Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Шлем Червя

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Имперский Город, весна 4Э201 года.
Участники: Воронил (нпс), Арингол.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-04-10 20:12:28)

0

2

Ночь укрыла улицы своим бархатным черным плащом. Факела на стенах выхватывали из темноты дрожащие круги золотистого света. Изредка в такой круг попадал случайный прохожий, чаще - мерно вышагивающий стражник с непроницаемо-скучающим лицом. Город засыпал, и даже дробный топот копыт по брусчатке Талос Плазы не потревожил его сна. Всадник в оперенном золотом доспехе спрыгнул на землю у дверей талморского штаба и бережно снял с седла небольшой закрытый мешок; часовые качнули было свои алебарды, но, без слов узнав своего, пропустили.
Внутри талморский солдат быстро пересек холл и хотел было подняться по лестнице, но здесь дорогу ему заступила менее податливая стража: высокая магесса Алинора, юная, недавно прибывшая на материк, полная веры в себя и Талмор и - чего греха таить, - до глупости высокомерная.
- Тебе нечего здесь делать, солдат, - холодно бросила она. - Казармы на первом этаже.
- Срочное дело, - ответил альтмер с бледным от усталости лицом, прижимая к груди свою ношу. - Скажите Советнику Аринголу, что...
- Советник отошел ко сну. Доложись завтра по протоколу.
- Но сам Советник...
- Ты слышал приказ, солдат? - холеное лицо магессы приняло неуловимо-угрожающее выражение. - Если спустя секунду ты останешься стоять здесь, то я подыщу способ улучшить тебе слух.

Может статься, вести из Брумы и впрямь могли подождать до завтра, но, к счастью, в штабе нашелся куда более искушенный служащий, который, к тому же, не против был заработать себе лишних очков на чужой ошибке.
Маленькая горничная-босмерка чуть помедлила в нерешительности перед дверью алинорского гостя, но заметила падающую из щели полоску тусклого света и решилась постучать.
- Господин Советник! - прошелестел нежный шепоток. - Господин Советник! Вернулся один из провожатых Госпожи Сорисы с важными вестями. Он внизу, его не пускают к Вам...

+2

3

— Три капли гарантируют здоровый сон, пять погрузят вас в далекие сновидения, из которых вы не вылезете до самого утра.. кхм.. а десять...
— Да, наслышан. — Склянка с прозрачной жидкостью оказалась в руках советника. Как странно, одна и та же жидкость в столь малых количествах может помочь с бессонницей или убить. — Вы свободны, спасибо.
За прошедшие дни Дондариэль показал себя полезным союзником, удивительным зельеваром и знатоком в Алинорской политической игре, хоть сам в ней и не участвует. Порой среди тысячи солдат удается найти одного, особенного и нужного тебе.

Тьма успела давно опуститься над городом, скрывая улицы от глаз доброго гражданина, и открывая двери многим, кто не рискует выходить днем, ворам и хитрецам. Как не старайся, всех не переловишь, будь у тебя хоть тысяча стражников, скользкие дети темноты найдут незащищенный кошелек и присвоят его содержимое себе. Впрочем, достаточно всего-то избегать портового района, и никто тебя не тронет. Аринголу не приходилось думать о ворах, еще бы, десятки солдат охраняют его днем и ночью, да и мысли в голове советника были сосредоточены совсем на другом. Еще совсем недавно он держал два бриллианта в руках, а теперь упустил оба. Черный кристалл пропал вместе с Жиардье, который судя по словам Сорисы, пробыл часть своей жизни в Обливионе. И отчет Ондалиона подтверждает это еще больше. Уж не одурачил ли он всех, спрятавшись в канализации? Нет, Арингол точно не почуял более никаких живых и неживых существ. Противостоять человеку, способному силой воли проникать в Обливион, не лучшая инициатива. Выбора все равно нет, кристалл несет в себе величайшие тайны, и отдавать их в  руки Жиардье советник никак не собирается. От Сорисы вестей не было с тех пор, как она покинула Имперский город, и это начинало уже напрягать. Сбежала ничего не сказав, увела солдат за собой, уж не задумала ли она предать Арингола и примкнуть к Жиардье... или может использовать тайны Шпиля в своих целях? Вряд ли, женщина всем видом показывала верность сказанным принципам, нельзя быть настолько лицемерной. Разве что в высокой политике.

Размышления Арингола были прерваны стуком в дверь и заглянувшей в помещение молодой босмеркой. Лишь них слов не надо было, Арингол быстрым шагом спустился в холл штаба, сверкая своими шелковыми одеяниями перед солдатами Талмора. В столь поздний час здесь нельзя было увидеть никого, кроме стражников и еще одной фигуры. Солдат, что отправился к Бруме вместе с Сорисой вернулся, и кажется, стража не хотела его пускать. Повезло выйти сейчас и не упустить его.
— Пройдем наверх, ко мне, я хочу знать все.

+1

4

Воронил несколько раз споткнулся - на лестнице и уже на пороге, - прежде, чем оказался в роскошных даже для Имперского Города покоях Советника. Если бы он повернулся назад, то увидел бы бледное, удивленное и немного испуганное лицо магессы, но талморский солдат был далек от злорадства - и занят совсем другими мыслями.
Он не выполнил задание милорда Арингола.
Низко склонив голову, Воронил вперил взгляд в головоломный узор анеквинского ковра на полу, ожидая приказа говорить. И, когда приказ прозвучал, сказал хрипло и коротко:
- Сориса... мертва, - Воронил облизал высохшие губы, стараясь держать лицо. - Мы сделали все, что могли, Советник. Ее убил не враг. Она...
Талморский солдат запнулся и впервые поднял взгляд на Советника, чтоб сразу же снова уставиться в ковер. В его голосе фальшивой ноткой скользнул страх - страх, что его сочтут сумасшедшим или, хуже того, лжецом:
- Госпожа Сориса умерла во сне.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-04-23 23:46:44)

+2

5

— Умерла!? — Советник был крайне удивлен исходу событий. Следовало больше ожидать предательства с ее стороны, нежели смерти во сне. Как бы не оказался у нее за плечами зловещий план, а смерть лишь иллюзия и обман. Арингол расположился в кресле у круглого дубового стола, сложив кисти рук вместе перед лицом. Воронил всем видом показывал свой страх перед высшим чином Талмора, так еще и был окутан мыслью о провале задания. Все же необходимо выдавить все из солдата, и в том случае, если он знает больше нужного, придется найти способ заставить его хранить секрет вечно.
— Во сне? Так что произошло у Шпиля? Там были вражеские некроманты? Сориса показала причину, по которой она направилась туда?
Опасения были велики. Арингол уже и так знал о некромантском прошлом Сорисы, и мог ожидать удара в спину. Смерть лишь игрушка в руках повелителей темной магии, и таковым являлся не только Арингол. Не исключал он и участие Жиардье в случившемся, хоть и не пускал домыслы дальше необходимой грани.

+3

6

- Там были маги из Коллегии Шепчущих, - проговорил Воронил, сам едва не переходя на шепот. - Они не собирались нам уступать, и дело шло к конфликту, однако Сориса смогла договориться с представителем Коллегии. Я не слышал, о чем они говорили, однако после их разговора Шепчущие покинули Шпиль.

*    *    *
- Так-та-ак, - протянул Арден Дрен, потирая козлиную бородку, покрытую, как инеем, редкой сединой. - Хозяев сменила, Сориса? Оно и правильно, знаешь ли. В Синоде, говорят, зашкаливает концентрация дегенератов, а у талморцев, по крайней мере, кормят регулярно и выдают стильные тряпки... Тебе еще не выдали, кстати?
Сориса коротко вздохнула. Давно прошло время, когда ее можно было задеть словами. И даже досадно стало, что Арден, ровесник, бывший согильдиец, не нашел ничего лучше, чем паясничать, пытаясь втянуть ее в мелкую, воробьиную вражду.
- Мои цели выше Синода и Коллегии, Арден, - сказала она. - И выше Талмора.
- О, теперь мародерство так высоко котируется?!.
- Хватит.
Арден выпрямился, скрестил руки на груди и упрямо поджал губы. Сориса снова вздохнула - вымученно и терпеливо, как мать расшалившегося ребенка.
- Ты ведь уже давно здесь, верно? И ничего не нашел, - сказала она. - Он был не дурак. Может, и я ничего не найду, но дай мне попробовать. Не чини препятствий. Я не хочу ничьей гибели.
- Ты тоже ищешь артефакты Короля Червей, - не вопросительно, но утвердительно произнес Дрен. - Что еще можно искать в Его Шпиле? Так вот, он успел их перепрятать. Или нашел способ уничтожить - как и хотел. Их здесь нет. Проваливай со своими солдатами и дай мне закончить исследования алтаря атронахов.
Сориса была уверена - Дрен не врет. Последний Архимаг был мером редкостного ума, и уж если не хотел, чтоб артефакты некромантов снова вернулись в мир и попали в недобрые руки, то нашел бы способ спрятать их. Но Арден никогда не был в числе Его приближенных и не знал того, что знала Сориса.
- Послушай... Послушай меня внимательно, Арден. Не только я их ищу. Даже если я уйду, то вскоре после меня придет другой, кто не станет слишком долго с тобой беседовать. Жиардье вернулся из Обливиона.
- Ч-что?! - Дрен еще пытался сохранить лицо, но видно было, как он напуган и растерян. - Твое новое начальство в курсе, что ты балуешься скуумой, а, Сориса? Как это Жиардье мог вернуться?
- Я предполагаю, он стал слугой кого-то из Лордов Даэдра, - совершенно серьезно сказала Сориса. - Ничего иного мне в голову не приходит. Его возвращение совершенно точно выше человеческих сил.
- Ты врешь, - неуверенно сказал Дрен.
- Ты достаточно меня знаешь, - ответила Сориса. - О таком я не стала бы врать.
Арден в смятении огляделся.
- Ты уверена, что он вернулся?
- Я видела его и говорила с ним.
Дрен витиевато выругался на данмерисе.
- Хорошо, допустим... - с сомнением произнес он. - А талморцам что за дело до всей этой истории?
Сориса оглянулась на стоящих в отдалении солдат.
- Дело есть их Советнику Аринголу, - сказала она. - Он известен, как борец с нежитью и некромантией.
- А-а, я слышал про валенвудского лича, - скривился Дрен. - Тот был хорош. И что же, Сориса, ты действительно станешь помогать очередному меднолобому фанатику мертвых богов расправиться с великим знанием, а? Даже если найдешь артефакты Червя? Подумай, какая мощь...
- Дрен, - оборвала его Сориса, и в ее голосе звенело горькое разочарование. - Дрен, уходи. Забери с собой все, что тебя интересует - и уходи. Жиардье будет здесь уже скоро.

*    *    *

- Затем, - продолжал Воронил. - Мы с Теренальмо обошли Шпиль: Сориса велела нам принести ей все, что будет похоже на шлем, амулет или посох.
Альтмер сделал паузу; отчего-то ему казалось, что, отправляя солдат на поиски, волшебница была заранее уверенна в бесплодности этих поисков. Ей нужно было просто остаться одной. Воронил не знал, стоит ли делиться с Советником этими подозрениями.
- Мы заглянули в каждый угол, милорд, и принесли ей все, что нашли: множество старинных вещей. Она... сказала, что позже проверит каждую, и что теперь ей надо отдохнуть. Мы нашли наверху спальни, однако Сориса постелила себе прямо у входа...

*    *    *

- Думай-думай-думай-думай, - шепотом твердила Сориса, в мучительном раздумьи оглядывая большой зал.
Если только Последний Архимаг действительно не нашел способа навсегда уничтожить треклятые артефакты, он бы обязательно оставил союзникам весточку о том, где спрятал их. Данмерка легким, мерным шагом прошлась от стены к стене, кусая губы и хмурясь. Возможно, ей стоило искать указание, что-то связанное с Гильдией или с самим Архимагом, что-то, известное только узкому кругу лиц. Но здесь, в Шпиле Фросткраг, каждая мелочь напоминала о Гильдии Магов, а на личность его последнего владельца, напротив, не указывало ничего.
Сориса снова прошлась по залу и остановилась на ледяной глади замерзшего зеркала у входа, из сумеречных глубин которого, протягивая к ней руку, будто за помощью, на волшебницу смотрел ледяной атронах. Что она знала о Последнем Архимаге? Как будто символически замыкая круг истории, тот был великим мистиком - почти как легендарный Галерион, основатель Гильдии. Именно из-за своих мистических откровений он когда-то распустил Гильдию, к ужасу и отчаянию многих ее членов. Его обвиняли в сумасшествии, даже в злонамеренном союзе с Маннимарко, и даже ближайшие союзники, такие, как Раминус Полус, в тот момент покинули его. А он - он оставался непоколебимым, разве что немного печальным, и Сориса навсегда запомнила его слова, когда он стоял на этом самом месте, прощаясь с ней, как потом оказалось, навсегда: "Грядут темные времена, Сориса. Никто не останется незапятнанным. Гильдия умрет навсегда, если уцелеет в новой Эре, но если ее не станет сейчас, то останется светлая память, и однажды ее возродят к жизни".
"Умрет, если уцелеет"... Только сейчас Сориса, кажется, поняла смысл этих слов. Гильдия была бы сейчас вместо Синода - потерявшая свой смысл и свое доброе имя, запутавшаяся в гнусных политических интригах, распродавшая себя за грошовые преференции и пустое тщеславие, и никому бы не по силам было повернуть вспять ее историю. А иначе быть не могло бы - окажи Гильдия сопротивление времени, ее вырезали бы под корень, погибли бы люди и меры, те, что сейчас пусть безрадостно, не вполне себе живут, занимаясь исследованиями в других школах, при дворах знати и в заброшенных фортах.
- Хорошо, - мрачно сказала Сориса, глядя в лицо застывшего атронаха. - Положим, в этом ты был прав. Но что мне делать теперь? Где, где ты спрятал артефакты?.. Травен знает, я не сомневаюсь. Но как до него добраться?! Ты был слеп, если думал, что этот камень всегда будет у нас под рукой...
Камень.
Камень!
Сориса опустилась на колени, уперевшись руками в ровную ледяную поверхность, и напряженно всмотрелась в темную глубину. Она могла бы поклясться, что раньше его там не было - крошечный камень душ во лбу атронаха, а рядом едва угадывается высеченный в ледяной толще знак магии иллюзии.
Первой мыслью Сорисы было - Последний Архимаг пошел по пути Травена, запечатав свою душу в камне. Но здесь камень был слишком мал, чтобы вместить душу разумного существа, только крошечную ее часть, только...
- Только одну иллюзию, - прошептала Сориса и вдруг тихо засмеялась. - Хенантьер и бравильская компания, ну конечно же!..

*    *    *

- Сориса легла спать прямо на полу, возле замерзшего бассейна с атронахом, наложив на себя какие-то чары, которые мы приняли за охранные, - продолжал Воронил. - Было еще не поздно, и я удивился, что она неожиданно так устала и не может собраться и заняться тем, ради чего сюда приехала. Мы по очереди дежурили возле нее. Уже после полуночи она проснулась, что-то написала на бумаге и снова заснула. Около четырех часов ночи я подходил к ней и видел, как она шевелится во сне. Потом... - Воронил мучительно сжал кулаки. - Это моя вина. Я должен был сам следить за ней, следить очень внимательно... Дежурил Теренальмо. Он ничего не слышал и не видел... - солдат сглотнул. - Просто когда утром я подошел будить ее... она была уже мертва. Судя по положению тела, даже не проснулась. И... это произошло перед рассветом. Я... Я не знаю, в чем дело. Я взял на себя смелость исследовать местность, которую она нарисовала на бумаге той ночью. Я нашел вот это.
Воронил с поклоном протянул советнику свой тяжелый сверток. Соскользнувшая ткань обнажила старинный благородный металл и затейливую резьбу боевого шлема.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-04-26 21:45:43)

+3

7

Кулаки сжимались с каждым новым словом Воронила. События на Шпиле повергли советника в глубочайшее удивление, теперь он получил ответ. Артефакты Короля Червей, вот что искала Сориса в пристанище Последнего Архимага. Шлем, амулет и посох. Арингол уже и раньше слыхал величайших некромантский артефактах, но и подумать не мог, что их возможно найти. По правде он вообще не до конца верил, что они не уничтожены, однако история Воронила полностью перевернула все мысли Арингола. Пазл казался уже более целостным, по крайней мере его основная часть была теперь видна. Опасения о Сорисе еще больше подтверждались, данмерка не просто же так умолчала о цели ее поисков. Паранойя выходила уже за рамки, и Аринголу оставалось надеяться на благоприятный исход истории. Уж лучше артефакты попадут в руки Сорисы, чем в руки некроманта Жиардье.

Свеча, от которой осталось не более дюйма, догорала в восковой лужице. Когда она погаснет, кончится еще одна ночь. Рассвет всегда приходит так скоро, а советник до сих пор не сомкнул глаз. Его опасения о Жиардье к великому горю подтверждались. Будь ты хоть десять раз могущественным некромантов, иметь врага, способного сбегать в Обливион может статься крайне опасно. Арингол знал что легко не будет, никогда не будет, жизнь всегда подкинет трудностей, больших и маленьких. Вот только страха или неуверенности этот факт не придавал, напротив же, как можно испугаться жалкого некроманта с парой фокусов, когда уже прошел весь ужас этого мира, когда встретился лицом к лицу с самым отвратным и кощунственным злом, там, в Сердце Леса. Не мало времени прошло с тех пор, но Арингол до сих пор возвращается в Гектахейм, до сих пор стоит перед Неймоном каждый раз, как на его пути встают новые преграды. Воспоминания придают советнику сил, уверенности в себе и веры, что худшее уже позади. Хочется верить в это всем сердцем, вот только не получается, ибо это все уже случилось, а будущее столь туманно. Возможно поэтому Арингол и возвращается в сражение с Иланден, возвращается к темному принцу, от того, что это уже случилось. Так легко обошлось, и это утешало его, одним пройденным ужасом до сих пор удавалось подавлять свои страхи перед другим. Так дальше нельзя, давно пора выбраться из руин, вздохнуть полной грудью и не цепляться за прошлое, словно оно изменит будущее. Еще будучи эмиссаром, Арингол не понимал слов толстого коллеги Иллирио, а он был прав. Отпускать прошлое никогда не вредило, напротив же, давала волю мыслить трезво и верно. Но отпускать некоторые вещи слишком тяжело, они могут оставаться в сердце до конца дней, и каждый день, изо дня в день убеждаешь себя, что время вылечит. Через месяц, год, три года, ты каждый день повторяешь себе что станет проще, но нет. Это все ложь, ведь сквозь все свои мысли и слова, Арингол знал, проще не станет. Почему это вообще происходит, как кощунственный некромант, загубивший сотни душ мог так глубоко проникнуться случившимся. Арингол не мог уложить в голову этого, ведь смысла вовсе нет, а чувство привязанности да. Быть может старый друг, толкнувший Арингола в этот хаос найдет ответ?
Взгляд Арингола прямиком смотрел на Воронила, на мгновение остановившего свою речь. Советник потерялся, перестал в какой то момент слушать, уйдя в далекие глубины Валенвудского леса. — "Оставь, хватит думать об этом, псиджика здесь нет и он не поможет тебе." — Облизнув губы, советник продолжил внимательно слушать доклад Воронила.

Из слов Воронила было ясно одно, Сориса увидела что-то во сне, и нарисовала это на бумаге, быть может она жива, лишь пала в глубокий сон?
Свеча мигнула в последний раз и погасла. Темнота поглотила комнату и шлем, что обнажился из под ткани. Но одного взгляда было достаточно, что бы понять. Шлем Червя, это не может быть совпадением, это должен быть он, должен. Арингол ни во что так не верил, как в шлем здесь, прямо сейчас. Сориса знала куда идет, и знала, что увидит во сне. Арингол глубоко задышал, выдавая свое изумление.
— Невероятно... Это находка из Шпиля, по карте Сорисы!? — Тяжелое дыхание приходило в норму. — Оставь меня, солдат, ты сделал все что мог, я благодарен тебе. — Арингол нашел на поверхности стола, между погасшей свечей и заполненной вином кружкой небольшую склянку. Прозрачная жидкость в ней билась об стенки, когда советник протянул пузырек в руки Воронила. — Ты заслужил отдых, это тебе, экстракт поможет тебя заснуть и успокоить нервы. Разбавь в воде не меньше десяти капель. А теперь оставь меня, я должен собраться с мыслями и отдохнуть.

Оставшись в комнате один, Арингол уже не думал о Принце Личе или о чем либо еще. Перед ним был шлем, подделка или подлинник, второе вряд ли. Горячие и мокрые от пота руки охватили артефакт своими руками, и вознесли его на голову некроманта. Глаза Арингола засветились ярко голубым, мертвецким светом, сквозь все тело промчалась невероятно сильная, пульсирующая энергия тьмы.

Отредактировано Арингол (2018-04-26 21:06:06)

+3

8

Воронил облегченно выдохнул и поднял на Советника взгляд, исполненный восхищения и благодарности. В густом полумраке, слабо разбавленном светом уличного фонаря за окном, силуэт Советника - величайшего героя современности в глазах простого талморского солдата, - показался ему особенно таинственным и величественным, как силуэт бога. Воронил молча поклонился, принимая из рук Арингола флакон, и поспешил покинуть комнату.
Ночь вошла в самую темную пору, и даже в солдатской казарме, куда он вернулся после двухнедельной отлучки, как домой, стояла глубокая, сонная тишина. Воронил аккуратно поставил флакон на тумбочку, снял доспех, сел на кровать и собрался было спрятать подарок Советника в шкатулку с самыми заветными, дорогими сердцу вещицами из дома. Уснул бы он и так, без помощи алхимических зелий. Однако нелепая блажь и радость собачьего сердца - выполнить даже такой пустяковый приказ обожаемого героя, - подтолкнула под локоть, и Воронил, налив в стакан воды из графина, влил туда ровно одиннадцать капель. Вкус воды почти не изменился.
Ему снились родные холмы недалеко от Скайвотча и девушка, в которую он когда-то был влюблен. Белые лепестки цветов подымались с травы в воздух от каждого движения, и от них мир вокруг становился все белее и белее, пока в рое лепестков не исчезли земля и небо... Когда солдат утром стал будить Воронила, тот уже не дышал. На его лице осталась улыбка.

Расследование этой смерти началось сразу же, но даже самые опытные агенты терялись в догадках. Может, только у старого алхимика были какие-то соображения на этот счет, но он промолчал. А тем же вечером пришли новые вести из Брумы. Напарника Воронила, солдата по имени Теренальмо, нашли мертвым в выгребной яме в трущобах Брумы. Тело обнаружили почти сразу после того, как Сориса с двумя солдатами покинула Бруму и направилась к шпилю Фросткраг, но из-за занятости эмиссара в Бруме доклад задержался. В нем было указано, что убийца снял с Теренальмо доспех, но не удосужился даже срезать кошелек, и высказано предположение, что талморца убили из ненависти местные фанатики-талосопоклонники либо имперские реваншисты. Вместе с докладом доставили и тело солдата, и уже вечером их обоих - Воронила и Теренальмо, - отправили на Алинор.

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC