Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Не виноватые мы


Не виноватые мы

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

Имперские коллекторы оказались вполне занятным зрелищем, однако воздух здесь был слишком спёртым и неприятным. В нордских курганах было сухо, а в Глубинах Илиналты пахло тиной и живыми водорослями, а не давно протухшими отходами жизнедеятельности большого города. Когда они вышли из небольшого закутка под домом Полуса в основной коллектор, неприятный запах усилился. Ко всему прочему здесь было гораздо жарче, чем на улице и даже в доме. Прикрыв лицо рукавом, Неласар шёл вдоль сырой каменной стены, покрытой испарениями, и чувствовал, как сам покрывается потом под слоями своей мантии. Он поглубже натянул капюшон, чтобы волосы не пропитались запахом канализации.
Вскоре, среди прочих зловоний отчётливо выделился запах гнилого мяса, и Неласар на секунду зажмурился, почувствовав резь в глазах. Им навстречу выбежала стая крыс, одна даже врезалась ему в ногу, Неласар непроизвольно пнул её и тут же отскочил, чтобы та не вцепилась в его голень. Полы мантии сбили тварь с толку, и та с писком последовала за сородичами, отбросив планы мести.
– Никто не против, если я зажгу свет? – Неласар не стал дожидаться реакции спутников и запустил маленький шар холодного белого света в пространство над горой тряпок и плоти. Тот с коротким шипением сорвался с его пальцев и завис над трупом.

+3

32

Спустился Нелоир без приключений. Протез за тридцать почти лет успел стать второй ногой, хотя он не рискнул бы сейчас  устраивать марш-бросок по хаммерфельским  солончакам-скалам, возвышающимся посреди голой пустыни. Но лестница в коллектор определенно была комфортнее.
Терамо почти сразу же наморщил нос.
Пахло внутри действительно… и не только коллектором. Не только отходами жизнедеятельности огромного города; этот запах ему был очень хорошо знаком —  настолько, что вызывал не естественное отвращение, а странную смесь равнодушия и ощущения, будто вернулся в тот же Имперский Город —  или любой другой город —  времен Войны.
Крысы выскочили навстречу. Нелоир проводил их задумчивым взглядом. Крысы выглядели… недовольными, да,  их оторвали от трапезы —  а вонь в той стороне, куда они направлялись, усиливалась.
- Кажется, сэр, - прокашляла Элинея,  - там кто-то… что-то…
Она пыталась закрывать лицо перчаткой —  но от доспехов мало толку. То же делали Терамо, имперец и Неласар, от запаха действительно скручивало внутренности, но брезгливость давным-давно осталась где-то на Алиноре, и Нелоир подошел ближе к тому, что было крысиной трапезой.
Медленно, распределяя баланс, чтобы случаем не поскользнуться из-за дурацкого протеза, сел на корточки. Неласар очень кстати зажег огонек. Вообще-то нарушение, даэдра с ним —  пусть. Магия была кстати.
- Сейчас посмотрим, кто это.
Талморские перчатки были частью униформы, но и на то, чтобы откинуть тряпье со свежего мертвеца, тоже годились.
- Это как-то не похоже на «скелет», - заметил Нелоир словно бы в сторону.

+3

33

Метр Барлю, старенький мастер иллюзий в Университете, как-то сказал студентам: дольше всего память хранит запахи. Ты можешь забыть звуки и картину, но знакомый по прошлому аромат вызовет в сознании и то, и другое. Вот и сейчас в темной городской канализации Аквинус вдруг понял, что уже несколько десятков шагов навязчиво прокручивает в памяти момент из своего детства, а именно - посмертное прощание с дедушкой по материнской линии. Сам не похожий на себя, тот лежал в гробу, и приторно-сладкий запах лилий смешивался с другим, совершенно новым, тяжелым и отчего-то пугающим. А на дворе стоял самый жаркий день месяца Последнего Зерна, и забравшееся в зенит солнце лупило светом в раскаленные витражи. Скоро сладковатый запах принял отчетливый удушливый, гнилостный оттенок, и родня разной степени близости тщетно пыталась делать благостные лица, как-бы с трудом сдерживая слезы и оттого закрывая носы платками. Закрывал нос и маленький, обрюзглый жрец Аркея, гнусавя что-то о доблестях и достоинствах покойного Терентия Седурия, и оттого речь звучала гнусаво и смешно, как пародия.
Альтмеры, что ни говори, вели себя честнее - хотя и покойный был им незнаком. А вот Аквинус настороженно придвинулся ближе и нахмурился: разорванное голодными крысами одеяние было явно синодским. Может, и лицо он сможет узнать? Полус опрометчиво выглянул из-за плеча Нелоира, как раз в тот момент, когда тот откинул вымокшее в крови тряпье.
- Фу, - тихо сказал имперец, поморщившись.
Из капюшона на него смотрел буро-красный череп с остатками волос.
Тяжелым вздохом отгоняя подступивший к горлу комок тошноты, Аквинус отошел и осмотрелся, пытаясь все-таки понять, не мог ли это быть кто-то из знакомых. Как раз в это время талморская солдатка зажгла магический огонек над горкой хлама. В холодных острых лучиках поблескивали камни душ и колбы, обложки книг и какие-то странные минералы. Рядом валялся и пустой мешок. Выглядело все это так, как будто кто-то в спешке ворошил и выбрасывал содержимое, пытаясь отыскать некую вещь.
Аквинусу вдруг очень захотелось поделиться кое-какими мыслями с Неласаром и он обернулся прежде, чем вспомнил, что в присутствии талморцев надо молчать.
Обернулся - и застыл на долю секунды с широко открытыми глазами, а затем гортанно выкрикнул:
- Неласар! Осторожно!
В темном боковом ответвлении прямо за спиной альтмерского колдуна белело нечто - обнаженная фигура человека. Сверкающие безумием, нечеловеческие глаза ударили по сознанию кинжалом прежде, чем неизвестный рванулся бежать.

+4

34

Неласар тоже вытянул шею, когда эмиссар и Аквинус принялись рассматривать тело, пытаясь разобрать, где у него лицо. Крысы благополучно обглодали именно его, и на месте самой характерной части неда оказалась какая-то каша из крови и костей. По форме черепа Неласар мог отличить мера от неда даже в таком состоянии. Альтмер в задумчивости корчил разнообразные гримассы, не в силах сдержать поток мыслей полностью. Аквинус, видимо, тоже хотел поделиться с ним мыслями, но вместо этого округлил глаза и вообще принял такой вид, будто у Неласара за плечом возникла дремора. Впрочем, судя по выражению ужаса имперца, это была не дремора, а что-то похуже. Неласар мгновенно развернулся, на этот раз используя магию призыва. Такая реакция много раз спасала его в курганах, когда позади оживал очередной драугр и напарник предупреждал его об этом. Если бы существо за спиной Неласара бросилось на него, как это было заведено у стражей нордских захоронений, он всадил бы ему под рёбра даэдрический кинжал. Но странная, совершенно голая тварь, светлым пятном выделяющаяся на фоне мрачной действительности и магического света, предпочла сохранить свою жизнь и бросилась наутёк, как те крысы. Неласар остался стоять с призванным кинжалом в правой руке, нервно вцепившись в её запястье левой, насколько это позволяли простые наручники.
– Это ещё кто такой? – пробормотал он. Выработанная годами работы с одержимыми данмерами-некромантами меланхоличность не дала Неласару настолько испугаться, чтобы начать совершать ещё какие-то необдуманные телодвижения. Здесь можно было случайно поскользнуться на останках и улететь в воду, или в останки.

+4

35

- Так, - сказал Нелоир, осматривая труп.
С несчастного содрали кожу —  а еще услужливый огонек подсказал по  обломкам камней душ и другой мелочи, что погибший был магом. Слишком много как-то магов. Нелоир с некоторым подозрением оглянулся на Полуса и Неласара.
Отпускать их уже было нельзя.
Слишком много они видели. Слишком много знают.
Вести дальше? Тоже не самая лучшая идея. Впрочем, ладно. Пусть пока остаются.
- Вам двоим эти останки никого не напоминают?  - успел спросить Нелоир, однако дальше разговор не двинулся.
По очень простой причине.
Нелоир был из рук вон плохим магом, если подразумевать тайные знания, понимания сложных формул и прочие скучные научные аспекты. Но еще в юности он выучил несколько очень простых —  не сложнее удара дубиной по башке! —  заклинаний Разрушения и довел, благодаря природному запасу магики, их до совершенства, которым не могли похвастаться даже большинство настоящих магов Разрушения; главным образом, потому что эти все господа теоретизировали у себя в кабинетах, а Нелоир сначала бил, а потом уже думал — вот прямо как сейчас.
Вслед бледной фигуре взорвался ледяной шип.
- Проклятье. За ним.
В погоне он был бессмысленным балластом. Зато Терамо и Элинея бросились вслед непонятному существу —  то ли человеку, то ли вампиру, то ли еще какой-то твари. Нелоир остался наедине с двумя магами.
- Без глупостей, - Нелоир глянул в сторону имперца, которого не мог не воспринимать «врагом», пускай и лично Полус ему ничего дурного не сделал.
Сам он устремился за своими солдатами —  и за тварью, —  со всей доступной скоростью. Увы, протез оставался протезом, и пытаясь торопиться, Нелоир хромал даже сильнее, чем обычно.

+4

36

Аквинус вскинул руку для заклинания - но запястье перехватила болью натянувшаяся цепь. "Проклятие!". Сердце гулко колотилось в груди, сознание лихорадочно соображало - что это могло быть, бледное, голое, человекоподобное нечто, обитающее в канализации?!
Страх и удивление заставили Полуса на несколько мгновений забыть совсем другую мысль: их не отпустят. Убитый синодский маг в канализации, где талморцы охотились за некромантским камнем - о каких страшных преступлениях он молчал?! Нужны ли талморцам случайные свидетели?..

В момент, когда эмиссар повернулся спиной к пленникам, Аквинуса посетила безумная идея. Сбежать. Избавиться от троих талморцев, подняться наверх за Женевьевой и Раминусом и всем вместе скрыться от Империи и Талмора в песках Хаммерфелла.
В другой момент Полус отказался бы от этой мысли: он был, в конце концов, разумным человеком и без колебаний пожертвовал бы жизнью, чтоб обезопасить свою семью. Но сейчас, после угроз эмиссара, именно уверенности в этой безопасности у него не было, а плач сынишки в памяти тупым ножом терзал распаленное сознание.
Аквинус был не только магом, и уж точно никогда не был кабинетным магом. Зато он был еще и неплохим воином и, если понадобится, лазутчиком - из тех, кого в шутки называют авантюристами широкого профиля. В былые времена он мог бесшумно прокрасться не то, что мимо живых, но мимо айледйской нежити в гробницах и гоблинских шаманов в глухих пещерах.
Вот и сейчас, прежде, чем Неласар успел бы остановить его, Полус в несколько неслышных прыжков преодолел расстояние между ним и эмиссаром и петлей вскинул вверх цепь от своих наручников, чтоб в следующий момент сдавить ее на горле альтмера.
Эмиссар, впрочем, не растерял с Войны прежних умений. Одной рукой он, как и рассчитывал Полус, вцепился в цепь, чтобы ослабить хватку, но локтем второй умудрился нанести пару ударов в плечо и в грудь имперца, от которых у Аквинуса перехватило дыхание. Полус рефлективно дернулся - и протез эмиссара предательски скользнул по скользкому, в испарине, полу. Вдвоем человек и эльф рухнули навзничь плашмя, не прекращая борьбу.

Отредактировано Аквинус Полус (2018-05-19 16:20:57)

+4

37

– Что ж вы творите, коллега?! – вскрикнул Неласар и почти сразу прикрыл сам себе рот, выпуская призванный кинжал. Тот исчез, не успев пролететь и полуметра от ладони до кирпичного пола. Конечно, трупы магов и странные создания в коллекторе могут послужить причиной их гибели, как неугодных свидетелей, но сейчас колдуну такой исход казался слишком надуманным. Эмиссар выглядел потерянно, сам ничего толком не понимал, и в его действиях не было логики мера, который искал причину их прикончить. Неласар проникся к нему даже некоторой симпатией. Тяжело, наверное, было постоянно находиться в городе, возможно, в котором несколько лет назад ты стал калекой.
А может, все эти оправдания эмиссару Неласар придумывал для того, чтобы подольше побродить тут с ним по коллекторам?
Он в растерянности обернулся на вывернутую сумку, потом снова взглянул на сцепившихся магов, которые всерьез угрожали жизни друг друга, и полил обоих дождём из мелких льдышек.
Им с Аквинусом теперь оставалось только бежать или убивать талморцев. Возможно, они бы вдвоём справились с эмиссаром и двумя солдатами, но вот допрашивать они не умели.
– Аквинус, вы совсем ополоумели! – возмущенно зашипел Неласар. – Сейчас не самое подходящее время сходить с ума. Что подумает об отце ваш ребёнок? А этот мой сородич, между прочим, мастер допроса. И мне любопытно, смог бы он разговорить удравшее сейчас существо. А вы!.. эх.

+4

38

Как ни странно, но после того, как Полус набросился с цепью и попыткой удушить, все стало просто —  даже слишком.
Больше никаких неприятных находок.
Никакой дилеммы —  а что делать с этими двумя магами, которые видели слишком многое, чего доброго, догадаются, что давешние талморцы над люками вовсе не по приказу эмиссара действовали.
Никакой злости на этого, Дагон его забери, Советника, который устроил что-то непонятное… да скамп бы с ним, пусть устраивал! Но не на его, Нелоира, подведомственной территории без какого-либо официального предупреждения. Даже без отписки в три строчки!
Все было просто.
Человек. Имперец. Враг.
Застал врасплох.
Его нужно убить. Можно даже не магикой, а банально придушить или разбить голову о камни —  с Нелоиром был кинжал, но его сейчас слишком долго доставать, руки как-то заняты. Ничего. Он достаточно убивал имперцев, справится и голыми руками.
Ледяной залп подействовал отрезвляюще.
И краем уха Нелоир слышал причитания сородича, который вел себя как настоящий кабинетный ученый, отродясь не видел ни крови, ни чужой смерти.
- Выруби его! - прикрикнул на мера Нелоир.
Он задохнулся, пропустив удар, но почти тут же вернул похожий Полусу.
-  Выруби его, и…
Снова.
- …останетесь живы.
Война закончилась. Как бы ни хотелось все упрощать, но смерть глупого имперца ничего не дала бы Нелоиру. Гораздо важнее - разобраться с тем, что здесь произошло.

+4

39

Неласар взволнованно заметался, пытаясь быстро придумать, как безопасно для Аквинуса заставить того потерять сознание. Пнуть? Приложить по голове тяжёлым предметом? Почему-то идея ударить его коротким разрядом молнии не укладывалась в голове Неласара в безопасную. Что, если он сожжёт бедного парня? Неласару хотелось продолжить уговаривать имперца взять себя в руки и начать вести себя прилично, но времени катастрофически не хватало. Поэтому альтмер собрал всю свою рациональность в воображаемый кулак, а потом выпустил её в виде небольшого электрического разряда – всё, что сейчас он хотел сказать Полусу. Неласар присел на корточки, чтобы удар пришёлся точнее, и в этот момент погас его магический светильник над трупом. Когда треск молний стих, а вместе с ним и шорох катающихся по скользкому полу противников, Неласар снова зажёг свет, уже над собой. Ему хотелось увидеть обоих живыми и без серьёзных повреждений. Сердце пропустило удар.

+3

40

Имперские альтмеры —  это плесень, а не альтмеры, всегда считал Нелоир.
В самом деле, кто они там? Потомки изгнанных за преступления? Какие-то беглые каторжники и их дети и внуки?
Даже чистки оправданы. Это как отрезать гнилую или сухую ветку от дерева.
Однако этот имперский альтмер его удивил.
Удар электричеством заставил имперца дернуться и обмякнуть. Нелоир пошевелился не сразу —  не хотелось этого признавать, но человеку удалось его неплохо отделать. Он тронул горло и кашлянул —  и цепь тоже затянул от души…
Нужно было встать. Нелоир покосился на «имперского альтмера», пожал плечами —  ладно уж, куда уж там, не до величественного вида. Сначала он поставил свой протез, а потом с усилием поднял и остальное тело.
- Благодарю вас, - сухо заявил Неласару..
Отпустить этих двоих он по-прежнему не мог. Но обещаний не нарушал —  даже если они даны имперским альтмерам или самим имперцам. Посидят в каталажке. До выяснения обстоятельств.
- Надеюсь, вы понимаете, Неласар, что все, здесь произошедшее, должно остаться здесь, - он кивнул на имперца, -  Все —  значит все. И будем считать, что это несчастный случай.
Нелоир поднял голову —  вдалеке звенел металл, были слышны шаги.
Возвращались Терамо и Элинея  - и, как полагалось истинным талморским солдатам, сумели выполнить приказ. Они тащили кого-то, напоминающего человека… голого человека.

+4

41

Совместно

Этот человек был имперцем, не сказать, чтоб совсем старым, но дряблым, нечистым и больным на вид. Обычно так выглядят нищие и пропойцы из портового района, с двумя, разве что, отличиями: этот был совершенно голый и полностью безумный. Когда талморские солдаты волокли его к эмиссару, он смотрел на них бессмысленным, тупым взглядом и жалобно похныкивал.
- Пойман в туннеле, господин эмиссар, - доложила Элинея.
- Пытался удрать в воду, но не успел, - добавил Терамо.
Нелоир подошел ближе к  этому… существу. Человеку.  На вид тот казался совершенно сумасшедшим. Сюда бы какого-нибудь хорошего иллюзиониста,  чтобы залез в мозги «добыч»… н-да.
- Ты можешь говорить?
Неласар чувствовал себя скверным предателем и без слов эмиссара. Он присел рядом с Аквинусом и проверил, дышит ли тот. Когда громыхающие доспехами солдаты вернулись из глубины коллектора, открывшийся вид их ничуть не смутил. Они не бросились выяснять, кто напал на их начальника, надо было отдать ему должное - он и не выглядел так, будто только что катался по полу с цепью на шее.
Не поднимаясь, Неласар вгляделся в существо, что привели солдаты, и его взгляд из мрачного сделался заинтересованным.
- С ним что-то... Кажется, на него наложено долгодействующее заклинание.
Некоторое время пленник молча хлопал блеклыми и светлыми, как у рыбы, глазами, глядя куда-то в ноги эмиссару. Потом захныкал громче и попятился назад - насколько позволяла хватка солдат.
- Он сказал, не надо больше, - сказал он, отчаянно кивая. - Он сказал, все понятно. Все утонули. Плохие были, значит. А больше не надо.
- Что за заклинание? -  пришлось обращаться к имперскому магу, но что поделать, Нелоир ничего не смыслил в сложных чарах. 
Честно говоря, не ожидал, что пленник заговорит, а тот возьми и начни нести какую-то чушь. Но —  это лучше, чем ничего!
- Опиши «его». И повтори как сможешь точно то, что «он» говорил.
Нелоир старался говорить спокойно. Пугать это «существо» явно казалось лишним. Солдаты с любопытством поглядывали на распластавшегося позади Полуса. Мда.
- Важный, - засуетился Голый. - Важный человек. Он сказал: пойдем. Сказал: есть работа для тебя, Проций, - человек заморгал, чуть не плача: - Я пошел. Фахим пошел. Руберий пошел. Все утонули. Не годились.
Неласар нехотя встал и подошёл ближе к существу, вблизи оказавшемуся совершенно голым нищим - с таким состоянием кожи можно было быть скорее всего только нищим.
- Заклинание школы Изменения, - Неласар прикоснулся кончиками пальцев к прохладной коже на груди человека. - Очень долгодействующее заклинание водного дыхания. Кажется, перед нами жертва магического эксперимента.
Он обернулся к эмиссару с таким блеском в глазах, будто поделился открытием с коллегой. - Или счастливый участник.
- Или не очень счастливый, - мрачно дополнил Нелоир, сопоставляя рассказ человека с тем, что ему объяснил имперский маг.  - Приведите его ближе.
Солдаты подтолкнули Голого к погрызенному крысами трупу.
- Это один из тех, кому повезло  меньше, чем тебе?
Подходить ближе Голый не хотел. Он отчаянно упирался и в итоге повис на руках у солдат.
- Фахим и Руберий теперь там, - он мотнул головой куда-то в сторону. - Но они не годятся. Он сказал так. Этого... - Проций бегло взглянул на неузнаваемый труп, затем перевел взгляд на синодскую мантию и испуганно поежился. - Это тоже был важный человек?
Неласар очнулся, вспоминая, что имеет дело с талморцами, и лишь скептически поморщился, снова отходя назад, к Аквинусу. Ему хотелось поскорее привести того в себя. Но вдруг он снова, с прищуром уставился на пожёванное крысами тело.
- А может быть нам стоит допросить его самого? - с некоторым ехидством в голосе спросил он. - Если ему не прогрызли горло, конечно.
Впрочем, на памяти Неласара ещё ни один зомби не сообщил чего-то длиннее слова "отпусти". Колдун всё же решил заняться Полусом и поделиться с ним жизненными силами с помощью магии Восстановления, чтобы привести в чувства.
Нелоир разочарованно поморщился. Наверняка, смерть синодского мага —  одежда сохранилась, несмотря на грязь и работу крыс, —  и этот «важный человек» с наемниками, связаны. И все же.
- Важный человек, да уж… - пробормотал себе под нос. Солдаты снова оглянулись к Неласару, который все же решился помочь своему приятелю. Ладно уж, лишь бы тот опять не кидался. -  Что ты должен был сделать? Достать что-то из  воды? Что он вам говорил?
В канализации. М-да.
Нелоир обернулся всем телом —  аж протез скрипнул, —  к имперскому магу.
- Что вы сказали, Неласар?  Позвольте уточнить: вы предлагаете допросить мертвеца?
На территории Империи, в отличие от Доминиона, некромантия была официально не запрещена.
- Не утонуть, - радостно улыбнулся Голый. - Сидеть под водой и не утонуть. Я смог. Это годится, он сказал.
- Да. Заодно уберёмся тут, - отозвался Неласар, изо всех сил делая вид, что занят исключительно Полусом. - Я давно не практикую некромантию, может не получиться.
Нелоир скрипнул зубами.
Некромантия. Мерзость. С другой стороны, подсказывал здоровый рационализм, так они получат хоть немного информации. Он переглянулся с солдатами, Терамо побледнел так, что было заметно даже в слабом свете магического огонька, выглядел ужасно испуганным —  и это мер, о котором Нелоир знал, что он способен сражаться в одиночку против целого отряда. Элинея, напротив, едва сдерживала любопытство.
- Сидеть под водой.  Надо же. Терамо, уведи этого… человека наверх. Посидит немного у нас, авось, что-нибудь еще вспомнит. Продолжим после.
На самом деле, опасался Нелоир, при виде некромантского ритуала у этого несчастного последние мозги превратятся в эйдарский сыр.  Оставался еще Полус… но второй раз он вряд ли осмелится. Да и скамп с ним, по правде —  теперь мысль о человеке вызывала скорее раздражение, чем давешнюю застарелую ненависть.
- Как только они уйдут, начинайте.

+4

42

Решив, что с Полуса достаточно, а силы ему ещё пригодятся на “ритуал”, Неласар поднялся и подошёл к телу, едва не упираясь носками сапог в то, что осталось от синодского мага. Труп был несвежим, а он, и правда, давно не практиковал. Уже привыкнув к запаху, Неласар только на секунду зажмурился, концентрируясь, а потом стал ощупывать окружающее пространство вместо того, чтобы посылать импульсы призыва в полуразложившееся тело. Единожды убитое уже полностью не восстановить никогда. Но где-то здесь ещё должны быть частицы души этого неда. С душой работать было гораздо приятнее. Воссоединить душу с получившим серьёзные повреждения телом Неласар не мог, но однажды вернул душу в тело кошки, отравившейся крысиным ядом. Она испустила дух чуть раньше, чем Харан промыла её тело целебным зельем. Кошка потом, по словам Эйрид, вела себя, как прежде, и в целом была похожа на полностью живую и здоровую. Естественно, Неласар не сказал нордам, что поймал душу их питомицы на пути к Хирсину. Норды думали, что подействовало выданное им лекарство. На самом деле подействовало немного изменённое заклинание захвата душ, ещё по наработкам Мейлина.
Вспоминая это где-то на периферии сознания, Неласар собрал с помощью медленно текущего заклинания всё вокруг, что могло быть частицами души и с удовольствием обнаружил, что это приобрело призрачные очертания человека, очень похожего на труп под ногами колдуна.
Лица было по-прежнему не разобрать, но может быть лишь от того, что Неласар не знал этого типа при жизни.
- Попробуйте задать ему вопрос, - предложил он хриплым голосом эмиссару, отыскивая того взглядом недалеко от себя.

+4

43

Если бы Нелоир сказал, что вообще никогда не сталкивался с некромантией, он бы солгал. На войне всякое бывало… и не только на войне. Если кто-то мог поднять мертвецов, чтобы они еще немного посражались, дав время живым зайти врагу в тыл, то Нелоир закрывал глаза на официальный запрет «темных чар».
Но вот душу человека при нем призывали впервые.
Это было… в некотором смысле, хуже, чем просто зомби. Или скелет. Зомби —  кусок мяса, безмозглый и бессмысленный; то же касается костей-скелета. А тут вроде как  настоящий. Почти живой. То есть, тьфу ты.
Элинея с восторгом наблюдала за Неласаром. Даже подошла ближе, того гляди подергает за рукав и попросится взять в ученицы.
Дисциплина? Какая еще дисциплина.
- Пусть назовет свое имя и опишет обстоятельства своей смерти, - отчего-то напрямую обращаться к нежити было… неловко?

+3

44

Призрак издал странный звук, похожий на сдавленный, жалобный всхлип. Ему было больно, и его боль касалась живых сердец даже на расстоянии. Он смотрел на собственный труп и брезгливо удивлялся на него - это могли почувствовать наделенные мистическим чутьем. Он проклинал и ненавидел некроманта, вернувшего его в растянутый - цепь состояний в не-времени, - момент умирания между жизнью и смертью. Последнее мог ощутить наверняка только сам Неласар.
- Проспер Амьен, - тихий и далекий голос неприятно холодил слух стылым сквознячком. - Маг Синода. Убит... здесь...
Слова давались ему тяжело, но кое-что было сделать проще - и приятнее для мстительного духа. Амьен предпочел бы отомстить Неласару, но слишком крепко был подчинен некромантическому заклятию. Зато прочие эльфы были в его досягаемости.
На мгновение талморский эмиссар увидел вокруг себя другую реальность и себя в другом теле. Хлынувшие в разум образы были полупрозрачными и сквозь них прорисовывались стены туннеля, мантия Неласара, доспехи и лица солдат. Нелоир мог ощутить, что его мана на исходе, что кровь теплой струйкой стекает из пробитого ледяным шипом плеча, что противно липнет к коже мокрая ткань.  На его шее - не жилистой шее альтмерского воина, а дряблой, короткой шее пожилого бретонца, - сомкнулись сильные пальцы, и жестокое лицо Руана Жиардье проступило в прядях потустороннего тумана перед взглядом талморского эмиссара.

Отредактировано Аквинус Полус (2018-05-31 21:08:22)

+4

45

Вот опять оно. Мёртвые чёрные души разговаривали с ним даже после смерти. Неласар в целом не ненавидел общество разумных существ, но вот мёртвые делали ему неприятно всегда. Как минимум – они неприятно пахли, иногда дрались. Как максимум – жаловались на жизнь. Впрочем, сейчас эти жалобы были очень кстати.
– Он может рассказать всё вам напрямую, – Неласар снова обратился к эмиссару и только сейчас заметил, что поеденный крысами маг Синода действительно напрямую не то что рассказывает, а кажется даже показывает то, что с ним произошло!
В случае с любым другим мером или недом Неласар бы одёрнул призванного призрака, как пса на цепи. Но сейчас во власти призрака оказался боевой маг Талмора. Неласару стало интересно, как эмиссар будет действовать, охваченный видением. Хорошо бы, чтобы этот мёртвый маг Синода не был при жизни каким-нибудь мастером иллюзий, и его способностей хватило бы только на типичные выходки призраков, а не на сведение талморских эмиссаров и их телохранителей с ума. А иначе придётся Неласару присоединяться к Полусу и его семье в бегстве к даэдра на рога.
Впрочем, Неласар чувствовал боль призванной души. Перед смертью тот испытывал страдания и страх. И от всего этого сквозило такой безысходностью, что в пору было самому начать завывать на манер зомби.
Неласар решил для себя, что если эмиссар станет выглядеть покидаемым рассудком, он развеит душу Амьена обратно. А до того времени призрак с талморцем могли вдоволь пообщаться и поделиться информацией.

+4

46

Нелоиру приходилось сталкиваться с призраками —  в основном, в заброшенных айлейдских руинах, которые были очень удобны в качестве засады или базы. Нежить скорее раздражала, чем вызывала страх тогда, но одно дело —   умершие тысячи лет назад, другое —  тот, чей труп ты видишь.
И разговаривать с этим… останком было странно.
Отчего-то казалось, что разговаривать-то собственно должен маг.  В конце концов, он маг. Некромант. Призвал это создание.
Одним словом, Нелоир не ожидал такого явного ответа.
Он задохнулся, когда ощутил кровь, пустоту вместо маны и хищное лицо какого-то человека; но призрак —  то есть, тогда это не призрак, похоже, знал  своего убийцу.
Нелоир попытался было освободиться от иллюзии —  скорее инстинктивно, потому что порой иллюзия может быть оружием, а потом понял: мертвый с ним говорит. Отвечает. Показывает, как может.
Однажды Нелоир умирал.
Ну, по крайней мере, представлял, каково умереть.
Он, пожалуй, мог прочувствовать это снова —  ради того, чтобы понять, что случилось.
Убийца сунулся в вещи покойного, выхватил что-то и убежал. Похоже, эта вещь и была мотивом, но Нелоир не понял, что именно, и сознание призрака гасло, не давая правильного ответа.

+3

47

Аквинус с трудом перевернулся с живота на спину и за лицом потянулась, холодя, нитка слюны. Взгляд уперся в темную груду на полу, которая, постепенно приобретая четкость, превратилась в изгрызенный крысами труп. Над трупом висел призрак. Сначала имперец вяло и безразлично подумал, что их отряд атакует нежить, но затем понял: происходит что-то вроде расследования. Насколько позволяла боль в затылке, Полус повернул голову и осмотрелся. Рядом с телом стоял Неласар.
"Ссссволочь!".
Альтмера-предателя Аквинус сейчас ненавидел куда больше, чем талморского эмиссара. В конце концов, Нелоир всего лишь делал свою работу. Это ведь не он сидел вместе с имперцем в камере. Не он взламывал вместе с ним каменную кладку в подвале. Не он пил чай в тогда еще мирном доме Аквинуса.
Тихонько крякнув от боли, Полус приподнялся на локте и тяжко подвинул вперед свое непослушное тело. Голова отозвалась тупой болью. Аквинус поднял на Неласара испепеляющий взгляд и тихо, злобно повторил уже вслух:
- Ссссволочь!

+4

48

Неласар мог сравнить свои ощущения с покрывалом, которое он раскинул в воздухе и заставлял усилием воли держаться на весу. Он не был уверен, что тратит меньше сил, чем на удержание настоящего покрывала усилием мышц. Разница было только в том, что мышцы не болели вовсе, если не считать покалывающих ощущений в кистях рук. Кисти постепенно немели и теряли чувствительность. Но кажется, это всё равно было не про мышцы. Уже скоро он утратит возможность удерживать покрывало из своей магической энергии, на котором крепились частицы души Амьена. Неласар даже тяжело выдохнул и попытался дальше дышать носом, чтобы не выдавать усталости. Однако его тяжёлое сопение тому не способствовало. “Я больше не в силах его удерживать,” – уже собирался произнести колдун, когда откуда-то снизу раздалось шипение имперца. Неласар невольно взглянул вниз.
– Коллега, вижу, вы очнулись? – попытался поприветствовать его Неласар, но упустил своё невидимое покрывало и его голос дрогнул, став слишком тихим. – Мне ничего не оставалось, кроме, как…
Сознание призрака стало стремительно рассеиваться вслед за частичками души. Неласар не рискнул везти с собой через границу провинции чёрные камни, поэтому ему ничего не осталось, кроме как отпустить душу. Он устало опустил руки, не чувствуя в себе никаких сил продолжать колдовать.
– Иначе бы мы все здесь погибли. Ну, во всяком случае мы с вами вдвоём.

+4

49

Наваждение —  грань умирания, ужас и боль несчастного, который хватал воздух и понимал, что еще мгновение и он больше не будет дышать никогда, - оборвалось так же внезапно, как и началось.
Нелоир выдохнул.
Вдохнул.
Невольно тронул шею, поймал взгляд солдата. Понял, что тот направлен в сторону —  ах да, имперец изволил очнуться. Отпускать его нельзя, но он пообещал Неласару не причинять вреда обоим, а Неласар точно мог еще пригодиться.
Один — маг, похоже, судя по одежде, - убил второго. Тоже мага. И еще кто-то нанимал бродяг, чтобы… «сидеть под водой и не утонуть».
И к этому каким-то образом относится Советник.
Нелоир очень тихо, но все же разборчиво пожелал провалиться в Обливион. Всем. Это «все» включало и пресловутого алинорского героя, хотя вслух не называть имен хватало остатков благоразумия.
По крайней мере, никакого отношения к повстанцам не прослеживалось.
- Неласар, я помню свое обещание. Оно в силе. Но, возможно, потребуется дополнительная ваша помощь и ваши навыки.
Кто-нибудь другой из наследников аристократических родов скорее съел бы собственную униформу, чем решил бы договариваться или даже просить потомка изгнанников, да еще и некроманта вдобавок.
- Убитый —  Проспер Аьмен —   маг. Полагаю, пока вам будет безопаснее остаться под присмотром. Мы доведем расследование до логического финала, и тогда вы будете свободны. И… я  вам заплачу.

+4


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Не виноватые мы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC