Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Всё в силе

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

И это всё? История кажется завершенной, но при этом бессмысленной. Не будь за всеми этими словами чего-то еще, скрытой и утаенной правды, Лазариусу не пришлось бы погибать в попытках не допустить Талмор к Анейрину. Домыслы это или реальность Арингол пока не мог сказать, все складывается слишком хорошо и красиво, и лишь нескольких фрагментов не хватает для целостности картины.  Как такому колдуну как Жиардье могла понадобится помощь двух адептов, неопытных и малозначимых, скорее наоборот, они стали бы помехой и обузой в канализации. Аринголу не давало покоя это противоречие - примкнуть к адептам, провести их в канализацию и оставить в живых. Будь на месте Жиардье сам советник, лишние глаза и уши остались бы в канализации, плавать вместе с профессором Амьеном. Не похоже на то, что-бы двухсотлетний некромант был легкомысленным и не обдумывал каждое свое действие до мелочей, играя в опасную игру.
— И всё же, Анейрин, ты что-то не договариваешь. — Раз'Уари сделал шаг вперед к Анейрину, злобно прорычал и капнул на пол немного слюны изо рта. Сделанный советником жест рукой только остановил каджита от физической расправы над адептом, а как ему хотелось пустить кровь и услышать крики живого существа. Более месяца Раз'Уари не работал по своей специализации и жажда крови бурлила в его голове всё сильнее. — Не похоже на то, что-бы Жиардье примкнул к вам без особо важной причины. Не связано ли это с способностями твоей семьи, о которых ты упомянул ранее? Насколько я помню, они могут прояснить некоторые моменты в исследовании камня? — Арингол провел рукой по воздуху зеленоватым свечением, словно погладил невидимую зверюшку.

+3

32

Взгляд каджита, простой взгляд мог заставить мурашки маршировать по спине с такой регулярностью и слаженностью, что куда там легионерам на параде... что же говорить о том, что в душе Анейрина все перевернулось, когда черношкурый дернулся. Не останови своего слугу советник - и в алинорском корабле появилась бы пробоина из категории "здесь будет выход", а так обошлось лишь десятком-другим уничтоженных нервов скайримского адепта.
Впрочем, испуг довольно быстро прошел. Даже слишком быстро, словно он был надписью на школьной доске, по которой прошлись мокрой тряпкой. Это подталкивало к определенным мыслям, вот только времени их осознать не было. Новые вопросы алинорца требовали ответов, и заставлять ждать советника не стоило.
- Я надеялся на это. Пусть я далеко не самый знающий мистик... да объективно говоря, в минувшие эпохи мои знания бы никто и не заметил, считая само собой разумеющимися, но выбирать было не из чего. -
Действительно, не из чего. Разве стоил скайримский недоучка всей той бури, что сейчас разразилась вокруг черного камня? Эту загадку должны были решать более искушенные и знающие, и только ослиное упрямство одного адепта не дает действительно мудрым окончательно избавиться от нависшей над миром угрозой.
- Если бы я потерпел неудачу, и книги мистических архивов оказались бесполезны, то всегда можно было обратиться к дневникам моей прабабки. Она была могущественной провидицей, и вполне могла оставить мне подсказку... которую, впрочем, еще нужно было найти и разгадать.
Странное ощущение... словно он рассказал что то лишнее, то, что не должно было прозвучать. Но... есть ли смысл скрывать истину о себе и своих предках? Это и так стало бы известно.
- Именно ее сила спасла нас в поединке с синодским профессором... И, возможно, она заинтересовала Жиардье. Не настолько, чтобы не кинуться за черным камнем, но достаточно, чтобы сохранить нам жизнь... или просто не пытаться убивать.

+3

33

Так вот эти тайные знания семьи Анейрина. В бытность учёбы в Гильдии магов Арингол нередко сталкивался с силами школы мистицизма и сам практиковал некоторые заклинания, который и по сей день может прочитать. Впрочем большого увлечения Арингол в этой школе не нашел, посчитав ее не столь могущественной и перспективной. И всё же полностью отрицать необходимость и полезность мистицизма никак нельзя было, и уж если Жиардье счёл возможности Анейрина значимыми, то и советник отказываться от них не станет. На Алиноре до сих пор можно встретить немало волшебников, до сих пор практикующих тайны мистицизма. Но Алинор далеко, и возвращаться домой Арингол еще не спешил. Рано, слишком рано заканчивать то, что только начинается. Противостояние двух некромантов - наследников Гильдии магов и ныне заклятых соперников окончится лишь тогда, когда один из них погибнет, ведь ни один не уступит другому в поисках великих реликвий Короля Червей. Без сомнений Жиардье знает куда больше Арингола о чёрном кристалле, и быть может сохранил жизнь адептам в надежде, что они сумеют отыскать ключ к вратам тюрьмы Ганнибала Травена, а дальше отыскать артефакты Маннимарко. В любом случае юноша, обладающий знаниями забытой школы, может стать куда более полезным, чем кажется с первого взгляда. А если и нет, то в руки Жиардье допустить его советник не может себе позволить.
— Ну что же... — Переглянувшись с Раз'Уари, Арингол уже не рассчитывал сыскать полезность в допросе. Он снова пронзил очарованного колдовством Анейрина своим властным взглядом. — Может еще есть что-то, о чем ты мог бы мне сказать, или на этом всё?

+3

34

Ему было что рассказать советнику. О том, что Жиардье обещал найти скайримского адепта, когда все уляжется... и о том, что волшебник сдержал свое обещание. Вот только что то удерживало юношу, не давало выстроить свой рассказ так, чтобы вплести эти детали в повествование, ну а когда голос молодого эльфа умолк не дало вновь заговорить.
И, если подумать, в этом есть причина. Он ведь никогда не отличался откровенностью, а тем более перед чужаками. Даже Мастер не знал о встрече своего ученика с древним магистром, а он раздумывал раскрыть это чужаку. Тому, кто служит Талмору, и, хоть и внушает доверие...
Стоп! Внушает доверие. Такое ощущение, что перед ним старый друг, перед которым можно раскрыть свои тайны, не опасаясь ни за себя, ни за их сохранность. Учитывая, что встретились они только сегодня - странное ощущение. И стоит ли ему доверять?
- На этом все, - согласно кивнул Анейрин, подтверждая содержащееся прямо в вопросе советника утверждение, - Сомневаюсь, что вам будет как либо интересен быт простого подмастерья и его сожаления от упущенной возможности.
В это сложно поверить, по крайней мере сейчас, но доверие к алинорскому вельможе вполне может быть искуственным. Он же знаком с тайнами магии, и, возможно, воспользовался своей властью дабы развязать язык своему собеседнику. Можно списать на собственную откровенность и неспособность держать язык за зубами, но... это ведь не так, и он знает об этом. И тут словно между прочим выбалтывает постороннему вещи, о которых даже близкие друзья не всегда узнают.
Но, может быть, не стоит наводить на ближнего своего напраслину? Сложный вопрос, и как же хотелось его скорее решить... Снять обвинения с талморца, избавиться от теней недоверия к нему... или же наоборот, сбросить оковы чар, вернуть своему разуму свободу. И ведь он может это сделать прямо сейчас, сею же секунду, одним лишь словом призвать силы Мистицизма и покончить с сомнениями раз и навсегда...
Но нет, пока что с этим лучше повременить. Если он лишь воспользуется заклятиями рассеивания, то уже нанесет оскорбление советнику. Покажет, что не доверяет ему. Потому лучше подождать, пока он не останется один, и его разборки с собственными тараканами не будут кем то превратно истолкованы.

+3

35

С трудом верилось, что это всё, или скорее Арингол не желал верить в это и пытался найти хоть еще одну ниточку, маленькую зацепку, звено, связывающее Анейрина и Жиардье. И все же ничего. На данном этапе советник ничего более не мог предъявить Анейрину, если конечно тот говорил правду. Заклинание хоть и влияет на разум меров и людей, но не способно в полной мере открыть все замки в голове жертвы. Любой юный адепт, будучи в сговоре с Жиардье, сделал бы всё возможное, что бы удержать язык за зубами и не подставить свою голову под топор палача. Оставалось разобраться, говорит ли Анейрин правду, или ловко уходит от честного ответа, заговаривая зубы и недоговаривая детали. Слишком красиво и удачно складывается всё для него - случайна встреча с Жиардье, поход по канализации, милость некроманта и записи... для чего ему могли понадобиться расчеты Лазариуса и Оренгейра, когда камень оказался утерян. Есть способы выяснить правду. Прошлый опыт Арингола, еще во время Великой Войны, когда он служил командиром отряда дознания, сейчас может пригодится как никогда. Два с половиной десятилетия назад лучшим средством добычи информации Арингол назвал бы простой нож. Имей фантазию и любовь к причинению боли, и такой простой инструмент окажется куда эффективнее сложнейших пыточных приспособлений. И всё же в случае с Анейрином такой вид пыток не подходил. Если парень окажется честен словом, то оставшись без пары пальцев вряд ли пожелает добровольно делиться силами и знаниями мистицизма. Именно для таких нужд Алинорец и нашел иной способ развязывать языки, с которым Раз'Уари отлично сочетался.
— Я надеялся, ты окажешься полезней. —Глубоко вздохнув и опустив глаза, тихо произнес Арингол.  — Я бы хотел отпустить тебя... — Как же. Даже если все слова Анейрина правдивы, советник не отпустит такое ценное звено из своих черных рук. — Но у меня до сих пор имеются подозрения на твой счет.
Арингол внезапно, резко поднялся со стула и протянул правую руку в сторону Анейрина, скривив устрашающее выражение лица. Кончики пальцев засветились кроваво-красным светом, и сие свечение в мгновение ока устремилось прямиком в юного альтмера. И ту же секунду Раз'Уари приблизился к Анейрину, вцепился лапами за верхнюю одежду парня, прижал его к стене, что есть силы и оскалив клыки, грозно зарычал в ему в лицо.
Одно из любимых заклинаний иллюзии Арингола. Горе тому, кто попал под ужасающие чары ужаса, сводящие с ума и вызывающие перед глазами своей жертвы все кошмары и тайные страхи. Такой ход Аринголу казался наиболее верным среди других. И если Анейрин окажется честен и ничего не добавит - никак он не пострадает и не получит ни единого увечья, а причины необходимости такой психологической давки объяснить альтмеру волшебнику не составит труда.
— Я знаю ты лжешь! — Чуть прибавил тон Арингол. В голове юноши голос должно быть отдается ужасным рычанием чудовищного зверя, появившегося из глубин Обливиона. — Скажи мне правду и это кончится! Слышишь? Скажи правду и всё закончится!

+3

36

Юноша удивленно вскинул голову, словно не понимая слов советника. Он ведь действительно рассказал ему правду, не утаивая... ну, почти не утаивая деталей. Возможно, стоило рассказать и все остальное, и все таки оставалось некая неуверенность, можно ли настолько довериться представителю Талмора. В любом случае, он узнал куда больше, чем кто иной. Возможно, узнает и остальное... В любом случае, адепт не мог понять, что заставляет мессира гневаться, в чем то подозревать его...
Вот только скоро все это стало неважным. Даже то, что его, как куренка схватил и держит на весу случайно заблудившийся в каджитской шкуре даэдрот. Хотя... это как раз было важным, сложно не обращать внимание на того, кто внезапно покрывается гниющими волдырями, и из них, словно из коконов, выползали на свет твари, пред которыми паук или сколопендра покажутся подобными милым котятам. И их вовсе не устраивал их носитель... Им нужно было найти новую жертву.
- Нет... я сказал всю правду, клянусь... - в ужасе прошептал Анейрин. Хотел сказать еще что то, но уже не смог раскрыть рта, боясь, что чудовища тут же воспользуются возможностью проникнуть внутрь альтмера. Впрочем, им это было неважно, ведь можно было найти и другой путь...
Кажется, он кричал. Возможно, звал мать или же взывал к милосердию Стендарра. Какая то часть разума сохраняла трезвость, пытаясь одернуть остальное сознание... но тщетно. Когда сносит плотину, жалкая баррикада не способна остановить надвигающийся поток. Да и сложно сохранить рассудок, когда твои внутренности внезапно обретают собственную жизнь, обращаясь в тех же тварей, что пытаются угнездиться у тебя в коже. Каким образом он остается жив, как сохраняет сознание - этим вопросам сложно было пробиться через поднимающийся в душе ужас перед воплотившимся в жизнь ночным кошмаром.
Все подвергалось хаосу и разложению. Эльф попытался закрыть глаза и хотя бы не видеть того ужаса, что происходил вокруг и с ним самим, но это не помогло. Словно веки альтмера стали прозрачными... или же вообще отсутствовали. По каюте корабля разлилось чье то шипение, требующее раскрыть ему тайну, обещая прекращение мук. А возможно это шипели все те же порождения гнили, и измученному разуму лишь почудились прозвучавшие слова.
Но... Это ведь можно закончить. Ведь это не может быть явью... такой ужас не может быть явью. Если бы это было на самом деле - то он был бы давно мертв, тело смертного, не важно, человек он, аргонианин, каджит или мер, просто не способно выдержать подобного. Только вот как проснуться, как прекратить этот кошмар... если это действительно был сон.
Сосредоточиться было трудно. Какая то часть сознания не была охвачена ужасом, но тех крох, что еще хранили трезвость разума, было слишком мало. И все же их хватило сделать вывод... точнее безумное предположение из разряда тех, что подобны соломинке, за которую хватается утопающий.
Слова наконец то прозвучали, но их наполнение было далеко от желаемого советником. В отчаянии юный эльф прибегнул к тому единственному, что еще было в его власти, что, возможно, могло ему помочь... Возможно, призвать силу Старой Школы было неосмотрительно, и в тот же миг, когда фиолетовая волна унесет кошмар, ему свернут шею, посчитав заклятие атакующим... пусть так. Лишь бы все просто поскорее закончилось.

Отредактировано Анейрин (2018-06-24 12:14:42)

+3

37

Раз'Уари, свирепо зашипев, ослабил хватку и вовсе выпустил хрупкого Анейрина из своих мохнатых лап. Будучи несведущим в магии каджитом, он отпрыгнул назад на расстояние нескольких шахов и закрыл лицо руками, вглядываясь на происходящее сквозь пальцы. Поняв что угроза миновала, либо ее вообще не было, Раз'Уари громко зарычав, был готов прыгнуть вперед на Анейрина, вцепиться в него своими острыми как мечи когтями и разорвать на части, словно пойманную на охоте дичь.
— Погоди. — Уже второй раз Арингол спас пленника от неминуемой встречи с когтями черношкурого. До этого самого дня Аринголу не приходилось сталкиваться с теми, кто так легко мог скинуть с себя наложенные чары. Он конечно доверял словам юноши о забытой школе и силах его семьи, а продемонстрированное заклятие рассеивание только подтвердило правдивость его слов.
Очередной тупик. Даже страхи и кошмары не дали желаемого результата, и пришлось советнику задуматься - в том ли направлении он идет. В любом случае доверие Анейрина, единственной ниточки, уже утеряно большей частью, и если продолжить - оно исчезнет совсем. С другой стороны Арингол подозревал, что стоит еще надавить, и парень заговорит. Так или иначе, всегда можно заставить других делать то, чего хочется самому. Достаточно лишь применить силу и надавить на страхи.
— Ты в порядке? — Вопрос был адресован самому Анейрину. — Это была лишь иллюзия, обман, что-бы выведать у тебя больше информации. Мне трудно судить, пытался ли ты избавиться от действия заклятия, что-бы не взболтнуть лишнего или кошмары так сильно истязали твой разум.
Жиардье должен вернуться, силы Анейрина привлекают внимание сразу двух некромантов. Пока парень жив, он послужит приманкой, но мучения на этом не закончатся.
— Что-же, ты остаешься моей единственной зацепкой в этом деле. Пойми меня правильно, я не могу себе позволить допустить очередной некромантский кризис. Мне удалось защитить Тамриэль один раз, второй подобной угрозы мы можем не пережить. Кто знает, возможно скоро нас ждут ужасы и страдания конца второй эпохи. А пока. — Сжав зубы, Арингол показал каджиту жест "вперед". — Пока я оставлю вас вдвоем, и очень надеюсь, что ты вспомнишь что-то еще. А если нет, Раз'Уари не остановится, пока ему не надоест.
Покинув камеру под злобное рычание каджита, Арингол захлопнул дверь и удалился на верхнюю палубу подышать свежим воздухом. Дождь едва закончился, и на поверхности воды до сих пор появлялись следы от капель.
— Господин? — Возникла горбатая фигура с посохом в руках за спиной.
— Каджит сейчас занимается им. —Уставившись в воду ответил Арингол. — У нас есть дело. Я хочу забрать кое-что из дворца. Собери солдат.
Опасно становится держать такие ценности в хранилище Имперского дворца. Да и одни боги знают, быть может скоро чудовищный артефакт наконец пригодится Аринголу.

— Сыграем в игру...ррр. — Проворчал Раз'Уари. В его руках появился кинжал необычайных размеров. — Ты рассказываешь Раз'Уари тайну, а и он решает, отрезать тебе что-то или нет?

+3

38

Сознание прояснилось. Неприятно, конечно, было себя обнаружить валяющимся на полу словно тряпичная кукла, но скажем честно, цена была более чем приемлемой.
"Только разум? Да иди ты к Вермине, с... советник! Да, именно к ней, чтоб полной ложкой хлебнул своего же варева. То, что боль была фантомной не отменяет ее наличия."
Глаза Анейрина были все еще закрыты, да и сам эльф не торопился подниматься с пола. Зареванный, сломленный... жалкое, наверное, зрелище. Ну да пусть лучше алинорец сочтет его ничтожным червем, чем увидит в глазах всю правду о себе и всем остальном Талморе. Может и недооценивать станет... хотя последнее сомнительно. Подобные ему всегда и во всем ищут подвох, а искренность заставляет их искать подвох с утроенной силой. Просто органически не способны представить, что им говорят правду и ничего не скрывают.
Хотя в последнем упрекнуть советника пока что сложно. Ему ведь действительно не говорили всей правды, сознательно утаивая мелкие, но неимоверно важные детали. С другой стороны, пытаться выяснить их подобными способами... такого Анейрин не простил бы даже своему Покровителю, что уж говорить о представителе Талмора, неприязнь к которым эльф впитал с молоком матери. И в тот миг, когда вельможа пытался оправдать свои действия, юноша клялся перед всем пантеоном Имперского Культа, что алинорец не узнает о черном камне, и в то же время молил их дать сил сдержать эту клятву.
Возможно, Жиардье лгал. Возможно, Талмор действительно хотел лишь предотвратить очередной кризис... Вот только Анейрин уже не верил в это. Просто не желал верить что тот, кто позволяет себе вторгаться в разум других, устраняет невиновных лишь за то, что они что то знали, способен принести что то светлое. Скорее всего, здесь просто была борьба за то, кто возглавит этот кризис... а служить шестеренкой в его возникновении альтмер не желал. И дальнейшие действия Арингола только уничтожили последние сомнения адепта.
Его пустили в расход... что бы он ни сказал, его судьба предрешена. Каджит ведь не успокоится, пока не вытрясет все необходимое, ну а если это произойдет... забавляться с новой игрушкой уже точно никто не будет мешать. И, самое паршивое, даже если бы ему было нечего скрывать, исход был бы один. Советник же ясно сказал, что черношкурый не остановится.
И, рано или поздно, но этот даэдра, родившийся по ошибке смертным, сумеет его сломать. Даже, скорее всего, это произойдет слишком рано. Все же он был прав о том, что пора заканчивать с этим фарсом... Жаль только знаний школы разрушения не хватит, чтобы уничтожить себя с первой же попытки, а второй уже могут попросту не допустить. Да и духу ему может не хватить, все же жить хочется даже в такой паршивой ситуации. Если только...
Анейрин поднялся, сложив руки на груди. То, что он задумал, было рискованно и глупо, но был ли у него выбор? Принять смерть от самого себя, или же от истязаний каджита... Только вот в первом случае шанс сдержать данный Богам обет был куда как выше.
- Пусть будет Стендарр свидетелем, я рассказал все, - голос адепта был спокоен, по крайней мере, насколько позволяло происходящее. Глаза юноша даже не решился открывать, боясь, что тогда ничего уже не сумеет выговорить.
"Прости меня за ложь, Владыка... и за то, что хочу совершить. Но прошу, не оставляй меня. Не сейчас..."
Слово произнесено, золотистый свет окутал прижатые к груди ладони. Когда постоянно страдаешь от одной и той же хвори, вольно или невольно, но узнаешь, куда не следует давить силами этериуса, иначе болезнь не уснет, а лишь усилится. Может быть, смерть от удушья и не самая приятная и быстрая... но выбирать не из чего. Ему просто не хватит духу воспользоваться молнией или ножом, а так все завершится само... достаточно лишь самостоятельно толкнуть себя в объятия болезни.

+3

39

— Мой ключ от хранилища. — Их собралось всего пятеро, отборных солдат Талмора. — Черный сундук с эмблемой Доминиона. Доставьте его в мои покои, и не привлекайте лишнего внимания. Я полагаюсь на вас.
Солдаты не стали надевать традиционные доспехи Талмора, и направились к сердцу города с неприметных одеждах.
— Где Ондалион? — В сопровождении Дондариэля советник направился в свои покои на корабле.
— Наводит справки о Анейрине. Вам следует знать, паренёк прибыл в столицу не один. Мастер изменения, признанный волшебник Коллегии Винтерхолда Толфдир так же в городе. Пропажу молодого ученика вскоре заметят, и учитель начнёт искать его. Судя по данным Ондалиона, старик пользуется уважением среди влиятельных граждан города.
— Винтерхолд присягнул ярлу Ульфрику Буревестнику. Если эти двое прибыли оттуда, часом не мятежники ли они?
— Коллегия держится обособленно, господин. — Старик еле тащился за спиной Арингола.
— Уж придумать улики против юного альтмера с конца света не станет проблемой. Сейчас мне в любом случае не до этого. Отправляйся вниз и помоги Раз'Уари на допросе.
— Ваша воля, господин. — С трудом совершив поклон, Дондариэль чуть ли не уполз с глаз Арингола.

Привлекать внимание ни к чему. Арингол избавился от всей хоть как-то заметной одежды и облачился в черную, даже грязную робу с капюшоном, скрывающим пол лица, а так же обмотал себя подобной рясой. Покинуть судно под покровом невидимости не составило труда. Часовые хоть и несли службу на своих постах добросовестно, но разглядеть то, что недоступно простому глазу не смогли. Поддерживать такие чары в городе нужды и вовсе не было. Смешался с толпой, с виду монах или ученый одиночка, под очередной раскат грома тенью пролетел в сердце столицы, ни к дворцу, в храмовый район.
— "Пусто..." — Отметил Арингол, войдя в задние Храма Единого. За дверьми вновь хлынуло как из ведра, широкие улицы затопило, а молнии сверкали в небесах, призывая гром вслед за собой. — "Мартин Септим" — Мысленно обернулся он к гигантскому каменном дракону посреди здания. — "Человек, Император, достойный великого уважения и почёта. Ты спас нас два века назад от вторжения Мерунеса Дагона, и я безмерно благодарен тебе за это." — До сих пор Арингол сохранил воспоминания о пороге эпохи Септимов. О полчищах даэдра, рвущихся из огненных врат в царство Дагона, о их жесткости и жажде уничтожить всё живое на своём пути. Тогда легионы Империи, давшие клятву поддерживать порядок во всех провинциях, сбежали с островов Саммерсет в Сиродил, спасать свою родину, и оставили народ альтмеров сражаться за свои земли в одиночку. Тогда Империя вновь показала своё истинное лицо и отношение к провинциям, тогда она и засеяла почву восстаний и расколов. Неспособная защитить дальние земли, не достойная править в них. — "Ты не виноват в грехах Империи. Ты остаешься героем, ты принёс себя в жертву во благо всех, не только Сиродила, всего мира".
Наконец оставив величественного дракона в одиночестве, Арингол покинул Храм Единого и перешел на другую сторону улицы, замочив обувь и робу чуть ли не до колен. Тучи на небесах затянулись в непроглядную, темную длань, а гром звучал стуком молота о наковальню все чаще и громе, будто сам Зенитар работает в своей кузне.
— "Не заперто, повезло." — Проникнуть в каменное, не приглядное здание поодаль храма не составило труда. Здесь священники и лекари оказывали помощь раненым на втором этаже, больным на третьем. Первый этаж же служил администрации здания. Вход в подвал, куда уносили недавно скончавшихся жителей города был заперт на замок, а лысый монах имперец в абрикосовой робе не пропустил бы туда посторонних.
— Приветствую вас, добрый гражданин. — Обратился к чёрной фигуре священник.
— Ключ от подвала. — Арингол тенью приблизился вплотную к лысому и встретился с ним взглядами. В глазах некроманта на мгновение пролетел зелено-бирюзовый блеск, после чего мужчина достал из внутреннего кармана рясы железный ключ и вручил в руки Арингола. Сознание не подчинялось своему владельцу, он стал жалкой марионеткой в руках колдуна. Отперев замок на массивной двери, Арингол вновь обратился к священнику Аркея, заклятого врага некромантии.
— Мне нужно тело Лазариуса, он погиб сегодня утром. — Из под черного капюшона донеслись слова.
Жрец Аркея ровным шагом ступил на лестницу ведущую в подвал, провел чернокнижника через коридор в помещение, где на столах лежали мертвые люди. Всего четыре стола в этой комнате, и среди всех еще один живой, такой же жрец Аркея.
— Галио? Кто это с вами? — Обернулся молодой жрец с тонкими светлыми усиками, перестав обрабатывать тело пожилого бретонца маслами. — По правилам посторонним нельзя, Вы же сами говорили.
— Убери его. — Показал пальцем на молодого жреца Арингол, как Галио стремительно приблизился к юному жрецу и сложил свои руки у него на шее. Тот будучи ошарашенным, схватился за его руки и пытался освободиться от хватки.
— Шшш..шш.шшто..шшшто вы дьдьлайти. — Пав на колени, но всё так же сопротивляясь с трудом выговаривал юноша. Галио все сильнее сжимал свои руки, выжимая из юного жреца последние жизненные силы. Глаза последнего покраснели и выпучились наружу, кончик языка торчал изо рта и жрец, перестав дышать, отправился на встречу со своим богом.
— Снимай одежду, и клади на стол. — Неизменно зловещим голосом, твердо приказал Арингол, после чего жрец снял с себя рясу и оставил ее на столе, возле ножа для вскрытия тел. — Покончи с собой.
Будучи под влиянием столь сильного заклятия, разум жреца был полностью подавлен волей Арингола, и без лишних вопросов Галио вооружился ножом и всадил его себе в шею. Алая кровь полилась тонкой струёй на пол и жрец глухо рухнул вниз.
— "Вот и ты, наконец, вот и ты." — Лазариус лежал на крайнем столе, еще не обмазанный маслами и не подготовленный к погребению. Ритуал Аркея до сих пор не был свершен, а значит душа его может быть выхвачена из иного мира и возвращена в Мундус, хоть и не надолго. Но не здесь, не сейчас. Такой ритуал может оказаться нестабилен, и во избежания неприятного исхода должен быть подготовлен тщательно, да и для такого дела Аринголу жаждал опробовать шлем. —"Вставай же."
Мертвецки голубая вспышка возникла между мертвым имперцем и альтмером в чёрном, после чего тело Лазариуса поднялось, встало твердо на ноги и открыло светло-голубые глаза. Воскрешенный ходячий мертвец взял со стола робу священника и облачился в неё, накинул на голову капюшон и покинул здание вслед за некромантом, поднявшем его.
Обратный путь под сильным ливнем прошел без проблем, лишь у самого портового района их встретили имперские стражники, дрожащие и молящиеся о скором конце смены и благой погоде. Под дождем они не стали вглядываться в лица фигур, и так смахивающих на жрецов, и лишь одарили их приветствием и шуткой про дождь и прелести весны, которую в этом городе Арингол слышал уже в четвёртый раз.
— Стоять! Представьтесь, вход на судно без разрешения не допустим! —Талморцы даже несмотря на ненастье покидать свой пост не позволяли себе. Приятно знать, что в твоём подчинении находятся добросовестные и ответственные бойцы.
— Советник Арингол. — Приподняв капюшон, произнес алинорец.
— Г-г-господин! — Затрясся ни то от страха, ни то от холода и дождя солдат. — Прошу прощения, мы не знали, что Вы покинули судно. Прошу господин, проходите на корабль.
Внимания на спутника советника солдаты не обратили, да и не хотелось смущать гостя своего господина лишними взглядами. Пробравшись к покоям, некромант и его игрушка оказались за запертой дверью. В каюте уже стоял сундук, что солдаты доставили из дворца. Отперев замок ключом, Арингол снял и магический замок, а так же огненную ловушку, окинул крышку и вновь коснулся драгоценного артефакта. Силы тёмной магии пропитали его вновь, сквозь кончики пальцев по всему телу, это невероятное чувство всемогущества и власти над смертью вновь встретило алинорца. Подняв шлем над головой и надев его, Арингол прочувствовал всё окружение корабля, всех живых существ, даже ползающую в трюме крысу, прибывшую с ними с островов. Тело Лазариуса рухнуло на пол, перестав быть подконтрольным Аринголу. Некромант избавил его от своих чар, расставил несколько свечей вокруг мертвого тела и обратился к колдовской магии вновь, взывая к душе Лазариуса в мире мёртвых.

***
Солдаты и матросы судна с подозрением кидали на него свои взгляды. До этого еще не встречали они этого горбатого, старого, седого альтмера с магическим посохом. Да и не важно это, Дондариэль привык к таким взглядам еще сотню лет назад, когда годы только начали брать своё. Теперь же вид дряхлого старикашки даже играл на руку, никто не задаст лишних вопросов и не пристанет к бедному дедушке.
— Ах ты вшивый кошара! — Хрипло провопил Дондариэль, только шаг сделав в камеру Анейрина. Паренёк уже был на земле и задыхался, лицо синело, а Раз'Уари уселся всем весом сверху и дергал ножиком у лица парня, что-то рыча на своём и не понимаю происходящего.
— РРр..ты кто такой? Раз'Уари тебя не звал! — Прошипел на Дондариэля каджит.
— В сторону!
— Раз'Уари выполняет приказ советника! — Возразил черношкурый.
— Он сейчас подохнет, и советник с тебя шкуру сдерёт! — Горбатый бросил на пол посох, оттолкнул в сторону каджита и подложил под голову Анейрина руку, а другой рукой нащупал в своей мантии флакон с красным зельем, и вылил его содержимое в рот Анейрину. Жидкость частично полилась по лицу, вниз, к шее, но большая часть удачно ушла в горло. Этот эликсир хоть и не создан специально для спасения от удушья, но от неминуемой смерти спасти способен.

Отредактировано Арингол (2018-06-26 01:07:24)

+3

40

Странно все это. Мы всегда боимся, что у нас не хватит на что то духу, всеми силами избегаем этого, прилагаем все усилия, чтобы испытание прошло мимо. Но когда оно все таки приходит - откуда только силы берутся. И даже становится странно, что прежде ты боялся не совладать с самим собой.
Тело хотело жить, хотело вновь вдохнуть полной грудью. Но разум мешал этому, разум заставлял поддерживать заклинание, продолжать истязать себя самого... по крайней мере, пока ему это позволяли. Впрочем, этого оказалось более чем достаточно.
К тому моменту, когда каджит приступил к своим прямым обязанностям, окружающий мир уже был безразличен Анейрину. С каждой попыткой вдоха он утрачивал свои краски, смазывался. Что там происходило с телом, что оно было придавлено мохнатой тушей, уже не имело значения. Да и разве мог сравниться вес одного кошака, пусть и столь огромного, с той гранитной плитой, пытающейся устроиться на груди эльфа? Пусть ее и не существовало в реальности, ощущения были примерно похожими. Да и, по сути, забавы каджита только помогали юноше довершить начатое.
Сознание угасало, и скоро в нем осталась лишь одна мысль - дышать. Дышать любой ценой. Пожелай кто либо отрубить скайримскому адепту лишнюю конечность, он бы этого даже не заметил. По крайней мере, пока не смог бы вновь хотя бы вдохнуть, тогда, бесспорно, весь спектр полагающихся ощущений накрыл бы юношу в то же мгновение. Но сейчас, когда сознание уже готово было угаснуть , это было бы мелочью...
Вдох. Второй, третий... они давались с трудом, и все же воздух вновь наполнял его легкие. Это было несравненным счастьем, и даже привкус чего то не самого приятного во рту не мог его испортить... пока разум, насытившись кислородом, не сумел вновь заработать.
Он выжил. Ему не дали умереть. Просто не позволили себе потерять прежде, чем расскажет все, что знает... или же талморцы лишь полагают, что он это знает. А значит, ему лишь предстоят все те мучения, которых он так наивно пытался избежать.
- Зачем... - язык почти не слушался Анейрина, да и само тело ощущалось пока чем то чужим. Словно его внезапно отодрали, а затем пришили грубой ниткой к душе, решив, что и так сойдет. Срастется... пусть и со временем. "Зачем вы вернули меня? Отпустите, позвольте умереть," - так должны были звучать эти слова, но медленно просыпающиеся в сознании мысли заставили альтмера умолкнуть, обратив на них внимание. Неясная догадка, проблеск интуиции или же просто здравая мысль, сумевшая пробиться, пока голову вновь не заполонил разный сор...
Все это могло быть тоже промыслом Стендарра, и что он только что чуть все не погубил. Как - пока было сложно уловить, но Анейрин понимал, что он знает причину, по которой все могло пойти совсем не так, как представлял наивный глупый мальчишка. Просто пока что не может до конца осознать собственные мысли, в которых и была отгадка.

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC