Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Короткий путь на тот свет


Короткий путь на тот свет

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Капли холодного поты стекали по грязному лбу обоих нордов. Позади раздавались душераздирающие вопли, рыки, завывания, звуки раздирания плоти. Вернувшись ко входу Сигурд и Свен смогли хоть как-то прийти в себя, переглянулись и отыскали во тьме Эльмариона с Алькиниром, последний прибывал в не самом добром здравии. Травмы дали о себе знать, Свен скорчился и выплюнул кровь на каменный пол пещеры. Не будь под рукой верного собрата, так и рухнул на ровном месте. Ненавистная ответственность выпала на долю Сигурда. Старик уж и отвык лично управлять ситуацией, но обстоятельства вынуждали. В мыслях пожилой норд обращался ко всем известным богам по именам, моля их по снисхождении... и просил не прибавлять проблем ко всему этому хаосу.
С одной стороны парочка пленных альтмеров. Благо они сами совладали с корусом, но не обернутся ли они против ослабевших надзирателей? Глядя на Алькинира, расцветала надежда, что одной бедой меньше. Чего ожидать от альтмера куда моложе капитана Сигурд предположить не мог. Сплотила ли общая цель одолеть чудищ людей и меров, или же разожгла в сердцах последних волю к бегству, к спасению.
Сплюнув скопившеюся слюну во рту, Сигурд медленно зашагал вперед. Их лидер, Свен, выглядел куда хуже, чем днем. Внезапный бой подкосил его неокрепшее после раны тело, и сейчас все что он мог делать - цеплять за жизнь.
Подкинули же боги сложностей и так прошедшему нелёгкий путь старику. Корусы. Откуда им взяться в Сиродиле? Заскочи в случайну скайримскую пещеру, и то не факт что встретишь этих тварей. А здесь, должно быть логово их, а где корусы, там и фалмеры. Столь давнюю историю Сигурд хоть и не знал досконально, но какие-то фрагменты, произнесенные устами любимого сына до сих пор сохранились в памяти. Единственное объяснение, пришедшее на ум, что бежавшие из Скайрим фалмеры тысячи лет назад основались в этой пещере, и многие века прятались в её глубинах.
Шаг за шагом норды добрались до Эльмариона и Алькинира, где старик уложил собрата возле эльфийского капитана. Поглядев на убитого коруса Сигурд проникся уважением к пленникам, сумевшим справиться с такой огромной тварью.
— Им обоим нужна помощь, иначе они могут умереть. — Произнес он глядя на Эльмариона. — Возьми в той сумке у костра все зелья что найдешь, и тащи их сюда. Раньше мы были врагами, сейчас мы должны помочь друг другу.
Рычание и вопли прекратились. К выходу приближались едва слышные шаги, медленное перебирал ноги не зверь, человек. С оголенным торсом, разорванными кожаными штанами и без сапог на свет от огня в костре вышел Марий. С его губ стекала чёрная кровь, а глаза были удовлетворены удачной охотой, вернее сказать бойней.
— Они мертвы. — Слизывая с губ кровь, произнес он. — Все мертвы! Я убью и тебя, остроухий, если попытаешься что-то предпринять.

+1

32

Услышав предложение старика-норда, Эльмарион опустил своё импровизированное оружие, доставшееся от коруса в качестве трофея, и устроил его в глухой тени, чтобы оно не мозолило глаза, и чтобы люди побыстрее забыли о его существовании, если вообще заметили. Альтмер коротко кивнул, и подойдя к костру, уселся на корточки перед сваленными там вещами. Осторожно приоткрыв крышку дорожной сумки, он заглянул внутрь, и убедившись, что оттуда на него ничего не выпрыгивает, достал пару стеклянных сосудов с красноватой жидкостью.
Уже возвращаясь с ними к Сигурду, Эльмарион обернулся на глухой звук шагов и непроизвольно склонил голову вниз, глядя на Мария если не угрожающе, то как минимум мрачно. Весь вид имперца говорил о том, что именно он и был той рычащей тварью, что вступила в схватку с корусами в глубине пещеры.
– Странно, что ты до сих пор этого не сделал, – проговорил альтмер хриплым голосом. – Боишься потерять свою человеческую личину окончательно?
Он протянул одну из бутылей с зельями Сигурду.
– Что это? Просто целебное зелье? – он открыл вторую и принюхался, чуть менее осторожно, чем заглядывал в сумку, будто боясь нападения ядовитой змеи.
Корусы у входа в пещеру тем временем куда-то пропали. Может быть, их тоже впечатлил вид залитого кровью сородичей человека, выглядящего сейчас не дружелюбнее пещерного медведя.

+1

33

— Ты не знаешь меня, эльф. — Подойдя к раненым произнес Марий. — Я контролирую себя куда лучше, чем дворняги, которых ты можешь встретить в Сиродиле или северных землях. Мой зверь внутри меня и я - понимает друг друга и делимся силами. Я не потеряю контроль. — Так по крайней мере Марий убеждал себя перед каждым превращением, и с тех пор, когда зверь овладел его разумом в последний раз прошло четыре года. Это было его первое превращение, дикая природа одержала верх над человечностью и пустила волка на кровавую охоту, позволила полностью отдаться инстинктам и жажде еды, крови, убийства. После верховный шаман Алиолас в благодарность за спасение клана к дару звериной крови прибавил и способности его контроля. Учение лесных эльфов одной из ячеек клана Волка гласило о крепкой дружбе зверя и человека в одном теле, о взаимовыручке и равенстве. Пока Марий удовлетворял потребности волка, тот одарял его силой и не вмешивался в разум. "Выполняй ритуал И'ффре каждый раз после превращения, и твой зверь сохранит тебе верность и станет твоим другом." — Учил мастер Алиолас.
Добродушия и доверчивости Сигурда имперец не разделял. Если норд, забыл про своих сыновей, мог доверить эльфам, то Марий в свою очередь не сводил с них взгляд и ожидал попыток к спасению в любой момент.
— Не задавай лишних вопросов, мер, и может быть останешься жив, если конечно твои сородичи не пожалеют деньги за твою шкуру. Помоги Свену... и своему...этому...ну ты понял.
Марий отдалился вновь вглубь пещеры, откуда спустя пару минут вернулся, таща на спине остатки одного из корусов. Труп был обглодан, панцирь полностью отсутствовал, половина туловища уже съедена. Через несколько минут от притащил второго, в еще более худшем состоянии, затем и третьего. Последний от первый двух отличался лишь тем, что мяса на нем осталось на порядок больше, он был почти цел, а панцирь лишь пробит в некоторых местах, но все еще держался на спине.
— Этих троих придется съесть. — Поставил всех перед фактом Марий. — Иначе я съем тебя, эльф.

+1

34

Эльмарион выслушал слова Мария о самоконтроле молча, но с таким видом, будто уже сейчас перед ним стоял обращённый монстр. На его альтмерском лице было словно написано надменное выражение: “Да что ты знаешь о самоконтроле?” Однако, на этот раз талморец, которому уверенности в себе придавали корусьи лапки, припрятанные за камнем, сдержал язык за зубами. Из глубин сознания полез некий азарт, будто он сейчас был на месте своих родителей, готовый вступить в схватку с защитником Имперского города.
– Они не придут, – успел вякнуть Эльмарион. – Раз мы не справились с заданием, Талмору не нужны такие бойцы.
А потом он обратил всё внимание раненому норду и своему командиру. Эльмариона коробило, он низко опустил голову, чтобы скрыть невольно проявившееся отвращение к тому, кто некоторое время назад захватил их в плен. Ему хотелось, чтобы в его руках был яд, но норды вряд ли стали бы носить такое в сосудах для целебных зелий. В отличие от Алькинира, норд был ещё в сознании и смог самостоятельно глотать. А вот как поить потерявшего сознание Эльмарион не знал. Пару раз хлопнув своего офицера по щеке, он пробудил его – Алькинир пришёл в себя и теперь смотрел пустым взглядом на солдата.
– Просто выпейте это, – пробормотал Эльмарион. – Норды снова делятся с нами своими запасами зелий.
– Я так устал… – невнятно пробормотал Алькинир, но зелье послушно выпил. Правда, едва не захлебнулся, и подавившись, ещё некоторое время пытался откашляться. Эльмарион перевернул его на бок.
Тем временем даэдров имперец уже приволок откуда-то ещё три трупа корусов. Эльмарион повернулся к нему, не поднимаясь с корточек.
– Что ты имеешь в виду? – наконец проговорил он, решившись задать, возможно, лишний по его мнению вопрос. – Кому придётся их съесть? Тебе или нам всем?

+1

35

Блеск верного меча слегка слепил глаз, стоило посмотреть на него под нужным углом. Как странно, он выглядит совсем чёрным и не способным отражать свет, и всё же. Берик крепко сжал рукоять меча, взмахнул им по воздуху и убрал в ножны. Голова льва, украшающая рукоять чёрного меча, была когда-то гербом дома, где мужчина провёл свою юность. Как и сам меч был частью дома, реликвией, доставшейся Римасу от своего отца. А тому от своего, и так он передавался одно поколение за другим, быть может еще с времён, когда атморцы высадились на севере Скайрима. Как быстро и неожиданно всё может измениться, всё что казалось обыденным сотни лет способно измениться до неузнаваемости, вообще исчезнуть. Дом, существовавший веками пал в одну ночь по вине низко-родного воспитанника. Впрочем, быть может отец Римаса до сих пор жив и дал очередное потомство, и маленькие детки вновь возродят утраченную гордость и украденный меч. Ненависть. Единственное что осталось в чувствах к своему приёмному отцу, брату - ненависть. Прошел уже не первый год, а тёмные коридоры в каменной твердыне до сих пор появляются во снах. Едва ли ни каждую ночь Берик убивает его вновь его же мечом. И её. Предательница, избравшая лучшего друга... До сих пор чувство любви не проходит, и так хочется вернуться назад, исправить всё. А возможно ли было исправить? Жизнь обходится жестоко с людьми, она не делает исключений и поблажек, на щадит за ошибки, а порой и просто делает всё, что бы сломать человека. Тогда он свершил месть, и не жалел ни дня. Они заслуживали смерти, заслуживали её за предательство самого дорогого - верной дружбы и любви. Такие события в полностью переворачивают сознание, меняют жизнь на сто восемьдесят градусов, ты словно вновь рождаешься, уже другим человеком, желающим забыть прошлое навсегда. Забыть не выйдет, куда бы ты не шел, за тобой всегда будет следовать след прошлого, и рано или поздно по нему тебя догонят.
— Так кто вы, говорите? — Встав над израненным лежащим мужчиной произнес Берик.
— Покончим с этим, без лишних вопросов. — Тяжело дыша, сумел тот ответить хриплым голосом. Акцент выдавал его корни, должно быть родом из Вейреста или его округов. Удивительно, как при большом желании можно найти иголку в стоге сена. Отыскать в центре Сиродила, в глубине леса бежавшего "предателя", убийцу. Должно быть лодочник Эц навёл на след. Берик наступил на рану мужчины на ноге и надавил.
— Арррмммм. — Сквозь зубы прозвучало у лежащего бретонца.
— Говори и я не задержу тебя здесь. — Еще сильнее надавил на рану.
— АААррррмм... — Вскричал мужчина. — Граф Антуано! Граф Антуано!
Тьма наступила в закатившихся вверх глазах мужчины, последние брызги крови вырвались из горла и тело бездушно замерло. И всё же опасения подтвердились, прошлое догоняет и чуть ли не касается спины.

***

Будь желудок полон еды, запах жарящегося на огне  мясо коруса вызывал бы лишь отвращение у каждого в этой пещере. К большому счастью, голод брал верх над отвращением, и даже двое нордов ощутили приток слюны во рту от мыслей о еде.
— Не суть важно, кто будет поедать добычу. — Довёл до сведения Марий, отламывая куски мяса от панциря и буквально пропихивая их себе в глотку, сырыми и еще более отвратными. Кровь сочилась из плоти животных, вервольф привык к такой пищи и ни чуть не брезговал употреблять сырое мясо. Скорее напротив, без огня мясо казалось ему куда свежее, настоящим, данным природой.
Убедившись в том, что состояние Свена и Алькинира не критично, а норд вновь скоро пойдет на поправку, Сигурд приблизился к огню и снял крупный кусок мяса с вертела. Жареным его не отличить от пойманной в леса оленины, да и любую черноту.
— Ешь и не задавай лишних вопросов. — Буркнул норд, вручая Эльмариону деревянную тарелку с отрезанной отбивной из коруса. — Тебе же сказали, не съешь ты - съедят тебя.

***

Неделей позже.
Копыта лошадей перебирали мокрую, рыхлую землю под ногами. Всадники, не меньше пятидесяти, пересекли границу чуть меньше двух дней назад. Арстан, восседая на пегой кобылке, плелся позади графа Фабьена. Как бы не простыть в такую погоду, благо чёрные капюшоны, сшитые коловианскими швеями из прочной ткани почти не промокали и служили единственной защитой от дождя, сменяющегося холодными ветрами.
— Что-то не так, друг мой? — Издался голос пожилого мужчины спереди. — Ты не проронил ни слова, с тех пор как мы покинули Сиродил.
— Н-н-ни-ничего такого, о чём вы могли бы беспокоиться, милорд. — То ли от слабости, то ли от холода голос дрожал, а хриплый ком в горле мешал произносить слова.
— Ты беспокоишься о друге, не так ли? Ты привязался к нему? — Граф потянул поводья и замедлил ход лошади, что-бы сравняться с молодым бретоном. — Поверь, мне тоже этот наёмник приглянулся. Он ни только хороший боец, но и имеющей честь рыцарь, коих в наши дни встретишь на редком холме.
Ответа не последовало, лишь хлюпанье носом.
— Он не умрёт, не беспокойся. Такие как Берик не умирают по чём зря. — Успел граф похлопать по плечу Арстана, перед конными путниками раскинулся лагерь. Очередной лагерь в лесу, куда больше предыдущих. Палатки красных цветов были окружены деревянным частоколом, с башенками каждый шестьдесят футов. Люди метались между ними, таскали бочки с едой и напитками, рыцари водили лагерных шлюх в свои палатки, ветераны собирали вокруг себя молодняк, повествуя о сражениях прошлых лет.
Конь графа остановился возле самой крупной, главной палатки лагеря, с изображением дракона на полотне. Поводья принял оруженосец, и спешившись, Фабьен вновь обратился к Арстану.
— Войди со мной. Ты хорошо послужил мне, ты заслуживаешь увидеть.
Пройдя внутрь палатки, граф встал на одно колено. Юноша не понимал, куда входит, пока не увидел фигуру в прекраснейшем лазурном платье с нашивкой дракона перед собой. Глаза стали широки как никогда, рот приоткрылся, но ни слова не выпало из уст. Последовав примеру графа, нет, своему чувству верности и почтения, Арстан пал на колени.

Отредактировано Берик (2018-07-23 23:41:24)

+1

36

Альтмер удивлённо уставился в тарелку. Всё то время, пока мясо готовилось, он мысленно ликовал, что ему не придётся есть ЭТО сырым. Он косился на Мария, на то, как он расправляется со своей порцией, и так же мысленно благодарил Ауриэля, что тот не вздумал сожрать кого-нибудь из талморских бойцов. Или не заразил. Это было бы неплохим подспорьем в войне повстанцев с талморским вмешательством в дела Империи – заражённый ликантропией солдат, оборачивающийся в полнолуние монстром и вырезающий всю казарму.
С трудом глотая куски предложенного мяса, Эльмарион дивился про себя, что в корусах может быть такая же плоть, как в той же курице, тёплая, с кровью и жилами. Он скорее представил бы себе, что под панцирем те состоят из некоего желе, вонючего и мерзкого на вид настолько, что его лишь годно было спустить в выгребную яму. А что бы стал делать Эльмарион, став оборотнем? С одной стороны это сразу воспринималось чем-то мерзким, опасным, ему следовало сразу же сдаться на милость лекарей и послушно ждать исхода в одиночной камере, каким бы этот исход для него ни был. Но с другой стороны он стал бы невероятно сильным, сильнее каджитских воинов (кроме, разве что тех, что ходили на четырёх лапах и больше напоминали скайримских саблезубов, чем разумных существ). В глубине души такое состояние казалось Эльмариону даром высших существ. В той самой тёмной глубине, которая есть у всех разумных созданий и толкает многих из них на службу даэдра. Эльмарион поспешил отогнать от себя эти мысли.
– Зачем нам есть твою добычу, зверь? – спросил он у Мария, сжевав почти всю свою порцию.

+1

37

Марий успешно умял еще один с виду не столь приятный, как жареный, вырезанный кусочек мяса коруса. Кровь и привкус сырого, дикого уже давно превратился в обыденную норму вещей.
Где то в сторонке Сигурд поедал обжаренную ногу коруса. Старику видно по душе и такая пища, хоть какое-то разнообразие среди ежедневной оленины. Столь сытный и неожиданный приём пищи положительно отразился и на Свене, раненый норд оживал на глазах, бледнота отступала, дыхания возвращалось в норму, и вот уже он сам мог сидеть у каменной холодной стены.
— Я не зверь. — Чуть ли не прорычал сквозь забитый едой рот имперец. — Я человек, а не животное. Не называй меня так более.
И правда Марий верил в свою человечность быть может больше, чем нужно. До сих пор ему удавалось брать верх над монстром внутри, до сих пор он находил с ним общий язык и не оборачивался лунными ночами в целях поиска невинных жертв. Пока дух человечности в общем с зверем теле склоняет чащу весов в свою сторону, его никак нельзя назвать зверем. Те кто далеки от служения великому И'ффре, кто склонил колено перед принцем Охотничьих угодий лишались своей человечности с каждым превращением. Слабые духом, Марий не опустится до их уровня, не помчится загонять дичь по воле Хирсина. Каждый день он повторял себе эти мысли, укрепляя веру в Валенвудское божество.
Шипение языков пламени костра сливалось с тишиной, когда все замолкали, прислушавшись, возможно было уловить даже звук падающих капель крови в подземную реку, оставленной корусами во-время сражения с вервольфом. Тишина, как известно - затишье перед бурей. Ночь становилась всё короче с каждой минутой, а сил для завтрашнего дня поднабраться не мешало не только раненым. Где-то в лесу, как считали Марий, сейчас прятался Берик и выжидал талморских посланников. Что подумают альтмер переговорщик, придя к пещере и завидев их в таком виде. Восстановление сил было наиважнейшей целью на эту ночь.
— Ложись спать, мер. И не дури, я услышу все твои действия даже во сне. — Предупредил Марий Эльмарион и занялся раскладывать спальное место в углу пещеры. Ему нужен сон, ему нужны силы. Медленно он стал погружаться в сон, представляя в мыслях завтрашнюю резню и расправу над заклятыми талморским врагами.

+2


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Короткий путь на тот свет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC