Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Короткий путь на тот свет


Короткий путь на тот свет

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

https://i.imgur.com/VEHYfho.png

Время и место действия: месяц первого зерна 4Э201, Великий лес, окрестности руин Линдаи.
Участники: Берик, Эльмарион, npc.

0

2

Офицер, которого они сопровождали, решил сократить путь, и свернул с Оранжевой дороги в чащу. Вечерело, воздух, наполненный дневным теплом и ароматами цветущих трав, убаюкивал не только меров, но и лошадей. Эльмарион не любил ездить верхом, потому что верховой боец из него был никудышный, а в суматохе схватки эти здоровенные твари могли затоптать копытами не хуже местных минотавров. Из седла предстояло ещё удачно выбраться, не запутавшись в болтающихся по бокам парных клинках. Эльмарион всю дорогу думал об этом, представляя, как будет пытаться быстро спешиться. Единственное, что помогало не впасть в панику, так это мысль, что офицер тоже был не юный сопляк, не умеющий держать в руках ничего тяжелее пера. Случись что, его мастерство фехтовальщика даст Эльмариону немного времени разобраться с седлом.
Не придумай офицер сам добираться из Брумы в Королл верхом, Эльмарион сам ни за что бы не полез в седло. Лошади его не особо пугали, ему всегда нравилось, как они беспрекословно подчиняются ему даже лучше собак (вот бы так было и с людьми), но вот эта вот собственная беспомощность, а точнее мысли о ней, когда Эльмарион представлял разные непредвиденные ситуации, выводила его из себя.
Кони тем временем мирно несли их сквозь пасторальный пейзаж, солнце садилось уже где-то за густыми деревьями, и дорога неожиданно пропала из вида. Однако следовавший на полкорпуса впереди офицер упорно вёл своего жеребца сквозь заросли, будто знал короткий путь наизусть. Вот только от того, что они уже второй раз проезжали мимо одних и тех же белых айлейдских руин, Эльмарион заподозрил, что их командир заблудился.
Когда совсем стемнело, и на густо-фиолетовом небе зажглась россыпь местных звёзд, трое коней почти встали, не зная, куда шагать, а офицер в задумчивости принялся вертеть головой. Эльмарион и его напарник молчали. Второй солдат ничуть не изменился в лице, оно выражало чуть менее, чем ничего. Кажется, он сосредоточенно вслушивался в звуки ночного леса. Эльмариону нестерпимо захотелось снять с головы шлем, чтобы попытаться уловить хоть какие-то звуки разумной жизни и понять, в какую сторону им стоит двигаться. И тут, совсем рядом он услышал свист стрелы.

+2

3

Солнце еще освещало землю сквозь высокие кроны деревьев. Не больше часа до того, как Великий лес погрузится во тьму, выпуская наружу всех созданий ночи, в том числе людей. Каждая ночь могла статься последней, изо дня в день Берик молился богам об удаче в случае боя.
— Все точишь свои мечи, малец? — Пробурчал хриплым голосом Сигурд. Старый норд, истинный представитель своего народа, огромный, бородатый и страшный, словно медведь. Он присел у огня напротив Берика, крепко сжав в руках перед собой секиру. — Вот! — Норд, дергая бровями, показывал взглядом на свое смертоносное орудие. — Это настоящее оружие мужчины, один раз попадешь и оторвешь эльфу голову, ПХАХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!
— Не поспоришь с этим. — Улыбнувшись, мягко произнес Берик. — Вот только сперва нужно попасть. От такой громадины грех не увернуться. — Уже более задирчево, с наглой ухмылкой отвечал бретон.
— ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА! Истину молвишь, грех не увернуться! Ведь иначе смерть, ПХАХА-ХА-ХА!
Не сдержав улыбки, Берик позволил себе посмеяться. Всего месяц в кругу славных ребят, а сдружиться уже успели. Давненько Берик не чувствовал себя хорошо с другими лицами. Сигурд хоть и был с виду медведем, в душе он оказался веселым и добрым стариком, любящим славную битву и желающим воссоединиться с сыновьями в Совнгарде.
— Чего вы расшумелись, дурачье. — Берик успел только встать, как их командир, Свен Разрушитель Стен, вновь сделал замечания бойцам. — Эти леса полны врагов, в лучшем случае чудовищами и животными, в худшем людьми. — Лысая голова Свена отражала последние лучи солнца в глаза. Командир не остался на добрую вечернюю беседу, и направил на холм, высматривая в лесу движения. Именно Свен нанял Берика на эту работу, и платил как подобает военным наемникам. Задавать вопросы было не в интересах, а вот получать деньги за просиживание штанов оказалось Берику по нраву.
— Не обращай внимания. — Произнес Сигурд, когда Свен отошел достаточно далеко. — Я знаю его почти всю жизнь, он не всегда был таким хмурым. На самом деле его нарекания стоит воспринимать с благодарностью, я знаю, он так заботится о нас.
И правда, за всей хмуростью Свена хранилась большая любовь к своим людям, хоть и в открытую он этого не признает.
— Не подумай не правильно, Сигурд, я не думаю о нем плохо. Хоть я и много моложе тебя, я что-то понимаю в людях, и вижу за Свеном его черты прекрасного командира.
К костру, когда Берик сдирал ножом шкуру с кролика, подсел Арстан, единственный сородич в отряде, молодой и зеленый.
— Не видно сегодня наших врагов, господа?
— О каких врагах ты говоришь? Ночных монстрах? Пха-ха-ха-ха-ха!
Вопрос Сигурда был ясен. До сих пор неизвестно, кого ждать и с кем сражаться. Нельзя же нападать на всех подряд, а тем более на имперских стражников. Этот вопрос беспокоил изо дня в день, и лишь звон монет заставлял на время забывать об этом.
— Талморцы! — На холме возле Свена появился Марий, только что вернувшийся с разведки местности.
— Собирайтесь, мы будем брать их. — Одного приказа Свена была достаточно, что бы радостный Сигурд подскочил и побежал за командиром, желая обагрить кровью свою секиру.

Ночь успела опуститься, когда люди спрятались посреди руин Линдаи. Сквозь листву Берик наблюдал за движением лошадей. Сам он насчитал всего троих, что подтвердило тройной стук "дрозда". Берик крался через руины, и добравшись до угла, за которым лежали от силы два десятка метров до Талморцев, остановился в ожидании сигнала. Арстан был позади, а Свен с Сигурдом должны были напасть из леса. Обернувшись, Берик увидел в глазах напарника огонь и жажду боя, весь его отряд желал убивать эльфов, но не сам Берик. Если остальные сражаются из-за общей идеи, то бретона интересовали лишь деньги, и лишний раз подставляться он не стал бы. Впрочем, волноваться ему не стоило, уверенность в своих силах переполняла его, он даже не сомневался, что смог бы в одиночку расправиться с тремя эльфами.
Один тяжелый стук, и стрела, выпущенная Марием устремилась в альтмера, восседающего на коне. Сигнал дан, Берик выбежал из-за укрытия, и устремился в сторону эльфов, имея за спиной Арстана, готового подстраховать. Душераздирающий крик Сигурда был слышен с другой стороны, за спинами эльфов, выбежавший бешеный норд из леса стремительно несся к ненавистным мерам.

+2

4

Длинный, крепкий ствол, выточенный из местного дерева, до середины вошёл в тело напарника через узкую щель между шлемом и золотистой кирасой. Невидимому стрелку несказанно повезло. Однако повезло и раненому им меру – он был всё ещё жив. Непроизвольно ухватившись на мгновение за этот тонкий, но крепкий кусок дерева, солдат Талмора попытался переломить его двумя пальцами, но боль взяла своё, и вместо сухого треска Эльмарион услышал шорох соскальзывающего по коже седла оперения поножей. Напарник свалился под ноги своему коню, Эльмарион стиснул зубы, встречаясь лицом к лицу с собственными страхами, и попытался перехватить поводья чужого коня. Тот не спешил волноваться, значит рядом были только люди или меры.
Офицер узнал о нападении немного позже, разворачиваясь на звук пеших шагов вместе со своим конём. Пытаясь быстро сориентироваться, он тянул поводья в разные стороны, конь под ним чуял волнение всадника и сам нервно ржал и крутился на месте, не понимая, в какую сторону ему поворачиваться. Эльмарион оставил бессмысленные попытки управления чужой лошадью и сам спрыгнул из седла.
– Я задержу их! Скачите прочь! – крикнул он командиру, не сразу понимая, что отдаёт приказ старшему по званию. Впрочем, офицер спорить не стал. Вот только его конь бросился прямо на выступившего сзади норда с огромной секирой, способной перерубить животному сразу обе ноги.
Лошадь Эльмариона едва не встала на дыбы, испуганно заржав. Он ударил её по крупу, чтобы придать ускорение в сторону, где она не будет закрывать ему обзор. Звёзды с чистого неба худо-бедно освещали поле боя, но Эльмарион уже не видел упавшего напарника. Высокая трава одуряюще пахла, но к этому запаху примешивался металлический вкус крови. В ушах зазвенело, а перед глазами словно встал коридор из подвижных стен айлейдского святилища. Эльмарион видел только противника. Тонкий свист вынимаемых из ножен мечей ласкал слух. Его лука, оставленного на седле, с ним больше не было, но сейчас он бы всё равно ему не пригодился. С Эльмарионом были его клинки. Как бы ни было неприятно сражаться в ночном лесу, но выбора у него не было.

+2

5

Лошади выдавали панику своих хозяев, взятых врасплох и окруженных. Люди в ночи чувствовали себя хищниками, готовыми загрызть загнанную в угол добычу. Яркий запах пролитой крови возбуждал их издалека, животная жажда убивать просыпалась вместе с инстинктами. Берик, оказавшись на расстоянии двух вытянутых рук перед Эльманироном, облизал губы, и вытянул правый клинок перед собой, удерживая мера на расстоянии. В глазах бретона читалась агрессия, ярость, истинная злоба, которую способен выразить воин для запугивания врагов. Арстан медленно стал обходить эльфа по кругу, не оставляя тому путей к отступлению.
Засада удалась, отход был отрезан Сигурдом, вставшим между лошадью Талморского офицера и выходом для бегства. Оглушающий крик норда, отдававшийся эхом в лесу, пугал лошадей и придавал сил соратникам.
— КУДА СОБРАЛСЯ УБЛЮДОК!? — Провопил Сигурд, нанося смертоносный удар секирой в шею бегущей лошади. Этого лошадь пережить не смогла, обрушившись на землю, роняя за собой офицера Талмора, над которым высился Свен, прикрываясь щитом с изображением дракона.
— Сдавайся или умрешь! — Прорычал норд, одним глазком поглядывая, как дела у бретонцев, окруживших альтмера.

+2

6

Напротив, несмотря на яростный рык нордов, оказался бретонец. Эльмарион был морально больше готов к встрече с северным дикарём в медвежьей шкуре, чем с полукровкой, который мог не уступить ему в ловкости, а возможно и способности применить боевую магию. С таким противником альтмер мог танцевать в темноте долго.
Тут боковым зрением он заметил ещё одну тень, перекрывшую ему путь к отступлению. Это решало исход боя не в его пользу. Эльмарион ещё раз осмотрелся, оценивая возможности, и всё же встал в боевую стойку, готовый действовать в обе стороны.
Тем временем ночной мрак разорвало быстро охрипшее жуткое ржание умирающего коня. Животное медленно повалилось на землю, всадник успел выскользнуть из седла невредимым и собрать на кончиках пальцев разряды молний. Не раздумывая долго, он атаковал ближайшего норда, поливая иссиня-белым свечением его щит. Способностей офицера должно было хватить на то, чтобы полностью парализовать одного противника, окутывая его небесным пламенем с головы до ног вместе с доспехами и оружием.
– Прочь с дороги, или пожалеете, грязные твари! – выкрикнул офицер, не собираясь просто так сдаваться недам.
Воодушевлённый треском его магии, Эльмарион тоже ринулся в бой. Один обманный выпад, блок вторым клинком и третий удар должен был выбить из руки бретонца его оружие.

Берик быстро смекнул, что просто так эльфы им сдаваться не станут, а вступивший в сражение окруженный мер подтвердил это. Защита двумя клинками давалась бретону столь же хорошо, как и мастеру щита. Отступая на шаг назад, Берик блокировал удары и наносил их в ответ, не жалея противника. Как только Эльмарион провел обманный ход, уловку, Берик быстро раскусил его тактику боя, и наглухо прервал попытку эльфа выбить оружие сильным ударом ногой в живот. Арстан, стоящий позади Талморца буквально влетел к его спине, отправляя чистую сталь в удар по ноге эльфа.
С другой стороны битвы Свен прикрывался щитом от грома, посланного не богами. И хоть первые мгновения сила молний разбивалась о его щит, магия все же прорвалась сквозь глухую защиту, охватывая тело норда. Он уже привык к боли, за многие года битв и сражений он терпел и более страшную боль. Сопротивляться выходило с трудом все же, Свен пал на одно колено, все так же держа щит, не в сила встать и напасть на мера.
— АААААААААААААРРРРРР!!!! — Вопль норда прозвучал вслед за свистом стрелы, вошедшей в бок Талморского офицера, прекратившего колдовать свою магию. Свен моментально вскочил и провел сильный удар плашмя щитом в голову альтмера.

В тот момент, когда бретон оттолкнул его от себя, Эльмарион успел представить (будто лежал в спокойствии на кровати в казарме, а не сражался в окружении лесных разбойников), как та тень сбоку атакует его, пользуясь моментом. Альтмер ещё успел задуматься, какой исход его ждёт: клинок в незащищённый стык доспехов или очередной сильный толчок. В следующее мгновение, будто растянувшееся на час, он почувствовал не то ожог, не то прикосновение холода к ноге. Левое колено перестало слушаться и подкосилось, Эльмарион выпустил один клинок, руку со вторым поднял в блокирующем жесте и замер, перенеся почти весь вес на правую ногу. Он всё ещё не чувствовал боли, как это положено в обычном состоянии, кровь набатом стучала между ушами. Альтмер стиснул левую руку в кулак, собирая крохи магических способностей, чтобы не дать связкам разойтись навсегда. Остаться хромым на всю жизнь из-за каких-то лесных бандитов, которые ещё и предложили в самом начале сдаться, он не желал.
– Я сдаюсь, – прошептал он хрипло, желая, чтобы его никто не услышал – так унизительны были эти слова. Только сейчас он увидел упавшего первым напарника. Тот не выглядел мёртвой тушей, затоптанной собственной лошадью, хотя и лежал неподвижно. Вероятно, притворялся мёртвым. А вот офицер лежал на боку в совсем неестественной позе и со стрелой меж перьев кирасы. При этом из-под его шлема катилась тонкая струйка крови. Эльмарион не знал, что они охраняли вместе с его жизнью, поэтому только скорбно засопел, жалея о том, что больше не может ничем помочь.

+2

7

Бой был наконец окончен. Кровь впитывалась в холодную землю, стекая с доспехов солдат Доминиона. Переглянувшись между собой, норды проверили двух павших альтмеров.
Живы, они еще живы. — Тяжело дыша, объявил Свен на нордике. — Тащите того к руинам.
Арстан завел руки пленного мера за спину и связал их вместе поразительно крепки узлом. Сигурд поднял сраженного офицера и понес его на огромном плече в сторону Линдаи. Альтмер, сраженный первой стрелой лежал в крови, едва дыша, но даже о нем норды позаботились, дотащив за стену руин.
— Двое лошадей, приятное приобретение. — Арстан, убрав оружие в ножны, продолжал разговор на нордике.
— Пленники, куда более ценное приобретение, малец. — Плюнув в сторону, Свен открыл флягу с водой и сделал пару глотков. — Вот только не все они выглядят здоровыми, хе-хе-хе!
Наконец возле напарников появился и Марий, решивший исход боя в пользу людей. Имперец не старше тридцати лет, с видными шрамами на всем лице, местами закрытом жирными черными волосами.
— Этот проживет не долго. — Радостно улыбнувшись, произнес он на языке нордов. Стрела служила затычкой в Талморском солдате, и стоит ее вырвать, как он погибнет от потери крови.
— Следите за окружением, Марий, Арстан. — Приказал Свен подчиненным, после чего встал перед связанным Эльмарионом и обратился к нему. — Чего вы здесь ищите?

Альтмер тряхнул головой, непроизвольно пытаясь поправить шлем, который мешал обзору. Он не понимал, о чём говорят норды, чего было не сказать об их спутниках, которые очевидно легко находили с ними общий язык. Почти не раненому, Эльмариону хватало сил злиться, что его привели в руины айлейдов, меров, что когда-то безгранично правили этими землями, пока вездесущие неды не отняли их. Теперь никто не мог помочь ему разделаться с людьми, и древние белые камни бесстрастно взирали на его беспомощность. Как он жалок сейчас, как бессмысленно он выжил, а сородичи истекали кровью, и возможно, были уже оба мертвы!
Вопрос лысого норда поверг его в смятение. Если бандиты задавали такой вопрос, значит это была не спланированная засада. Сейчас у Эльмариона было два варианта ответа, и он, не раздумывая, а следуя только врождённой надменности, выбрал неверный, вместо того, чтобы ответить прямо, что не знает.
– Следим, чтобы выполнялся Конкордат, – отозвался он почти сквозь зубы.

Свен рассмеялся пленнику в лицо. — Следишь за исполнением вшивого конкордата, значит!? Тогда я заявляю открыто, перед законными представителями Талмора — я поклоняюсь Талосу! Слышишь, эльф, я служу великому Талосу, человеку, ставшему божеством равным восьми! — Вынув кинжал, Свен стал грозить им Эльмариону. — Мне ничего не стоит лишить тебя жизни, остроухий подонок. Куда вы направлялись, кто является вашим непосредственным начальством, сколько еще Талморских отрядов в лесах? Отвечай! Ни то пущу кровь!

— Тут есть что-то. — Прозвучало на нордике из уст Берика. — Письмо. — Бретон успел обшарить все имущество сраженных альтмеров, и письмо привлекло его внимание куда больше золота, которое под шумок он успел прикарманить. По виду офицера было видно, он был главным в отряде Талмора, и письмо могло оказаться важным документом. Как известно, письма и записки куда ценнее многих богатств. — Может найдешь его полезным, Свен. — Передав письмо в руки командира, Берик стал заниматься ранами меров. Даже растущий возле руин травы оказались пригодны для мази и настойки, останавливающей кровотечение. Умелыми руками бретона, альтмеры при большом везении могут остаться живы.
— Читай вслух. — Велел Свен, показав пергамент Эльмариону.

Постепенно пыл боя сошёл на нет, и теперь Эльмарион чувствовал усталость и тянущую боль в раненой ноге. Ему удалось вовремя остановить повреждение связок, и теперь они болезненно срастались. Конечно, это займёт больше времени, но Эльмариону казалось, что он чувствует, как они, словно живые жгуты, снова сплетаются воедино, жгутся и чешутся.
– Не ставшему, – проговорил он с интонацией усталого родителя и поморщился, чуть отстраняясь от возникшего перед носом кинжала. – Вот мой непосредственный начальник.
Он кивнул в ту сторону, куда отнесли офицера.
– Сколько ещё отрядов – не могу ответить. Мы… – он вдруг осёкся, размышляя, выдаст ли что-то важное, если расскажет, что они лишь сопровождали юстициара в Королл. В этот момент кинжал сменился развёрнутым письмом на альтмерисе, и Эльмарион по привычке попытался отвернуться, чтобы случайно не прочитать написанного.
– Не буду. Не положенно. Не по уставу, – пробормотал он почти обиженным тоном.

Холодное, суровое выражение лица Свена ни капли не изменилось после отказа читать письмо. Как и следовало ожидать, Талморец не будет колоться так просто. Пытки в таких случаях всегда были выходом, не только физические, моральные могут сломать куда эффективнее.
— Скажу по правде, кормить пленников мне нечем. — Норд посмотрел в сторону лежащего солдата Талмора, пораженного стрелой перед боем. Тот еще с трудом дышал, и если о нем позаботится, то мог выжить. — Сигурд.
— Мне только в радость. — Пожилой норд уложил ослабленного, почти мертвого альтмера головой на выступ, служивший ранее для чаши с огнем. Слова Свена о кормежке пленников были не к добру меров. Сигурд взялся за секиру, и замахнувшись, вложил все силы в удар. Голова покатилась по ступеням вниз и была поймана за волосы палачом. Сигурд свирепо и быстро подбежал к Эльмариону, и стал тыкать в него отрубленной головой, обливая того кровью.
— ЧИТАЙ, ГЛУПЕЦ, ЧИТАЙ! — Провопил Свен, максимально высунув язык, показывая свою животную природу и дикость. Берик не сводил глаз с происходящего. Уже давно привык бретон к подобным жестокостям.

+3

8

Эльмарион ещё ни разу не видел голову сородича отдельно от тела, тем более так близко к собственному лицу. Поэтому он шарахнулся от неё и от норда, который вёл себя дико, но вполне достойно своей сути. Талморец не сумел особо испугаться. С другой стороны, его отчего-то охватило состояние мистического полутранса. Белые камни айлейдского святилища обагрились жертвенной кровью. Высокие призрачные фигуры в причудливых одеждах вереницей двинулись ко входу и стали исчезать в колодце, спускаясь в него по спиральной лестнице. Когда Эльмарион был в Скайриме, некоторые древние постройки отдалённо напоминали ему эти, только были сложены из более грубого, тёмного камня – чуждое, неприятное зрелище. А сейчас лес вокруг вместо шелеста листьев словно зашептал сотнями голосов меров, подсказывая решение.
Эльмарион поморщился от отвращение, когда чужая кровь попала ему на лицо и залилась за воротник. Потом он внимательно взглянул на пергамент и вычленил про себя основную суть послания:
“Найдена предполагаемая семья мятежницы. Ведём наблюдение.”
– Здесь написано… – альтмер сглотнул, на секунду зажмурившись. Наконец, ему стало не по себе и захотелось кричать от ужаса. Захотелось наброситься на норда и удушить его, но руки были связаны за спиной.
“Обнаружена утечка информации, будьте бдительны. Доверять низшим чинам не стоит в первую очередь, так как предатель подозревается в командовании и легко может выведать необходимую информацию у подчинённых.”
Эльмарион поднял взгляд на норда, осквернившего тело его сородича.
– Что в здешних руинах сокрыт крайне важный для нашего командования артефакт.
Хмуря светлые брови, он жалобно поморщился, будто глубоко сожалел о том, что ему пришлось выдать секретную информацию.

— Вот и славно. — Улыбнулся Свен, отходя от пленника. — Я не сомневался, что ты быстро заговоришь. В конце концов смерть сородичей пугает вас, слабых и жалких эльфов.
— Эти продадут своих, спасая свои проклятые жизни. — Подтвердил Сигурд, вытирая кровь с лезвия секиры. В прошлом норд сам являлся пленником, еще во времена Великой войны его захватили вместе с сыновьями и пытали, желая заполучить информацию. Даже смерть сыновей на его глазах не заставила верного война Империи проговориться, и даже казнь, к которой он был приговорен Талмором, не развязала язык. — Вот только я ему не верю.
— Да, согласен. Что думаешь об этом, Берик? — Письмо оказалось в руках бретона. — Ты то знаешь их язык, ХЕ-ХЕ-хе-хе-хе.
Взглянув на изящно написанные буквы эльфийского алфавита, Берик стал вспоминать значение слов. Еще с давних времен общение с альтмерами и босмерами дало свои плоды и позволяло понимать их языки, хоть и не так хорошо. Слово за словом, Берик разбирал смысл слов по их корням и структуре текста.

Старшему юстициару Королла от старшего юстициара Брумы.
В последний Турдас месяца Восхода солнца наши труды дали свои результаты. Дознавателям удалось разговорить пленника, и у нас возникли убедительные предположения насчёт дома, где проживают родственники так называемой Кинтиры Септим. Были установлены наблюдение и слежка за обитателями фермы. Вы получите подробности при личной встрече, так как мы подозреваем, что в наших рядах, а именно в составе посольства в Имперском городе, появился предатель, который передаёт сведения мятежникам.
Обнаружена утечка информации, будьте бдительны. Доверять низшим чинам не стоит в первую очередь, так как предатель подозревается в командовании и легко может выведать необходимую информацию у подчинённых.
Сандас Первого зерна, Сансэльмо.

— Боги... — Берик встретился взглядом со Свеном, затем вновь пробежал глазами по письму, и вернул его в руки норда. — Они знают о госпоже Септим. Ии... судя по всему в высших рядах Талмора правда зачесался шпион. — Берик перечитывал вновь и вновь письмо, пытаясь уловить смысл предложений, переводя слово за словом и заменяя незнакомые слова другими, постепенно добираясь до верного смысла. — Пишут о ферме... и о родственниках Кинтиры Септим.
Свен крепко сжал кулаки, явно беспокоясь о происходящем. Он не знает, правдивы ли предположения Талмора или нет, но факт об их тщательных расследованиях настораживал.
— Надо доставить письмо. — Проворчал норд на родном языке. — Арстан! — Прокричал Свен, и из тьму через минуту уже показался молодой бретон. — Доставь письмо графу Фабьену, и как можно скорее. Возьми одну из лошадей.
Бретон, не проронив ни слова, выхватил письмо из рук Свена и оседлал лошадь. Лишь стук копыт ненадолго напоминал об Арстане, пропавшего в той же тьме, из которой появился.
— А про артефкат и руины там ничего не было? — Вопросительно посмотрел Свен в сторону Берика.
— Нет, то ложь была.
Сигурд крепко сжал секиру. — Кончаем этих двоих, и уходим.
— Не торопись. — Остановил Свен собрата норда рукой. — Двое живых Талморцев ценнее мертвых. За них можно получить выкуп. Выйдем завтра на восток. — Свен тыкнул ногой альтмера. — Спи, сегодня ты останешься жив.

Слова нордов звучали особенно унизительно после того, как Эльмарион попытался исполнить свой долг и спасти секретное донесение. Он даже собирался начать защищаться, оправдываясь в том, что он не такой и все его сородичи тоже, но вовремя вспомнил, что он уже давно не в учебной части, и слова нордов значат только одно: они его враги, к тому же тупые и жалкие по сравнению с его благородными собратьями, каждый из которых стоил отряда таких варваров.
Талморец покосился на своего офицера, тот был сильнее, умнее и проворнее Эльмариона, однако лежал сейчас без сознания, потеряв донесение и вместе с ним воинскую честь. Она была в руках, а точнее во власти Эльмариона. Тот даже взмок от этой мысли.
Когда бретонец неожиданно правильно перевёл текст с пергамента, альтмер уставился на него с неподдельной злобой. Теперь он почувствовал себя загнанным и стреноженным зверем. Выкупать их у нордов уж точно теперь никто не станет. Но солдат решил не озвучивать эту мысль, пожить всё ещё хотелось. Да и живым он мог сделать для письма больше, чем мёртвым. Впрочем, стук копыт безвольной твари, уносящей врага по его вражьим делам вместе с письмом, стих, а вместе с ним и надежда хотя бы уничтожить донесение. Эльмарион медленно опустился на колени, а потом завалился на одно из них, упираясь плечом в белый камень, ещё тёплый от дневного солнца. Духи айлейдов перестали беспокоить его воображение, а взывать к помощи даэдра, которым они поклонялись, было ниже достоинства для воина Алинора. Эльмарион даже не обратил внимания на пинок. Жить не хотелось так же, как и умирать в мучениях. Его мутило от запаха крови. Его напарник не успел испугаться перед смертью, толком не придя в себя. Наверное, Эльмариону такое счастье не светило. Он снова зачем-то взглянул на обезглавленное тело, и только тот факт, что последний раз он ел с утра, избавил его ещё от одного постыдного поступка. Его не стошнило только потому, что было не чем. Альтмер немного повернул голову и стал вглядываться в тело офицера, пытаясь рассмотреть, дышит ли он.
Говорить со своими пленителями Эльмариону больше было не о чем, мысленно он обратился к Ауриэлю.

+2

9

Запах жареного разбудил его ранним утром, когда солнце еще взошло лишь наполовину. Не весенне пение птиц и не шумный Сигурд. Голод мучает живот с тех самых пор, как старый норд хвастался своей секирой, а Марий поднял отряд на бой с солдатами Талмора. Это была оленина, без сомнений, ее запах Берик не спутает ни с чем. Как же она приелась, каждый день одно и то же мясо, вот только сегодня запах был слегка иным. Берик вскочил с кучи соломы у белой стены, служившей ему кроватью, натянул штаны, рубаху, броню, и вышел к остальным.
— Свежее. — Улыбки не было предела. Четвертый день подряд одно и то же животное доедать было уже ни в какую. Этот же был зарублен не больше часа назад и уже успел украсить вертел над огнем.
— О, проснулся. — Поприветствовал Сигурд бретона. — Садись к остальным, скоро будет готово.
— Доброго утра. Пахнет аппетитно. — Желудок бурчал от голода, и Берик прислушался к совету повара и сел по правую руку от Свена. Пленники сидели у стены, связанные. Офицер Талмора выглядел куда лучше, когда Марий обработал его раны. Идти он сможет с трудом, а побежит - ноги откажут.
— Я намерен обменять их двоих на золото. — Произнес Свен. Сигурд не заставил себя ждать и принес оленину с луком и морковью в деревянной тарелке, а так же по куску черствого хлеба каждому. — И ты, Берик, проведешь обмен.
— Почему Я?
— Потому что остальные не умеют разговаривать с эльфами... остальные умеют их только бить.
— АХА-ХА-АХ-АХ-ХА-ХА. — Рассмеялся Сигурд.
— Значит все риски на мне, а золото тебе?
— Ты получишь часть золота так же, как и остальные.
— Но ты больше, не так ли?
— Мальчик, ты не забываешь с кем говоришь?
— Свен, сколько можно? Золото мы разделим поровну. Либо отдадим его графу и внесем свою часть в общее дело.
— Согласен с Бериком. — Подтвердил Сигурд.
— Согласен. — Повторил Марий.
Свен напрягся, что вены на его лице стали видны, но ответить ничего не смог, уткнувшись в свою тарелку.
Позавтракав, Берик принес две тарелки к альтмерам.
— Как тебя зовут? — Обратился он к плененному эльфу. — Если я развяжу тебя, не станешь ты убегать и пытаться сопротивляться? Я принес тебе еды, и твоему... раненому другу. — На мгновение он задумался, а друзья ли эти эльфы между собой. Впрочем это мало волнует бретона. — Мы отведем вас в Имперский Город, где ваши выкупят Вас. Все что тебе нужно, это не убегать и заботится о нем. — Берик указал на офицера. — Сбежишь - убьем его.

Отредактировано Берик (2018-05-13 18:17:08)

+2

10

Ночью Эльмарион почти не спал. Некоторое время он грезил наяву, всё ещё одурманенный запахом крови. Алые струи поднимались из-под земли, нарушая законы мироздания, и растекались снизу вверх по белым камням. Они заполняли собой все стыки и прожилки, и вскоре окрасили в бурый цвет все руины. Металлический запах сменился на запах тухлятины, и Эльмарион очнулся, дрожа от холода, лежащим на земле на правом боку. Стараясь не тревожить раненую ногу, он снова сел и просидел так до утра, не способный снова отключиться. Рассвет был особенно жутким – всё окутал сырой белёсый туман, словно светящийся изнутри мертвенным светом, осел крупными каплями на оперении доспехов, на коже ремней и на его лице. Солдат пытался утереться о плечо, но только расцарапал подбородок. Запах крови сменился запахом сырой земли.
Когда с восходом солнца люди стали более активны и принялись за приготовление пищи, Эльмарион освободился от власти видений и заметил, что офицер повёл плечом.

Когда бретон пришёл к ним с тарелками, полными мяса, Эльмарион невольно поморщился. Несмотря на то, что он давно не ел, делать это после вчерашнего всё ещё не хотелось. Сознанием он понимал, что поесть всё же стоило, но желудок почему-то реагировал на запах и вид пищи негативно.
– Эльмарион, – ответил талморец на первый вопрос глухим голосом, совсем не похожим на обычный эльфийский тон. – Не стану.
Потом он взглянул на офицера и встретился с ним взглядом. Тот с момента пробуждения успел сесть. Вид у него был совершенно потерянный, он лишь только быстро взглянул сначала на бретона, потом на солдата, и снова низко опустил голову, завешивая лицо спутанной чёлкой, перемазанной запёкшейся кровью.
– Я не знаю, хочет ли он, чтобы я не сбегал, – Эльмарион вдруг криво улыбнулся уголком губ. – Но я позабочусь о нём.
Алькинир, так звали офицера, если он всё ещё был в себе, должен был придумать, как им выбраться из сложившейся ситуации, раз он сам их в неё завёл. В какой-то момент Эльмарион подумал, что это была его затея, но потом решил, что никто в здравом уме не станет рисковать жизнью только ради того, чтобы заморочить головы солдатам и сдать секретную информацию врагу. Стрела в боку и разбитая щитом голова того не стоили, во всяком случае для альтмеров.
Офицер не был в сознании, когда отрубили голову второму солдату, поэтому его не мутило от запаха мяса, и он вдруг чуть подался навстречу тарелке.

+2

11

— Пора. — Свен усадил на лошадь Алькинира, достал из большой сумки веревки и привязал его к седлу. В таком положении альтмер никак не упадет с коня, как бы ему не хотелось. — Возьмешь поводья.
Сигурд ухватился за поводья и повел лошадь возле себя. Что за несправедливость выходит, захватили пленников, их лошадей, а сами пешком идем? Излишняя забота о пленных из раза в раз выводила его. Свен хороший командир, не поспоришь, но ни лучше ли позаботится о своих? Будь командиром Сигурд - альтмер бы не предложили сдаться и зарубили их на месте, а головы повесили на копья - пусть проезжающие по дорогам Сиродила путники видят, с Талмором готовы бороться.
Мария среди них не было уже видно. Как и всегда, лучник шел где-то в стороне, в лесу. Ему хорошо удается прятаться среди деревьев и листвы, а сейчас, когда лес расцветает, найти разведчика не представляется возможным. Он залог безопасности для всего отряда, глаза и уши, а так же скрытый под одеждой клинок. Или в его случае скрытая стрела.
— Так что ты решил, Свен? — Бретон идет позади Эльмариона и Свена, а речь ведет на языке нордов. — Деньги?
— Да. —Пробурчал норд.
— И мы отдадим их графу, так?
— Нет. Мы купим еду, припасы, зелья и стрелы. Я бы хотел отдать деньги графу, я и правда верю, что он пустил бы их в нужное русло но...
— Выживание отряда в первую очередь?
— Именно так, мой дорогой Берик, именно так. Что толку отдавать деньги графу, если мы не может прокормить и обеспечить себя. Ты же знаешь как я верен нашему делу, ни одной монетки ни уйдет в сторону.
— Ииии...
— И ты тоже получишь часть, как и договаривались.

— Это все что я хотел узнать. Ты ведь знаешь что я воюю вовсе не за леди Септим. — Улыбнулся Берик с спину норду.
— Твое сердце верно лишь золоту. Тебе не стать истинным воином — Прозвучало на общем языке. — Но как и всегда, таланты дорого стоят. А они у тебя есть.
—"Что ты знаешь о моем сердце? Ничего!" — Сказал в мыслях Берик.

Из кустов впереди выбежал Марий. — Там какие-то торговцы. — Он указывает рукой в сторону. — Там, в двадцати минутах ходьбы, идут по дороге в Имперский Город. Пятеро, а так же две лошади. Среди них есть боец с мечом.
— Дадим им время пройти вперед. Не хочу рисковать и нарываться на неизвестных людей. —Потирая подбородок велел Свен, когда из-за дерева послышалось громкой рычание.
— Шоровы кости! — Сигурд достает из-за спины секиру и берет ее в обе руки. — МЕДВЕДЬ!
Животное оказалось необычайно крупным и на вид голодным. Что может быть лучше обеда из людей и эльфов для короля леса? И эльф приглянулся ему по запаху больше всех. Всему виной кровь, засохшая кровь все же отбрасывала свой запах и манила хищника. Стрела вошла в лоб зверя, остановив его лишь на секунду, и он вновь, еще с большей яростью и рычанием побежал на Эльмариона.
— ААААА!  — Кричит Свен, вставая между пленником и медведем. Он поднял свой щит и принял тяжелый удар лапы, затем попытался нанести ответный удар, но был сбит с ног повторным ударом. Когти медведя вошли в торс норда, разорвали плоть и окрасили зеленую траву кровью. Свен упал и закрыл себя щитом. Вот только медведь зациклился вовсе не на норде. Животное встало на задние лапы и замахнулось Эльмариона.

Отредактировано Берик (2018-05-14 23:20:52)

+3

12

Медведь был размером с двух нордов, и ему было мало стрелы в лоб. Очевидно, лесная тварь решила, что справится со всей компанией или уже просто разъярилась настолько, что позабыла всякое чувство самосохранения. Лошадь под Алькиниром перепугалась больше всех, шарахнулась в сторону и ударилась боком вместе с наездником об дерево. Сильно офицеру это не повредило, он только успел издать протестующий стон, когда почувствовал сильный удар в бедро, а дальше стиснул зубы и стал наблюдать за происходящим вместе с остальными.
Эльмарион шарахнулся в сторону, так, чтобы медведю пришлось перешагнуть через норда, прежде чем он доберётся до мера. Что они там говорили про торговцев? Судя по указанному расстоянию те не успеют прийти на помощь жертвам лесного хищника. А Эльмарион должен был защищать своего офицера, а не убегать, бросая его тут на верную гибель. Альтмер непроизвольно дёрнулся, пытаясь освободить руки. Если бы они были свободны, он попытался бы использовать свои жалкие запасы магии, схватившись в последний момент за стрелу. Впрочем, дерево – плохой проводник электричества. Однако наконечник застрял в самой голове зверя, и это могло подействовать, напрямую парализовав его мозг. Но сейчас Эльмарион мог разве что только свалиться зверю под ноги, оступившись о лесную канаву или корень. Руки были накрепко связаны и колдовать не было никакой возможности.

Еще одна стрела вошла в твердую шкуру медведя. Яростный зверь не чувствовал более боли, инстинкт говорил ему - убивать. Легкой добычей оказался Эльмарион, лежащий и связанный, он был бы разорван на части. Вмешался Сигурд, вонзил свое оружие в спину зверю, но тот только разозлился еще больше. Громко зарычав норду в лицо, он оттолкнул Сигурда передними лапами от себя, и развернулся к своей эльфийской жертве. Это дало время Свену встать. Норд вновь встал между Эльмарионом и медведем. Животное бросилось к норду, Свен уворачивается от лапы и бьет медведя топором в лицо. Заем еще раз, и еще. Хватает одной рукой медведя за ухо и непрерывно рубит его топором, превращая его морду в кровавое месиво. И даже когда медведь перестал рычать и сопротивляться, норд не прекращал вкладывать ненависть в свои удары.
—Достаточно. — Положил на плечо соратника руку Сигурд. — Он мертв, Свен, он мертв.
Победитель чудовищного зверя, тяжело дыша, наконец оторвался от убитого медведя. Он был весь в крови, медвежье и своей. Броня повреждена, грудь разорвана когтями.
— Тебя надо подлатать, парень. — Осматривая рану, Сигурд поманил к себе Мария. Имперец имел в своей сумке целебные травы и бинты. Никто не говорил правду - эти лекарства не помогут.

– Я могу помочь, – раздался голос Алькинира с высоты лошади, на которой днём ранее ехал Эльмарион. – Только для этого у меня должны быть свободны руки.
Голос его был слабым, всё ещё сказывались боевые травмы. Мелко подрагивающий Эльмарион поражённо уставился на офицера. Что тот задумал, если он вообще сейчас на такое способен? Угробить их обоих или действительно помочь нордам? В обычном состоянии сил Алькинира хватило бы как убить, так и заживить тяжёлые раны одного неда комплекции Свена. Возможно, сейчас, от его магических способностей было не больше проку, чем от способностей Эльмариона. Но если он сможет сбежать, это будет неплохим исходом.
Солдат бестолково топтался поодаль от своих пленителей, привязанный к офицеру долгом и верёвками связанный по рукам. Его трясло от недавней неиллюзорной возможности отправиться к Аури-Элю, и он совершенно не думал о благости такого развития событий. Ещё одно существо почти без головы не прибавляло Эльмариону спокойствия. Оставалось только отдаться на волю Алькинира и того, что он там задумал.

+2

13

Неодобрительные взгляды последовали за предложением Алькинира. Доверить врагу жизнь своего человека? Может Марий и согласился бы подпустить альтмера к раненому, вот только сам Свен скорее провалится в чертоги Молаг Бала. Рана на вид была ужасна, кровавая, глубокая, а через день начнет пахнуть смертью.
— Просто царапина, дурачье. — Недовольно прорычал Свен. Он поднялся на ноги как ни в чем не бывало, осмотрел убитого медведя, затем Эльмариона. — Я спас тебя только из-за выкупа, так что не обольщайся, остроухий болван. — Закончив фразу, кашель пробился из груди, кашель с кровью. Свен протер рукой рот, сплюнул кровь и уселся под деревом.
— Я посмотрю. —Подбежал имперец к Свену, присел на корточки и взглянул на рану. Из небольшой кожаной сумочки он вынул крохотную баночку, открыл ее и взял на два пальца чутка белой мази.
— Ахшшш. — Шипит норд от жгучего лекарства. Он скрючил лицо и сжал зубы от раздражения, кровавая рана быстро покрылась белой коркой - защитой от заражения и инфекций.
— Не сдирай, не трогай. — Отдернул руку Свена имперец, когда тот протянул ее потрогать место раны.  — Да что же ты, будь мужиком. Нет, не трогай говорят тебе. Поболит да перестанет, хватит строить из себя не пойми кого. Лучше ка... — Залез обратно в дебри походной сумки. — Во! Попей, поможет!
Свен с недоверием открыл склянку. Норд старался избегать подобные способы лечения, зельями и магией. Да и вообще любому лечению. Спорить с Марием все же не стал, и сделал несколько быстрых глотков. Затем сплюнул, поперхнулся и начал кашлять, скривив лицо.
— Ты ЧО это мне подсунул!? — Поднес к носу склянку и понюхал. — Я такого крепкого пойла век не пробовал! ХА-ХА-ХАХАХА-ХА! — Прорвался смех и склянка вновь вернулась к губам Свена.

Сыровато, грязнее чем в Бравиле, да и неизвестно кто скрывается в глубинах. Свен велел идти дальше, через лес, уверял что он в порядке и отдыхать не будет. То ли он не хотел показаться слабым, то ли и правда глуп, слушать его в этот раз не стали. Марий настоял на привале в попавшейся на пути пещере, спрятанной под холмом, среди высокой травы. Никто другой и не увидел бы ее, никто другой не знал эти леса как свои пять пальцев. Лошадь к несчастью пришлось оставить снаружи, животное сопротивлялось, не желало входить в темную пещеру. Оно и к лучшему, не место коню в тесном темном месте, где стены со всех сторон давят на тебя. Благо на входе кто-то позаботился об их нужде - в землю были воткнуты прочные стальные колья, к ним лошадь и привязали. Внутри черный камень было повсюду, на стенах, сверху и снизу. Достаточно было раз ступить по нему, что бы понять насколько он скользкий. Осторожно ступая по нему, Сигурд усадил Алькинира в особо грязном и холодном углу, прямиком на непонятные зеленые грибы, треснувшие и ставшие полужидкими от веса мера. Они запачкали одежду, прилипли и как все заметили, издавали необычный запах: поразительно свежий, тёплый, как ранний сосновый лес, полный шишек. Именно запах шишек напрашивался из-за грибов. Пробовать их во всяком случае никто не стал, отравиться хотелось меньше всего.
— Садись с ним. — Велел Сигурд эльфу. Свен устроился у противоположное стены, между эльфами и ним было расстояние не больше десяти метров. Собрат норд взялся помочь развести огонь, тепло и свет помогут согреться и приготовить пищу для всех.

— Так о чем ты хотел поговорить? — Сев на высокий камень поинтересовался Берик.  —говорить...говорить..ворить.ворить.рить. — Разлетелось эхо по пещере. Они с Марием ушли дальше, глубже в пещеру, к подземной реке. Пространства здесь было намного больше, сравнимо с двумя холлами Храма Единого. Каменный пост разделяет две части пещеры, а под ним, в глубокой пропасти протекает река, а в ней заметны мерцания, свечения, движения.
— Ты же знаешь, твой наниматель не Свен. Он действует по распоряжениям графа. — Вглядываясь в реку ответил имперец. — И на деньги графа ты нанят, а значит самим графом.
— К чему ты клонишь?
— Дело в том... — Улыбнулся Марий. — Я не разделяю взглядов Свена. Я не рискнул говорить об этом с Сигурдом, он может не понять. Понимаешь, мы действует не совсем правильно. То, что мы делаем с пленниками... мы разве бандиты? Разве ты бандит, Берик?
— Я начинаю понимать, к чему ты клонишь.
— Мы только позорим себя, что будут говорить о госпоже Кинтире, когда узнают что ее войны занимаются разбоем и похищениями? Не то что-бы я жаловался... — В воде движения стали более заметными, что-то большое плыло, кто-то большой. Оно двигалось в разные стороны, и приходилось надеяться, что это обман зрения.
— Методы Свена плохи. —Подвел к итогу слова напарника Берик.
— Да. Я считаю, что проведение обмена лишнее. Уж лучше убить их двоих на месте и выставить головы на дороге в Королл. Пусть люди видят, есть те, кто готов бороться с Талмором и не идет на переговоры с врагом как... как узурпатор Тит Мид.
— Ты же не просто так говоришь мне об этом?
— Не просто. — Оставив пещерную реку в покое, Марий развернулся лицом к бретону. — Я предлагаю сделку.

Отредактировано Берик (2018-05-18 23:40:50)

+3

14

Брезгливо морщась, Алькинир подтянул колени к груди, стараясь, чтобы полы его форменного плаща не задели жижу из раздавленных грибов. Эльмарион же откинулся спиной на скользкую жёсткую стену, выдыхая и закрывая глаза. Но офицер не дал ему долго наслаждаться отдыхом.
Где письмо? – спросил он, пихнув солдата в ногу сапогом для привлечения внимания.
Они забрали, – Эльмарион не сразу пришёл в себя. Он кивнул куда-то в сторону нордов, а потом обхватил коленями голову и содрал с неё шлем. Стало гораздо легче, сырость и прохлада окутали его голову с отсыревшими за долгое время волосами, которые теперь стояли торчком острыми короткими иглами.
Как это произошло?
Обыскали ваши вещи, заставили меня прочитать содержимое, сэр, – пояснил солдат. Алькинир уставился на него долгим напряжённым взглядом. По выражению его лица было сложно определить, кого он винит сейчас больше, Эльмариона или самого себя.
Ты прочитал? – наконец, процедил сквозь зубы офицер, и Эльмарион коротко кивнул.
Я не хотел, но они отрубили голову Виральмо. Может, и вам бы отрубили, если бы я продолжил упираться.
Эльмарион помрачнел и принялся тереть пяткой пахнущую хвоей лужицу.
– Даже я не знаю, что было в том письме, – вдруг поделился Алькинир, сделавшись искренне грустным. – Где оно сейчас?
– Увезли куда-то, – Эльмарион неотрывно следил за тем, как грибная плоть растворяется не то в породе, не то в подошве его сапога. – Я попытался направить их по ложному пути, но у них есть бретон, который понимает альдмерис.
Алькинир тревожно вскинулся, ища взглядом ушедших вглубь пещеры людей.
– И он прочитал?
Эльмарион снова коротко кивнул. Офицер надолго замолчал, рассматривая грибы, потом тоже осторожно потёрся о группу из нескольких шляпок бедром.
– Надеюсь, никто не даст им за нас денег, – вдруг злобно прорычал Алькинир.
– Тогда они выставят наши головы на главной дороге, – отозвался Эльмарион. – Зачем вы свернули в лес?
Офицер вдруг резко откинулся на стену, приложившись об неё затылком. Последнее явно не входило в его планы.
– Хотел сократить путь. Лес у Корола всегда выглядит безопасным, – ответил он, шипя от досады.
– Вы уже ездили этим путём?
Не твоё дело! – резко отозвался Алькинир и Эльмарион испуганно отшатнулся от него. Но видимо было какое-то недоверие в его взгляде, от которого Алькинир тоже переменился в лице.
Эльмарион вжался в стену и повёл плечами, пытаясь хоть как-то размять связанные руки. Алькинир смерил взглядом его доспехи, а потом осторожно подцепил ногой его шлем и подкатил к себе.
Помоги мне разрезать верёвки, – прошептал он одними губами.

* курсивом – говорят на альдмерисе

+2

15

Молчание сохранялось чуть ли не вечность, на деле же прошло не больше минуты. Треск из  воды слышался все отчетливее и громче, в воде что-то шевелилось. Стало даже не по себе, мурашки вылупились на коже ни то от холода, ни то от ощущения чего-то зловещего. Берик, в след за Марием, приблизился к каменному мостику над рекой. Не хватало встретить чудище из страшилок, которыми пугают маленьких детей. Вот бы это была простая рыба, краб, что-то неживое. Хотелось верить в это, разум говорил об обратном.
— Тише. — Натягивая тетиву прошептал Марий. — Оно плывет к берегу.
Стрела, свистнув, слетела с тетивы и вонзилась в существо в воде. Громкий, оглушительный рев отдался эхом в пещере, а существо вновь погрузилось под воду.
Нервно потрясся Берик. — Что, мать твою, это было? — Медленно отошел от края и взглянул на Мария. Тот так же не понимал происходящего. Стоило ли нападать, стрелять в эту тварь? Она пока не проявляла агрессии и может не желала зла им. Поспешно. Он всегда поспешно действует. Затея имперца была далеко не по душе Берику, а поведение его ставило план под вопрос еще больше. Так или иначе, решение принято. Какой бы плохой идея не казалась, он оставалась лучше плана Свена, выгоднее и даже смелее. Текущий образ жизни... работы стал последние дни раздражать бретона. Вести себя как жалкий бандит, совершать нападения и похищения. Это не восстание, это мелкая шайка.
— Оно спряталось на глубине. Пойдем отсюда. — Убирая лук за спину.

Вернувшись к остальным, Марий мигом покинул пещеру и заступил в ночной караул. Свен с Сигурдом только закончили снимать с вертела жареную оленину, нарезали оставшиеся в запасе овощи и готовили деревянные тарелки к трапезе.
— Как ты, Свен? — Берик сел возле норда и стал рыться в походной сумке.
Норд лишь недовольно помычал и продолжил нарезать овощи. Видать тяжело говорить, даже с мазью Мария рана не давала о себе забывать и доставляла норду много боли. Нашёл наконец-то. Пергамент, перо и чернила. Разместив сие оборудование на плоском камне, Берик принялся писать, время от времени поглядывая в сторону Талморцев.

Представителю Талмора в Имперском Городе.

Внимание! Нами, доблестными воинами Тамриэля, были захвачены в плен трое солдат Талмора. Они направлялись в город Королл из Брумы и перевозили сверхважное письмо. На данный момент оно не было вскрыто и находится в целости и сохранности у нас, но мы готовы продать его сторонникам Кинтиры Септим за круглую сумму, а так продать им солдат Талмор, либо казнить их на месте.
Требования: Уполномоченному представителю Талмора в одиночку явиться к пещере Хейнот в течении одного дня. Иметь при себе три тысячи септимов для выкупа трех пленников, а так же пятьсот септимов для выкупа письма. В случае нарушения требований - пленники будут казнены а письмо продано. Не пытайтесь обмануть нас!

Подпись: Лорд Вивек

Сложив листок пополам, Берик, сдерживая смех, запихнул его в в бумажный конверт. Зажег восковую свечу, и когда та нагрелась и расплавила воск, капнул им на конверт.
— Я ухожу в Имперский Город.

+2

16

Пытаясь распутать узел на ощупь, цепляя его только пальцами и тупым углом пера со своего шлема, Эльмарион выходил из себя с каждой секундой всё больше. Но Алькинир неожиданно отшатнулся от него и вжался боком в стену. Солдат бросил на него удивлённый взгляд, а офицер кивнул ему на вернувшегося из глубины пещеры бретона.
Эльмарион с шумом раздражённо выдохнул и откинулся на спину, вытягивая ноги, чтобы хоть как-то их размять.
Приглушённый рёв из глубин дал альтмерам надежду, что двое недов больше не вернутся, но к их разочарованию даже второй человек показался следом за бретоном живой и невредимый.
Алькинир подтянул колени к подбородку, сворачиваясь клубком, словно каджит на снегу. Делая вид, будто дремлет, он продолжил сам распутывать ослабленные действиями Эльмариона верёвки. Эльмарион, в свою очередь, следил за бретоном из-под полуопущенных век.
Имперец вышел из пещеры сразу, должно быть, отправился охранять вход и следить, чтобы не подошёл никто лишний. Судя по последней фразе, бретон тоже собрался покинуть пещеру. Альтмеры коротко переглянулись, Эльмарион прочитал во взгляде офицера хищный холод, будто он уже мысленно испепелял оставшихся нордов в прах своей боевой магией.
Секирой пользоваться умеешь?* – спросил он с усмешкой. Эльмарион вдруг медленно покраснел, больше ничем не выдавая своей недееспособности перед старшим по званию. Нордскую секиру он мог разве что поднять и зашвырнуть куда подальше, а не использовать в качестве оружия. Собственный так некстати проявившийся стыд заставил Эльмариона краснеть ещё сильней. Со стороны два альтмера, один из которых что-то шёпотом спросил, а второй от этого покраснел, выглядели по меньшей мере комично.
Справлюсь,* – отозвался он, совсем не уверенный в истинности своего слова.

* - альдмерис

+2

17

— Кто идет!? — Вскрикнул вооруженный копьем высокий человек, облаченный в черно-красные доспехи, с опущенным забралом на шлеме и красным плащом. Двое лучников, едва заметных в тумане, на вратах наложили стрелы.
— Арстан из Вейреста. У меня срочно послание для графа Фабьена. —Заявил всадник, после чего признав в нем соратника, стражник отошел в сторону, а врата распахнулись перед бретоном. Лагерем это было назвать трудно, всего за пару недель графу удалось превратить заброшенный форт, полный крыс и крабов, в настоящую, хорошо укрепленную крепость. На стенах вели свои патрули дозорные, высматривая в тумане шпионов. Каждые десять футов располагались жаровни, ящики со стрелами, камнями, а так же над вратами висел железный ковш, по всей видимости наполненный маслом. На разрушенной площади посреди форта уже знакомый Нильс Вайтранский тренировал новобранцев, зеленых юнцов и уже взрослых мужчин. Их прибывало с каждым днем больше: не согласные с властью граждане, фермеры, конюхи, солдаты, графы и лорды, а так же наемники.
— Будь перед тобой настоящий враг, ты бы давно уже откинулся, олух! — Вопил Нильс на толстого новобранца. Тот выронил меч из рук, оказавшийся слишком тяжелым для него.
Стражники внутренних врат без лишних слов пропустили Арстана внутрь. Жареный лук, морковка и козёл, а может и баран. Точно не оленина - ее вкус и запах он узнает везде после долгого пребывания в группе Свена. В большой трапезной пока еще было пусто, повара все еще возились на кухне, а женщины служки и стюарды носились по коридорам, таская чистую одежду и воду.
К глубине форта, за стальной толстой дверью были слышны голоса. Один хорошо знаком Арстану, второй же принадлежал иноземцу, если судить по акценту. Слов было не разобрать, да и подслушивать разговор Арстану не хотелось. Дверь открылась и за ней показалась фигура в черном плаще, чье лицо скрывает капюшон. Альтмер. Что делать высокому эльфу среди воинов императрицы.
— Граф Фабьен, разрешите? —Преклонив колена спросил бретон.

***

Полная темнота между ясным небом и спокойной водой. Пустая, холодная и безмолвная ночь рождала на коже мурашки. Деревянная пристань Эциуса, прогнившая насквозь еще два столетия назад, все так же служила контрабандистам и преступникам для проникновения в город. И судно всё так же стояло привязанным к пирсу, если так его конечно можно назвать. На деле это жалкий деревянный плот, собранный из связанных канатом дров и досок, дырявый и ненадежный. Другого выбора впрочем нет, приходится довольствоваться тем, что есть.
—Эй Эц, Эц, Эц! —Прокрасться в лачугу проводника не составило труда - дверей он никогда не закрывал. Храпел же он знатно, странно что в городе его не слышат. — Эц, мать твою зеленокожую! — Пнул в спину спящего, от чего тот молча вскочил и уставился красными, сонными глазами прямо на Берика. Воняло от него хуже чем в прошлом году, и у бретона не оставалось причин сомневаться в его честности. В прошлый раз он твердо заявил, что никогда не моется, теперь это подтвердилось вновь.
—Берик!? Живой, ублюдок поганый! — Ринулся обняться Эц. В последний момент бретон успел выставить руку перед собой и не путстить вонючку к себе.
— Уберись от меня, от тебя шманит как от полудохлой крысы.
— Хм хм. —Надевая грязные штаны промычал Эц. — Какими судьбами? Пришел отдать свой должок?
— Должок?
— Ты мне торчишь с прошлого раза сорок септимов, забыл что-ли?
— Какие сорок септимов? Ты умом двинулся, крысеныш? Решил денег на мне поднять!?
— Да тихо, тихо ты. Я шучу, может это и не ты мой должник. Ах да, вспомнил, это твой братец.
— У меня нет братьев.
Хмммм. — Отведя взгляд, вновь он промычал. — Ладно, я прощаю тебе все твои грехи. Чего явился то?
— Отвези меня в город, сейчас.
— Сто септимов.
— Чего? Раньше было шестьдесят. —Оба вышли из шалаша и направились к плоту. Эц успел запихнуть в рот кусок сыра и колбасы, и запить дешевым элем.
— Риски поднялись, времена изменились.
— "Ты зажрался просто, и денег на постоянное пьянство не хватает, вонючий урод".
— Понимаю, сто так сто. — Кошелек с монетами Эц засунул в штаны, к своему мужскому достоинству. — Только тихо и быстро, а затем сразу же обратно. Тебе нужно будет подождать меня несколько минут в портовом районе.
— Пять септимов за каждую минуту ожидания.
Запросы Эца превышали все общепринятые контрабандистские правила. Будь его пассажиром кто-то другой, Эц давно уже оказался на дне озера и кормил бы рыбок. Стоило ступить на шатающийся плот, как у Берика тут же возникли сомнения в задуманном деле. Быть может это самый дорогой способ пойти ко дну. Пришлось лишь скрестить пальцы и помолиться богам о прочности плота. Шёл он быстрее, чем ожидалось, Эц ловко орудовал веслом, изменяя направления и придавая скорости их транспорту. Скрипучий деревянный плот как крупная плоская рыба продвигался по поверхности озера, а Эц, что бы путешествие казалось веселее, принялся за любимое дело. Даже не работе этот зловонный тип не может оторваться от горла бутылки.
—Будешь? — Протягивая бутыль поинтересовался Эц. Бретон только отвернулся в сторону, не обращая внимания на своего проводника.
Через полчаса они достигли берега.
— Жди здесь, прошу тебя, никуда не уплывай.
Берик спрыгнул с плота на твердую землю городского острова. Боги услышали его молитвы и сохранили плот в целости, остается надеяться, что обратно он доплывет так же. Как тень он миновал несколько улиц среди лачуг портового района, укрылся в кустах от проходящего патруля стражи и приблизился к стене. Кораблей в столице всегда было много, но чтоб таких. Алинорский роскошный корабль у одной из пристань внушал величие и страх, несомненно кто-то важный и влиятельный прибыл в город на нем. Тем лучше, и затея Мария имеет шансы на больший успех. Будь он проклят. Зачем Берик подписался на это? С Талмором игры опасны, тем более если играть не по правилам. Впрочем одна лишь мысль о скором богатстве затмевала все сомнения.
— Проснись, эй соня, просыпайся! — Потыкав рукой в спину нищему старику, прошептал Берик. — У меня тут для тебя немного денег и письмо. Доставь его Талмору, скажи что от врагов Доминиона.

***
— Не успел приготовить, ты уже здесь? — Радостно провозгласил Сигурд. — Кушать подано.
Появившийся вновь Марий безмолвно прошел мимо пленников, бросив в их сторону холодной взгляд, будто желает убить их прямо на месте.
— Как ты, Свен, лучше?
— Дышать проще, спасибо.
Взяв тарелку с олениной имперец принялся к ужину.
— Потом накормишь пленных. — Велел Свен.
— Потерпят.
— Накормишь.
— Ты хочешь, что-бы они набрались сил и перебили нас? Они наверняка владеют магией, а Берика здесь нет, что бы спасти твою задницу в случае серьезной опасности.
Свен покраснел как помидор, не мог он терпеть неповиновения в отряде. Взглянув на Сигурда, он встретил лишь взгляд согласный с Марием.

+2

18

В животе у Эльмариона предательски заурчало. Видимо, его организм отошёл от шока и теперь напоминал о том, что всё ещё жив и хотел бы сохранить это состояние подольше. Эльмарион шумно выдохнул и с ненавистью обвёл взглядом всё, до чего смог им дотянуться: своды пещеры, её блестящие стены из странного камня, нордов у костра, издающего аппетитные запахи, проклятого имперца, которого почему-то возненавидел больше всех. Хотя до сих пор Эльмарион имел больше дел с нордами. Парочку ему довелось конвоировать сразу после прибытия с Алинора. На материк он впервые ступил в северном промозглом порту Солитьюда. Промозглом по сравнению с портами его родины. Те, кто пробыл в Скайриме дольше, говорили, что Солитьюд чуть ли не лучший в плане климата город в той мерзкой земле, полной сумасшедших еретиков. Те двое нордов были щуплыми и молодыми по сравнению со здешними, но бегали по лесу неплохо. Эльмарион отстрелил одному ухо, чем и заставил остановиться, точнее повалиться на землю с завываниями. Когда Эльмариона перевели в Сиродил, он и думать не думал, что ему так быстро снова повстречаются норды. Норды ненавидели его сородичей и коллег больше всех прочих. Но родителей его убили имперцы, ну или во всяком случае они погибли на этой земле, а не в Скайриме. Эльмарион хотел бы узнать, как именно это произошло, выяснить, какими были последние часы жизни этих альтмеров. Если он сам в скором времени не отдаст Ауриэлю душу в здешних краях. Никчёмный, такой же бестолковый, как его мать, и то, что он оказался сейчас в плену, только подтверждало все те слова его тётки.
Алькинир снова коротко пнул его в сапог, давая знак, что пора, а затем поднялся на ноги, держа руки за спиной, будто они были по-прежнему связаны, и прислонился плечом к стене. Офицер приготовился что-нибудь сказать недам, если привлечёт своим движением их внимание. А Эльмарион тем временем откатился в тень ближе к выходу. В отличие от освободившего руки боевого мага он был всё ещё безоружен.
И тут начало твориться нечто странное. Алькинир попятился, а перед глазами у Эльмариона всё стало слишком чётким и ярким. Он в мельчайших подробностях разглядел детали одежды имперца и все его потаёные места для хранения оружия.
Алькинир беззвучно ахнул, а потом упёрся правой рукой в стену. Эльмарион помотал головой, пытаясь знаком передать офицеру, что он сейчас всё загубит. Однако тот замер на месте, пристально глядя на людей перед собой, будто впервые их видел и не считал за врагов.
– Зря вы так, – проговорил офицер. – Мы же не желаем вам зла. Мы только выполняли свою работу. Я лично ещё ни одного еретика не арестовал.
Теперь настала очередь Эльмариона беззвучно открывать и закрывать рот. Всё происходящее стало каким-то особенно медленным. Меховая броня нордов до последней волосинки была во внимании Эльмариона, он видел, как кончик каждой из них трепещет и звенит от малейшего дуновения ветра или его собственного дыхания. И от этого звона в ушах, превращающегося в тонкую мелодию, Эльмариону захотелось побыстрее сбежать, выбравшись на свежий воздух.

+3

19

Происходящее в пещере тот час привлекло внимание нордов и Мария. Пленник самовольно поднялся на ноги, без каких либо слов или спросу. Все трое оторвались от своих дел, вскочили на ноги, хватаясь за оружие.
—Чего это ты делаешь? — Изволил первым вмешаться в происходящее Сигурд, медленно ковыляющий в сторону альтмеров, предварительно выставив перед собой короткий меч. Выглядели пленные ни то что бы плохо, скорее странно и необычно. Эльмарион не переставая открывал и закрывал рот, Алькинир же заставил людей напрячься, встав на ноги.
— Да что с вами такое? — Уже в неком недоумении оказался Сигурд. Они приблизился достаточно близко, что бы даже в темноте разглядеть их лица и глаза. Зрачки талморского офицера выглядели неестественно большими, охватывающими все глазное яблоко. В прошлом норду приходилось уже сталкиваться с подобным, когда младший сын баловался с скуумой от каджитских банд. О какой скууме можно говорить в пещере на забытой богами опушке леса?
— Сядь на землю!!! — Буквально провопил Марий после того, как наложил стрелу и натянул тетиву. Голос его хоть был и неспокоен, руки не дрожали. — Если ты еще раз назовешься нас еретиками, я выставлю твою паршивую башку на пике!!
Осмотрев место, где лежали пленные, Сигурду удалось разглядеть необычные крупные грибы, разных цветов, пышные. Часть их них оказалась раздавлена спинами узников, и как посчитал норд, это и стало причиной их поведения.

***
Рассвет наступил более часа тому назад. Поначалу Берику казалось, что он и вовсе не сможет уснуть ночью. И не так страшен был холод и твердая скамья, как смертельная вонь Эца. Хотелось сбежать сразу, лишь бы не нюхать отвратительный запах. Человек может привыкнуть ко всему, и когда усталость взяла верх над отвращением, сон всё же пришел.
—Спишь? — Тихо бросил бретон в сторону храпящего вонючки в углу лачуги. Ответа не последовало, что обрадовало Берика как победа в битве. Не слишком то и хочется дожидаться, когда встанет хозяин дома. Отыскав свою одежду, Берик натянул рубаху, затем штаны, ботинки, броню, снарядился клинками и покинул прогнивший дом, пирс и человека. Опираясь на прошлый опыт и знания, Берик достаточно быстро пересек несколько лиг по пути к пещере Хейнот. На половине пути от нее, бретон укрылся в чаще леса, предварительно собрав с кустов с полсотни красных сладких ягод, что бы как-то скрасить долгие часы предстоящего ожидания. По его расчетам именно по лежащей здесь дороге и должен будет идти представитель Талмора с деньгами. В пещере Хейнот конечно же никого и нет, а служит она лишь ориентиром для талморца. Ныне от Берика требуется одно - выждать и перехватить переговорщика.

+2

20

– Тише, тише, – голос Алькинира заметно изменился. Эльмарион никогда не слышал у него таких интонаций. Впрочем, они и знакомы-то были в общей сложности три дня. Интонации эти стали покладистыми и миролюбивыми настолько, что Эльмариону показалось, у него челюсть свело от отвращения к собственному офицеру.
– Никто Вас, господа, еретиками не называл, – офицер сделал такое движение, будто собрался выставить вперёд руки в успокаивающем жесте. Эльмарион не вытерпел и кинулся закрывать его грудью в кирасе от направленной в его сторону стрелы. Движения солдата оказались настолько проворными, что сам Алькинир едва не промахнулся, кастуя заклинание Успокоения на недов.
– Уверен, что вы более чем добропорядочные граждане Империи. Моё начальство глубоко ошиблось, оскорбив память Талоса. Наши боги тоже когда-то были живыми героями…
Эльмариону казалось, что он ослышался. Мелодичный голос Алькинира звучал где-то в самой середине его головы, и ему уже самому казалось, что всё зря. Вся затея Талмора с запретом на поклонение Талосу. Ведь в этом не было ничего плохого, Алькинир был абсолютно прав. Какие прекрасные люди, даже несмотря на направленный в него наконечник стрелы.
– Пожалуйста, не надо, – проговорил он сам не своим голосом, жалобным и примиряющим. Кажется, его тоже задело иллюзией. – Не убивайте нас. Вам от нас будет только польза. Вы сможете выручить сколько хотите денег.
– Уверен, наше начальство не поскупится, – Алькинир улыбнулся из-за его плеча самой добродушной улыбкой, на какую было способно его резкое вытянутое лицо чистокровного алинорца.

+2

21

Весь мир будто с ног на голову перевернулся. Еще секунду назад норды разорвали бы Алькинира на части за его действия, но стоило силе заклинания овладеть их разумом, всё в корне изменилось. Убрав меч в сторону, Сигурд уселся на массивный высокий камень и сделал необычайно доброе лицо. Все тревоги и обиды мигом покинули его грязную голову.
— Не стоило нам замышлять всего этого... — Потирая бороду произнес норд. — Вы не виноваты ни в чём, но стали жертвами нашего подлого произвола.
— Несомненно так и есть. — Подтвердил Марий, вернув стрелу в колчан. Он буквально забыл о происходящем в пещере и молча уселся у костра, греть руки и смотреть на языки пламени, пытаясь в что-то разглядеть в огне.
—Развяжи их. — Весел Свен, после чего Сигурд приблизился к альтмерам с кинжалом в руках, что бы разрезать их путы. Сперва Эльмариона, затем норд буквально застрял на Алькинире. Руки последнего связаны уже не были, от чего Сигурд впал в такой же ступор, что и Марий - оба стали похожи на растения.
— Прошу, присядьте. Отпразднуйте с нами наш великий союз, а завтра, как рассветет, мы сопроводим вас к Королл. —Времени Свен не терял, на тарелках оказались большие, аппетитные куски жареной оленины с луком. Сигурд сделал легкий поклон двум талморцам и прошел сесть по правую руку Свена.

+2

22

Тем временем Алькинир совершенно не торопился воспользоваться плодами своего заклинания. Он будто сам был очарован ими, или само заклинание, первым делом овладев его сознанием, вырвалось впоследствии наружу, чтобы занять место в головах и недов. Эльмарион принялся с пристальным вниманием разглядывать свои освобождённые руки. Впервые в жизни он видел столько подробностей на наручах, перчатках, а затем и ладонях, стянув перчатки. Его кожа будто светилась изнутри, он видел, как пульсирует кровь в тонкой вене под кожей на запястьи, и это зрелище надолго зачаровало его.
Когда он очнулся, Алькинир уже пил с нордами, точнее с их командиром, который недавно защитил Эльмариона от медведя, едва сам не лишившись жизни. Эльмарион почувствовал непреодолимое желание выразить ему за это благодарность. Повалившись перед Свеном на колени, он поведал с блестящим взором чёрных, как ягоды после дождя, глаз о своей признательности.
– Это был по истине героический поступок! Вы благороднейший из нордов, что мне доводилось встречать.
Вражда отошла на какой-то даже не третий план в его жизни. Здесь вокруг больше не было врагов, только сияющий яркими тёмно-рыжими красками прекрасный мир.
Алькинир постепенно совсем расслабился, устроившись у костра. Эльмарион сам уже плохо помнил, ел он что-нибудь или пил с недами. Или и то и другое. Заклинание Алькинира оказалось по истине великим. Он словно вложил в него всего себя, всё лучшее и миролюбивое, что в нём было.
Эльмарион задержал взгляд на выходе из пещеры. Время остановилось, и он сам замер, будто изваяние золотого воина. Ни время, ни события теперь не имели над ним никакой власти, он стал частью этой пещеры, или её воздухом, готовым в любой момент из неё выпорхнуть. Вот так просто взять и выйти.

+2

23

— Предлагаю отметить нашу дружбу и будущий союз людей и эльфов! — Провозгласил Сигурд. Норд откопал в походной сумке бутылку с прозрачной жидкостью, а так же пять жестяных кружек. Открыв бутылку, он понюхал жидкость через горлышко, тяжело вздохнул и улыбнулся. Один за другим были наполнены кружки, а затем розданы в руки всех присутствующих. — За дружбу народов!
— За дружбу народов! — Поддержали Свен и Марий, и все вместе опрокинули выпивку себе в горло. Марий поморщился от тяжести напитка, двое нордов же проглотили его словно воду. Едва стоя на ногах, Имперец протянул свою кружку Сигурду, давая всем понять, что застолье на этом не закончено.
— Я желаю выпить ещё! За Альдмерский Доминион и Империю!

+2

24

Алькинир проглотил первую половину наполненной кружки, словно это было креплёное вино. Жидкость ободрала ему горло, и он закашлялся, накрывая губы тыльной стороной ладони. Зажмурившись, он дождался, пока ему станет легче, а потом огляделся. За Альдмерский доминион пить не хотелось.
– Вы знаете, я конечно выпью за эту организацию, – язык ему его состояние развязало знатно. Однако голос после крепкого нордского пойла сделался хриплым. Эльмарион медленно вскинул голову, прислушиваясь.
– Но видит Ауриэль, все эти запреты – лишь политические игры. Никому не важно, стал ли Талос…
В этот момент Эльмарион метнулся к офицеру и опрокинул его на пол, зажимая рот ладонью.
– Тихо, – проговорил он слишком громким шёпотом. Алькинир что-то вяло промычал, ёрзая на спине, как опрокинутый жук.
– Эльмарион, выпей с нами, – проговорил он мурлыкающим тоном, как только солдат поднялся с него и сел рядом.
Эльмарион протянул руку к своей кружке, которую оставил на камне у костра перед тем, как наброситься на офицера, поднёс её к лицу и принюхался, заглядывая внутрь. А потом сделал один небольшой, но уверенный глоток. На вкус жидкость оказалась совершенно не сладкой, но приятной. Как Эльмарион и ожидал, она была очень крепкой, но он сделал аккуратный глоток, и ему алкоголь не обжёг горло.
Алькинир положил подбородок на колени.
– Политические игры. Это всего лишь политические игры, в которых я однажды проиграю, – пробормотал он, стискивая пальцами собственные сапоги.
Эльмарион одарил его сочувствующим взглядом. Его неестественное магическое миролюбие постепенно уходило. Но не грибной дух. Всё вокруг по-прежнему было слишком ярким и чётким, но уже не казалось безопасным.
Эльмарион вскочил на ноги, тревожно озираясь по сторонам и прислушиваясь. Из глубины пещеры раздавались какие-то уж слишком ритмичные пощёлкивания, будто кто-то перебирал хитиновыми конечностями по гладкому камню.

+2

25

— Признаюсь честно, против эльфов я ничего личного не имел. — Почесывая бороду сказал Сигурд.  — Пока не началась война. Если подумать, война всегда оставляет такой отпечаток на людях, меняет отношение, сеет вражду между народами в сердцах.
Вся миролюбивая обстановка не вызывала подозрений у нордов, Марий же насторожился. Еще недавно он обсуждал с Бериком недобрый план, как уже выпивает с ними в одной компании. Мог ли он так быстро изменить свои взгляды, мог ли простить Талмор за их преступления против него и его семьи? Куда делась вся ненависть и желание уничтожить каждого альтмера в мире.
Раздумья в голове Мария в какой-то момент прекратились, и лишь спустя минуту он поймал себя на мысли, что он просто напросто залип на звук щелканья из глубины пещеры. Одно за другим, в ровный такт, будто шаги неведомого существа.
— Там кто-то есть! — Поднял шуму Марий. — Мы с Бериком видели какое-то существо в пещерной реке и должно быть разозлили его.
Марий вооружился своим тисовым луком и наложил стрелу на тетиву. Звук этих клешней становился всё громче и громче, оглашая скорое появление незваного гостя. Чутье подсказывало где находится существо, но что-то не позволяло выстрелить. Возникшее чувство сострадания и любви к невинным существам, которых люди сами тревожат и провоцируют. Даже если оно и окажется агрессивным, кто он такой, что бы лишать жизни тварь в её же доме.
Подобные щелканья теперь стали слышны и с другой стороны, у входа в пещеру, только больше и чаще. Из глубины наконец показалось продолговатое существо в черном хитиновом панцире, слизкое и гадкое. Громко затрещав зубами, оно совершило плевок прямиком в Мария. Лучник едва успел пригнуться и избежать попадания ядовитой слизи.
— Корус! — Прокричал Сигурд и взялся за секиру. Все миролюбие и гармония мигом покинули его и остальных людей. Свен вместе с собратом нордом встали плотно рядом, словно два стальных титана, способных одолеть даже дракона. Стрела вошла в панцирь коруса, от чего тот только рассвирепел и стал наступать вперед. Вторая стрела пошатнула его, третья остановила и зверь жалобно заревел. Приблизившись к раненому корусу, Сигурд обрушил всю мощь своей секиры на его голову, а Свен провел серию ударов топором в спину.
— Твою мать! — Показывая пальцем на вход пещеры вскрикнул Марий. У самого входа откуда не возьми вылезло еще четыре подобные твари, и судя по всему, собиралось выползти из скрытых тоннелей еще больше.

+2

26

Эльмариону было обидно до слёз, прямо как в детстве, когда сверстники смеялись, а взрослые отводили со скорбным видом взгляды. Когда он приступил к обучению, вокруг оказалось слишком много таких же, как он, неудачников, родившихся со способностями к магии чуть выше, чем у тех же нордов. Можно было объединяться и бить “кастунов”, те не могли дать сдачи, если успеть вовремя заломить им руки за спину. Со временем более одарённые сородичи становились гибкими, словно змеи, и уже начинали успевать нанести удар первыми. Никто не мешал подросткам в их разборках, так как это естественным образом помогало обучению солдат. Однако чувство общности с такими же, как ты, со временем приглушило детские переживания по поводу своей ущербности. Эльмарион стал вполне себе толковым бойцом, если верить инструктору его отделения.
Но вот сейчас детское чувство обиды вернулось с такой силой, будто выбравшиеся из подземных глубин твари лично сказали Эльмариону, какой он жалкий ни на что не годный выродок. С пустыми руками он совершенно не знал, что ему делать.
Алькинир продолжал сидеть на полу, медленно озираясь по сторонам. По его спокойному виду было понятно, что воевать с мокрицами-переростками офицер не собирался.
– Ух ты, корусы! – только объявил он восторженно. Эльмариону захотелось пнуть его в челюсть, чтобы опрокинулся на спину и не путался под ногами. Даже с расстояния в несколько шагов, куда Эльмарион от него отпрыгнул, когда появилась первая тварь, были заметны его сумасшедшего размера зрачки, сделавшие глаза неестественными, будто каджитскими.
– Чего ты на меня так смотришь, будто я тебе жить мешаю? – при всём при этом голова у Алькинира работала удивительно проницательно. Он поднялся на ноги и подошёл к Эльмариону, хватая его за край кирасы подмышкой. Выражение лица у него было по-прежнему весьма дружелюбное и даже умильное.
– Мессир, из нас двоих сражаться можете по-прежнему только вы один.
– Да ладно? А мне казалось, ты считаешь себя весьма способным, дерзкий солдатишка.
Эльмарион попытался вывернуться, но Алькинир развернул его к себе спиной, а лицом к выходу.
Нам надо воспользоваться ситуацией и сбежать. Кажется, моё заклинание рассеялось, – прошептал он Эльмариону в самое ухо на альдмерисе. В этот момент со стороны входа и показались ещё четверо коррусов. Алькинир раздосадованно взвыл и прикрыв глаза, оттолкнул от себя солдата. Тот встал перед ним, как вкопанный, парализованный внезапно охватившим его чувством долга. Погибнуть, но приказ исполнить!
“Я полевой разведчик, меня учили сливаться с местность. Тут в пещере темно, более, чем достаточно темно, чтобы скрыться в тенях.” Эльмарион быстро осмотрелся, на секунду запрокинул голову, а потом обернулся к офицеру.
Ваш чёрный плащ поможет вам скрыться в тенях. Спрячьтесь в угол, – и он толкнул Алькинира в трещину в стене, как раз удобную для того, чтобы полностью раствориться в её мраке. Сам тоже попятился назад, а потом сел на корточки, чтобы выйти из поля зрения людей, когда они закончат с монстрами. Или монстры закончат с людьми, как уж повезёт. Обмануть коррусов, которые даэдра знает на что ориентировались, Эльмарион уже не мог знать, как. Оставалось надеяться только на помощь Ауриэля, то есть на чудо.

_________________________
* – альдмерис

+3

27

Тройка людей медленно отступала, возможно единственный выход из пещеры отдалялся, а слизкие корусы подступали.
— "Два... три...четыре. Четыре не считая тех, кого я мог не увидеть. Плохо дело."  — Приходится совершать сразу несколько действий: следить за корусами, пленными, тьмой позади и с флангов, а так-же стараться не споткнуться о случайный выступ. — "Стрел на всех может не хватить, да и умирать с первого попадания эти твари не хотят. Слишком крепкие панцири, стрела не проходит насквозь." — Выпитый алкоголь даже в критической ситуации тупил мысли, не давал гениальной и эффективной тактике выйти из головы наружу. Вспоминая уроки бретонского товарища, Марий прокручивал возможные варианты событий, и искал наиболее эффективный для команды. "Преврати недостаток в достоинство" - говорил Берик в лесном лагере всего неделю назад, повествуя историю о выживании в пустыне Алик'р. Но хоть тема столь отдаленная от происходящего, бретонский рыцарь уверял, что эти слова можно связаться с любой ситуацией, главное пошевелить мозгами. Панцирь, броня. Вот их сильная сторона. Потребуется точный удар секирой Сигурда, что-бы наверняка уложить этих тварей в землю. Но постарайся ударит одного - остальные тут же опрокинут свою звериную ярость на норда. И как здесь сделать прочную броню недостатком?
— Следуйте за мной, бегом. — Быстро пробормотал Марий, широко раскрыв глаза. Отступая в глубь пещеры, он пустил одну стрелу в ближайшего коруса, чем разозлил его еще сильнее. Двое нордов перешли на бег в след за Марием, теперь они двигались вглубь пещеры, уводя корусов за собой.
И всё же один корус отстал от своих сородичей и принюхиваясь, стал ползать вокруг Эльмариона, шевеля огромными усиками по полу пещеры. Запах альтмера привлекал полуслепое существо, и в двух ярдах от него, зверь замер прислушиваясь к дыханию мера.
Спрятавшись в трещине, Алькинир внезапно услышал быстрое дыхание оттуда, где ожидал его меньше всего. Из этой узкой и едва заметной расщелине, куда он догадался залезть, потянулась белая, костлявая рука с длинными когтями, а в темноте талморский капитан мог разглядеть изуродованное, безглазое лицо на лысой голове, с плоским носом и острыми ушами. Рука этого подземного жителя ухватилась за руку Алькинира, и фалмер потянул того к себе, вглубь расщелины.

+1

28

Может быть, если бы он был священником, то есть ближе к богам, его просьба и дошла бы до Ауриэля. А может всё дело было в том, что он предал идеалы предков и стал служить новым. Боги не стали прощать его за предательство. Нирн вокруг решил наказать своего непутёвого ребёнка. Эльмарион зажмурился, когда по его лицу скользнул самый кончик хитинового усика подземного насекомого, или что это вообще было такое? Родственник грязекраба? Эльмарион слышал, что в древности где-то попадались говорящие. Может, с этим тоже можно как-то договориться? Фалмеры же их как-то приручили. Или это корусы приручили фалмеров? Эльмарион беззвучно улыбнулся своей неуместно-филосовской мысли. И тут корус пошёл в наступление. Сначала он не то плюнул, не то выстрелил откуда ещё ядовитой жижей, заливая эльфийскую кирасу почти ровно по середине. В местах стыков оперения она задымилась - “выгорали” грязь и запёкшаяся кровь убитого напарника. Дальше вещество должно было добраться до кожаного слоя поддоспешника, а потом и до тонкой рубашки и кожи самого Эльмариона. Но пока он боли не чувствовал и вместо страха вдруг с яростным боевым кличем ринулся на тварь. Он схватил её за жвала, не давая им сомкнуться на собственном горле или запястьях. Существо было очень сильное, но Эльмарион очень хотел жить, и его тело всячески ему в этом способствовало. С рычанием он пытался вывернуть жвала, но пока ему удавалось их лишь удерживать на одном месте. Тут корус решил воспользоваться другими конечностями и мотнул верхней половиной туловища. Эльмарион не удержался ногами на скользком полу и свалился под ноги подземной твари.

Алькинир, вжавшись спиной в стену позади, а ладонями в перчатках в стену перед собой, активно вслушивался в происходящее за пределами его дыры, когда что-то из темноты ухватило его за локоть. И тут сработали боевые рефлексы. Возможно, этому поспособствовали вступившие в затейливое взаимодействие расширившие сознание и затормозившие его работу вещества. Алькинир двинул существу локтём в район предполагаемой челюсти и попал! Сначала давно расквартированный в Сиродиле офицер подумал, что имеет дело с гоблином, но тогда бы он не попал. Эти сиродильские обитатели подземелий были ниже даже недов, чего уж говорить об альтмерах. Но тут вышло так, будто он попал в челюсть кому-то не сильно ниже себя.
Если бы пространство позволяло, рефлексы заставили бы Алькинира ещё и перехватить противника, заламывая свободную руку и утыкая того носом в камень. Но для такого манёвра места уже не хватило, и оставив жалобно взвизгнувшее существо в трещине, Алькинир вывалился из неё обратно.
Тут он и обнаружил Эльмариона, валяющегося под ногами у коруса, который был уже готов откусить ему голову.
Алькинир схватил первый попавшийся камень поувесистей и швырнул его твари в ногу. От неожиданности она не успела увернуться, и одна из членистых конечностей треснула, обламываясь в верхнем суставе. Тварь взревела, утрачивая интерес к Эльмариону, и повернулась к Алькиниру. Тот подобрал второй камень, с решительным видом собираясь повторить. Корус устремился ему навстречу, но тут его что-то задержало. Точнее, Эльмарион вцепился на этот раз в одну из пластин у него на брюхе, не давая совершить рывок. Алькинир с рычанием обрушил камень на голову коруса, но не выпустил своё орудие из рук, а стал бить им по хитиновому панцырю, надеясь отломить голову твари так же, как недавно ногу. Эльмарион из последних сил не давал корусу нормально двигаться, выдирал руками его панцирь и яростно бил его куда попало ногами, словно защищающийся кот. Впору было позавидовать уже не магам, а каджитам, тоже вооружённым самой природой. Впрочем, сейчас Эльмарион был весьма близок к ним, его сил хватило на то, чтобы сломать корусу ещё одну ноги и выломать-таки кусок панциря с его брюха. Корус снова отвлёкся на боль и пропустил удар, Алькинир наконец-то отбил ему голову, та упала на пол первой, где-то над головой Эльмариона, снова заливая его лицо кровью, или что там текла за жидкость внутри этого грязекраба? А потом рухнуло всё тело коруса, погребая под собой талморского солдата.
– Тяжёлый, наверное, – пробормотал Алькинир через несколько мгновений, когда пришёл в себя. Эльмарион ему что-то сдавленно ответил, и Алькинир пинком сшиб обездвиженную тушу с тела солдата.
– Там в трещине ещё кто-то есть, – проговорил он хриплым шёпотом. – Вроде гоблина.
Эльмарион кое-как поднялся, стирая ссаженными об хитин пальцами с лица его кровь.
– Фалмер? Там, где есть корусы, должны быть и фалмеры, – пробормотал он.
– Надо закрыть эту щель, – Алькинир подхватил тушу коруса и принялся заталкивать её в маленький проход. Эльмарион с недоумением уставился на него.
– Вы убили его камнем?
Алькинир собрался ответить, но тут оставшиеся ноги коруса конвульсивно дёрнулись, и офицер от неожиданности выронил его.
Эльмарион перехватил тушу и завершил начатое, забивая проход предполагаемым фалмерам.
– Надолго это их не удержит.
– Предлагаешь обрушить стену? У меня не осталось сил, – Алькинир поднял вверх правую руку, словно собираясь извлечь из окружающего воздуха электричество – свой основной боевой ресурс. Между его пальцев не пробежало ни искорки.
– Мы равны, – он улыбнулся.
– Вам просто нужно восстановиться, – выдохнул Эльмарион, а потом подобрал с пола сначала одну отломанную ногу коруса, а затем и вторую.
– Голыми руками драться тяжело, я не каджит.

+3

29

Очередная стрелу угодила в панцирь коруса. Уже третья торчала из его спины, что сильно раздражало и так не доброжелательного зверя.
— Будьте на той стороне. —  Марий натянул ещё одну стрелу и прицелился. Он осторожно ступал по каменному мостику на подземной рекой, где он с Бериком и видел существ по водой. Но корусы ли это были, или нечто похуже? Чудищам, если их так можно назвать, пришлось выстроиться в ряд, что-бы пройти по мостику, дрожащему и способному вот-вот развалиться. До чего же глупые создания, ведутся только на того, кто причиняет им наибольший вред. Проигнорировали оставшихся на той стороне Сигурда и Свена, и полностью поглотились жаждой крови лучника, что затыкал их стрелами. План был прост - заманить их на мост и обрушить его.
—  Сигурд! Твой ход! — Дал команду Марий, и норд, размахнувшись секирой, обрушил всю свою мощь в удар по мосту. Земля под ногами задрожала, но мост устоял. Ещё один удар - безрезультатно. Корусы шаг за шагом передвигались свои отвратительные, слизкие конечности ближе к Марию, щелкали зубами в предвкушении человеческой крови.
Мост бить нет никакого смысла, план не выходит. Сигурд и сам дошел до этой мысли, без подсказок Свена или Мария, и следующий удар уже обрушил на спину коруса. Дэдра будто сговорились с корусами и устроили подлянку пожилому норду. Панцирь этого коруса оказался наиболее прочным, чем у остальных. Секира лишь громко звякнула об панцирь, не нанеся никакого ущерба коруса. Тварь обернулась и встав на дыбы, оттолкнула Сигурда своими лапами. Четверо окружила Мария, и норды понимали - друга надо выручать.
—  Назад! — Скомандовал Марий. — Бегите отсюда, я разберусь.
—  Их слишком много. — Противится Свен. —  Мы не можем бросить тебя.
— Хррр. — Глаза имперца заметно пожелтели, а черный зрачок превратился в тонкий овал. — Бегите! ХААРРРР!
Они знали о скрытой особенности своего товарища, слышали эту историю о клане босмеров, с которыми Марий прожил четыре года в Валенвуде, но видеть в живую проявление крови еще не приходилось. Если верить на слово имперцу, делать им в этой схватке нечего, и лучшим решением будет драпать не оглядываясь.
Ужасающий крик, перешедший в зловещие рычание разлетелся по всей пещере, преследовал бегущих нордов со спины и даже отдался у самого входа, где пленникам удалось справиться с корусаом. Сейчас они могли прочитать в глазах нордов не страх, скорее ужас, словно те встретились лицом к лицу со смертью, хоть и не видели в глаза новый облик Мария. Ужасающего воя и рычания хватало, что-бы кровь в венах стала холоднее а сердце билось чаще.

+2

30

– Погоди, – голос Алькинира стал слишком слабым, чтобы Эльмарион смог его нормально расслышать. Солдат удобнее перехватил своё импровизированное оружие, задумчиво взвешивая его в руках. Хитиновые ноги коруса походили скорее на две булавы, или на худой конец топоры, но никак не на мечи. Оставалось рассчитывать разве что на силовые приёмы из всего арсенала известных Эльмариону. Скользящими, почти танцевальными движениями с таким оружием ему теперь ничего не светило. Парочка тварей топталась у входа в пещеру, и было не ясно, собираются ли они атаковать незваных гостей или передумали и собираются уходить. Эльмарион осторожно пошёл им навстречу. Ну не оставаться же в компании фалмеров и нордов, пусть лучше они разбираются друг с другом. Таким образом солдат не услышал просьбу офицера, и Алькинир тем временем остановился на месте, уперевшись одной рукой в стену. Его мутило, перед глазами плыли не то слишком яркие, не то ослепительно чёрные круги. Сказывалась полученная ещё в первом бою с нордами травма. А поскольку магические силы Алькинира полностью иссякли, он не мог поддерживать собственное сознание с помощью них. Постепенно сознание альтмера гасло, он прислонился плечом к камню, а потом и вовсе заскользил вниз на подкашивающихся ногах. На шёрох кожи о породу Эльмарион всё же обернулся. Его бледный командир с цветом лица настолько землистым, что был скорее похож на труп, чем на живого, медленно сползал по стене на пол. Эльмарион зашипел от досады, а потом подхватил Алькинира на плечо.
Обернувшись на звук шагов за спиной, он увидел нордов, и лица тех тоже не выражали особой угрозы. В основном они красноречиво описывали то, что их приследует нечто ужасное.
Звериный рык из глубины пещеры не предвещал ничего хорошего, но по крайней мере не принадлежал корусам. Значит на этих тварей могла напасть та, что рычала, и это немного обнадёживало. К тому же, куда-то пропавший имперец удивительным образом казался Эльмариону более опасным недом, чем парочка нордов. Было в этом тщедушном человеке что-то гораздо более опасное из-за своей спонтанности и необъяснимое, что неприятно беспокоило Эльмариона. Хорошо, что сейчас его не было с нордами, было бы неплохо, если бы рычащая тварь уже сожрала его.
Алькинир тем временем на его плече уже почти потерял сознание.
– Надеюсь, ты ещё очнёшься, – пробормотал Эльмарион, усадил его на валун у стены и повернулся всем корпусом к нордам, желая встретить их достойно воина.

+2


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Короткий путь на тот свет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC