленую плоть золотым алинорским клинком. Цветок бросился на него - но в следующий миг оказался оттащен назад своими же товарищами и, после нескольких попыток сбросить их, повален на пол. Арнаирил не прочь был бы прыгнуть в это кучу-малу сверху и добить их всех разом, но и с ним случилась беда - мерзкие карлики с обезьяньими и лошадиными головами облепили его со всех сторон и принялись вытаскивать из руки меч. При этом один сипел в ухо на дорогом сердцу альтмерском наречии голосом Воронила, стражника талморского штаба, с которым Арнаирил успел познакомиться утром:
- Да что ж такое!.. Не, ребят, он сильный, как бык - скампу в трещину все эти нежности... Вырубайте его, а то не удержим!
Ребята, кто бы они ни были, не стали уповать на телячьи нежности. И мир накрыла тьма.

+1

21

Утро было мрачным.
Нелоир проснулся у себя в комнате, но болело все - втрое сильнее, чем обычно. А еще он был в одежде, в грязной и Дагон знает чем заляпанной одежде. Голова трещала. Во рту царил мерзкий кисло-горький вкус.
Страшно хотелось пить.
И не только пить.
Сунув руку за пазуху, Нелоир похолодел не обнаружив своей коробки с леденцами. У него был запас, конечно, но до него еще надо добраться, открыть личный сейф, и… О боги! Во имя Ауриэля и Финастера, что вчера вообще было?
Из Скайрима приехал Арнаирил —  старый друг.
Было бренди. Бутылка. Еще одна. И еще.
И таверна. И…
Память была вроде рубища нищего: после того, как заявились в таверну Портового Района —  дыра. А потом —  стражники, холод камня, Нелоир еще кричал, что они-де не имеют права, что будут иметь дело лично с ним. Потом вроде как отпустило, он требовал, чтобы освободили Арнаирила… И где он сейчас?!
Кажется, приказал напоследок —  перед тем, как вырубиться, предоставить ему гостевую комнату. Но ни в чем нельзя быть уверенным.
Как бы то ни было, сегодня этот проклятый Консилиум, или что там собрались устраивать маги, а значит, приедет имперец со своим слоадским докладом, а значит, они должны быть начеку. Если сократить до предела: немедленно вставать, умыться, переодеться. И найти-таки Арнаирила.
К юстициару Нелоир пришел сам. В конце концов, вчерашние выходки не имели никакого отношения к талморской дисциплине, и ему было слишком стыдно вызывать юстициара к себе. Даже в дверь постучался тихо и вежливо. Голова-то по-прежнему отчаянно трещала, а с «лекарством» стоило подождать. И так вчера где-то посеял коробку…  

+1

22

Арнаирил долго блуждал между явью и сном в тошнотворно-замедленном видении вчерашних событий. Очнулся он, в конце концов, оттого, что в комнату, напевая, вошла хорошенькая горничная-босмерка и, увидев в постели полуголого мужчину, коротко взвизгнула от неожиданности.
- О, простите, Советник! - пролепетала она и выскочила наружу.
Из коридора донесся взволнованный шепот "приехал!" и "уже там, спит".
Приехал-то он, конечно, издалека, и очень приятно, что так встретили, но... Советник?..
Арнаирил попробовал пошевелиться: ощущения были странные. Вроде как, похмелье - но еще и лучистый звон в голове, и сладкое послевкусие, вроде того, что оставляет после себя лунный сахар.
Лунный сахар!
- О, боги! - простонал Арнаирил, закрываясь от света вышитой подушкой. - Какой же я осел!
Вчерашнее он вспомнил довольно легко, до того момента, когда его, очевидно, ударили по голове. А вот потом - потом будто и не было ничего. И уж совсем удивительно то, что проснулся не в тюрьме и даже не в казарме, а в роскошных апартаментах, напоминающих, на взгляд неприхотливого воина, спальню королевской четы.
Арнаирил попытался вспомнить хоть что-то еще, и вот пожалуйста - вспомнил, что сегодня ему надо было встретить Магистра Летео и... проводить его на Консилиум, который... уже давно идет.
Арнаирил с отчаянной решимостью перевернулся на бок и, молчаливо страдая, стал грести к краю бескрайней кровати, надеясь рано или поздно подняться на ноги.
Второй раз неприятное воспоминание искрой пробежало по нервам, когда в комнате появился собственной персоной Нелоир.
- Слушай, - прокряхтел Арнаирил, на карачках вываливаясь из постели. - Меня тут... Это... Ты никакого Советника, случаем, не ждешь?

+2

23

Нелоир с заметным трудом доковылял до стула. По закону подлости как раз искусственная нога неплохо работала —  что ей, деревяшке даэдровой, сделается, а вот та, что из плоти и крови, гнулась неохотно.
За страданиями Арнаирила он наблюдал с тем меланхоличным сочувствием, какое испытываешь, когда понимаешь, что ровным счетом ничем не способен помочь.
Из похмельной меланхолии вывела одна-единственная фраза собрата по несчастью.
- А… что?! Советник! Обливион подери! - Нелоир схватился за голову. - Ты вчера читал досье? Арингол, спаситель Доминиона. Я тебе говорил. Он, видите ли, решил лично посетить нас, вот только…
Нелоир уставился на  Арнаирила с искренним недоумением.
- Понятия не имею, почему не пришел сюда. Впрочем, оно и к лучшему. Консилиум. Он же скоро начнется. Или… уже начался?
Впрочем, паника  и талморский эмиссар несовместимы.
- Поторопись. Заглянешь в комнату под лестницей. Там босмерка, Миури зовут —  у нее есть настойки от всего. Не смотри на меня так, лечащие настойки. От головной боли… и … в общем, помогут. О финансовых затратах не думай, компенсирую даже неофициальные, - «если-ты-понимаешь-о-чем-я», подразумевала его интонация. -  Встречай этого имперца. Что касается Советника…
Нелоир помрачнел —  и это выражение лица уже мало имело отношения к похмельным страданиям.
- Понаблюдай за ним. Можешь считать меня старым параноиком, но герои-единоличные победители древнего зла мне никогда не нравились. Но —  издалека. Понимаешь?
Он сделал движение пальцами, словно растирая щепотку соли —  или лунного сахара. Мол, этот Советник нас с тобой в порошок сотрет, если почует неладное.  

+1


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » И не домой, и не вернулся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC