Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Спрячь дерево в лесу


Спрячь дерево в лесу

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Место и время: Скайрим, Рифтен, весна 201-го года 4Э.
Действующие лица: Летео Диренни, Руан Жиардье.

0

2

Наверное, в какой-то из историй у Летео все прошло без сучка-без задоринки, не возникло никаких проблем и осложнений. Вот только ни одна такая история ему самому была неизвестна.
Скайрим исключением не оказался.
Сначала подозрительные взгляды.
Потом якобы заинтересовались их «проектом» талморцы.
Потом Элендил отправился искать вход в Обливион —  и пропал. Он же не собирался пока туда внутрь идти, правда? Только найти место и возможность ритуала.
Ждать дальше было невыносимо, да и опасно. Летео посоветовал Ормилу затаиться —  тот мало напоминал ученого, а внимания к меру с Островов явно военного вида, который таскается зачем-то с пресловутым ученым, будет многовато. Вот найдет Элендила Летео, и тогда уже…
Найдет, да.
Никогда ничего гладко не бывает, но хоть результат-то может быть нормальный. Правда?
Трудность заключалась еще и в том, что они были заметны. Вдвоем с Ормилом —  вообще смотрелись парой персонажей из анекдотов. Запоминали их даже те, кто шел по своим делам, совершенно не оглядываясь по сторонам. Поэтому было логичнее отправиться на поиски одному… и да, мер-ученый все еще вызывает меньше вопросов, чем солдат.

В поисках Элендила Летео пришлось пересечь весь Скайрим. Нет, он не геройствовал и приключений не искал, нанимал телеги, которые ехали по самым крупным дорогам, и никуда не совался. Слишком уж хорошо знал свое «везение»… ой, а что там за пещера? Драугры водятся? Легенда гласит о том, что внутри древнее сокровище, наследие эпохи войны древних нордов и снежных эльфов? Да… да, я обязательно проверю эту пещеру. В другой раз.

Рифтен был городком средних размеров и совсем не средней грязи. Из Морровинда ветер приносил пепел —  за пару дней волосы из светлых превращались в серые. На улицах пахло гнилым деревом, рыбой, помоями. Зато было теплее, чем в Маркарте, например. Больше ничего примечательного.
Летео жил в таверне «Черный вереск» уже третий день и безуспешно пока допытывался, не видел ли кто здесь такого высокого худого альтмера, у него еще пары пальцев на руке не хватает. Пока результат расспросов разочаровывал —  вроде бы и видели, но не уверены, никакой конкретики и уж точно неясно, куда Элендила понесли даэдра после.

+3

3

Почти достичь успеха, протянуть к нему руку и в последний момент потерять все - это случалось с Жиардье настолько часто, что он уже подозревал какое-то проклятие.
Кто-то добрался до амулета раньше него.
Кто-то.
- Кто это был? Да как узнаешь, через столько-то лет? - пожимал плечами местный егерь. - Я тогда тут еще не служил. От предшественника слышал, мол, приезжали мужик с бабой из Скайрима, хвастались, мол, денег у них немерено, мол, коллекцию артефактов собирают. Ну, наши наемники тут же задницы отодрали от стульев и зачистили все дыры в округе. Может, то, что ты ищешь, тоже этим коллекционерам продали?
- Как их звали? Из какого они города приехали? К какой расе принадлежали? - спрашивал Жиардье, но в ответ егерь снова и снова пожимал плечами:
- Чего не знаю, того не скажу. Да как узнаешь, через столько-то лет? А по расе... норды, наверное, раз из Скайрима? А, или альтмеры - вечно на чем-то двинутые. Да скамп их знает, я не знаю.

"Мужик с бабой из Скайрима", богатые коллекционеры - с такой вот скудной информацией Жиардье пересек границу северной провинции. На уме у него было три варианта. Во-первых, амулет мог остаться в руках коллекционеров, и, с такой-то склонностью к хвастовству, их легко будет найти. Во-вторых, амулет мог достаться магам, и тогда следовало искать в Скайриме могущественного некроманта. И в-третьих... Третий вариант Жиардье предпочитал не обдумывать. Если амулет пошел по рукам и дальше, то выйти на его след может быть делом не одной сотни лет.
Сперва дело казалось безнадежным. В Фолкрите ни о каких магах-коллекционерах слыхом не слыхивали. В Маркарте Жиардье посетил Колсельмо и послушал душераздирающие россказни трактирщика о трех альтмерских некромантах-даэдропоклонниках, которые хотели принести весь город в жертву Молаг-Балу и оскверняли тела в Зале Мертвых. Но придворный маг не интересовался ничем, кроме двемеров, а трактирная история казалась полнейшей липой, да и ее герои уже покинули город.
Рифтен, на первый взгляд, тоже не сулил добра, но в первый же вечер Жиардье нашел информатора местных воров и от него узнал: в Виндхельме как раз живет коллекционер артефактов. Правда, открытым оставался вопрос о женщине - виндхельмский музейщик жил один, - но, в конце концов, пара вполне могла расстаться.
Приняв решение назавтра отправляться в Виндхельм, Жиардье отправился в трактир.

Был поздний вечер.
От каналов несло запахом тины и нищеты, навстречу попадались подозрительные, темные личности. Кого-то другого это могло бы напугать, но Жиардье нравилась эстетика увядания и порока. Как это в строках поэта? Музыка улиц, поэзия дна. Темных личностей он не боялся - рядом с ним они были сплошь невинными ягнятами, - а слабый закон и продажная стража позволяли ему чувствовать себя в безопасности. Жиардье открыл дверь и шагнул навстречу свету и шуму в переполненный зал трактира. Свободных столов не было, но слуга-аргонианин усадил гостя с другим путешественником - эльфом-полукровкой, которого назвал "Масссстером Летео".
- Мастер, значит? - переспросил Жиардье, когда слуга ушел за заказом. - Вы тоже маг, сударь? Нечастое дело в Скайриме. Я как раз ищу одного. Может, знаете какого-нибудь владельца впечатляющей коллекции магических артефактов?

*    *    *

Стражники у ворот начали было вымогать мзду, но "случайно" распахнувшийся плащ и мелькнувшая в факельном свете одежда Дозорных Стендарра мигом решили все проблемы. Медаса, Туран и Альвар вошли в город, держась темной стороны улицы.
Альвар не переставал корить себя за то, что долгое время оставлял без внимания Турана - а ведь соратник стал говорить о даэдропоклонниках в Маркарте задолго до появления трупоедов и жалоб Клеппа на постояльцев.
Теперь же все стало на свои места. Обглоданные тела в Зале Мертвых. Даэдрический алтарь в заброшенном доме. Странные заговорщики в трактире "Серебрянная кровь". И свидетельство фолкритского охотника, видевшего, как пожилой бретонец в черном вышел из колдовской воронки и отправился в город. Теперь Альвару было ясно, как день, то, во что еще месяц назад он бы не стал верить.
И пускай Медаса и даже ревностный Туран еще призывали повременить и найти больше доказательств, Альвар больше не мог позволить своим Дозорным медлить.
Медаса и Туран не слышали - там, в заброшенном доме у разбитого алтаря, с Альваром заговорил сам Стендарр.
Бог раскрыл своему слуге планы врагов.
Бог торопил, бог требовал решительности и веры.

+4

4

Таверна была забита под завязку.
Летео она не нравилась. И  вообще город не нравился —  здесь было столько каких-то подозрительных личностей, сколько он даже в компании с Манолло не видел, и ему все чудилось, что они на него смотрят, как крысы —  на вкусный, сочный кусок сыра.
Не то, что он не мог совсем за себя постоять, и все же…
Однако выбора не было. Преисполненный решимости отыскать Элендила, Летео собирался спросить всех и каждого, тем более, что вроде как такого мера здесь видели. И понять, куда же того скампы понесли…
Каждый рифтенский ужин почему-то пах рыбой. Даже если это  было жаркое по бретонскому рецепту с эйдарским сыром и яблочные пироги. Хорош здесь казался только мед —  местный, по особому рецепту «Черный Вереск». Летео, правда, не пытался угнаться за нордами в скорости и количестве поглощения пряного сладко-горьковатого напитка, понимая, что рискует остаться с обчищенными карманами. И хорошо еще если очнется вообще, а не окажется где-нибудь в канаве…
Флегматичный аргонианин в придачу к заказу подсадил к Летео какого-то человека —  его, кстати, прежде не видел. Человек был бретоном, вид у него был немного потрепанный, но, пожалуй…
Начал разговор тот сам. Летео широко улыбнулся в ответ.
- Маг. И исследователь… который крайне счастлив встретить коллегу, - Летео задел рукавом кружку меда, когда вскочил и протянул руку для подобающего рукопожатия. Кружка опасно зависла над краем стола. - Летео, просто Летео. Не надо никаких «мастеров», ради Мары…
Он очень давно толком ни с кем не общался. Попутчики либо спали в телеге, либо отвечали односложно. Люди в тавернах тоже не отличались дружелюбием —  Скайрим был страной мрачноватой, хотя Летео и верил, что в глубине души норды хорошие. - О, какое совпадение, я тоже ищу… мага, да. Своего друга. Вы его не встречали ненароком? Высокий мер, худой, у него еще двух пальцев на руке не хватает… Он выехал из Маркарта, мы должны были там встретиться, но… эээ… сложились некоторые обстоятельства. А потом исчез…
Летео внезапно осекся.
- Коллекция артефактов?
Откашлялся.
- Ну. Гм. Некоторым образом.
Снова кашлянул. Вернул кружку на безопасное место.
- Я… эээ… собираю всяческие интересные вещи. Но… хм. Я не думаю, что вы ищете меня.

+4

5

Жиардье, секунду поколебавшись, пожал протянутую руку. Давно позабытое слово "коллега" согрело душу теплой волной счастья. Жиардье вдруг живо вспомнилось время, когда он был уважаемым человеком, профессором Университета Таинств, высокопоставленным членом Гильдии Магов и другие маги обращались к нему именно так. Коллега.
Ну почему же, почему понадобился всего лишь один идиотский приказ Арихимага, чтоб все изменилось, чтоб друг и коллега вдруг стал негодяем и в общем-то нерукопожатным человеком?..
- Руан Жиардье к Вашим услугам, - криво улыбнулся некромант. - Нет, сожалею. Никого похожего не встречал... А, благодарю.
Последнее слово было сказано слуге, поставившему перед гостем поднос с едой. Жиардье со сдержанным любопытством склонился над миской, отыскивая взглядом куски непонятного мяса, картофеля и лука. Слова нового знакомого заставили его на мгновение поднять глаза и бросить на круглое лицо мера-полукровки быстрый, пронзительный взгляд.
- Как знать, - Жиардье пожал плечами. - Вам, к примеру, не случалось путешествовать по Сиродиилу в компании дамы?

*    *    *

Троица Дозорных вошла в трактир. Альвар быстро пробежался взглядом по лицам и заметил в дальнем углу эльфа, а рядом - пожилого мужчину, которого принял бы за бретонца.
- Туран, - тихо подозвал он к себе товарища, указывая глазами на мера. - Это один из маркартской банды?
Туран коротко кивнул, но на его лице читалось замешательство. Их общее на двоих недоумение выразила Медаса.
- Альвар, - шепнула она. - Разве мы уже уверены в их виновности?
Главный не ответил. Он лишь упрямо поджал губы и как бы невзначай перевел взгляд на ладонь Медасы. Как бы эта рука не оказалась рукой предательницы - вот о чем он подумал.
Слишком уж рьяно она защищала даэдропоклонников.

+3

6

Летео печально вздохнул. Нет, сдаваться он не собирался —  все равно найдет Элендила, ну не мог же тот сквозь землю провалиться! —  но отчего-то надеялся, что новый знакомый даст хоть какую-то подсказку.
- Что ж, жаль…  Вы из Хай-Рока, господин Жиардье? - логично предположил Летео. - Случаем, не из Даггерфолла? Я сам оттуда, и здесь, в Скайриме, порой скучаю по дому. Там теплее.
Светская беседа, впрочем, прервалась едва начавшись.
Летео задумчиво прожевал картофелину —  она была пережаренной и тоже пахла проклятущей рыбой. Нет, он ничего не имел против рыбы. Но почему везде она?!
- По Сиродилу-то случалось. Но с дамой? Нет. Извините, господин Жиардье…
И снова вздохнул.
Тот, видимо, тоже кого-то разыскивал. Но увы —  ничем они не могли помочь друг другу.

Появление неких людей в и без того битком набитой таверне прошло для Летео совершенно незамеченным. Он был занят ужином и не слишком веселыми мыслями о том, где теперь искать Элендила. Ну хоть какая-то зацепка!
- Хотя в Сиродиле был вот недавно,  на Консиллиуме. Вы там тоже были, господин Жиардье? - продолжил Летео, который решил все-таки попробовать помочь коллеге. Ну, может, он знал кого-то «с дамой» —  или хотя бы видел? Хотя вот так сходу припомнить не мог.

+3

7

Жиардье придвинул к себе миску, взялся за ложку. Упоминание Даггерфолла внешне никак его не взволновало. Он был не из тех людей, которым важно знать, что происходит в родном городе, и уж тем более не хотелось вызвать лишние вопросы сравнением Даггерфолла нынешнего и Даггерфолла двухсотлетней давности.
- Нет, я из... из деревни, коллега, - отрезал Жиардье, принимаясь за еду. - Что до синодского консилиума - да, мне довелось там побывать. Событие громкое, - заметил он, обмакивая губы полотенцем. - Ничего интересного, впрочем, не представили. Магическая наука в Сиродииле мельчает.

*    *    *

Туран встал у одной двери, Медаса закрывала запасной выход. Люди начали оглядываться на Дозорных, и Альвар поднял руку в повелительном жесте:
- Всем оставаться на месте!
За каких-то несколько секунд в зале стало очень тихо. Услышав тишину, Жиардье поднял голову от тарелки и настороженно огляделся вокруг. К их столу, лавируя меж застывших и напуганных обывателей, двигался рослый норд.
- Что стряслось? - встревоженно спросил кто-то из горожан.
- Мама-мамочка, они ловят вампира?!. - послышался детский голосок.
Альвар подошел близко-близко и, быстрым, профессиональным движением выхватив из ножен клинок, указал острием прямо в круглое, добродушное лицо Мастера Летео:
- Некроманты в городе.
Жиардье медленно поднял брови, и посеребренный клинок, дрогнув в воздухе, указал теперь уже на него:
- С сообщниками, верно?

+3

8

Разговор не очень клеился. Летео,  как всегда  почему-то считающий себя ответственным за то, чтобы собеседнику не было скучно в его компании, судорожно пытался придумать взаимоинтересную тему для разговора. Ничего в голову не приходило. Как назло - совсем ничего.
Еще и про Сиродильский Консилиум, кхм, высказался...
Мда.
Оставалось лишь заняться своим ужином, который оставлял желать многого, но все-таки был более или менее съедобен.
- Приятного аппетита, - только и поднял взгляд на господина Жиардье. Тот казался погруженным в свои мысли. Наверное, не стоило вовсе его трогать.

Летео по-прежнему не замечал подозрительное движение вокруг. Конечно, в таверне Рифтена хватало подозрительных личностей, но его не трогали прежде, и вряд ли заинтересуются теперь.
Поэтому он все-таки взмахнул руками и - да, кто бы сомневался! - опрокинул пускай не давешнюю кружку, а всего лишь уронил на пол ложку от громогласного приказа «оставаться на месте». Почти сразу же откуда-то раздался детский голос - вампиры. Что, где вампиры? Чего  это за люди, и что им...
Летео глянул под стол, словно там мог спрятаться вампир, но увидел лишь грязные доски и свою злополучную ложку.
Когда он вынырнул, над ним навис угрожающего вида здоровяк-норд. Летео закатил глаза. Некроманты. Ну опять.
- Послушайте, я уже сто раз повторял, что наша  находка не имеет отношения к современной некромантии. Слоадские конструкты, конечно, были своеобразны, но в данный момент не представляют опасности, исключительно научный интерес, и...
А потом до него дошло: он больше не путешествует с кадавром или даже одной из его частей, которую оставил в Имперском Университете.
И вообще вряд ли этот норд интересовался его слоадскимм докладом.

+3

9

От слов мага брови Альвара взметнулись вверх.
- Слоады, говоришь? - пугающе-тихо повторил он. - Интересно.
Туран и Медаса материализовались за спинами колдунов. Альвар поднял взгляд: в дверях уже стояла стража.
- Обвинение, которые выдвигают власти Предела, заключается в том, что вы с двумя сообщниками оскверняли тела в Залах Мертвых в Маркарте, - Дозорный сделал паузу. - Путем поедания останков.
По трактиру, как ветер в листве, пронесся тихий шепот.
- Ну а я думаю, - Альвар сверлил альтмера тяжелым, испытывающим взглядом, - что к кощунственным действиям вас подтолкнула нечестивая магия и даэдрическая воля. Трое жителей Маркарта независимо друг от друга написали на вас троих доносы, - Дозорный сделал на слове "независимо" особое ударение. - И кроме того, я думаю... я думаю, в вашем ковене было не трое, а намного, намного больше участников. Я хочу услышать имена их всех.

*    *    *

"Дурак и невежда", - подумал было сперва Жиардье, взглянув на подошедшего к ним мужчину, а минутой позже изменил мнение. "Сумасшедший". Профессор, как ни в чем не бывало, вытер губы салфеткой, отодвинул тарелку и обернулся. В дверях стояла стража.
Власть в руках параноика? Так-так, чем еще собиралась удивить эта безумная эпоха?
- Любезный, - тихо сказал он, обращаясь к норду. - С Вашего позволения, я пойду. Мне нечего добавить к Вашему разговору с этим эльфом.
Глаза Дозорного вспыхнули гневом. Жиардье ответил ему холодным, ничего не выражающим взглядом.
- Сядь на место!
- Всего доброго.
Дозорный сжал крепче свой клинок в правой руке, в левой же сверкнуло сполохами боевое заклинание. Жиардье поднялся на ноги. Еле заметное движение его руки под плащом не позволяло угадать намерений.

+3

10

- Оскве… поедания… чего?
На бедность фантазии Летео никогда не жаловался. Пахнущее рыбой мясное рагу стало комом в горле.
Аж пришлось за краешек стола хвататься.
- Это… какая-то невероятная… чушь.
«Доносы».
Хорошо, что они с Ормилом разделились. Тот сумеет скрыться один. Вместе бы они были еще заметнее.
А Элендил? Неужели.. неужели его схватили?
- Послушайте. Это совершенно точно ошибка. Вот… вот можете… направить письмо в Имперский Город. Я как раз там недавно выступал с докладом, и… - не то, чтобы это каким-то образом указывало на отсутствие связи с даэдра, но Летео совершенно не знал, как отвечать на подобные обвинения. Вот в некромантии его обвиняли. Когда он впервые кадавра показал. Но и все…
Собеседник, тем временем, попытался покинуть неприятное место. Летео уставился на него почти жалобно, почти с мольбой —  они были едва знакомы, да и то знакомство не заладилось, но отчего-то казалось, что коллега должен объяснить этим нордам, что все эти доносы абсурд, обвинения абсурд, и…
Тот отступил от кинжала.
Летео вынужено произнес:
- А этого господина я вообще впервые вижу. Мы просто ужинали за одним столом, - впутывать постороннего человека было нечестно и несправедливо.

+4

11

Конечно, эти нечестивцы выгораживали друг друга. Альвар упрямо стиснул зубы. Не на того напали!
- Я сам разберусь!.. - рыкнул он в сторону альтмера... и потерял драгоценное мгновение.
Жиардье швырнул ему в лицо заклинание - сгусток сплошной тьмы с фиолетовыми отблесками. Ослепший Дозорный упал на колени, но этого уже никто не видел: в одно мгновение тьма заволокла все вокруг. Она не наносила людям урона, но, казалось, дробила сознание кошмарным шумом в голове, заливалась в глаза, прижимала к полу. Со стороны дверей послышались крики и звук падения тела - это Жиардье пробил себе дорогу наружу сквозь заслон растерявшихся стражников.

Альвар, обезумев от действия заклинания и собственной ярости, полз по полу, безуспешно пытаясь проморгаться. Тьма оставляла ощущение липкой жижи на лице и в душе.
- Медаса! - кричал Главный. - Туран! Не дайте им уйти! Убивайте, если придется, но задержите их!
То и дело в руки ему попадались люди - гости таверны, ошалевшие и перепуганные. Колдунов среди них не было.
- Где они?! - вне себя заорал Альвар, добравшись, наконец, до стенки и поднимаясь на ноги. - Где они?!
Тьма, наконец, начала рассеиваться. Отовсюду слышались стоны и жалобные крики. Вытирая глаза рукой, Дозорный обежал взглядом залу.
- Медаса, где они?!

+3

12

Дезориентация накрыла на мгновение, одновременно с криками, грохотом и звоном —  и Летео так же моментально, едва ли осознавая что делает, скинул заклятие. А потом —  да, открыв рот, целых секунд пять или вроде того, наблюдал, как улепетывает его случайный знакомый.
«Зачем же он так…» - растянулась невероятно длинная и столь же невероятно недоумевающая мысль.
Вокруг царил хаос.
Здоровяк в волчьей шубе ползал на четвереньках. Рядом рассыпались глиняные осколки кружки, и темной лужей разливался мед. Аргонианин опрокинул блюдо с жареным мясом, оно накрыло еще двоих —  мужчину и женщину, оба вопили то ли от ужаса, то ли оттого, что подлива была горячей. И ругались так, что двемерский центурион бы покраснел.
Пронзительно верещал тот самый мальчишка, который спрашивал про вампиров. А еще он полз наугад к такой же дезориентированной женщине, и…
- Осторожней.
Летео мог бы убежать. Но тогда мальчишка распорол бы себе руку осколками. В лучшем случае. И случилось бы много еще чего.
Это было всего лишь заклинание иллюзии, которое развеется через некоторое время; к слову, заклинание было далеко не самым сильным - то ли маг был не великий знаток иллюзии, то ли торопился... Нда уж, торопился.
Летео кинулся к мальчишке и задержал его так, чтобы тот не порезался об осколки.  Ногой оттолкнул другой крупный обломок кружки, на который едва не напоролась женщина.
Позади Летео орал норд, который обвинял его в некромантии.
Когда заклинание рассеялось, они встретились взглядами —  Летео даже покачал головой, мол, ну что, и дальше будешь меня считать злодеем?

+3

13

Альвар тяжело поднялся на ноги, вытирая рукавом вспотевшее от волнения лицо. Искрящийся злобой взгляд уперся в альтмера: тот никуда не убежал - видно, был уверен в своей безнаказанности. Его товарищ оказался умнее, но и он не уйдет от карающего правосудия.
- Заберем его с собой, - произнес Альвар, кивая на альтмера Медасе.
- Нет, подожди, - данмерка неуверенно склонила голову. - Он помог этим людям, я видела. Ты уверен, что...
- Я ни в чем не уверен, Медаса, - с какой-то странной улыбкой ответил ей Главный. - Мне и не надо. Боги рассудят. Мы - лишь орудие.
- Альвар, но...
- Выполняй.
Круто развернувшись, Альвар быстрым шагом вышел из трактира. Медаса, виновато пряча глаза, толкнула под локоть Турана и неловко двинулась к альтмеру...

*    *    *

Пожалуй, еще ни разу дорога из Рифтена в Маркарт не казалась Медасе такой унылой. В первый же день зарядил дождь, который не прекратился даже тогда, когда небольшой отряд с пленником шел вверх по каменным улицам главного города Предела. С альтмером обращались нейтрально-вежливо; Альвар с парой местных добровольцев остался на востоке выслеживать сбежавшего некроманта, Медаса и Туран, хоть и избегали обсуждать между собой поведение Главного, оба были в недоумении. С тех пор, как Альвар в одиночку вошел в примеченный Тураном заброшенный дом, он странно изменился. Медасу беспокоила его безумная подозрительность, скоропалительность его решений, а главное, данмерка подозревала, что его приказы уже нарушают правила их Ордена, и только неосведомленность Мастера в местных порядках мешает ему возмутиться.
- Альвар сказал, что на время расследования мы можем устроить штаб в заброшенном доме, - сказала она Турану. - С управителем ярла все обговорено.
Тот неодобрительно покачал головой:
- Это темное место.
- Другого нет, - пожала плечами данмерка и толкнула тяжелую, заржавленную дверь. - Входите, Мастер.

+1

14

За свою не такую уж долгую для альтмера жизнь Летео успел познакомиться со многими странными сообществами.
С имперскими спецагентами.
С Талмором. Несколько раз с Талмором —  и некоторые из этой окутанной мрачной славой организации и впрямь соответствовали своей репутацией, а некоторые, вроде тех же Элендила с Релеменилом были просто обычными учеными… Эх!
Летео не хотел отправляться с этими «борцами со злом» —  он все еще пытался найти своего друга!
Но как будто его спрашивали.
Он успел познакомиться со многими, но эти, пожалуй, были хуже других. Нет, ничего страшного с Летео не творили, но он понятия не имел, что вообще от него хотят.
- Э… можно с вами… пообщаться? - он попытался обратиться к своим конвоирам.  Их осталось двое, старший с ними не пошел.  - Послушайте, я не такой уж неизвестный мер. Ну хоть запрос сделайте. В Алинор, например. Они меня знают —  Летео из Империи…
Для альтмеров Островов он не стал ничем иным, и так они его запомнили.
- …или на Балфиеру, - в конце концов сдался Летео, хотя ему всегда было стыдно обращаться за помощью к своим могущественными родичам. - Клан Диренни, да. Слушайте, я правда просто ученый. Исследователь. Я иллюзионист и…  точно никогда не занимался некромантией.  Максимум, на что я способен —  поговорить с призраком айлейда или двемера на его языке, потому что я еще и лингвист, и…
О да, как будто бы его слушали.
Обращались с ним пока неплохо. Давали еду, позволяли умыться, хотя и под неприятным присмотром. Не били и не применяли каких-либо магических пыток. Однако возвращение в Маркарт все равно было ужасным провалом, хорошо хоть Ормил сбежал, а Элендил… увы, Летео сейчас ничем ему не мог помочь!
Его привели к заброшенному дому —  Летео видел это место, проходил мимо, когда был в Маркарте. Однако внутри побывать не доводилось.
- Послушайте, - снова начал он. - Давайте по-хорошему, а? И вы, и я понимаем, что вы, если и охотились на каких-то некромантов, поймали явно не того. Максимум, на что я способен —  внушить вам, что вы видите призрака. Или драугра, или зомби… Но это будет не более, чем иллюзией, и кстати, в случае драугра не уверен в достоверности… Ну и что вам нужно?
Он переступил порог дома. Внутри пахло чем-то противным. Наверное, крыса в углу сдохла.

+2

15

Медаса прятала глаза от Летео и молчала. А что еще она могла сделать? Ее саму пугало и удивляло происходящее, но обсуждать своего командира с эльфом, подозреваемым в гнусных злодеяниях... Это казалось ей предательством собственного Ордена.
- Если ты не виновен, то не пострадаешь, - ответил за нее Туран, но в его голосе тоже не было уверенности.
Дом встретил их бесприютным полумраком, кучами хлама на полу и мерзкой, хоть и приглушенной, вонью. А кроме того, здесь было холодно, намного холоднее, чем на улице и в жилых домах города. Медаса заперла дверь и с трудом зажгла свечи на камине - огонь отчего-то никак не хотел загораться.
- Побудь здесь, мы осмотрим дом, - бросила она в сторону альтмера и вслед за Тураном отправилась в глубину дома.
Под сапогом хрустел пыльный, сухой мусор, и лишь однажды этот звук сменился на глухой стук. Данмерка остановилась и опустила глаза. На полу лежали кости - отрубленная человеческая кисть. А запах тем временем усиливался. Медаса зажгла магический огонек и тихо охнула: определенно, здесь собирались даэдропоклонники, причем особенно жестокие.

*    *    *

А тем временем наверху вокруг Летео сгустилась тишина и могильный, пронизывающий холод. В зыбком свете свечей тени, казалось, двигались, подбирались к ногам, ползли по коленям. Старая, растрепанная кукла в жерле развороченной бочки выглядела, как разбитое мертвое тело, на которое смотришь с большой высоты. Тени разлились под ней черной лужицей, как кровь.
Голос, глубокий, низкий, прозвучал прямо в голове Летео - в ритме пульсирующей крови, так близко к сердцу, что его можно было принять за внутренний голос:
- Неужели ты не понимаешь? Они уже решили твою судьбу. Выживешь либо ты, либо они.

+2

16

- Эй, погодите!
Не то, чтобы малоразговорчивые спутники в лице данмерки и имперца были лучшими друзьями Летео. Вовсе наоборот, он предпочел бы сейчас оказаться за пару сотен миль от этого неприятного холодного дома с его выстуженными очагами и дохлыми крысами. Свечи едва взялись.
- Я ни в чем не виновен, - повторил Летео громче, когда его конвоиры ушли вперед. Света не хватало, Летео зажег еще и свой магический огонек, как всегда, пытаясь найти во всем плохом хоть что-то хорошее. По крайней мере, они не под дождем. И… ну, у него есть возможность порассматривать маркартский дом, где тоже сохранилась двемерская отделка.
Ладно, все это было довольно скверным утешением.
Летео съежился на холодном стуле. Огонек слабо помогал, темнота казалась какой-то чрезмерно… темной. Дурацкая мысль. Ладно —  объемной. Или… пугающей, чего уж там.
«Это глупо», - сказал себе Летео. - «Ты был в айлейдских подземельях и других малоприятных местах. Вот даже та же слоадская цитадель. Там тоже было темно. А это всего лишь обычный заброшенный дом».
Чужие-свои мысли вторглись в довольно слабую попытку убедить себя, будто все хорошо.
Решили его судьбу?
Либо он, либо они?
«Но я ведь ни в чем не виноват! Я никакой не некромант! И уж тем более, брр, не ел никаких останков... или что они там мне тогда сказали...»

+3

17

Если опустить некоторые частности, Ормил был даже благодарен богам за эту передышку.
Он так решительно отмел слова Элендила несколько недель назад, а теперь, когда его почти насильно отстранили от участия в предприятии, которое он сам же и затеял... переступив через почти-безумие первых дней, вызванное остановкой на полпути (уже когда цель была, казалось, так близка!), смог взглянуть на ситуацию со стороны, и наконец-то побыть беспристрастным. Насколько это вообще было возможно.
В Картвастене время текло неторопливо и размеренно, и обязанности Ормила, решившего переждать грозу в шахте, да, простым шахтером, были просты и незатейливы. Подниматься с восходом солнца, рубить породу, возвращаться в барак - и падать на кровать, отведенную ему, - только для того, чтобы с рассветом все повторилось заново.
Его меч и доспех был спрятан в лесу, под грудой камней, его волосы сейчас были коротко острижены, чтобы не набивалась пыль и грязь, а владельца шахты уж точно не интересовало, что высокий эльф забыл в этом месте. Среди работников были и бретонцы, и норды, и даже орк - и никого не волновало, какой остроты у тебя уши, если ты честно работаешь за свои пару медяков. Ормил работал с зари и до заката, почти не общался с остальными обитателями Картвастена - и много думал. Например, о том, не был ли он чрезмерно самонадеян, решившись на такое предприятие (и втянув в него ни в чем ни повинных ученых!), при том, что понятия не имел, действительно ли кинлорду нужно было его присутствие рядом. Да, он по старой памяти называл Рилиса кинлордом, будь тот хоть трижды, хоть четырежды низложен - даже окажись тот на положении нищего, чего бы никогда, разумеется, не случилось, и тогда был бы для Ормила выше всех. И вот сейчас, сам не многим выше этого самого побирушки - Ормил впервые засомневался в своем решении. Да, Рилис был для него всем. Но этого, конечно, нельзя было сказать о кинлорде, ведь даже когда он назвал Ормила братом, это не означало, что он дорог. Не было ли чрезмерной самонадеянностью решать за Рилиса, кто должен быть его спутником в служении даэдрической владычице?
После гнева пришло принятие, после принятия - смирение.
Ормил положился на богов и решил ждать - как просил его Летео Диренни. Хоть какого-нибудь знака. Всю жизнь, если понадобится. В этой горной деревушке, среди леса и камня.
А предыдущим днем из Маркарта вернулся с припасами Белхимах, бретонец, рожденный в Маркарте еще в те времена, когда он принадлежал Изгоям - и рассказал, мол, в воротах столкнулся с тройкой Дозорных, и вели они (кто бы мог подумать!) альтмера. Неужто даэдропоклонник, вслух удивился он, хотя кто их знает, этих высоких эльфов... и покосился с ухмылкой на Ормила. А Ормил с замиранием сердца узнал в описании этого альтмера Летео.
Был ли это тот самый ожидаемый им знак - он гадать не хотел. Но тем же вечером известил хозяина шахты о необходимости отлучиться, раскопал схрон, в котором был меч и доспех - и двинулся в Маркарт. В городе он расспросит, куда отправились трое Дозорных и альтмер... Ормил только очень надеялся, что не опоздает. И не обманется снова.

+3

18

Маркарт гудел, как растревоженный муравейник. Дождь прогнал людей с улиц, но трактиры и лавки были полны народу. Можно было даже не спрашивать, просто встать возле какой-либо из сплетничающих кучек и узнать, что именно так взбудоражило столицу Предела.
Осквернители пожирали тела в Зале Мертвых!
Дозорный Альвар начал расследовать это дело и вышел на след целой секты!
Некроманты и даэдропоклонники среди нас!!!
- Я сразу, как увидел их, подумал, - разглагольствовал какой-то нетрезвый монах в трактире, - с ними что-то не ладно. Первый был худой, как смерть, и злющий, как сам Молаг Бал. Это ж сколько надо травить душу темной магией, подумал я, чтоб так скурвиться?! Второй мне не понравился еще больше: до-обренький такой, вежливенький, миленький - тьфу! Сразу ясно, что-то скрывает... Ну а третий... Ходил с каменным лицом, меду не пил, к ночи не блевал, к девкам не приставал, молчал... страшно молчал!.. - монах театрально вскинул перед завороженными слушателями скрюченную ладонь. - И я понял уже потом: это был неживой зомби, оттого-то он и молчал!
Слушатели охнули.
- Ну, хорошо, хоть второго, который под добряка косил, Дозорные повязали и заперли в штабе, - сказал кто-то. - Страшно, что его товарищи на свободе...
- А что за штаб?..
- Заброшенный дом наверху - власти его Альвару пока что отдали.
- Ну, может, и не отдали - капитан Бьярлинг Холодный все возмущался, что Дозор много на себя берет. Но там нас вся улица, сколько было, собралась, и все заявили... это, гхм. Заявили, что, дескать, нечего мешать Альвару охранять простых людей. Никому этот дом не нужен был, а теперь, как Дозорные его заняли, кому-то срочно понадобился...
Дальше начались совсем уж фантастические домыслы, а общий тон беседы снизился до едва различимого шепота: жаловались на ярла, на Серебряную Кровь, гадали, какие у богачей причины пригреть в городе культистов, а кто-то даже заявил, что видел ночью, вышедши из трактира до ветру, как колдун Колсельмо превратился в скампа и открыл на пустом месте Врата Обливиона.
Даже если бы Ормил хотел слушать дальше этот бред, у него бы не получилось. Грязный, бывалого вида ричмен, которого приятели называли Коснах, долго сверлил альтмера прямо-таки вызывающим взглядом и, наконец, решил обратить на себя внимание более решительно:
- Эй ты, желтая морда! Ты че смотришь? - обратился он к алинорцу, подходя и пытаясь угрожающе нависнуть над более высоким эльфом. - Че-то вы больно высокомерные, гады. Бесите. Ребята, правда, бесят?! - и "ребята" ответили глумливым пьяным гудением. - Эй, ты, слышь?!. Не смей отворачиваться, когда я с тобой говорю! Эй, ты че, непонятливый? А ну пошли, выйдем наружу, поговорим!

*    *    *

...А в доме, отделенном от Ормила камнем стен и дождливой темнотой улиц, тени, будто длинные насекомые, карабкались вверх по коленям Летео Диренни. Голос смеялся.
- Не виноват? - издевательски уточнил невидимый собеседник. - Невинные вдвойне дороже.
И в этот момент прямо на глазах у Летео безо всякой ощутимой человеческой магии подползла к краю стола и сорвалась вниз керамическая ваза.

*    *    *
Медаса искала Турана и нашла его внизу, у запертой железной двери. Сжавшись в комок в углу, он закрывал голову руками и тихо, по-детски, плакал. Данмерка бросилась к товарищу, обхватила за плечи, попыталась разжать судорожно сжавшийся комок тела.
- Туран! Туран! Что с тобой?!
- Мы все здесь умрем... - послышалось ей из-под заломленных рук и грязного капюшона.
- Туран!
Он поднял, наконец, голову и встретился с ней взглядом, полным ужаса и безумия:
- ...Приказывает мне сделать страшное... Он... Я не вижу другого выхода... Нам не выйти... Дверь заперта...
- Это я заперла дверь, - мягко, властно напомнила Медаса. - Все хорошо, Туран. Успокойся.
- Нам не выбраться...
- Кто с тобой говорил, кто тебе приказывал?
- Он...
- Кто - он? Что ему надо?
- Убить... мага... на алтаре... внизу... Отдать... душу... Ему.
- Что?!
- Я... Я не могу... - Туран в отчаянии замотал головой. - Я - Дозорный... принес клятву... Нам не выбраться... Я не могу... Я не могу... Я не могу поступить иначе!!!
Туран вскочил на ноги и с глухим ревом бросился наверх. Медаса кинулась ему наперерез, повисла на руке, но от короткого, резкого движения слетела на пол, как легкая кошка.
- Туран, стой!!! - закричала она, а в следующий момент, сообразив, что до соратника уже не докричишься, завизжала изо всех сил: - Летео, спасайся!!!

+4

19

Ормил потягивал слабенькое "Алто" в "Серебряной крови", прислушиваясь к разговорам. Он не собирался напиваться, прикладывался больше для виду - просто так сидеть и слушать или же приставать с расспросами было бы слишком подозрительно... впрочем, как оказалось, для некоторых и просто само присутствие альтмера было сродни красной тряпке перед носом быка. Ормил скосил глаза в сторону бретонца, морщинистое лицо которого было изрисовано татуировками. Вопреки утверждению нетрезвого человека, он вовсе не "смотрел", скорее даже наоборот, и, пожалуй, в другое время его даже позабавил бы ворох слухов и сплетен вокруг собственной персоны и персоны Элендила и Летео... но не в этот раз. Ормил был не на шутку обеспокоен, не в последнюю очередь теми слухами, что дом, куда увели "добрячка" теперь хорошо охранялся, и, Ауриэль ему свидетель, Ормил понятия не имел, что за дом такой, который сперва все обходили стороной. Может быть, в прошлое свое посещение Маркарта следовало больше смотреть по сторонам, а не думать лишь о том, как бы скорее продвинуться к цели...
Мелкий бретон все прыгал вокруг него, на манер надоедливой блохи, требуя "выйти и поговорить". Ормил подобрал длинные ноги и со вздохом поднялся, не забыв прихватить со стола "Алто", нетрезвые приятели татуированного поглядывали на бутылку с вожделением. Ну и... не мечом же протыкать этого пьянчугу? Несмотря на недели в шахте, а до того - месяцы путешествий, Ормил не растерял воинских навыков, и смог бы драться хоть бутылкой по голове, хоть кулаком в лицо.
- Говоришь, в том доме охрана? - спокойно спросил он у человека, когда они вышли на улицу. Вопреки ожиданию, его приятели не пошли следом, не то не желая промокнуть, не то пропустить новую байку монаха - тот как раз начал что-то рассказывать, стоило Ормилу повернуться к компании спиной. - Что за дом такой, расскажи, будь любезен, - Ормил протянул бретонцу бутыль, этим жестом демонстрируя свои дружелюбные намерения.

Коснах на мгновение растерялся: наморщил лоб, полосатый от потеков дождевой воды, похлопал глазами и как-то вмиг потерял выражение мрачного боевого азарта, с которым топал вслед за альтмером из трактира. Очевидно, пьяница пытался вспомнить, про какую охрану и про какой дом он успел сказать. Протянутая бутыль, однако, была принята - осторожно, хмуро, смущенно, с опаской забитого, озлобленного животного, которое опасается ловушки.
- Че? - переспросил он, с подозрительностью прихлебывая из бутылки. - Какой еще дом?

Ормил внимательно наблюдал за бретонцем. Как и следовало ожидать, та собака, что громко лает, опасается пустить в ход зубы - и все же расслабляться не следовало. Он не понимал людей... не всегда понимал. И сейчас изображал спокойствие, которого не испытывал, и расположение, которого не было - не слишком искусно, и не будь его собеседник пьян, должно быть, заметил бы это.
- Тот дом, в который отвели даэдропоклонника, - терпеливо ответил Ормил. - Странно, что не в темницу ярла, верно? Посмотреть хорошо бы, не нужна ли им помощь? Даэдра хитры и коварны...
Он нес какую-то околесицу, и уже был готов к тому, что сосредоточенно прихлебывающий из его бутылки человек обругает его еще раз и вернется в таверну. Что ж, тогда Ормил пошел бы искать этот дом в одиночку - и если пьяная компания права, и там действительно много стражи, то пришлось бы полагаться на свое воинское искусство. То, что Летео втайне (насколько это вышло при учете нежданных свидетелей) увели в какое-то подземелье, говорило о том, что дело нечисто - и бросить Диренни в беде он просто не мог.

Отредактировано Ормил (2018-06-02 20:39:07)

+3

20

«Здесь никого нет. Здесь никого…»
Летео ежился, оглядывался по сторонам —  даже огонек не помогал осветить просторную комнату. Двемерские жилища в принципе трудно было прогреть, но этот дом казался просто-таки огромной ледяной глыбой.
А этот голос… наверняка, какая-то шутка. Ладно. Вряд ли шутка. Скорее —  уловка этих Дозорных. Наверняка специально придумали особый вид допроса, чтобы «сломать» подозреваемого, и вообще-то Летео не мог не признать: очень эффективно придумали. Он был готов признаться… если бы только было в чем.
Они, конечно, хотели влезть в Обливион…
Нет.
Летео тряхнул головой, пытаясь избавиться от наваждения. Он ни в чем не виноват. И точно не намерен выдавать Ормила с Элендилом.
Которого так и не нашел…
- Ай! - вскрикнул Летео, когда ваза поползла и плюхнулась на пол. Это было непохоже на телекинез —  хотя бы потому, что поблизости не было никого, кто бы мог владеть подобными чарами. Да никого вообще не было!
Иллюзия-ловушка?
Летео сполз со своего стула, дотронулся до осколков и порезал палец, словно убеждаясь: реальнее некуда.
- Я не знаю, чего вы от меня хотите. Все равно, могу только повторить: вы «взяли» не того…
Голоса снизу поначалу были невнятными, но Летео замолк, замер, как вспугнутая мышь и расслышал все с необыкновенной ясностью. Мага. На алтаре.
Они никакие не Дозорные? Они сами… эти. Которые ели людей. И теперь собираются то ли принести в жертву, то ли пообедать упитанным магом.
Шаги путались с голосами. Летео кинулся к двери - навалился на нее, ударил плечом, но та и не думала поддаваться; железная двемерская дверь, сделанная на совесть.  Огонек судорожно метнулся по темной комнате, остановился со столом, стоящим возле стены рядом той полкой, с которой сорвалась ваза.
- Помогите! - ему самому казалось, что орет во весь голос, но получился слабый писк.
«Помоги мне Мара», - взмолился Летео,  и пополз под этот самый стол. Попутно накидывая на себя «плащ невидимости».
Он все еще ничего не понимал. Под столом согнулся в три погибели и уткнулся лицом в рукав. Если умирать, то он не хотел видеть, как это произойдет

+3

21

- А-а-а, так это во-он там, - Коснах кивком указал куда-то наверх по улице и смачно сплюнул на мостовую. - Дозорные там. Даэдры... - он пожал плечами, бросив на Ормила короткий, странный взгляд, которым бывший изгой - поклонник Гирцина мог бы смотреть на верующего в аэдра. - Да я не знаю. С чего ты взял-то, что я знаю? Я к этому отношения не имею.
Все-таки ричмен был смущен и растерян. Он собирался драться, уже готов был к бою, а вместо этого оказался стоящим с пузырем выпивки под мелко накрапывающим дождем и потоком странных вопросов.
- Не, стражи там нет. Бьярнинг наоборот хотел Дозор оттуда выгнать, но местные не дали. А тебе-то че?
Смешно, должно быть, но Ормил сейчас судорожно соображал, что можно сказать такого, чтобы не подставить себя и Диренни, дипломатом он был из рук вон плохим, а человек, несмотря на то, что был навеселе, очень просто мог бы додуматься до того, чтобы пойти и сказать своим друзьям, что здесь "желтомордый" заодно с даэдропоклонниками - случись Ормилу как-то выдать свою с Летео связь.
- Думаю, никакие они не Дозорные, - после паузы все же выдал Ормил. - К чему Дозорным прятаться в заброшенном доме? Если тот мер, которого они увели туда, виновен, почему его судьбу решает не ваш ярл?
Шаткий аргумент, но сходу Ормил ничего более разумного придумать не мог. Однако же, одно решилось - раз городской стражи у дома нет, остаются трое Дозорных... Нужно спешить.
Ормил поискал взглядом "там", за серой завесой водяной пыли город выглядел еще мрачней и неприглядней, чем обычно.
Коснах, медленно трезвея под холодным дождем, обвел окрестности мрачным взглядом и снова сплюнул. Попал себе на сапог. Поморщился.
- Ты ваще неплохой малый, - сказал он, наконец, взвешивая в руке бутылку. - Я думал, ты высокомерный желтомордый выскочка, а ты... Раньше мы с вами ваще дружили, ты знал, да? Мы - хозяева Предела. Ага. Слушай. Ты как к нордам относишься?
Ормил, конечно же, слабо разбирался в разнице между человеческими расами, и если и мог бы отличить бретонца от норда... то понять, что бретон на самом деле вовсе не бретон, а ричмен - смог только по его последней фразе. Виду, конечно же, не подал. На них кинул взгляд стражник, торопящийся пересечь улицу и стать под прикрытие домов, и Ормил взял бутыль, сделал глоток и вернул ее обратно - дескать, тут просто разговор собутыльников, никакого криминала.
- Я так думаю, - негромко заявил он, обращаясь к "собутыльнику", - что они мастера брать то, что им не принадлежит.
Хорошо, что непогода разгонала всех праздношатающихся по домам и тавернам - сейчас на площади не было ни души.
- Думаю пойти и проверить, что там происходит, - мрачновато заявил Ормил.
- Да! - с жаром кивнул ричмен, доверительно наклоняясь к альтмеру и кидая в спину стражнику полный презрения взгляд. - Это ты верно говоришь - то, что им не принадлежит! И нет никакой разницы, - он, насколько позволяла разница в росте, обнял нового приятеля за плечо и развернул лицом к улице в направлении наверх, - что они о себе говорят. Дозорных твоих тоже привел норд. Весь из себя такой... Дозорный. Стендарра. Думает, что его бог позволяет ему смотреть на всех, как на дерьмо. А сам, похоже, совсем уже с катушек съехал. Сам с собой разговаривает.
Они поднимались вверх по безлюдной улице. Дождевые потоки стекали им навстречу. Коснах, не обращая никакого внимания на сырость и промокшие насквозь дырявые сапоги, шлепал прямо по лужам.
- А вот и твой дом, - он повел рукой с бутылью в сторону темной громады. - О... Слышь? Орет кто-то.

Как-то незаметно получилось, что из недруга полупьяный ричмен превратился в союзника. Ормил даже испытал к нему признательность: он ведь тоже не ожидал, что сумеет обернуть дело в свою пользу, и мало того что не пришлось драться - он сумел вполне мирно договориться. Дипломатия все же великая сила...
- Это плохо, - пробормотал Ормил на фразу о том, что норд-Дозорный разговаривает сам с собой. Безумец? Теперь он был убежден в том, что Летео угодил в серьезный переплет, и цивилизованным допросом дело не ограничится, а значит, оставалось надеяться, что он пришел вовремя.
Он поднял взгляд на указанный дом - темный, мрачный, от него исходила ощутимая угроза, каждый камень в кладке будто кричал "прочь!" И тут Ормил тоже услышал - вопль, приглушенный, отчетливый вопль ужаса. Нельзя было разобрать, принадлежал ли голос мужчине или женщине, но враз продрало по позвоночнику ужасом - не успел!
- Ступай в таверну! - крикнул он своему нежданному спутнику, выхватывая меч и кидаясь к высокой железной двери. Оглядел быстро, понял, что видимых выступов, за которых можно было бы ухватиться, нет - и разбежался и ударил в дверь плечом. Дверь дрогнула, но не сдвинулась с места.

+4

22

совместно

Туран влетел в комнату с коротким гортанным криком. Булава с басовым гудением рассекла воздух, и Дозорный застыл на месте, тяжело дыша, обводя комнату безумным взглядом.
- Где же ты? - выдохнул он. - Где же ты?!.
"Он прячется, забился в угол, как испуганная крыса, - глумливо произнес голос в голове Летео. - Где же блестящий ученый?! Где потомок древнего рода?! Судьба поставила тебя на место. Ты всегда был ошибкой в своей родословной. О, и ты знаешь, как ты стал, наконец, знаменитым. Твой путь по трупам друзей и товарищей... Это достойно ученого?! Так ты хотел прославиться?!"
Летео запоздало сообразил, что так и не погасил свой огонек. Маленький сгусток магики висел где-то на уровне полки, бывшей прибежищем разбитой ныне вазы. Гасить его сейчас… нет, плохая идея.
Он не видел дозорного, только слышал тяжелые шаги, голос и сжался еще сильнее, —  под столом было тесновато.
Словно всего этого было недостаточно, «голос в голове» не умолкал.
«Я не… каким еще трупам? Это… неправда».
С «испуганной крысой» и всем остальным он даже не пытался спорить.
«…и не прославиться. А… совершить что-то. Важное. И у меня получилось».
Наверное, вообще надо было игнорировать «голос». Но он говорил такое, что заставляло забыть даже страх. То есть, разумное нежелание сталкиваться с вооруженным воином.
Голос засмеялся, и осколки этого страшного смеха острыми лезвиями покатились по обнаженным нервам.
- Хочешь, я покажу тебе то, что смертным не дано увидеть? - вкрадчиво спросил он. - Хочешь увидеть, что у тебя получилось?
Образы хлынули в сознание приливной волной. Вот эльфийский склеп, судя по архитектуре - где-то на островах Саммерсет. Но там, где должны быть тишина и покой, ныне царит беззаконие и запредельные страдания мертвых. Склеп захватили некроманты. Вот из гроба встала высокая, неловкая фигура молодой альтмерской девушки. Полуистлевшими руками она схватилась за живот, куда некогда попал арбалетный болт - и страшно, дико закричала в растянутой на века пытке момента смерти.
Магия.
Какая-то ловушка —  иллюзия или даже мистицизм. Должно быть, дозорные сами все подстроили. Или нет.
Сидеть тихо —  вот, что нужно. И не… не обращать внимание.
Летео пискнул: на самом деле, закричал, но хватило остатков самообладания зажать себе же рот, прокусить собственную ладонь, но не вопить во весь голос. Он узнал Мириэ, и прежде всего узнавание было еще и непониманием: как, почему, откуда в мирном Клаудресте некроманты, и где этот скампов Талмор, когда он действительно нужен; и самое главное —  зачем они потревожили бедную девочку…
«Это ложь!»
"Ложь?".
Картина сменилась. Летео увидел Рилиса - или то, что осталось от Рилиса. Рассеянный дух, отдаленно похожий на главу экспедиции, но бесконечно потерянный в Обливионе, забывший себя и свое прошлое. Летео увидел и Релеменила: тот бежал в зеркальном лабиринте, обнаженный, с безумным лицом, тоже давно мертвый, но не способный умереть, многократно отраженный в зеркалах Меридии. Вот он забился в тупик, обводит взглядом сумасшедшего свои многочисленные отражения - и смеется, смеется, смеется... и плачет навзрыд.
В какой-то момент Летео словно бы все-таки позабыл о реальной опасности в виде сумасшедшего дозорного.
Рилис? Релеменил?
Он, конечно, с готовностью поддержал идею Ормила найти этих двоих, но до этого старался думать, что…
Ну например, что в царстве Меридии не должно быть плохо. В конце концов, Рилис был ее избранным или что-то вроде того? Летео толком не понял, только по некоторым намекам Релеменила-цитадели.
«Неправда. Меридия не стала бы с ними… так. Неправда».
Объяснение вертелось поблизости и казалось глупым даже самому себе. Что-то вроде —  ну, она же добрая.
«Мы… найдем их. И освободим!»
"Мы?!" - голос смеялся уже открыто.
Картина вновь сменилась. Летео увидел Картвастен, разрушенный войной. Повсюду - тела имперских солдат вперемешку с телами Братьев Бури. Победители в голубых плащах бродят среди руин. Плачут нордские женщины, но эти хотя бы живы. Других - тех, кто рожден не от нордской женщины, - в свободном Скайриме быть не должно. Перед мысленным взглядом проходит вереница трупов: орки, ричмены... Ормил. Тело алинорского воина, выброшенное, как мусор, на обочину дороги, уже успело окоченеть. Мародеры сорвали с него все, что могло представлять ценность, вплоть до сапог.
Дождливый вечер заволокло тьмой, на этот раз - нездешней, небывалой. Летео увидел Хладную Гавань. На вершине башни - клетка. А в клетке...
"Элендил?" - уточнил голос со смехом.
Это уже ничем не похоже на Элендила: нечто, полунежить-полудаэдра, результат ужасного эксперимента, монстр из плоти и металла, рвущийся в запертой клетке. В лице, сохранившем отдаленное сходство с алинорским ученым, не видно уже ни капли разума.
- Он обещал тебе, что найдет путь в Обливион, - сказал голос. - Он смог найти его только так. И попал в мои владения. Он узнал меня... и моих слуг. Вы уже встречались, кажется, в Силумме".
«Нет. Не верю. Нет».
Что из увиденного было страшнее? Мертвый Ормил с каким-то отстраненным, словно равнодушным к собственной судьбе, лицом? Или Элендил в клетке  —  он выглядел так, словно его разорвали несколько раз на куски, и сшили снова,  неумело, в случайном порядке переставляя куски и добавляя что-то чужое и неестественное?
«Это неправда! Неправда! Они живы… и…»
Было все равно, кто или что говорит с Летео.
Он сжался еще сильнее, пытаясь изгнать видения. Или нет —  пытаясь не поверить в то, что видит.

+4

23

Коснах действительно отошел - только затем, впрочем, чтоб вернуться с тяжеленным кряжистым пнем, видно, заготовленным для чьего-то камина, но еще не порубленным на дровишки..
- Пабереги-ись, браток!
Лихо раскрутившись вокруг собственной оси с корягой на вытянутых руках и едва не впечатав в стену своего нового приятеля, полупьяный ичмен описал по улице затейливую дугу и с оглушительным грохотом врезался в дверь.
- Хор-роша двемерская работа, - крякнул он, потирая ушибленное плечо. - А вот замки - паршивые, нордские. Еще раз! Подсоби! Сейчас выбьем!

*    *    *
- Где же ты, где же ты, - бормотал обезумевший Туран, бегая кругами по комнате.
Первый удар в дверь заставил его вздрогнуть.
- Сейчас, - простонал он, - дай время! Сейчас, сейчас, сейчас...
- Туран! - закричала откуда-то со стороны лестницы Медаса. - Туран, прекрати! Стендарр, умоляю, помоги ему...
Ее крик перешел в визг, когда удар тяжелой булавы обрушил уцелевшие еще полки. Отчаявшись найти невидимого мага в комнате, Дозорный принялся крушить все, что попадалось ему на пути. Удар за ударом - щепки и каменное крошево брызгами летели по сторонам, - он все ближе приближался к укрытию Летео. Таррс! - и столешница разлетелась четырьмя неровными кусками от удара по скользящей, прошедшего так близко от невидимки, что Мастер Диренни мог почувствовать холодный ветерок на своем виске.
И в этот момент наружняя дверь дома все-таки распахнулась, громыхнув сломанным засовом.

+4

24

«Нет, нет, пожалуйста», —  так на грани лихорадочного сна и яви пытаются проснуться. «Проснуться» Летео удалось: стол, служивший убежищем, с треском обрушился прямо над головой. Какая-то тарелка больно стукнула по затылку.
Одновременно лязгнула дверь.
Ее вышибали. Снаружи.
Летео заторможено взглянул на Турана. В свете так и болтающегося —  чего ему сделается, он же не имеет физической формы —  огонька обычно мрачное, но не лишенное некоторой привлекательности лицо имперца казалось перекореженным.
Летео даже мог догадаться, что с тем происходит.
Этот голос. Если они оба его слышали…
Дзынь! Это разбилась бутылка оттого, что Туран добил вторую половину стола. Разбитая бутылка под подошвами превратилась в лужу и осколки.
Дверь поддалась, впуская свет, и… Ормила?
«Он мертв?»
Или они оба? Туран его убил, а теперь они где-нибудь в Обливионе?
Соображать не получалось, ну и Летео решил, что займется этим как-нибудь в другой раз —  а пока от вооруженного Дозорного его отделяла только невидимость, от которой вряд ли много толку в тесной комнате. А стол превратился в щепки и воспоминание.
Летео сглотнул, потянувшись за ножкой. Она была тяжелая, из хорошего дуба —  норды делали свою мебель на совесть.
И ударил Турана по колену.
Вряд ли этот удар был сколь-нибудь серьезным. В конце концов, Дозорный носил прочные высокие сапоги, защищавшие одновременно от холода и служившие доспехомза счет металлических вставок. Но, судя по противному хрустнувшему звуку, попало не по железке —  а еще Туран как стоял с ошарашенным видом оглядываясь на дверь, так и повалился.
Летео кинулся к Ормилу.
Ну, «кинулся» —  это очень громко сказано. Ноги подгибались, он едва не поскользнулся в луже. И буквально повис на своем спасителе.
- Ты жив? Ты ведь жив, да? Или мы уже в Обливионе?!

+3

25

Из дома пахнуло такой злобой, вперемешку с стойким, сильным запахом какой-то потусторонней вони - нечто похожее было в Цитадели, - и только осознание этого помогло Ормилу не отшатнуться, а сделать шаг навстречу, мимо повалившегося на пол Дозорного. На его лице в тот момент застыло удивленно-злобное выражение, странная и безумная смесь, а вытаращенные глаза уставились куда-то мимо Ормила. Причина обнаружилась довольно быстро - навстречу ему вывалился Летео Диренни, всклокоченный, перепуганный, и Ормил обхватил его одной рукой, направив обнаженный меч в сторону имперца.
- Я жив, - ответил он Летео. - Надо уходить.
Из глубины дома накатывал странный гул, вой, раздающийся как будто внутри черепа: Ормил сравнил бы его с разочарованным ревом чудовища, у которого из когтей вырвали добычу. Он быстро переглянулся с пьянчужкой-ричменом, который поступил как настоящий воин и нашел способ справиться с дверными запорами там, где не нашел его Ормил. Тот ответил ему совершенно трезвым взглядом покрасневших от алкоголя глаз, в них альтмер прочитал невысказанный вопрос. И, Ауриэль свидетель, ему не хотелось бы выяснять, кто ревет в глубине заброшенного дома!
- Идем.
Как-то само собой вышло, что ричмен уходит с ними - Дозорный видел его, и даже если бы стража не атаковала их за нападение, они трое, с Элендилом вместе, уже "прославились" достаточно, чтобы их оставили в маркартской темнице "до выяснения", а уж этого Ормилу не хотелось. Он сделал рывок через порог, почти таща на себе Летео - прохладный воздух, и усилившийся дождь смыл липкую атмосферу заброшенного дома, теперь уже даже ощущаемый позвоночником рев голодного чудовища был сродни отдаленному гулу, и от него можно было отмахнуться.
- Ты не ранен? - мельком поинтересовался Ормил, сам же оглядел Диренни, поняв что скорее напуган, и кивнул, ответив на свой вопрос. - Надо спешить.

+3


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Спрячь дерево в лесу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC