Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Новые встречи, старые лица


Новые встречи, старые лица

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Имперский Город, Сиродиил, 4Э201, весна.
Участники: Анейрин, Руан Жиардье (нпс).

0

2

Руан любил этот город.
Любил, как мало что любил в этой жизни. Людей он не ценил - то ли не довелось встретить хороших, то ли сам родился черствым на чувства, - за деньгами не гнался, у богов посмертия не вымаливал, а вот Имперский Город, особенно в таких, как сейчас, весенних сумерках, любил тихой и грустной любовью, какой мы любим тех, кто к нам равнодушен. Здесь прошла его молодость и зрелые годы, здесь стоял его Университет, сердце его, его Гильдии.
"Ты не имел права лишать меня всего этого, - мысленно говорил Жиардье тому, чья душа в черном камне покоилась на дне его дорожной сумы. - Ты и твои лизоблюды, какое вы право имели решать, кто достоин быть здесь, а кто - нет?.. И чего ты добился, Травен? Отдал Гильдию прямо в руки тому, кто позволил ей умереть? О, как бы мне хотелось, чтоб ты из своего камня мог видеть тот цирк с уродами, в который потомки превратили Университет! Тогда бы ты понял, что чувствовал я, когда ты отнял у меня кафедру, Гильдию и честное имя, а после разыграл весь этот дурной спектакль о борьбе добра со злом!.. Это ведь я, я должен был стать Архимагом, по справедливости и по заслугам перед великой наукой магии - я, а вовсе не ты, проклятый анвильский выскочка!..".
Эти внутренние монологи, полные горечи и незабытой злобы, были единственным, что ему оставалось. Неделю, прошедшую со дня их небольшого приключения в коллекторах, Жиардье потратил на эксперименты и убедился - его знаний не хватает, чтоб выйти на контакт с заточенной в камне душой. Впрочем, может, это было пока и к лучшему. Едва ли Травен забыл его. Их встреча не могла закончиться ничем иным, кроме как смертельной дуэлью. Ни боя, ни смерти Жиардье не боялся, но цель у него была другая - узнать кое-что у Травена, чтоб, наконец, разорвать свой навязанный контракт с Лордом Даэдра и освободиться.
Если первую задачу Жиардье пока не знал, как будет решать, то ключ ко второй вполне красноречиво явил себя тогда же в коллекторах. В этой безумной новой Эре никто бы не стал ради пустого щегольства носить при себе реликвии старой Гильдии. И уж тем более - среди студентов. А Травен - Травен всегда за версту чувствовал и любил юных идеалистов. Примерно такой дипломат и нужен был Жиардье - действительно верящий, потому что фальшь бывший архимаг бы раскусил в два счета. Оставалось лишь найти способ заставить юного эльфа сделать то, что надо было Руану Жиардье, но в своих способностях манипулировать смертными профессор некромантии был так же уверен, как в том, что не остановится ни перед чем.

*    *    *

В размышлениях да в воображаемых спорах с о, таким близким и недоступным врагом прошло, наверное, полчаса. Сумерки в узких проулках сгустились в мягкий полумрак. Оглушительно пахли сирень и яблони в цвету. Наконец, из арки свернула знакомая фигура. Жиардье быстро оглянулся по сторонам - никого, - и в несколько мягких шагов догнал Анейрина и встал у того на пути. Скинул с лица темный капюшон. В демонстративно-миролюбивом жесте отклонил чуть назад свой посох - старинный деревянный посох Гильдии, внешне точно такой же, как у эльфа.
- Приветствую, - негромко, мягко, но при этом очень властно произнес Жиардье. - Вот мы и встретились снова - как я Вам обещал, юноша. А теперь, надеюсь, Вы окажете мне услугу и уделите время для короткого разговора.

+3

3

Забывчивость старого мастера Изменения стала притчей во языцех в Коллегии Винтерхолда, и, похоже, грозит ей стать и в Университете Волшебства. Умудриться оставить в мистических архивах свой перегонный куб... Какого Дагона мастер вообще потащил его в мистические архивы? Ну и попробуйте догадаться сами, когда именно престарелый волшебник заметил пропажу своей реликвии и кого конкретно он послал на ее поиски? Ответ очевиден, и не нуждается в озвучивании.
К счастью, злосчастная стекляшка была в том же месте, где Толфдир ее оставил. То то смеху было бы синодским магистрам, если бы скайримский адепт носился по всем аудиториям, приставая к магистром с извечным вопросом... нет, не "как пройти в библиотеку", само собой, это и так было известно. А вот местонахождение куба было бы тайной великой, и пришлось бы заглянуть под каждый камешек. Ну а так обошлось всего лишь удивлением архивариуса, обнаружившего в своих владениях некий инородный предмет, да сбивчивыми извинениями со стороны Анейрина.
Оставалась сущая мелочь - вернуться к наставнику и вернуть ему его драгоценность. Ничего сложного... в теории. На практике же было несколько жутковато. Далеко не все улицы Имперского Города освещаются, и мало ли кто может поджидать в темном переулке. Ворожить тоже не хотелось, но уже из за стражников. После того злополучного для Консилиума защитники закона были какие то нервные, и подозрительно косились на любого, кто хоть как то выбивался из основной массы граждан. Конечно, принимая во внимание минувшие события, в этом не было их вины, но и обращать на себя внимание... как то не хотелось. Да и с другой стороны, что можно бояться адепту Коллегии в темной подворотне? Даже если разномастные любители чужого добра и рискнут сейчас показать нос из своей норы, отбирать у него почти нечего. Ну а если настаивать, то можно и заклятием схлопотать, а там подтянутся вышеупомянутые стражники.
"Вот тебе бабушка, и любитель чужого добра... лучше бы действительно он был," - мысленно выругался Анейрин, когда перед ним внезапно возникла фигура профессора Жиардье. Профессора ли? Впрочем, такие тонкости сейчас не важны, особенно когда вышеупомянутый колдун стоит перед тобой.
- Мое почтение, магистр, - поклонился юный эльф, - Я к вашим услугам, хотя, надеюсь, это не займет много времени.
Неожиданностью само по себе появление Жиардье не было, все таки чародей сам предупреждал, что навестит одного альтмера рано или поздно. Вопрос лишь в том, каким образом он все же умудрился выжить после встречи с талморцами... и что конкретно ему потребовалось от скайримского адепта. И не будет ли цена этой встречи для этого самого адепта неподъемной.

+3

4

А он неплохо держался, этот доходяга-эльф! Стальные глаза Жиардье чуть сощурились в едва заметном выражении одобрения. Он ценил мужество - даже мужество противника, - хоть это и не мешало ему убивать мужественных людей и меров на своем пути. Личная симпатия вообще никак не мешает идти по трупам.
- Благодарю, - с едва заметным лукавством произнес маг. - При нашей прошлой встрече я заметил, что у Вас необычный посох. Сомневаюсь, что его подарил Вам в Скайриме пьяный медведь, - тонкие губы изогнулись в неприятной усмешке. - Скажите мне правду, юноша - Вы связаны с Гильдией Магов? Может, - Жиардье поднял глаза к небу в притворном раздумьи, - потомок кого-то из видных членов Гильдии? Или даже бывший ученик кого-то из ныне здравствующих?.. Получили посох в наследство от Мастера?.. Впрочем, уже по Вашим глазам мне ясно, что Гильдия для Вас - не пустой звук. Не буду больше лезть в Ваши тайны.
Из темноты послышались быстрые шаги, и Жиардье отступил в тень, мягко оттаскивая за локоть Анейрина. Две монахини Мары с заклинанием-светлячком быстро прошли мимо; одна скользнула по лицам магов удивленным лицом и замедлила было шаг, как будто хотела задержаться и спросить - все ли в порядке? Но Жиардье незаметно махнул рукой, словно жестом посылал ее идти прочь. Женщина неуверенно сморгнула и поспешила следом за подругой.
Жиардье проводил их взглядом и, когда шаги монахинь замолкли в отдалении, снова повернулся к Анейрину.
- Полагаю, Вы мне не доверяете, - спокойно сказал он. - Это вполне понятно. Что ж... Видимо, чтоб завоевать Ваше доверие, мне придется быть честным. Я прошу Вашей помощи от имени Гильдии. Я - может быть, один из последних ее магов.

+3

5

- Последний из ее магов? - тихо переспросил юноша, недоверчиво выгнув брови. Удивления в его голосе не было и в помине, а вот скептицизма хватило бы на целую страну. И в этом высокого эльфа было более чем сложно винить.
Два столетия. Целых два столетия прошли с тех пор, как Гильдия была расформирована. Можно по разному относиться к этому событию, но факт остается фактом - прошло слишком много времени. Люди столько не живут. Даже магия не способна продлить срок жизни так долго... или может?
- Люди столько не живут, - произнес вслед за своими размышлениями Анейрин, - Но пусть так... допустим...
Это ведь ничего не изменит в их взаимоотношениях. Всего лишь шахматист, преследующий свою цель, и пешка, которую он уже думал разменять, но решил приберечь. Если бы пешка могла избавиться от шахматиста... но увы, сама она не способна обыграть того, что играет фигурами с другой стороны доски. И потому придется принять правила игры, по крайней мере, пока не появится возможность самому стать игроком или же вручить свою судьбу тому, чьи воля и чаяния совпадут с его собственными.
-Кто Вы на самом деле? Какие цели Вы преследуете? Я не обманываюсь насчет своей роли и возможности выбора, но я хочу знать, на что я на самом деле подписался, - спокойствие и сосредоточенность, ни гнева, ни истерики. Просто надоело ходить вокруг да около, слепо блуждая в тенях. Необходимо было расставить точки даэдрического алфавита раз и навсегда, пусть это и было рискованно.
Он играет с огнем, пламенем, что способно пожрать незадачливого адепта в единый миг, и не оставить даже пепла. Еще можно было ускользнуть от этой игры, попытаться избежать участи летящего на свет мотылька... Вот только был ли в этом смысл? Он уже шагнул в это пламя, шагнул в тот миг, когда решил преследовать черный кристалл даже после того, как камнем душ заинтересовался Талмор. А значит, он либо сгорит, либо же пройдет сквозь него, получив свою награду.

+2

6

"Люди столько не живут".
А Жиардье - и не жил все это время. Только сейчас, через двести лет вдыхая воздух Тамриэля, он вновь ощутил себя живым и пошел бы на все, чтоб не возвращаться обратно в безвременье Забвения.
- Тю, - фыркнул он. - Какой пессимизм. Обождите обвинять меня в манипуляциях, юноша. Если память мне не изменяет, я пока еще ни в чем Вас не обманул.

*    *    *

- Почти всю свою жизнь я прожил в Третьей Эре...
Жиардье с собеседником медленно шли узкой улочкой вдоль городской стены. По правую руку белокаменная мостовая обрывалась в фонтан, где в черной воде нежно белели цветки священного лотоса. Где-то далеко впереди громыхал доспехами ночной патруль.
- Нет смысла долго рассказывать о моей прошлой жизни - в ней все предсказуемо. Я родился в Даггерфолле, с малых лет посвятил себя магии, стал учеником местного чародея, затем - студентом Гильдии Магов. Переехал в Сиродиил. Со временем получил профессорскую кафедру и место в Совете Архимага и рассчитывал спокойно закончить жизнь, пользуясь плодами своих дел, но тем, кто вызвал Кризис Обливиона, было плевать на мои желания.
Жиардье остановился, положил руку на изгородь фонтана и вгляделся в черную, с факельными отблесками воду.
- Врата открылись прямо у нашего порога. На нас напали, - глухо сказал он. - Почти все погибли, единицам удалось сбежать. Я сражался, покуда были силы, и даже когда даэдра заволокли меня внутрь, не терял надежды. Наконец, мне удалось обмануть моих конвоиров и разделаться с ними. Но это не было освобождением. Это было началом моего двухсотлетнего плена.
Голос Жиардье не дрогнул, и лицо его осталось бесстрастным. Только глаза цвета темной стали, казалось, потемнели еще больше, затронутые тенью глубочайшего страдания. Руан Жиардье превыше всего почитал силу и стойкость и ненавидел говорить о свой боли и слабости, но сейчас понимал - надо, надо быть правдивым хотя бы в малом, чтоб тебе поверили - во всем.
- Я был там. В плане Обливиона. Я искал Врата, чтоб выбраться, но их нигде не было. Может, Мартин уже победил Мерунеса Дагона и навсегда закрыл границу между планами. Пользуясь магией, я бродил по пустошам Обливиона. Я дышал раскаленным пеплом Зольника. Меня гнали гончие в угодьях Херсина. Упаси Вас боги пережить то, что пережил я! - Жиардье коротко обернулся и бросил на Анейрина обжигающий взгляд. - А потом... потом я попал к Вермине. Иллюзии, юноша - если бы люди понимали, какая это страшная сила! Можно сбежать от врага, можно драться, но от себя не убежишь, с собой не подерешься. Я перестал быть личностью, я растворился в пытках, которые мне только снились. Каждый раз, когда мне удавалось осознать себя, вернуть себе контроль над реальностью, Вермина вновь меняла картину и вновь возвращала меня в мои худшие кошмары. И наконец, я сломался. Я воззвал, и меня услышали. Я заключил договор с той единственной силой, которая смогла выдернуть меня из объятий Вермины. С другим Лордом Даэдра.
Жиардье тяжко вздохнул и поднял на альтмера пристальный, испытывающий взгляд. В давящей тишине не слышно было ни шагов стражи, ни голосов прохожих, ни даже случайного кошачьего мява. Только где-то далеко вскрикивала ночная птица, случайно залетевшая в город.
- Я не стану обманывать. Я повязан изощренным договором с Клавикусом Вайлом и обречен служить ему. Люди столько не живут, говорите? Увы, мне предстоит пережить даже тех эльфов, что только родятся этой ночью. Едва ли я вообще могу умереть. Смерть в Нирне только отбросит меня в Обливион. Однако, - Жиардье поджал губы и сцепил в замок пальцы, сложив их на животе, - однако речь совсем не обо мне. Я понимаю, мне трудно верить - как вообще можно верить прислужнику Даэдра? - но все-таки попытаюсь убедить Вас, юноша: мир в серьезной опасности. Злодей хочет собрать артефакты Ордена Червя. Если наши с Вами приключения в коллекторах еще не выглядели убедительными, то мой визит в шпиль Фросткраг развеял все сомнения. В руки Талмора попал Шлем Червя. И, - с печалью в голосе добавил Жиардье, - ради этой находки талморцы убили Сорису Вереним, одну из последних верных памяти Гильдии волшебниц. Я хотел спасти ее, но не успел - их было слишком много, они коварны и беспринципны. Я не знаю, зачем им Шлем, Посох и Амулет, но чувствую - надо торопиться. Мы должны найти оставшиеся артефакты, найти способ забрать Шлем - и завершить дело Гильдии Магов.
Жиардье круто развернулся лицом к альтмеру. Темные полы его плаща всколыхнулись, как черные крылья.
- Вы мне верите? - проникновенно спросил он. - Вы - со мной?

+3

7

Договор с даэдра... вот что дало Жиардье силы прожить столь долго, и, видимо, благодаря ему он сумел уцелеть после встречи с Талмором. Будь на месте Анейрина Дозорный Стендарра, и профессор бы за такие откровения отправился самой прямой дорогой к своему повелителю. Но дозорным легко осуждать, и, хоть юношу и царапнуло что то на самом краю сознания, альтмер сомневался, что и он сам, и теоретический Дозорный, сумели бы найти иной выход. И, если насчет Дозорного юноша еще сомневался, сам адепт сломался бы гораздо раньше.
Конечно, Жиардье мог обманывать наивного мальчишку, придумать все, что угодно, чтобы заставить пешку сделать ход согласно своим планам. Вот только слишком многое подтверждало истинность слов профессора, прямо или косвенно подтверждая его историю. Да и... много ли тому самому наивному мальчишке надо? Исповедь мага Гильдии нашла свой отклик в душе скайримского адепта, подавив, пусть и на время, недоверие к чародею.
- Верю, - тихо ответил юноша, - И можете рассчитывать на мою помощь... если она хоть что то да будет значить.
Значит, целью Талмора был не камень душ, не секреты Гильдии. Это одновременно и успокаивало, и в то же время повергало в ужас. Реликвии Маннимарко... даже Боги не знают, что произойдет, попади они не в те руки. И уж их то отдавать в руки сородичам у Анейрина было желания еще меньше. В случае с камнем это была трагедия всего для одного альтмера, которому не дали прикоснуться к святыне. В случае с артефактами великого некроманта трагедия будет уже для всего Тамриэля.

+3

8

Жиардье слишком хорошо владел лицом, чтобы хоть одна искорка темного торжества отразилась в его глазах - но в глубине души он ликующе смеялся.
Как просто!
О, благословенная пора юности, когда так легко верится в лучшее, когда кажется, что преодолевший тяжкие испытания непременно выходит из них достойным человеком!..
Жиардье чуть склонил голову в кратком выражении благодарности и облегчения.
- Вы даже не представляете себе, как много Ваше доверие значит для узника Обливиона, - тихо сказал он, имея в виду, о, слишком многое. - И однако, у нас нет времени больше на лирику, Анейрин. Если Вы так же, как я, полны решимости до последнего бороться за идеалы Гильдии, то не должны испугаться моих слов. Вам придется встретиться с архимагом Травеном. Только он из... - Жиардье едва не сказал "из живущих", но поправился: - из доступных нам членов Гильдии знает, где спрятаны реликвии некромантов. В этот камень можно проникнуть, оставаясь живым. Я знаю, что так делал Последний Архимаг, но не знаю, как он это делал.
Жиардье достал из наплечного мешка черный камень душ и протянул его альтмеру на раскрытых ладонях:
- Увы, я не смогу помочь. Едва ли камень вместит две души таких могущественных магов, как мы с Травеном, не сломавшись от переполнившей его силы. Но скромный ученик там должен поместиться без особенных проблем.
Рука Жиардье дрогнула - бездумное, почти физиологическое нежелание отдавать сокровище другому, - но маг усилием воли заставил себя спокойно дождаться, пока альтмер возьмет камень. Это было необходимо. Даже потеряй Анейрин камень, даже вздумай он предать профессора - все можно будет исправить, пока камень находится в Нирне. Если же Клавикус потребует себе душу Травена, все будет кончено: у Жиардье не будет ни права, ни возможности протестовать. И Анейрин, как смертный с волей, свободной от любых аэдра и даэдра, по иронии судьбы сейчас был куда более надежным хранителем камня, чем профессор Жиардье.
- Шлем найден и находится в руках талморцев, - мрачно подытожил Жиардье, отходя в сторону и стараясь не смотреть на камень в руках ученика. - В шпиле Фросткраг мне удалось узнать, где спрятан амулет, и сейчас я иду за ним. Ваша же задача - найти способ поговорить с Травеном в его камне душ. Только так мы узнаем, где искать посох. Спрашивайте у ученых и магов, которых знаете - кто-нибудь наверняка проводил исследования. Используйте лесть, хитрость, научный интерес. В этом деле у Вас куда больше возможностей, чем у меня.

+2

9

Рука несмело протянулась к черному кристаллу. Потребовалось несколько мгновений, прежде чем пальцы сжали камень душ, всего несколько мгновений... но они показались вечностью Анейрину. Казалось, он исчезнет, обернется пустотой миража, стоит лишь коснуться его. И, когда камень не исчез после первых несмелых попыток взять его, пальцы юноши сомкнулись на нем настолько крепко, что, возможно, даже хозяину их придется отдирать подручными приспособлениями.
Нельзя сказать, что он всю жизнь охотился за черным камнем. Нельзя сказать, что он слишком много пережил в охоте за ним. Всего пара недель да одиночная вылазка в канализацию Имперского Города... Довольно несерьезно для той реакции, которую демонстрировал альтмер сейчас. Наверное, со стороны он мог чем то смахивать на поклонника лунных сладостей, дорвавшегося до своих сокровищ после долгого воздержания. Пусть так, это сейчас казалось настолько неважным, что прошло даже мимо сознания. Камень с душой Ганнибала Травена у него. Принадлежит ему по праву, и теперь он не расстанется с ним, покуда дышит.
"Принадлежит ли?" - тихо прошептал голос разума. Эйфория от обладания древней реликвией схлынула, словно ее и не было. Все так, даже если выбросить из внимания кучу охотников за самим камнем, он может принадлежать лишь одному человеку. Тому, чья душа заточена в черном кристалле, и остальные могут быть лишь его хранителями. И сумеет ли сохранить его жалкий адепт, если кому то из хищников потребуется забрать у альтмера его сокровище? Весьма сомнительно... Но Господь свидетель, сражаться этот жалкий адепт будет до последнего.
Но пока камень у него - надо попытаться хоть как то связаться с древним архимагом, как и предложил профессор. Жаль, что Жиардье не может помочь с этим вопросом, а время у них ограничено. Если Талмор уже завладел одной из реликвий - он может найти и остальные. Лучше бы они так и валялись в своих тайниках... но если их местонахождение стало известно, то придется завладеть ими раньше, чем алинорцы. Хотя бы для того, чтобы скрыть их в ином месте.
- Я попытаюсь это сделать, но, боюсь, это займет неоправданно много времени, - наконец, произнес Анейрин, бережно убирая черный кристалл за пазуху. Опасно держать черный камень душ так близко к себе, но сейчас юноша не мог довериться даже собственной сумке. Но все таки надо будет придумать, как скрывать камень от других, при этом не боясь ни за него, ни за свою собственную душу.

+3


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Новые встречи, старые лица


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC