Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Не виноватые мы


Не виноватые мы

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

Имперский Город, весна 4Э201 года.
Участники: Аквинус Полус, Неласар, Нелоир, легионеры, солдаты Талмора (нпс).

0

2

Аквинусу и раньше доводилось бывать за решеткой в Имперской Тюрьме - в основном, за магические розыгрыши, которыми он баловался в пору своего ученичества в Синоде, и дело всегда ограничивалось парой часов разбирательств и штрафом. Теперь же, судя по коротким репликам арестовавших его легионеров, ему грозило что-то более серьезное. Полус, в общем-то, и сам толком не понял - какие-то не то мятежники, не то бандиты устроили что-то в городе и скрылись, а стража искала сообщников. Запертая в разгар дня дверь лавки и гора битых кирпичей в подвале, за которыми зиял открытый люк в канализацию, должно быть, выглядели подозрительно - во всяком случае, на месте легионеров Аквинус легко бы заподозрил сам себя в чем угодно.
Однако, он гордо восседал на скособоченном тюремном табурете с видом оскорбленной гражданской добросовестности, сопровождая возмущенными вопросами каждое появление тюремщика.
- Коллега, мы всего лишь задержаны для дознания, - громко поделился Полус с товарищем-альтмером, находящимся в той же камере. - Какое право они имеют обращаться с нами, как с заключенными?! А?! А?! Не проходите мимо, гражданин, и не делайте вид, что Вы меня не слышите!
Последние слова были обращены к легионеру, который провел мимо еще одного задержанного в связи с дневным происшествием. Полус проследил за ними тревожным взглядом. Одно радовало - молодежь смог выручить какой-то бойкий нордский старичок на пару с не менее бойким синодским коллегой. Вдвоем все-таки отвертеться легче, ну а на худой конец - не придется корить себя за безвинно загубленные юные жизни.
- А скажите, любопытства ради, - очень тихо добавил Аквинус, наклоняясь к Неласару, - если бы Вы были легионером и задержали бы, гхм, вне сомнения блестящих ученых, которые бы заперлись, долго не открывали Вам дверь, имели в подвале только что открытый люк в канализацию - Вы поняли, о ком я, правда? - и сказали бы Вам, что целью их действий было отнять у талморцев некромантскую реликвию. Так вот. Как бы Вы к этому отнеслись, м?

Отредактировано Аквинус Полус (2018-04-12 01:33:28)

+4

3

Неласар был несколько оглушён атакой имперской стражи, но арест легионерами нравился ему гораздо больше талморского. Неды явно не собирались предъявлять им обвинение в похищении ценного магического артефакта, поэтому альтмер решил разделить бодрый настрой своего товарища по несчастью. К тому же, судя по поведению Аквинуса, у того был достаточный опыт посещения заведения, в котором они с недавних пор пребывали.
На последний вопрос Полуса Неласар глубоко задумался.
До этого он, сидя на каменной плите, застеленной каким-то просаленным без малого столетием, судя по виду, куском холстины, потирал с важным видом узкий альтмерский подбородок. Мол, полностью согласен с коллегой и протестует.
Но теперь он подался вперёд и заговорил таким же тихим тоном:
- На месте имперских стражей я бы подумал, что мы скуумой приторговывает, а заодно и курим её. Они не могли в процессе обыска отыскать у вас в подвале крошки лунного сахара? - Неласар напряжённо свёл брови к переносице. - В моей дорожной сумке, которую они отобрали для проверки, кстати, есть подборка алхимических ингредиентов из моей родной провинции. Собирался испробовать качество синодской алхимической посуды, если повезёт пообщаться с каким-нибудь видным исследователем в этой области. Там не самые распространённые ингредиенты, из которых можно составить отвар для улучшения концентрации моторики во время боя клинком в одной руке. Я иногда, знаете ли, балуюсь упражнениями и в этой области, чтобы не впустую даэдра призывать.
Неласар состроил многозначительное выражение лица, тоже делая негласную отсылку к их недавнему сотрудничеству по вскрытию люка.
- Уж не знаю, насколько образована имперская стража, пока что я имел опыт общения лишь с нордами в подобных обстоятельствах. При учёте того, что тот же собачий корень произрастает в соседней провинции, они бы ни за что не опознали его, перепутали с чем-то ещё и при желании приняли бы за корягу из самого Обливиона. Давайте притворился контрабандистами какими-нибудь на случай, если дела пойдут худо? - закончил, наконец, своё предложение Неласар. - Чтобы никто не догадался нас сдать моим чёрно-жёлтым сородичам.
Потом он снова выпрямился и тоже вгляделся в коридор за решётчатой тюремной дверью. Повысив голос, Неласар возвестил:
- Очень грустно оказаться в такой ситуации учёному, прибывшему на высокий Консилиум из земель, где и без того относятся к магам, как к закоренелым преступникам. А всё лишь потому, что не могут понять, как можно сварить что-то сложнее мёда или похлёбки из хорхера!

+3

4

Облава закончилась ничем.
Мятежники, которые средь бела дня заявились на Талос Плаза… то есть, на Площадь Союза. Строго говоря, там вечно таскались всякие городские сумасшедшие, стража смотрела на них сквозь пальцы. Они обещали то возвращение драконов и сожранный мир, то некий Землепад —  мол, весь Нирн ни что иное, как заводная двемерская шкатулка, то еще какую-нибудь чушь выдумывали.
Слишком ретивых порой гоняли, но вообще-то эти чокнутые привлекали внимание туристов, и тут же сновали ушлые торгаши, предлагающие сувениры-обереги от драконов и прочих концов света. Торгаши отсчитывали полагающиеся монеты страже. Все оставались довольны.
Вот именно поэтому и упустили этих…
Нет, ну надо же, думал начальник отряда Квиний Териус, ну почему это должно было случиться именно в мою смену?
Вылезли, чтоб их… как их там вообще? Разбойники, короче. Так проще.
«Разбойники» были не простые. Они провозглашали правление Тита Мида незаконным, и более того —  утверждали, что у последнего Септима, Мартина был сын, а у того свой, а теперь внучка Мартина Септима получила откровение от самого Акатоша, и должна взойти на имперский престол, чтобы покончить со всякой несправедливостью и беззаконием.
Одной болтовней эти «септимы» не ограничивались. Они не стеснялись напасть на того, кого считали «злым богачом» —  на сей раз жертвой стал уважаемый торговец пряностями из Эльсвейра. Проклятый кошак так развопился, что у Териуса до сих пор голова трещала. Натурально —  орал драной кошкой. И обещал написать кляузы вплоть до Совета Старейшин.
Териус не сомневался —  этот дойдет.
Зануда.
Конечно же, отряд Териуса кинулся ловить разбойников. Но «наследники Мартина Септима» оказались проворными, скрылись в неизвестном направлении. Предположительно —  канализации.
Там тоже никого не нашли.
Но уже потом немного повезло. Закрытый дом привлек внимание рядового Оттия —  и когда стража туда ворвалась «именем Императора», то обнаружила вскрытый подпол и тайный ход прямиком в канализацию. Это было достаточным поводом взять под стражу хозяина дома и еще какого-то эльфа, который был с ним.
Теперь Териус собирался лично допросить предполагаемых мятежников.
В сопровождении легионеров он подошел к камере.
- Взять обоих, - скомандовал подчиненным, кисло разглядывая задержанных Маги. Еще и эльф, как уже успел узнать Териус —  из Скайрима. Вот зачем они связались с мятежниками? Впрочем, пусть сами об этом расскажут. - Ведите их в допросную. Да не забудьте про подавляющие магию кандалы.
Мера безопасности, знал Териус, служила еще и дополнительным средством убеждения. Обычный человек с неразвитыми магическими способностями ощущал слабое покалывание, но чародей будет в таких кандалах чесаться, как от стаи блох за шиворотом.

+4

5

- Э... Нет, лунный сахар - это вряд ли. Не знаю, как в Скайриме, но у нас это, видите ли, запрещено, - озадаченно протянул Аквинус, пытаясь понять, к чему это альтмер клонит.
Когда же, наконец, замысел Неласара стал ему ясен, Полус просиял. Блестяще, просто блестяще. Прикинуться обычными мелкими мошенниками, чтоб не сойти за государственных преступников, раз уж оправдаться начисто не получится. Выразить свое восхищение словами имперец не успел - в каменных коридорах послышались тяжелые шаги легионеров, - и ограничился коротким кивком и многозначительным взглядом.

Вскоре его ждал новый сюрприз. Сюрприз этот встал у решетки меж двух стражников и смерил магов кислым взглядом. Аквинус ответил ему совершенно зеркально и даже еще более важно - приосанился на своем табурете, закинул ногу на ногу, и если бы не решетка и прочие атрибуты тюрьмы, можно было бы подумать, что важный имперский чиновник принимает парад.
Реакция не заставила себя ждать.
Аквинус вслух и с выражением помянул всех скампов Обливиона и лично молагбалову мать, услышав про антимагические кандалы.
- Капитан, что это еще такое?! - возмутился он, когда более рослый из легионеров поднял его за шиворот, будто котенка, и загремел железом, готовя кандалы. - В чем нас обвиняют?!
На этот раз в возмущенном голосе лавочника прозвенела нотка обиды. И вправду, по мнению Аквинуса, они с начальником стражи были давно и славно знакомы. Кажется, именно этот легионер в первый раз арестовал его за один любопытный эксперимент в области частичного наложения чар иллюзии - тогда набожная имперская матрона вдруг прямо посреди храмового района лишилась всей своей одежды. Или нет? Или арестовал его тогда не Териус? Уже и не вспомнишь. Во всяком случае, в другой раз это был точно Квинтий - когда отлично сработанные чары иллюзии, усиленные системой магических морфолитов, превратили целую дюжину ничего не подозревающих новичков Синода в розовых (розовых!!! гениально!!!) скампов. Всего на пять минут, но какой был переполох, когда эти тупицы разбежались по улицам, пугая прохожих!
Аквинус был рад Териусу, как старому доброму врагу и свидетелю своих лучших студенческих лет, и его немало задел кислый взгляд и невыразительный голос. Впрочем, приглядевшись, Аквинус понял, что Квинтий его не узнал. Видно, для капитана молодой синодский бузотер был всего лишь одним из многих, да и сам Полус повзрослел и изменился с той милой сердцу поры.
Еще немного подумав, Аквинус сообразил, что ему повезло и будет лучше, если Териус и дальше не вспомнит яркое прошлое своего нынешнего арестанта. Поэтому имперец замолчал и неожиданно покорно позволил одеть не себя кандалы. Как только зачарованная сталь коснулась запястий, телесные ощущения взорвались волной сводящего с ума зуда.

Отредактировано Аквинус Полус (2018-04-16 08:38:43)

+4

6

- В этом нет никакой необходимости, - протестовал тем временем Неласар, косясь на противомагические кандалы. - Мы не собираемся никого атаковать. Мы же честные граждане…
Но суровый взгляд стражника убедил его лучше всяких слов. Неласару сделалось как-то особенно не по себе в компании этих мрачных имперских типов, на лицах которых всё же читались проблески интеллекта. Зато он в тайне порадовался, что те сразу же не принялись распускать руки, как это было принято у нордов. Люди севера почему-то считали, что физический контакт допустим в любом случае и как выражение любых эмоций. Злишься - хватай и швыряй обидчика об пол. Радуешься - хватай и ломай объекту любви рёбра. С таким опытом общения с представителями закона Неласар даже не попытался отговорить стражу делать то, что они задумали. Он только скорбно нахмурился и покорно протянул руки, позволяя надеть на себя эти крайне неприятные предметы.
Выходя из камеры, альтмер держал кисти на весу, словно стараясь отрешиться от собственных рук, как от чего-то отвратительного. Постепенно от запястий к плечам поднималась волна мелких покалываний. Это сбивало всякую концентрацию, не давая возможности произвести никакой магический пасс. Ещё через несколько мгновений Неласар крепко стиснул пальцами одной руки кисть другой, чтобы хоть как-то отвлечься от назойливых ощущений. Едва ли не скрипя зубами, он постарался сдержаться и не начать скулить или шипеть.
Занятый ощущениями, альтмер упустил из виду то, как отреагировал на появление офицера его спутник. Будь Неласар более внимателен, то заметил бы во взгляде Аквинуса проблески узнавания. Это бы немного успокоило Неласара. Но проклятые наручники полностью захватили его внимание. В какой-то момент альтмер совсем отрешился от реальности, судорожно обдумывая идею возможности разрядки пассивного зачарования. Заряд в зачарованном оружие иссякал со временем при использовании. А вот заряженный элемент одежды или украшение сохранял свою силу гораздо дольше. Вот было бы здорово хотя бы немного ослабить эти проклятущие наручи, от которых не только всё чесалось, но и сами они были тяжёлыми и неприятно натирали кожу даже сквозь рукава.

+4

7

Имперские стражники хранили непроницаемые выражения лиц, но действительно, никакого неуважения к пленникам не выказывали. Напротив, они действовали подчеркнуто-протокольно. Даже кандалы застегивали, если это можно сказать, вежливо.
Объяснение такой отстраненности было простым: нечасто попадались настоящие мятежники. Государственные преступники. Вообще-то ограбление каджитского торговца не очень-то тянуло на дипломатический скандал, так —  мелкое происшествие, но начальник отряда стражи Квиний Териус приказал относиться к магам именно так.
Рослый легионер Каро только засопел. Он действительно знал, похоже, этого мага —  и в прошлые разы не слишком-то усердствовал. Мелкие магические нарушения карались даже не отсидкой, так —  штрафом за хулиганство и нарушение общественного порядка.  Скайримский эльф вообще не вызывал никакого доверия. А вдруг талморский шпион? А вдруг… да мало ли!

Допросная представляла собой каменный мешок без окон и дверей. Здесь возвышались пугающие инструменты —  дыбы, колодки, мерзкого вида щипцы, о назначении которых лучше всего было не думать. С другой стороны, внимательный взгляд бы отметил, что все устрашающие инструменты покрылись пылью, а в зубцах «железной девы» свило себе гнездо семейство пауков.
Пытки в ходе допроса были пережитком прошлого, и никто из служащих ныне стражников не сумел бы вспомнить, когда они использовались в последний раз. Впрочем, сидящий за столом Квиний смотрел на пленников так, будто собирался тряхнуть стариной.
Заключенных усадили на два неудобных табурета. Пожалуй, дополнительной «пыткой» могло считаться то, что из этих табуреток торчали щепки и могли впиться в какую-нибудь чувствительную часть тела. Оправданием служило то, что сам Квиний сидел на точно таком же,  равно как и  молодая девушка-писец.
Квиний поднялся со своего места.
- Итак, назовите ваши имена, род деятельности, а также вашу версию, по которой оказался вскрыт подземный ход в канализацию.  Октавия, записывай, пожалуйста, каждое слово.
Маги ежились —  наверное, действовали кандалы. Увы, здесь Квиний ничем помочь не мог. Меньше всего ему хотелось превратиться в жабу. Или банально сгореть во вспышке молнии.

+3

8

Если, спускаясь по крутым ступенькам в допросную, Аквинус еще сдерживался, то, усевшись на шаткий щетинистый табурет, вдруг яростно зашипел и принялся чесаться, как дворняга, до боли, до какого-то извращенного наслаждения, сдирая ногтями чешуйки кожи и оставляя на запястьях длинные красные полосы. Выдержкой Неласара он мог только восхищаться - тот выглядел совершенно отрешенным, как будто треклятые кандалы на него не действовали. Пожалуй, окажись здесь талморцы, они могли бы гордиться соотечественником. Полус же не собирался впечатлять своих земляков чудесами стоицизма - да и вообще сомневался, что практичный, как седушка от табуретки, Квинтий, такое оценит.
- С-с-с-снимите эту дрянь! - взмолился он. - Слушайте, вы ведь прекрасно знаете, кто я такой! Аквинус Полус, моя семья уже сотню лет держит в этом городе магическую лавку!.. Мы ведем свой род от Раминуса Полуса, соратника Архимага Травена! Зачем бы, по-вашему, мне связываться с какими-то там бандитами или кто там устроил шумиху в городе?!
Не заботясь о приличиях, он с душой поплевал на запястья и растер прохладные потеки пальцем, стараясь, чтоб попало под кандалы. Стало немного легче.
- Я... Я не помню, зачем мы открыли этот ход, - сказал он, отчаянно импровизируя и боясь посмотреть на Неласара, с которым так и не успели договориться в деталях. - Мы с коллегой, гхм, проводили один важный алхимический эксперимент. Это... с-с-с-с... зелье, вдохновляющее... на работу... и на все остальное... И... как бы сказать... А-а-а, ссссволочь! - взвыл Аквинус, уже до крови расчесывая запястья. - Так вот... Результат, короче говоря, превзошел все ожидания, и я... пришел в себя примерно в тот момент, когда ваши крепыши выламывали дверь моей лавки... которая, между прочим, сссстоила немалых денег!

Отредактировано Аквинус Полус (2018-04-19 21:37:26)

+3

9

Помещение, в котором они оказались после камеры, напомнило Неласару своей мрачностью и атрибутами прихожую очередной семейной усыпальницы нордов. Побитые временем и ржавчиной инструменты напоминали приборы для бальзамирования не только формой, но ещё и вот этим. Смысловой круг замкнулся - всякий раз, когда Неласар видел инструменты в крипте, ему на ум приходили пытки живых существ. Тем более, он не раз бывал свидетелем работы коллег с трупами разной степени свежести. Зачастую те ещё даже шевелились. Ученики Мейлина стали превращаться в некромантов ещё до того, как Неласар понял, что собственное пищеварение ему дороже. Конечно, область исследуемых знаний позволяла ему стать одним из этих некромантов, но с другой стороны совесть, вероятнее всего воспитанная жрецами Стендара, взывала к себе всё чаще и чаще.
В общем, Неласар шумно сглотнул, когда увидел инструменты для пыток, и даже на время позабыл о зудящих кандалах. Точнее о том, как сильно они заставляли зудеть кожу уже по всему телу.
- Почему я должен всё это терпеть? Я, между прочим, некогда уважаемый член Коллегии Винтерхолда. Моё имя Неласар, кстати, - ответил на первый вопрос старшего легионера скайримский колдун. - А вот почему у вас здесь мебель настолько растрёпанная, что я не могу понять, от чего чешется моя нога - от ваших дурацких кандалов или от щепок, торчащих из сиденья? Что вы, простите за неприличный вопрос, с ними делаете, что они все в занозах?!
Покосившись на Полуса, Неласар притих, прикидывая в уме, как можно интерпретировать сказанное собратом по несчастью, чтобы их показания не выглядели уж слишком надуманными. Ему вдруг захотелось сказать правду, чтобы проверить, как на неё отреагируют легионеры, которые, кажется, промахнулись с целью своих преследований. А что если они вообще не о том подумают, когда Неласар заговорит о талморцах? Со времён войны обитатели Сиродиила стали относиться к альтмерам ну очень разнообразно. Неласар всё ещё подходил под описание типичного героя анекдотов про альтмеров-волшебников, созданий не от мира сего. Но вот большинство имперцев теперь видели в каждом высоком эльфе как минимум шпиона захватчиков. Неласар поёжился, эта роль ему несколько жала.
- Мда, зелье удалось на славу, - пробормотал он в предисловие. - Кажется, я помню, что сподвигло нас выломать кладку в полу. Мой коллега предложил взглянуть на испорченный его предком люк, и в процессе осмотра мы решили восстановить архитектуру. Это был творческий порыв, не более того.
Альтмер развёл руками, насколько позволяли кандалы и желание их снова свести и почесаться.

+3

10

Полусу достался очень хмурый взгляд.
О да, Квиний его знал. И это было еще хуже, чем если бы не знал! Одно дело, когда мятежники выпрыгивают из ниоткуда и проваливаются… туда, куда можно провалиться в Имперском Городе. Это плохо, но еще хуже, если подозреваемым вдруг становится тип, которого ты знаешь и знаешь, что он максимум способен на какую-нибудь магическую глупость, за которую сдерешь штраф и отпустишь его восвояси.
- Не положено, - смурным тоном буркнул Квиний в ответ на просьбу о кандалах. Это мелкого хулигана никто никогда не заковывал, а вот подозреваемый в государственной измене —  совершенно иное дело!
Затем он замолк. Несколько секунд раздавался лишь тихий скрип грифеля о бумагу —  это Октавия прилежно выводила каждую строчку. «Зелье, вдохновляющее на работу!»
- Почему бы этому зелью не вдохновить тебя на что-то пристойное! - не выдержал он, и быстро сказал девушке. - Это не для протокола.
Скайримский эльф, тем временем, проявлял чудеса стоицизма —  меж тем, на альтмера кандалы должны были действовать еще сильнее, с эльфийской-то склонностью к магии. Но нет, тот начал вполне в таком альтмерском стиле, будто ему недостаточно уважительно поклонились, а не притащили в допросную.
- Табуретки у всех такие… - Квиний поймал себя на том, что оправдывается перед нахальным эльфом, остановился. - Не для протокола. А теперь пиши: господин… Неласар, член Коллегии Винтерхолда. Как вы объясните, что ваше зелье проявило такого рода активность как раз, когда в городе были замечены опасные элементы. И что вам обоим известно о так называемой наследнице Мартина Септима —  самозванке и мятежнице?

+2

11

Аквинус упрямо поджал губы. Его лицо приняло вздорное выражение, будто он мог бы поспорить насчет пристойности своих действий - однако благоразумие взяло верх, и Полус все-таки промолчал. Не стоило провоцировать и раздражать Квинтия, особенно сейчас. Он только пожал плечами и вновь сосредоточенно принялся чесать запястья. Весь его вид явно показывал: арест - всего лишь недоразумение, которое он отказывается принимать всерьез.
На самом деле было, конечно, не по себе. Полус понятия не имел, который нынче час, но подозревал, что Женевьева с Раминусом уже вернулась от подруги и нашла разгромленную пустую лавку. Наверное, ей уже сказали, что мужа арестовали легионеры. От мысли же, что способна устроить вспыльчивая уроженка графства Антиклера, объявившись с младенцем на руках в Имперской Тюрьме, Аквинусу и вовсе становилось дурно. Сам он до сих пор рассчитывал отболтаться от Квинтия и отделаться штрафом, но как прикажете вытаскивать из-за решетки буйную супругу, ежели она, скажем, дойдет до драки с должностным лицом или, что еще хуже, до словесного оскорбления оного лица, а также Его Императорского Величества, каждого члена Совета в отдельности, а также матерей всех перечисленных?!.

При упоминании наследников Септима Полус на секунду поднял голову и удивленно посмотрел на легионера.
Об этих ребятах Имперский Город услышал совсем недавно: мол, в Империи появились какие-то благородные разбойники, которые грабят богатых и раздают золото беднякам во имя справедливости. Аквинус тогда только отмахнулся - это была сказка, старая, как само общественное неравенство, и героями ее становились разнообразные вымышленные личности от Требония Веселого и Рагнара Опусти-Колено до Последнего Рыцаря Девяти и Серого Лиса.
Однако вскоре слухов стало слишком много, и однажды сказочные герои материализовались прямо под носом, дерзко отбив у талморцев десяток арестантов прямо у главных городских ворот. Отличала и без того заметную вылазку поистине неслыханная наглость - уходя, разбойники оставили оглушенным, но живым талморцам письменное предложение прекратить безобразничать, признать законную власть династии Септимов и мирно присоединиться к Империи. Покайтесь, дескать, и получите прощение Ее Императорского Величества. Благодаря случайным доброхотам, которые подоспели на место раньше легионеров и талморской подмоги, содержимое послания стало известно всему городу, и мятежники сразу обрели популярность в народе. Когда же стало известно, что руководит бравыми ребятами никто иная, как наследница самого Мартина Септима, популярность эта и вовсе взлетела до небес. Аквинус сам не раз слышал, как в тавернах напевали веселые песенки про удалую императорскую гвардию из зеленого леса, замолкая, впрочем, всякий раз, едва на горизонте появлялась стража. Теперь, выходит, "наследники" впервые объявились в самом городе?! Вот это да...
- Наследница Септима? - переспросил он, потирая бровь. - Ну, мне известно только то, что известно всем. Какие-то безголовые ребята делают умопомрачительные вещи якобы от имени пра-правнучки святого Мартина... Что нападают на талморцев, на богачей и, хм-хм, на имперских чиновников, - Аквинус почти нежно взглянул на Квинтия наивными голубыми глазами. - Безобразие, в общем. Как будто у нас мало проблем, честное слово.

+3

12

– Что нам обоим известно? – Неласар бросил растерянный взгляд на Аквинуса. – Насколько мне известно, Мартин был монахом и не мог так просто обзавестись потомками. Официальными, по крайней мере. Если я правильно понимаю ваши имперские правила.
Эльф снова перевёл взгляд на легионера.
– В чём вы нас подозреваете? Мы всего лишь… эээ… – тут Неласар стиснул ладони коленями и принялся медленно двигать последними, чтобы как следует растереть зудящую кожу грубой тканью своей походной мантии.
– Из всех известных мне мятежников я знаю только Братьев Бури, и что ярл… Ну это… – голос его сделался хриплым и сдавленным, а сам Неласар отчего-то принялся рассматривать потолок. – Ярл города, где я проживаю, симпатизирует этим бандитам и даже как-то угрожал меня им сдать, если я не сварю ему какой-то особый эль. Впрочем, слабительное его почему-то удовлетворило. Вам, случайно, не нужно какое-нибудь зелье? Я немного разбираюсь в лечебных травах.
Тут Неласар умолк, почти жалобно воззрившись на Квиния. Сосредоточиться и не нести чепуху получалось всё хуже. А судя по истории с им самим и названным так Чистейшим элем, и вовсе не получалось. Неожиданно он вскинулся и принялся чесать левой рукой правую ключицу и носком левой ноги икру правой.
– Что нам сделать, чтобы вы нас отпустили заниматься своими делами, и как можно быстрее?

+3

13

У обоих обвиняемых были тошнотворно-честные лица.
Квиний не вчера в стражу пришел. И знал, как выглядят настоящие преступники. О, они иногда очень-очень убедительно, подчеркнуто-искренне изображали невинность. Но спустя несколько лет на службе начинаешь нутром чувствовать, когда  тебе врут.
Эти не врали.
В свою очередь, капитан тоже был честным человеком. Какой-то злокозненный даэдра конечно же, шептал на ухо: свали все на них, кому нужен маг с хулиганским прошлым и какой-то скайримский эльф. Вряд ли его хватится даже тот ярл из какой-то заснеженной злокрысьей дыры —  Квиний отродясь не покидал Сиродила, и о Скайриме знал только, что там холодно и живут дикари-норды.
Его люди не поймали мятежников, а значит…
«Но они ничего не знают, эти двое».
- Объясните все обстоятельства незаконного, - Квиний подчеркнул это слово, - вскрытия люка, ведущего в коллекторы Имперского Города.
Фраза эльфа его неожиданно разозлила.
- Что сделать? Привести хоть одно разумное доказательство того, что вы не связаны с тем, что мятежники удирают через канализацию, а вход туда оказывается —  крайне удачно, в доме господина Полуса. А вы, господин маг, случаем не решили ли поддержать мятеж здесь, раз уж знакомы с методами этих… Братьев Бури?!
О Братьях Бури Квиний почти ничего не знал. Действовала банда в Скайриме, под его юрисдикцию никак не попадала.
На самом деле, просто не было никаких зацепок.
Октавия послушно скрипела грифелем. Внезапно к этому звуку добавился еще один —  стук в дверь.
- Войдите!
На пороге появился молодой стражник и после короткого «рзште длжить» и соответственного разрешения объявил, что пленниками-де заинтересовался эмиссар Талмора в Имперском Городе.
И желает самолично побеседовать с «мятежниками».
Сами пленники могли слышать только часть разговора, но по изрядно побледневшему, вытянувшемуся —  то есть, ставшему еще длиннее лицу допрашивавшего их человека, несложно догадаться: грядут неприятности. То есть, те, по сравнению с которыми чесотка от подавляющих магику кандалов —  сущая ерунда.

+4

14

- Это почему еще незаконного?! - возмутился Аквинус. - С каких это пор гражданин Империи не в праве распоряжаться собственным домом?! - впрочем, сообразив, что, учитывая ситуацию и выдвинутые обвинения, его слова звучат излишне мятежно, Полус тут же поправился: - Люк замуровал мой дед в смутные времена, чтоб всякое ворье из канализации не лезло. Но теперь-то, Вашими стараниями, у нас стало совсем хорошо!..
И он, трагично выпятив нижнюю губу и сделав брови домиком, покивал в тон рассказу Неласара, будто желая сказать: мы же лучше северных дикарей, право слово, зачем же на пустом месте портить жизнь добропорядочным магам?..
- Чистое совпадение, смею Вас уверить! - воскликнул он, в конце концов, подымая очи горе. - Да и разве у меня одного в подвале есть люк в канализацию? А?! А?! Да у половины города такие есть! Незамурованные, господин начальник стражи! Незаметные! Открыл - закрыл - и все! Неужто я произвожу впечатление такого идиота, который бы выпустил мятежников из своего дома, перед этим не позаботившись скрыть следы?!
Довольный своим выступлением, Аквинус Полус снова поплевал на кандалы. Чуйка на людей, что так нужна была в работе нибенейскому торговцу, подсказывала - Квинтий зла не желает и свобода почти что дышит в шею сзади, повернись да уходи на все четыре стороны.
Однако именно в этот момент капкан судьбы с оглушительным грохотом закрылся.
Оглушительным было слово "Талмор", которое почудилось Аквинусу - нет, не на слух, а в движениях губ легионера. И бледное, вытянувшееся лицо Квинтия безмолвно подтвердило опасения Полуса.
- Что?!. - быстро переспросил он уже совсем другим голосом: упавшим и надтреснутым. - Что происходит?! Он сказал "Талмор"?! Мне не показалось?! Он сказал... Восемь богов! Квинтий, ну Вы-то, Вы-то им можете сказать?!.
В порыве чувств Аквинус вскочил с табурета и прежде, чем его кто-либо успел остановить, оказался прямо перед капитаном стражи и заглядывал тому в глаза потемневшим, отчаянным взглядом.

+4

15

- Мятежники сбежали через канализацию, говорите? Да я собственными глазами видел, как у каждого люка выставили по отряду талморских бойцов! Уверен, они и в саму канализацию спуститься не побрезговали. А уж мимо них бы никто посторонний живым не прошёл, чтобы скрыть то, что они там ищут!
Тут Неласар сначала густо покраснел, а потом побледнел и похолодел. Кончики пальцев словно погрузились в ледяную воду, покрываясь холодной испариной. Дурацкая ситуация и навязчивые неприятные ощущения совсем затуманили его разум, и он позорно проговорился. Нужно было срочно запускать запасной план с контрабандой собачьего корня.
- Хорошо, я всё расскажу, - проговорил он тихо, опуская голову в покаянном жесте. И в этот момент офицера стражи отвлекли. Когда Неласар снова поднял взгляд, ожидая от наступившего затишья самой неприятной развязки, она и наступила. Аквинус вскочил со своего места, и на секунду альтмер подумал, что тот сейчас накинется на соотечественника в попытке удушить цепью от кандалов. Неласар пару раз крепко зажмурился, а потом тоже с тревогой обвёл взглядом комнату. Окружающие предметы больше не казались ему натюрмортом из музейных экспонатов о жизни и смерти древних нордов. Встреченные им за всю жизнь талморцы одаривали его в лучшем случае презрительным взглядом, мол, позор нации, что ты делаешь в драных шмотках в этом заиндевелом углу? А сейчас Неласару представилась далеко не иллюзорная перспектива допроса с пристрастием. Он жалобно всхлипнул и принялся тереть пальцами лоб. Ему вдруг захотелось всадить в имперского стражника разряд молнии за то, что тот так неудачно арестовал их по какому-то совершенно не касающемуся их поводу. И в того, кто пришёл с дурными вестями и стоял сейчас у порога. Руки стало покалывать от концентрирующейся энергии разрушения, а потом пальцы стали стремительно неметь, не имея возможности выпустить заклинание.
- Мы только хотели спрятать партию редких алхимических ингредиентов, офицер, - проговорил он почти бесшумно. - Им необходимы определённые условия, и в канализации были самые подходящие. Влажность, постоянная температура, темнота. Обычный подвал для этого не очень подходит. Проверьте мой рюкзак, там есть...
Оговаривать себя с целью скрыть менее противозаконное действие Неласару было очень тяжело. Но встречаться с талморским эмиссаром, чтобы пытаться убедить его в том, что он не знает, что было у тех ребят, что выбрались из канализации через люк Полуса, и куда они потом делись, казалось Неласару ещё более невыполнимой задачей.

+3

16

Октавия бережно записывала «показания». В общем-то, больше ничего не требовалось —  потом Квиний покажет этот «протокол» главе страже, мол, ну что с них взять, открывать люки в собственном доме и впрямь не запрещено, если хотите, сэр, мы можем организовать слежку…
Увы.
Сюда направлялся Талмор —  и это все меняло.
В корне.
Да, именно. В корне. Вон, скайримский эльф говорил о каких-то корешках, цветочках и что там еще обычно бывает среди «алхимических ингредиентов». А вот в появлении Талмора Квиний даже знал, кого винить. Проклятый жирный котяра побежал к «своим» —  притом, что наверняка из-под полы лунным сахаром барыжил, торговец пряностями, как же…
- Рюкзак, - отсутствующе повторил Квиний, которому больше всего хотелось сейчас оказаться подальше. Где-нибудь. До того, как сюда заявится эмиссар собственной персоной.
Он обвел пленников взглядом, полным искреннего сочувствия.
- Октавия, достаточно протокола.
Девушка послушно отложила грифель. И Квиний, понизив голос, быстро проговорил:
- Вами решил заняться сам его превосходительство эмиссар, - «чтоб его драные кошки отодрали». - Так что извольте повторить все то же, что сказали мне. Максимально убедительно.
Мальчишка доложил поздновато —  по понятным причинам, никаких эмиссаров они не ждали. Вот еще. Но, видимо, остроухим эти «Септимы» поперек горло да так, будто эта девчонка лично реинкарнацией если не Тайбера Септима, то святой Алессии себя объявила…
В общем, ждать пришлось недолго.
Квинию приходилось видеть талморского эмиссара всего несколько раз. Не его полета шишка. И физиономия эта вызывала самые мрачные чувства: повоевать Квиний успел, хотя и был тогда совсем мальчишкой, но гоблину было понятно, откуда на эмиссарской роже шрамы. И почему хромает.
В остальном тот казался обычным альтмером. Долговязый, тощий, вот совсем как этот господин из Коллегии. Может, эльфы между собой договорятся? Жаль было Полуса. Тот все-таки неплохой парень, хоть и превращал людей в розовых скампов…
Талморец его, Квиния, прямым командиром не был, поэтому стражник лишь поприветствовал «добро пожаловать, сэр» —  получилось еще кислее, чем задумывал, и добавил:
- Желаете ознакомиться с протоколом или приступить непосредственно к допросу задержанных?
Эльф на него едва взглянул. Квиний понял, что смотрит он в первую очередь на своего соплеменника. Это вообще было в обычае эльфов —  видеть только своих, а людей уж в десятую очередь. В данном случае, конечно, Неласару не повезло. Со «своих» и спрашивали вдесятеро.

+4

17

Нелоир пребывал в обычном для себя состоянии духа.
То есть, фоново злился на весь мир, считал окружающих идиотами, а себя - как минимум, мучеником в плену Молаг Бала. Впрочем, идиоты хуже пыток.
На сей раз, впрочем, причина имелась —  и была она  не то, чтобы прямо серьезной, но неприятной, вроде занозы под ногтем.
Эта якобы «наследница Септима» и ее банда действовали не первый месяц, выскакивали то там, то тут, все чаще и все громче о ней шептались. Несмотря на то, что опасные мятежники казались не опаснее зудящих над ухом мух, Нелоир знал: такие «восстания» обрастают легендами, и скоро уже украденные у деревенского старосты пара мешков муки превращаются в отбитое с боем у злобных талморцев —  а у кого еще, враги-то вот они, —  золото.
«Наследницу» ловили безрезультатно. Банда наглела.
Сегодня обнаглела окончательно, а хуже всего, что Нелоир об этом узнал от Риддара-дро, торговца, который ввалился в посольство, потрясая толстыми лапами, громко жаловался на то, что его ограбили-разорили, а Нелоир отсутствующе пялился на драгоценные браслеты и перстни, и думал, что с него довольно, он готов лично ловить эту внучку или правнучку Мартина Септима, и… Нет, не убивать —  станет мученицей посмертно, —  сотня плетей и публичный позор, вот что действует в таких случаях. По хорошему бы вообще внедрить своих агентов в эту банду, да и…
Каджиту он лично пообещал разобраться с коварными разбойниками, и очень скоро представилась такая возможность: стражники задержали каких-то якобы сообщников.
Нелоир —  лично, да, он держал слово, даже если дал его прохиндею-коту, —  отправился беседовать с этими «сообщниками».
Их было двое. Человек и мер. Оба маги, причем, меров подобных этому Нелоир видел не один десяток; из тех, кто закопается в малопонятные исследования и больше ничего знать не желает. Небось, тоже на давешний Консилиум заявился из Скайрима. Человек тоже не очень-то походил на мятежника. Но вещи очень часто не то, чем кажутся.
- Не будем тратить время на формальные приветствия, -  Нелоир подошел ближе к пленникам правосудия. - Я видел отчет. Предположим, вы действительно ничего не знаете о мятежниках. Тогда расскажите об истинной причине того, что вы оба оказались в канализации.
Он устремил взгляд на Неласара.
- Уверен, что алхимические ингредиенты вы храните в нужной температуре с помощью соли ледяных атронахов.
Второй достался Аквинусу:
- А вас должно было что-то крайне увлечь, чтобы вы решили разобрать пол собственного дома. Уверен, ничего противозаконного. Да?

+4

18

Аквинус тихо сел обратно на табурет и как-то жалко, по-сиротски подобрал под себя ноги, не чувствуя даже поганого зуда от кандалов. На слова начальника стражи он ничего не ответил.
Было не по себе.
Да что там - было очень, очень страшно.
Аквинус не знал в лицо никого из эмиссаров и вообще был далек от всех этих религиозно-талморских вопросов. В его семье традиционно молились Джулианосу, и "утрата" Талоса прошла незаметно - Аквинус и без всяких Конкордатов никогда бы не поминал Девятого в своих молитвах. И всегда казалось - бояться нечего, но вот сейчас так ясно и так жутко вспомнилось все, что он слышал о талморцах.
Об оскорбившем юстициара бравильском легате, который бесследно исчез во время короткой прогулки в пригороде.
Об нордских купцах-талосопоклонниках, без суда и следствия повешенных в Заповеднике.
О крепости на границе Валленвуда, откуда по реке Сирид сплавляют крытые баржи с трупами.
Безуспешно пытаясь сам себя успокоить, он перебирал в памяти старые, казавшиеся еще вчера такими логичными отговорки - что неудобного легата убрали бравильские наркоторговцы, что на купцов напали разбойники, что смотрителю анвильского маяка померещилось, - но страх, слепой, бездонный страх уже хватал за горло и не давал вдохнуть.

Вошел эмиссар. Аквинус осторожно поднял глаза, увидел уродливые шрамы и в замешательстве опустил голову - чтоб наткнуться взглядом на протез вместо ноги. Не зная, куда смотреть, чтоб ненароком не оскорбить чувств инвалида, Полус уставился на Квиния. Тот был мрачнее тучи.
Плохо, совсем плохо.
Заданный в лоб вопрос заставил имперца неловко поерзать на табуретке. Перед ним на сей раз стоял не стражник, нет - алинорец, талморец, образованный, мать его, мер. Гнать дальше пургу про чудодейственные зелья Аквинус не решался. Единственный выход он видел в том, чтоб прямо последовать идее Неласара, высказанной еще наверху в камере, и оговорить себя. Пускай это неминуемо привело бы их обоих в тюрьму - но хотя бы в тюрьму обычную, имперскую, а не в талморские застенки.
- Коллега, кажется, нам надо признаться, - хрипло и обреченно сказал Полус, не глядя на Неласара. - Видите ли, эмиссар... - Аквинус откашлялся. - Видите ли, честным трудом не всегда можно заработать на жизнь, а уж тем более - на семью. Несколько лет назад меня изгнали из Синода, а не так давно я женился на красивой, но, что греха таить, привыкшей к роскоши женщине...
"Вот ведь гнида, еще и Женевьеву оговорил...".
- ...Полгода назад мы стали родителями. Доход, который приносит оставшаяся от отца лавка, не удовлетворяет всех, гхм, потребностей моей супруги, уже не говоря о наших с ней мечтах о будущем нашего сына. Я начал задумываться о других способах заработка и пришел к выводу, что мог бы увеличить выручку за счет контрабанды. Ингредиенты и другие магические товары из других провинций и соседних государств. Без таможенной пошлины они обошлись бы мне дешевле. И... не знаю, до чего бы я дошел. Возможно, скуума, сахар. Возможно, ворованные артефакты. Я думал об этом, но хотел начать с малого.
Аквинус глубоко вздохнул.
- Я встретил Неласара на Симпозиуме и, узнав, что он из Скайрима, решил сделать его своим сообщником. Признаю, мне пришлось долго уговаривать его нарушить закон, но его собственное стесненное положение, усугубленное изгнанием из Коллегии, в конце концов подтолкнуло его к сотрудничеству. Когда легионеры ворвались в мой дом, мы с коллегой как раз осматривали открытый нами лаз и хотели узнать, куда он ведет, с тем, чтобы доставлять по нему товары. Это все, - Аквинус поднял голову и посмотрел в глаза талморцу. - Начальник стражи давно знаком со мной и в курсе моей карьеры в Синоде, все подробности о жизни моей семьи могут подтвердить горожане. С мятежниками я не знаком и никогда не задумывался о политике, клянусь Вам.

+4

19

Когда в комнату вошёл настоящий живой целый талморский эмиссар, Неласару показалось, что он вот-вот рухнет в обморок, на всякий случай, чтобы не видеть и не чувствовать ничего, что тот вздумает сотворить. Вот, например, Анкано так его никогда не пугал. Он изредка шлялся по Винтерхолду с надменным видом, одаривая презрительным взглядом жителя зачуханной таверны на краю света. Но лично-то он не имел к нему никаких претензий. Даже ни разу не застукал в ночи в библиотеке, чего Неласар немного опасался, потому что не желал объясняться с этим индюком по поводу своих исследований. Но сейчас-то с ним собирался говорить действующий офицер, судя по изуродованному шрамами лицу и ноге, побывавший в реальных боях, которому действительно что-то нужно узнать, а не мериться степенью научных достижений Алинорского Университета и промёрзшей дыры, в которую превратился почти сто лет назад город вокруг Коллегии.
“А вот полюбуйся, друг мой любезный,” – заговорил мысленно сам с собой Неласар. “Этот господин – наидостойнейший наш противник в идеологическом споре, нужен ли альтмерам Талмор. А ты перепугался так, что уже готов с собственным организмом не сладить и напрудить лужу, как перепуганный щенок. Втянул милого имперского юношу в свои заигрывания с Талмором и в кусты? Ну уж нет, возьми себя в руки и отвечай на вопросы достойно! Талосу же ты точно не поклоняешься, да и про местный мятеж слыхам не слыхивал.”
– Я отвечу на любые ваши вопросы, господин эмиссар. Только будьте добры, для начала избавьте нас вот от этого, – напустив на себя самый важный вид, на какой был способен в своей пыльной дорожной одежде, Неласар выпрямился, не вставая с кривой табуретки, и поднял над коленями руки в кандалах. – А то уже сил никаких нет терпеть зуд. Прямо челюсти сводить, говорить трудно.
Он надеялся, что альтмер его поймёт, а ещё будет уверен в том, что сможет нейтрализовать другого мага, если тот вздумает чюдить после освобождения.
Когда Аквинус выдал украшенную подробностями легенду, Неласар только согласно кивнул, продолжая прямо смотреть на эмиссара. Ему хотелось оказать имперцу какую-то ответную услугу, чтобы спасти его положение как можно больше.
– Но по итогу мы не успели совершить ничего противозаконного. Только проверяли, куда ведёт ход, – добавил он, поёжившись и тем самым жестом напомнив о своём желании поскорее избавиться от зачарованных кандалов. – Мы не прошли и пяти метров по коллектору, когда в лавку господина Полуса ворвалась стража.

+4

20

Нелоиру приходилось допрашивать людей, меров, каджитов и даже как-то однажды аргонианина, который подозревался в шпионаже в пользу Империи, прикидываясь обычным ловцом жемчуга в Торвале. Нелоир запомнил, что аргониан пытать почти бессмысленно, на боль они реагируют тем, что замедляют в себе все жизненные процессы, от дыхания до кровотока, и превращаются в замершие холодные чешуйчатые бревна.
Но допросы ему не нравились —  он знал тех, кто получал удовольствие от власти над чужим телом; знал других, кто наслаждался искусством подобрать ключ к разуму и душе, заставить сознаться или отречься, сломать, изменить.
Нелоир не хотел никого менять.
Сейчас он прищурился, уставясь на заговорившего первым имперца. Тот дрожал всем телом, причем, дело было явно не только в кандалах, сдерживавших магию. Невольно подумалось Нелоиру: как бы вел себя этот человек на поле боя? Если бы они столкнулись лицом к лицу?
Совершенно неизвестно. Были те, кто дрался, словно взбешенный минотавр, но под пытками быстро сдавался. Были те, кто не проявлял особой доблести, но умел молчать, даже платя сам непосильную цену.
- Значит, вы женаты, Аквинус? И у вас есть дети? - очень вкрадчиво спросил он. - Вам повезло, Аквинус, в жизни есть вещи более ценные, чем деньги.
Он выждал паузу.
Лгал ли этот человек про контрабанду? Имперец-стражник, стаявший позади Нелоира, нахмурился.
- Довольно неразумно для контрабандиста —  промышлять из собственного дома. В Имперском городе много мест, откуда можно спуститься в коллекторы. Наверняка, вы хотели облегчить работу господам из стражи.
Это прозвучало с насмешкой —  и стражник тут же набычился.
Нелоир перевел взгляд на скайримского мера, который назвался магом Коллегии Винтерхолда.
Некогда магом Коллегии Винтерхолда.
- Снимите с них эти кандалы, - после паузы приказал Нелоир. Два мага —  это достаточно опасно, но…пожалуй, в этом было что-то почти честное. Стражник пробурчал нечто про протокол и порядок. Нелоир повторил приказ.
Может быть, он отчасти хотел, чтобы эти двое попытались сбежать.
Все как в старые добрые времена. Настоящий бой.
- Неласар. Вы покинули Коллегию в Скайриме, не так ли? Но в ведь это… - «сборище даэдровых магов, которое моя б воля —  запретил, но взбесятся все эти заумные зануды»,  - … мероприятие требовало специального приглашения. Назовите имя того, кто вас пригласил. И кстати, как вышло так, что благородный муж из мудрецов решил заняться контрабандой?
Последнее Нелоир спрашивал вполне искренне.  Представить кого-нибудь, например, из  Университета Клаудреста —  одного из этих высокомерных сухарей! —  в роли контрабандиста было совершенно невозможно.

+4

21

В груди похолодело, а на губах стало солоно. Аквинус прокусил себе губу - и не заметил.
Страх за собственную жизнь исчез, когда эмиссар заговорил о семье мага. Они живо встали перед глазами - женщина и младенец, такие родные и теплые, бесконечно-дорогие. Эльф был прав, в жизни есть вещи куда более ценные, чем деньги. И чем приключения. И чем сокровища в темных подземельях. О, как же Аквинус сейчас не понимал сам себя. Как же он мог ныть и тосковать по айлейдским призракам, и ругать свою скучную жизнь, когда счастье было с ним?.. Сейчас он все бы отдал, лишь бы вернуться в сегодняшнее утро или вчерашний вечер, и никогда больше не рисковать.
Просто быть счастливым и дальше.
И никогда, никогда не попасть сюда.

Если бы Аквинус был человеком эмоциональным, в этот момент он бы сломался. Но всю свою жизнь он куда более доверял разуму, а не чувствам. Возникшее желание рассказать все, как есть, Полус подавил в себе усилием воли. "Как есть" - это хуже всего. И совсем не спасение для Женевьевы и Раминуса, если уж эмиссар решил давить на Аквинуса таким образом.
- Ну что же, - негромко произнес Полус, нервно потирая руки. - Значит, из меня не получилось бы криминального гения.

+4

22

Когда эмиссар заговорил с Аквинусом, его слова почему-то подействовали на Неласара. Ему и так давно уже стало совестно перед молодым имперцем, но сейчас терпеть это не осталось никаких сил. Оно того не стоило! Будто бы Неласар уже не встревал в неприятности, стоившие ему места в Коллегии и не брал за это ответственность. Опыт в разрушении собственной жизни у него был богатый, вероятно, передался ещё от родителей, бросивших его посреди леса. Конечно, увести Полуса вместе с семьёй в полузатопленные руины, как поступил его наставник, он тоже не мог, это был совсем не тот выход, в котором имперец сейчас нуждался. Да и не был Неласар уверен, что ему поверят или отпустят Аквинуса, как непричастного. Но рискнуть стоило. Да и господин эмиссар показался ему истинным мастером своего дела, вызвав уважение и тем самым желание поделиться с ним информацией.
– Я расскажу всё, как было. Но сначала предупрежу, что этот молодой человек совершенно ни при чём. Идея вскрыть подвал принадлежит мне и только мне.
Неласар с наслаждением потёр освобождённые запястья, прикрыв на секунду глаза и намереваясь продолжать.
– Я не настолько уважаемый учёный, чтобы являться на Консиллиум по персональному приглашению. Там было ещё довольно много свободных мест вдали от центральной кафедры, на которые приглашения можно было купить. Так что никаких имён я вам назвать не смогу, – Неласар криво улыбнулся, словно кто-то отдавил ему ногу. – Так вот, я обещал быть искренним, особенно в обмен на освобождение от этих премерзких предметов.
Неласар ещё раз взглянул на наручники, которые нехотя убрал легионер.
– Меня давно выгнали из Коллегии. Вот только это не стало причиной превращения меня в контрабандиста. Я просто хотел узнать, чего ваши коллеги искали в канализации после Консиллиума. Искреннее любопытство, не более того.
И Неласар снова внимательно уставился в глаза эмиссара, пытаясь заранее рассмотреть в них своё будущее.

+3

23

Нелоир умел делать непроницаемое лицо.
Сделал его и теперь —  хотя где-то глубоко в горле или животе аж скребло, словно он на себя надел злосчастные антимагические кандалы, а то и проглотил от них пару звеньев.
Вот оно что.
Вот и заговорил скайримский мер, изгнанник местной Коллегии.
«Коллеги».
Нелоир ничего не знал.
Ну как —  знал, что господин Верховный Советник, высокий маг Алинора, почтил Имперский город своим пребыванием. С высокопоставленной персоной они едва виделись, вернее, тот не удостоил Нелоира своим вниманием. Короче, вел себя точно так же, как большинство магов-мудрецов, и в общем-то, Нелоир в последнюю очередь желал с этим великим героем общаться… да, может, он и спас весь Доминион от ужасной нежити, но ради Тринимака, причем тут эмиссариат Имперского Города, верно?
Ладно, он просто не то, чтобы недолюбливал… не понимал господ высоких магов, Советник Арингол исключением не был.
И вот, пара подзаборных недо-магов (включая этот изгнанный из нордской! Коллегии позор альтмерской расы!) знают то, чего не знает он.
Возможно.
- Вот как, - Нелоир проговорил очень-очень медленно, стараясь подавить злость и думая, что заслужил пару лишних леденцов. Потом. Когда закончит. - И что же, вам обоим удалось удовлетворить свое любопытство?
Главное, чтобы эти двое не догадались, что Нелоир сам понятия не имеет, что делали персональные подчиненные Советника в канализации.
Он вспомнил о мятежниках, скрывшихся —  какое совпадение —  тоже в канализации, и не без ухмылки подумал: а вот это уже мое дело. И достаточно важное, чтобы можно было поговорить с господином Советником.
Но пока —  вытащить из этих двоих все, что им известно.
- Обещаю, если все расскажете честно, отправитесь домой.

+4

24

Как Неласар и опасался, история про канализацию не обрадовала господина эмиссара. Но и равнодушным не оставила. У того изменилась интонация, и весь он стал выглядеть, как показалось Неласару, ещё более угрожающе.
– Нет, любопытство удовлетворить не удалось. Как я уже говорил, мы прошли только пять метров, а дальше нас отвлекли господа легионеры.
Он перевёл взгляд на Аквинуса.
– Мы ещё обнаружили в закутке под домом Полуса какие-то старые, вросшие в плесень доспехи, которые по началу нас напугали и здорово отвлекли внимание. Мы долго боялись из-за них спуститься, они напоминали мёртвое тело. Отпустите хотя бы этого невинного торговца. Пусть возвращается домой, к семье. Кто-то же должен заложить ход обратно.
Неласар вымученно растянул губы.
Проклятый камень с архимагом внутри. Что если талморцы дадут поработать с ним хотя бы перед смертью? Неласара внезапно охватило глубокое уныние. Вероятно, он так устал волноваться, что неожиданно для себя смирился с самой мрачной фантазией о своих последних минутах в ближайшее время.

+4

25

Аквинус, затаив дыхание, прикоснулся к наконец-то свободным от оков запястьям. Сила магии, казалось, струилась вместе с кровью по венам, захлестывая разум. Первой пришедшей ему в голову мыслью было - сражаться. Полус прекрасно понимал, что погибнет - но хотя бы погибнет быстро и спасет от преследования своих близких.
Вдох-выдох.
Думай, Аквинус, думай.
Это в тебе сильнее и правильнее, чем эмоции.

Услышав, что Неласар пытается взять на себя общую вину, Аквинус повернул голову и с болью и упреком посмотрел на товарища. "Что ж ты творишь?" - хотелось сказать ему. Полус был истинным нибенейцем - гибким человеком, умеющим принимать поставленные условия игры. Если по условиям каждый был за себя, его бы это не смутило. Он не грешил наивной сердобольностью. Но если условия предполагали самоотверженность, то ни сердце, не честь не позволили бы Аквинусу принять такой дар без взаимности.
- Вот оно как... - пробормотал он. - Вы, коллега, слишком серьезно восприняли мое предложение покаяться. - Аквинус поднял голову и встретился глазами с эмиссаром. - Все так, как говорит мой коллега. Отнекиваться уже бессмысленно, ведь правда? Мне было... мне... - Аквинус и сам удивился тому, как глупо звучат его слова, - мне было любопытно поддержать идею господина Неласара и подсмотреть за вашими коллегами. Мы ничего не увидели. Легионеры помешали нам углубиться в коллекторы.
Стараясь, чтоб этого не заметил талморец, Полус бросил быстрый взгляд на Квиния. Этот взгляд был полон отчаянной мольбы. "Ты знаешь, там были не только мы, - мысленно просил Аквинус начальника стражи. - Не выдавай, Квиний. Ради всего, что есть святого для нас с тобой обоих. Не выдавай!..".

+3

26

Пожалуй, это было хуже всего.
Эти двое не врали. Даже не собирались.
А хуже —  потому что, похоже, они действительно ничего не видели. Ученые! У них перед носом разворачивалась талморская операция, а они ничего не заметили… ладно, Нелоир тоже не знал, но перед ним-то попросту дверь захлопнули, как перед дворовой шавкой.
Он мог сколько угодно отвлекаться, решать, что пускай всякие там алинорские Советники занимаются своими алинорско-советничьими делами, а у него есть задачи поважнее - тот же мятеж, например…
Эти двое не лгали.
И это было хуже всего.
- Доспех будет осмотрен, - словно соглашаясь сказал Нелоир. - Ничего более не увидели?  Ничего не знаете?
Долгий взгляд был направлен сначала на пленников, потом на старшего легионера. Тот стоял навытяжку.
- Так точно, сэр, - откликнулся он. - Только эти двое.
«Проклятье».
- Покажете мне то место.
Наверное, лезть в коллекторы с  этой… штукой вместо ноги —  плохая идея, но Нелоиром владел уже злой азарт. Люди «наследницы» Септима ушли тоже через коллекторы. Удивительное совпадение, правда?  Этот Советник уже однажды так героически спас Доминион от какой-то там неизвестно откуда вынырнувшей древней нежити… не исключено, Имперский Город ждал еще один подвиг.

+4

27

Квиний не выдал. Аквинус опустил глаза, боясь показать свою радость, и теплая волна благодарности прилила к сердцу. "Если только я выберусь из этой передряги, старина, клянусь, я больше никогда, никогда не буду нарушать закон в твоем районе".
- Как Вам будет угодно, - холодно произнес Полус в ответ на требование эмиссара. - Пройдем ко мне домой. Надеюсь, для того, чтобы выйти на улицу, не придется снова одевать кандалы?
Этого Женевьева бы не вынесла. Сперва узнать про арест мужа, а затем увидеть его закованным в кандалы под конвоем талорских солдат... Бедняжка этого не заслужила.

*    *    *

Выбитая стражей дверь оказалась кое-как вставленной на место. Гремя уже обычными наручниками, в сопровождении эмиссара и пары талморских солдат, Полус и Неласар вернулись в лавку, где еще утром так весело и безобидно начиналось их приключение. Мебель была опрокинута, товары - разбросаны, но краем глаза Полус успел заметить чужой, как из другого мира, чайник и изящную горелку.
Аквинус хотел бы попросить разрешения зайти первым и поговорить с Женевьевой, подготовить и, насколько возможно, успокоить ее, но сам понимал - это было слишком большой роскошью для талморского пленника.
Она спустилась на шум шагов в домашнем платье, со следами недавних слез на щеках, и, увидев мужа в наручниках и талморских солдат, беззвучно открыла рот от ужаса. Аквинус с трудом поднял на нее тяжелый взгляд. "Держись, - хотелось сказать ей, - не плачь. Или, по крайней мере, не плачь при них. Не надо казаться еще более уязвимыми, чем мы есть на самом деле".
- Аквинус... - прошептала Женевьева с ярким, узнаваемым хайрокским акцентом. - Что происходит?!
Наспех установленная дверь все-таки вывалилась из петель. Ее успел подхватить один из солдат, но грохот разбудил спящего на втором этаже младенца и разгромленная, как в войну, лавка огласилась надрывным, тоскливым плачем.

Отредактировано Аквинус Полус (2018-05-15 19:34:10)

+4

28

Прогулка по городу и без кандалов заметно проветрила Неласару голову. Свежий воздух вернул ему оптимизм, и он вспомнил, с чего вообще ввязался в эту историю с талморцами. Неласару очень хотелось затеять разговор с эмиссаром, окольными путями постаравшись выяснить, чего же его коллеги искали в канализации. Но мрачные солдаты то и дело ненавязчиво оттесняли его в сторону, как только он подбирался слишком близко и открывал рот. Нет, он действительно должен был остаться с сородичами наедине. Чего тут исследовать имперскому торговцу, переживающему о своей семье? Это Неласара никто не хватится, кроме разве что юной расистки Эйрид и её родителей. Но Неласар был безумно благодарен Аквинусу, что тот помог ему встрять в это сомнительное приключение.
Вспомнив, что дома его никто не ждёт, да и дома-то у него, как такового, нет, Неласар снова погрустнел. А тут они как раз и подошли к дверям лавки Полуса. Вид сорванной с петель двери подействовал на Неласара угнетающе. Вот ты, имперский стражник, врываешься в чужой дом, всё ломаешь, крушишь. Почему бы не привести потом всё в порядок? Это как разорвать на части живое тело. Даже если сшить его обратно, жизнь в него не вернётся. Неласар проверял. Что бы там ни теплилось после воскрешения некромантией, это всё равно была уже не та жизнь. И это раздражало его в данном разделе магической науки. Вот это вот несовершенство, неполноценность на его вкус. И отталкивающий запах мертвечины только подтверждал его отвращение. Потому Неласар и не остался в форте Илиналты. Даже возможность продолжать исследования камней душ в такой компании не послужила ему приманкой.
Немая семейная сцена, а потом надрывный детский плач, словно зубная боль, вонзившийся в сознание, вернули Неласару мрачный настрой. Спускаться в таком ночью в сырой коллектор было особенно впечатляюще. Неласар задержал взгляд на изящной горелке, да так и остался стоять у порога, путаясь под ногами талморских солдат, погружённый в раздумья, напоминая окружающим покинутую духом статую и никак не реагируя на тычки, чтобы пройти мимо него.

+4

29

Дом он же лавка Полуса представлял собой обычный имперский дом. Дверь в нем сидела неровно —  ах да, ее же ломали, потому как бравая стража заметила нечто подозрительное.
Нелоир взял с собой двоих солдат из тех, кому доверял —  Элинею и Терамо, оба были молодыми, даже в Войне не участвовали, в Империи немного робели, зато эмиссара почитали не только на уроне Устава, но и вполне искренне. Ну, и умели держать язык за зубами. Впрочем, пока поиск улик был совершенно официальным.
Талмор искал следы беглых мятежников. Государственной важности дело.
Интересно, если они раскроют тайну Советника —  что он, Нелоир, будет с ней делать?
«Ничего», - сам себе довольно сварливо ответил он. На самом деле, вот если бы Высокий Маг Арингол соизволил хотя бы формально поставить в известность его как местного эмиссара… но тот не сделал этого. Почему - а даэдра его знают!
И, может быть, узнают они.
Стоило войти, как разразилась неприятная сцена. Женские вопли, детские вопли. Нелоир поморщился. Женщину и тем более ребенка он трогать не собирался.
- Просим извинить за вторжение, - сухо сказал он, тон давал понять, что никакой вины не ощущает. - Официальное дело.
В полу была дыра.
Дыра, в которую еще предстояло влезть. Кивком Нелоир приказал солдатам идти первыми. Его нога вызывала определенные сомнения, но он старался держать себя в форме, так что никаких проблем не возникнет.
- Покажете мне и доспехи, и все остальное.
Улики.
Ему нужны были улики. Какие именно - сам не знал.

+4

30

Женевьева отступила назад. Ее лицо стало страшно бледным, и Аквинус заметил, как она до дрожи, до судороги сжимает в руке складку платья. Плач маленького Раминуса, как ножом, резал сердце... Прости, сынок, не может папа к тебе подняться. Хотел бы, да не может.
Аквинус провел талморцев в незапертый подвал, туда, где в полу темнел люк в канализацию и противно несло холодом и запахом плесени.
- Вон там, внизу, доспех, - кивнул он. - А вон там от него шлем... Это я потом отбросил в сторону, чтоб не пугал никого. Что-то еще хотели посмотреть?
Конечно, они хотели. Как же иначе?

Хотя, по правде говоря, если выбросить из головы имперское представление о талморцах, которые живут ради того, чтоб приносить вред, и питаются чистым злорадством, поведение эмиссара было именно что странным. Тащить двух вероятных противников туда, где еще днем была талморская секретная операция?.. Полусу становилось не по себе от мысли, что их ждет с Неласаром, если они и впрямь увидят что-то, не предназначенное для их глаз.

Темными переплетенными туннелями талморцы с пленниками забрались уже явно дальше, чем Аквинус с Неласаром зашли утром. В лицо повеяло влажным воздухом, послышался плеск капель и журчанье воды. И - мерзкий, быстрый топоток.
Крысы.
Одна, две, три, пять... десяток.
В тусклом свете полузаросшей решетки сверху стало видно канал. Жирно блестела грязная вода. У самой кромки на влажных камнях лежало нечто, что Аквинус не мог разглядеть. Именно это что-то и привлекало крыс.

Отредактировано Аквинус Полус (2018-05-16 23:35:03)

+3


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Не виноватые мы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC