Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Настоящее » "Уйдешь - не вернешься"


"Уйдешь - не вернешься"

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Граница Скайрима и Сиродиила, поздняя весна 4Э201.
Участники: Элендил, Корвин, Древис Вамори, нпс.

0

2

День за днем они шли под мелко накрапывающим дождем, а впереди до ближайшего человеческого очага тянулись версты соснового леса, изрезанного шрамами оврагов и светлыми, как сны, осиновыми рощами. С каждым днем все ближе виднелись на фоне холодного северного неба горы Джерол, все ближе чувствовалось их ледяное дыхание; порой, под вечер, с вершин накатывал густой белый туман.
Элендил был совсем не уверен, что они идут в правильном направлении. Более того - он не был уверен, что узнает нужное место, даже когда пройдет прямо по нему. Элендил подозревал: старый отшельник, безумный альтмер, о котором говорили, что он был псиджиком, мог говорить несколько... гхм, образно. Конечно, никакой физической пропасти они тут не найдут. Ученый напрягал все свои магические чувства, пытаясь определить в воздухе "пропасть" мистическую, и даже несколько раз якобы невзначай поинтересовался у Древиса - вон, мол, старая драконья гробница на холме, не чувствуете ли, коллега, ничего необычного? Обнадеживало лишь то, что единственный встреченный ими в этой глуши человек, охотник-норд, тоже мутно выразился, дескать, там де, куда вы топаете, есть гиблое место, люди пропадают. "Уйдешь - не вернешься", - так и сказал, пытаясь попонятнее объясняться с незнающим нордика ученым на ломаном тамриэлике.
Однако пока ничего необычного им не встретилось.

Остановившись на вершине невысокого холма, Элендил хлебнул из фляжки, передал ближайшему наемнику и в который раз обратился к данмерскому коллеге:
- Глядите, Древис, как необычно растут грибы! Говорят, Вы когда-то общались с последними из мистиков. Как думаете, смогли бы Вы определить по здешнему магическому фону что-нибудь... интересное?

Отредактировано Элендил (2018-04-10 06:21:59)

+3

3

Корвин растирал ладони друг о друга, пытаясь сохранить оставшиеся крупицы телесного тепла - в этих горах даже норды чувствовали себя не слишком комфортно, что уж говорить про меров или каджита. Погода не способствовала путешествию: серая пелена не пропускала лучей солнца, периодически поднимался сильный ветер, воздух при всем этом был чрезвычайно сухой - все вместе это сильно влияло на состояние отряда. В добавок, Элендил, судя по всему, спускаться к равнинам не спешил - цель его поисков явно находилась в этих горах, чародей водил их команду вдоль хребта, петляя, обыскивая каждую пещеру. Но никто из людей не жаловался. Все они знали, что легким задание не будет. Чародей заплатил за время - его нужно было отработать.
Помимо дрянной погоды, к счастью, никаких испытаний на долю наёмников пока не пришлось. В таких местах, вдали от основных торговых путей, даже бандиты были большой редкостью - от того вопросы к Элендилу звучали в головах бойцов "Черной стали" все громче. Но Корвин запрещал любые нападки, и наёмники выполняли его приказ. Иногда норд отводил Древиса в сторону и выспрашивал у него кое-какие подробности, как оказалось, тот был знаком с Элендилом достаточно давно, и сейчас общался с ним чаще, чем с кем-либо, но данмер лишь пожимал плечами - либо сам ничего не знал, либо уклонялся от ответа по своим причинам.

- Элендил, не хотел бы прерывать Ваш экскурс в местную флору, но я отчетливо вижу, что с востока к нам идет непогода. Следовало бы объявить привал, тут неподалёку есть небольшая пещера, - Корвин встал позади, ожидая распоряжений чародея.

+4

4

Уйдешь - не вернешься. Как много в словах этих заложено, какая тьма в них клубится, и какие высятся облики? Страшных созданий, поджидающих там, за чертой видимости, сокрытые в тенях. Они скалятся и ухмыляются своими уродливыми физиономиями, и готовятся напрыгнуть, набросится, разорвать...? Нет, это всего-навсего отряд "Черная сталь", бравые ребята, которые за достойную плату выполняют достойную работу. Или не очень достойную, но эти нюансы всегда обговариваются и берутся на карандаш. А если цель неясна? Тогда остается лишь блуждать в тенях, быть бдительным. Вот и теперь, средь гор, Древис задумчиво разглядывал своих подопечных, а иначе и не назовешь; не менее задумчиво глядел на Корвина, и чуть менее задумчиво, но с нескрываемым вопросом - на Элендила. В своем уме данмер подсчитывал риски и шансы, но цель была неясна, ведь уйдешь - не вернешься. Слова приблудного норда запали в ум мага и запали накрепко.
Алинорский гость спросил, а Древис ответил задумчивым взглядом. Алинорский гость спрашивал уже трижды, и снова - в четвертый раз, и каждый раз чародей не находил внятного ответа. Это слегка раздражало, поскольку казалось, будто бы не они ищут, не они преследуют, но ищут и преследуют их. А они, заблудшие, кружатся меж отрогов и долин в ожидании, пока их найдут. И набросятся, или заманят. И уже они не вернутся, думалось господину Вамори. И грибы росли совсем обыкновенно, вот только если на них поглядеть под углом, да еще один глаз прикрыть, да еще наклониться, то видится в них нездешний отблеск, коварная игра света и тени.
- Грибы как грибы, чтобы вам было распробовать, в чем отличие правильного гриба от неправильного, рекомендую вот это. - Древис ловко принял у Элендила фляжку и всунул тому в руку свою, гнутую, взятую промасленным пергаментом. Из нутра ее, из узкого горлышка, несло чем-то дивным и перебродившим, тот еще был запашок.
Корвин внес дельное предложение. Всю дорогу он пытался выведать у господина Вамори какие-то тайны, тайны того - отчего, почему и куда они движутся. Но Древис не умел читать мыслей, а потому старался не высказывать своих сомнений и предположений зря. По крайней мере, до времени. Как только их алинорский гость сдернет кружевную занавеску, а под не окажется ни-че-го, тогда Древис, без сомнения, скажет. Но если там окажется что-то...
- Нужно знать, что мы ищем, коллега. Мы ведь без сомнения что-то ищем? - Впился красными глазками в лицо мага Древис. - Я как собака, коллега. И все мы тут как сторожевые псы. Покажи нам вещицу, и мы по запаху отыщем владельца. Но не все здесь общались с последними мистиками, ха-хаа?!
Смех получился по обыкновению дребезжащий и сиплый, маг утер рот, не отводя взора от альтмера.
- Думаю, я смог бы что-то учуять. Определить, так сказать. А между тем, нам бы привал, как сказал командир. Мои кости того и гляди треснут.

+3

5

Последним на Пропасть Марука указывал сумасшедший бывший псиджик тысячи лет от роду по имени Кальдарано.
Это был эксцентричный старый мер, который жил в заброшенном йокуданском городе, питался скорпионами и пил сок кактусов, похоже, достигнув истинного просветления. К Обливиону и его обитателям он совершенно точно относится на «эй, ты!», но не торопился лезть туда —  возможно, просто нечего было ему там делать. То ли дело —  достигать личного духовного совершенства!
Говорил Кальдарано загадками, так что точных координат никому не сообщил.
И окружающая природа —  даже замеченные Элендилом грибы, —  не то, чтобы слишком отличалась от обычной границы Сиродила и Скайрима. С востока надвигалась не  менее типичная в этих местах снежная буря. Вряд ли в ее результате попадешь в Обливион, а вот заблудиться и замерзнуть насмерть —  очень даже запросто.
Однако то ли боги, то ли даэдра, ждущие гостей, оказались благосклонны к путникам. Пришлось пройти всего каких-то сто или двести ярдов, когда словно из ниоткуда выступила пещера. Она была в меру глубокой и даже, если это слово применимо к пещере, уютной на вид.  Идеальное место, чтобы переждать непогоду.
Правда, внутри мог оказаться хозяин —  подобные убежища очень часто заселяли саблезубы или ледяные  тролли.

+3

6

Элендил принюхался к данмеровой фляге с любопытным выражением лица, совсем как у ребенка, которому дали конфетку - и тут же отпрянул, скривившись и хлопая глазами. Ну и запашок!.. В Валленвуде, может, и едят собственных родственников, но в Скайриме, видно, пьют все, от чего только можно потерять рассудок.
- Мда. Мда. Спасибо, - капризно сказал он, возвращая Древису флягу. - Да, Вы правы, Корвин. Пожалуй, на сегодня хватит. Сделаем привал. Мне... Мне надо проверить кое-какие расчеты.
На самом деле, никаких расчетов не было. Элендил уже не знал, что ему придумать и как сделать вид, что он знает, куда идет. Его пугали настороженные взгляды наемников, пугала сама необходимость обманывать их, пугала мысль о том, что с ним могут за это сделать в нехоженой глуши - Корвин, судя по всему, способен был убить десяток Элендилов одним пинком, не доставая даже меча из ножен. Алинорец мысленно проклинал Ормила и Летео, да и самого себя за тот момент слабости, когда пообещал помочь им в безумной затее. Несколько раз его посещала идея открыть правду хотя бы Древису, однако старик неизбежно передал бы Корвину, а реакцию того Элендил не мог себе даже представить.
Поэтому ученый как бы невзначай повернулся к туче, пряча лицо от взгляда старого данмера, и приторным голосом пропел:
- Я ведь все уже давно объяснил, дорогой коллега! Просто любопытное искажение магической ауры где-то в этих краях, - альтмер неопределенно помахал рукой в воздухе. - И что это ее так искажает, как Вы думаете? Интересно было бы это найти!

Пещера была тихая, укромно расположенная и на вид даже уютная, но Элендил уже давно отвык без опаски залезать в случайные убежища. Если тут и вправду хорошо, то это место должно быть уже кем-то занято. Алинорец сбавил шаг, а потом и вовсе остановился, пропуская наемников вперед. В конце концов, именно за этим они и были ему нужны - пусть от сил Обливиона клинки не защитят, но прогнать тролля или ворожею эти крепкие ребята просто обязаны!
- Мне пойти с вами? - поинтересовался Элендил у Корвина. - Или лучше подождать снаружи, пока вы все проверите?

Отредактировано Элендил (2018-04-25 00:11:09)

+4

7

Слова Элендила пронеслись эхом по пещере, хоть говорил он не громко. Сложно было определить, как далеко вглубь уходит эта каменная дыра, но судя по эху - места тут хватит для привала роты солдат, уж чего говорить про небольшой отряд. Но в этом и заключалась основная проблема - никто из них не знал, что могло скрываться в тенях. Норд повременил немного, дав возможность глазам привыкнуть к полумраку.
- Арне, Торгейр - вы со мной. Дар'ши, будь добр, - норд вытащил из-за пояса факел, каджит протянул руку, сделав быстрый жест, похожий на щелчок пальцами - пламя возникло из ниоткуда над его рукой, зажигая промасленный факел. - Хвороста еще должно хватить, удостоверься, что он еще не успел вымокнуть. Древис, тебя же я попрошу составить компанию своему коллеге, не могу обещать, что мы вернемся быстро.

Подземный ход, действительно, внушал своим масштабом. Они шли почти половину часа, а конца ему до сих пор видно не было. Тусклый свет факела давал общую картину окружающего пространства, но Корвин уже предчувствовал, что вскоре им придется возвращаться - второго такого у наёмника не было. Сколько они шли на самом деле сказать было сложно, окружение было небогато на какие-либо ориентиры, стены пещеры казались абсолютно одинаковыми, как смесь грязи и мелкого камня под ногами. Но только до определенного момента.
- Стоять, - Корвин придержал Арне рукой, устреми взгляд под ноги, потом присел, практически прищуриваясь. Из-под слоя грязи выступала, хоть и уже давно стертая, каменная плита ручной работы. За ней еще одна, и еще - впереди, судя по всему, начиналась рукотворная дорога.
- Надо вернуться. Не знаю, что там дальше, но оно явно заинтересует наших ученых друзей.

+4

8

Пахло в пещере по-особому. В пещере, где случается быть регулярному поеданию костей и плоти, пахнет обычно тухлятиной. К тухлому запаху примешивается плесень и железистый флер крови. На холоде же не пахнет ничем, поскольку нос сперва отнимается, а ледяной воздух сковывает его, сковывает затем и все лицо, и уши, и движется вниз, хотя внизу уже и так все отнимается. Растирая глаза, нос и щеки ладонью, данмер огляделся, прищурился и осклабился, вдыхая преотвратные ароматы.
- Вот довелось мне однажды побывать в одной такой пещере! - Начало положено, оставалось лишь отыскать благодарные уши. Коллега алинорец был мишенью хоть и знакомой, но недостаточно подготовленной, кроме того, чародей не хотел утомлять работодателя. Ага! Переваливаясь и разминая отмороженные ноги, Древис направился к каджиту, который вдвоичка с их отрядным казначеем делили фляжку с брагой. - Вы, ребятки, не занимайтесь ерундой, вот что я скажу. А ну ка, дядюшка заготовил для вас кое-что получше.
Зловещая, обернутая пергаментом фляга была извлечена на свет, и, будто право последнего слова, вручена казначею. Чародей продолжал.
- Значится, в пещере. Помнится, однажды, когда еще с Корвином мы лишь преломляли хлеб, но не распивали меду, то есть, ребятки, история наша еще начиналась, забрели мы в одну пещеру.
Эта история была известна всем: в двенадцати вариациях концовки, пяти ключевых поворотах и великом множестве новых, новых деталей, которые иногда Древис ловко вкручивал в ткань сюжета. Эта история была как связующая скрепа, нерушимая и неподатливая ни ржавчине, ни самым крепким кислотам. Избежать ее было немыслимо, как немыслимо было обидеть дядюшку Древиса. Однако в этот раз довести до конца свое дело колдун не успел, поскольку сперва послышались шаги, голоса, и отблески факела возвестили о возвращении разведчиков. Прервавшись на полуслове, данмер глянул на Элендила и хмыкнул. Чего-то такое там обнаружилось, что требовало тщательного изучения. В голову закрадывались нехорошие мысли и подозрения, ибо если и умел что делать алинорец превосходно, так это скверно притворяться.

- Сюда посвети, золотце. - Колдун сковырнул мыском какой-то гриб, растущий сквозь трещины в отглаженной плите. Он оглядывал плиты и хмыкал, хотя больше для виду. Плиты и плиты, ничего чрезвычайного в них не наблюдалось. Но впереди... Впереди, в глубине, внизу - там нечто пульсировало. Если бы эти пульсации можно было ощутить, то лишь хрупким крылом мотылька, но были они настойчивы и постоянны. - Скажите, коллега, быть может, это пещерный тролль здесь соорудил превосходные гладкие плиты? Чтобы задница его, стало быть, не кололась о камни?
Не глядя на альтмера, господин Вамори спрашивал в пустоту, и каждый его вопрос имел в себе ровно столько же смысла. Затевалось нечто нехорошее, казалось ему, и в этом следовало разобраться.

+5

9

Каменные плиты были похожи на те, которые можно обнаружить в нордских гробницах —  с надписями и знаками, но здесь они отличались от традиционной символики Старого Королевства. Элендил, знаток двемеров, мог усмотреть некоторые термины на двемерском, но вставлены они были довольно хаотично, словно некто пытался передать что-то, используя в том числе двемерские слова. Основная же часть была написана на чем-то, что немного —  очень отдаленно —  напоминало  древний альдмерис, но скорее всего, принадлежало другой расе.
Из текста можно было понять одно: предупреждение.
Кто бы ни писал эти таблички, он совершенно точно не хотел, чтобы  гости последовали внутрь.  Ледяных троллей, правда, поблизости не было. Вообще никого не было.
Внезапно изнутри, откуда-то даже не слишком издалека потянуло теплом и запахом свежего вина —  о нет, не того дешевого пойла, которое продавалось в местных тавернах; скорее такое можно было попробовать разве в Синем Дворце. Или на приемах знатных особ.
Плиты становились все более гладкими, а идти по ним —  все легче.
Внутри и впрямь как будто что-то пульсировало, но нет, эта пульсация как будто не казалась опасной —  не более, чем дрожь фонаря над вывеской таверны.
Внезапно из пульсирующего сгустка что-то выглянуло. Или кто-то  - фигура напоминала человеческую, впрочем, характерная форма ушей  и хвоста позади выдавала каджита. Разглядеть его  было сложно, он оставался темным силуэтом, но сделал знак, как будто приглашая путников согреться. По правде, он выглядел зазывалой из средней руки таверны.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-06-01 22:24:27)

+3

10

Элендил с облегчением выдохнул было, когда наемники разошлись, кто на разведку, а кто дегустировать зелье, и вновь погрустнел, когда разведчики вернулись и его повели вниз. Находиться у них на виду было тяжело. Он не умел, никогда не учился врать и таиться - наоборот, ему куда привычнее было вещать с профессорской кафедры или в подробностях делиться каждым ничтожным наблюдением с коллегами... Теперь же, вынужденный лгать наемникам в самом главном - цели их похода, - Элендил каждую секунду боялся, что чем-то себя выдаст.
Он устало оперся здоровой рукой о каменную стену и стал осматриваться безо всякой надежды увидеть что-то стоящее. В глаза ему бросились гладко обтесанные, явно рукотворные плиты. Поначалу они показались похожими на обломки нордских некрополей; в самом начале путешествия такие интересовали алинорца, но с тех пор приелись настолько, что он стал к ним совершенно равнодушен. С выражением нескрываемого скепсиса на лице, Элендил прошел полсотни шагов по гладким плитам, опустился на корточки и вчитался в странные символы.
Постепенно это занятие перестало казаться ему таким уж незначительным.
Двемерские символы переплетались с другими, напоминающими письмена древних альдмери. Элендил мог только предположить, что алфавит принадлежал снежным эльфам. Все символы на двемерском были ему понятны, но сами они выглядели, как комментарии к основному тексту. Его же смысл ускальзывал, и только отдельные доступные пониманию фрагменты смутно намекали об опасности. Из глубины - души ли, сознания, подсознания, - письменному предупреждению вторило предчувствие, ощущение исходящей из недр пещеры энергетической пульсации.
- Что? - рассеянно переспросил Элендил, поднимая глаза на Древиса. - Снежный... кто? Ах, Древис, что Вы там делаете?! Идите лучше сюда. Глядите! - и он с восторгом первооткрывателя показал коллеге каменные письмена. - Глядите все!
Он протер руками вспотевшее от волнения лицо. Он забыл о своем вранье и об осторожности. Он мелко дрожал от возбуждения, как взявшая след гончая.
- Тссс... Вы чувствуете? - Элендил прислушивался и покачивал рукой в такт пульсации, а затем, прежде, чем кто-нибудь смог бы его остановить, бросился вперед.
- Древис! У тебя есть при себе бумага и чернила? - спрашивал он, едва поворачивая голову к коллеге. - Мы должны все измерить и записать. Если это правда, то это потрясающе! Путь в Обливион, Древис! Ты понимаешь, что это значит?! Мы знамениты, Древис, мы знамениты!!!
Он уже совсем забыл, что скрывает цель своих поисков, мало того - он даже забыл, как это стало его целью. Дозорные, Ормил, Летте, поиски пропавшего в Обливионе алинорского лорда - все это отошло на задворки памяти, стало неважным и незначительным, и только восторг ученого заставлял сердце колотиться болезненно и радостно, как никогда раньше. Собираясь поделиться какой-то новой мыслью, Элендил обернулся и... напоролся взглядом на высокую фигуру Корвина.
И разом все вспомнил. Восторженная до дебильности улыбка на лица альтмера сменилась выражением неподдельного страха за свою жизнь.
- А... Ну, то есть... - протянул альтмер, все еще пытаясь как-то отвертеться, хоть и понимая уже, что выболтал все, что мог. - Я как раз собирался Вам сказать, Корвин. Проверил тут свои записи, кое-что сообразил и... вот.

Отредактировано Элендил (2018-06-02 20:36:59)

+5

11

Корвин ступал осторожно, проверяя каждую плитку, и всматривался во тьму пещеры, пока его спутники были заняты разглядыванием надписей. Причиной такой осторожности был богатый опыт, полученный нордом во время скитаний по древним руинам. Иногда он даже удивлялся, насколько ревно мертвецы берегли свои секреты. Культура строительства сильно изменилась за прошедшие тысячелетия, постройки нынешних жителей Скайрима смогут удивить потомков разве что излишней роскошью и напыщенностью, но никак не скрытыми ловушками.
Братья-наёмники шли впереди, освещая путь факелами, насколько это было возможно. Корвин внимательно следил за Элендилом, и когда тот побежал вперед, незамедлительно ринулся за ним. Окружающее пространство все больше напоминало проход в древний храм, но норду было трудно определить происхождение данной постройки, за очередным поворотом и вовсе стены из голого камня сменились рукотворными. Тревога нарастала, мельком замечая резьбу на стенах, Корвин с каждым шагом все четче осознавал, к чему все идет. Чародей остановился, и, не успев отдышаться, разом подтвердил все опасения главы наемников.
- Ну что ж, господин Элендил, - норд не выглядел растерянным, хотя ему понадобилось время, чтобы переварить услышанное. - А теперь вы расскажете мне все в деталях, не упуская ни малейшей.
Послышался удар закаленных ножен о каменный пол. Корвин опустил клинок, пока не вынимая, но крепко держась за рукоять, дабы обозначить серьезность своих слов. Но тут произошло то, чего ему хотелось меньше всего - легкая вибрация, еле уловимая, но тем не менее настоящая, исходившая от рукояти клинка. Зачарованный для борьбы с даэдра, он реагировал так только на одно - даэдрическую магию.
- Проклятье! - прошипел наёмник, выхватывая клинок из ножен. - Мы в самой заднице, Древис! Приготовься!

Отредактировано Корвин (2018-06-03 16:43:17)

+5

12

- Шо такое? Я не понял, шо такое, - бубнил старик, подпрыгивая на манер лягушки вслед за Элендилом и слушая отрывистые речи.
Речи эти были быстры, горячи и сам ученый, который терялся во тьме, ставшей внезапно густой и вязкой, хотя до альтмера было не далее протянутой руки... Сам ученый был лихорадочно возбужден и взволнован. Спустя мгновения старик тряхнул головой, глаза его сузились, а пальцы на той руке, где одного недоставало, оттопырились и тут же поджались. Господин Вамори застыл, сипло переводя дыхание, а затем метнул за спину пронзительный взгляд. Корвин приближался, прочие тут же.
- Идиот, ты мог сказать раньше, скамп тебя задери, - шипел колдун, рассеянно перебирая руками по множеству кармашков и складок, отделений сумок и потайных прорезей в собственном одеянии.
Наконец, он извлек на свет божий фляжку и хлебнул, затем хлебнул снова. Хриплая хватка отпускала его трепещущие легкие, дыхание обретало свободу и легкость. Колдун теперь неотрывно глядел на Эленедила, он жевал губами и взгляд его был таким, как если бы не в пещере, не в подземелье на границе мира они были, а на торжище, и на этом самом торжище некто, чрезвычайно схожий с господином Вамори запросил голеней, но чтобы аккуратно. И голени эти надлежало отсечь, и топор блестел в руках мясника, и... Колдун улыбнулся, но тишины не нарушал, ему нравились собственные мысли. Элендил что-то говорил, говорил и Корвин. Древис осматривал отряд на предмет сомнений, страхов; на предмет недовольства и гнева, на предмет любого, что могло после должной возгонки обратится губительной глупостью. Казначей побледнел, побледнел смертельно. Это не к добру, если придется кем-то пожертвовать - пожертвуем им, подумал данмер и снова осклабился...

...Шум оказался не внезапным, шум нутряной, но не внешний. Он скребся и тянул, будто скулящий пес позади запертой двери, который просится войти, неистово просится, а проникнув к вам в покои, тут же, юркнув обгрызлым, облезлым хвостом, скрывается в тенях. Это стало походить на сон, а одно время Древис любил такие сны. Сны, вызванные клубами дыма; сны, приходившие в кровь тысячей невидимых пузырьков. Колдун подобрался, ссутулился, спрятал фляжку, а руки его расслабленно повисли. Затем по рукам его пошла дрожь, она обратилась волной, и волна обратилась мягким светом, имевшим свою музыку. Эта музыка была неслышна, но она ощущалась, и эта музыка, облеченная в свет, оказывалась сразу в ином месте, лишь усиливая сходство со сном. Двинувшись вперед, колдун ткнул предводителя в плечо пальцем, музыка разлилась по плечу, и, мерцая, погасла. Затем прочие, затем остальные, и - Элендил, колдун глянул прямо в глаза альтмеру и одними губами проговорил угрозу. Последним был казначей, и заклинание было иным. Оно было слабее, оно было щитом лишь отчасти, в то время как все прочие были защищены лучше. Этот идиот был склонен подставлять свою команду, если и экономить силы, то на такой вот овце. Дядюшка Древис улыбнулся бедняге и похлопал его по плечу... Нездешнее присутствие нарастало, заполняло собою и без того душный воздух, выхолощенный и пустой, давило на сердце и таз, и спину будто пронзало колом, а брови ломило, а лоб потел. Древис застыл, вглядываясь в пустоту и изредка - на Корвина.

Отредактировано Древис Вамори (2018-06-03 18:37:39)

+5

13

Элендил с усилием сглотнул и отступил назад. В спину неприятно уперся холодный камень. В такт звону ножен, где-то в горле подпрыгнуло сердце. Ученый поморгал, силясь придумать что-нибудь убедительное и невинное, но взгляд Корвина безмолвно убеждал говорить правду и ничего, кроме правды. Очевидно, в противном случае некий альтмерский ученый мог бы лишиться значимых частей своего тела. Например, головы.
- Пропасть Марука, - чужим, тонким и ломким голосом произнес Элендил. - Один из, гхм, естественных порталов в Обливион. Хаотический, нестабильный, насколько я понимаю. Односторонний. Туда можно войти, - он указал пальцем в направлении тоннеля, - но нельзя выйти. Мне рассказал о нем один старик. О нем еще говорили, что он бывший псиджик, но я не поверил. Я думал, он просто старый, никому не нужный сумасшедший отшельник. Я... Честное слово, Корвин, я и сам не верил, что это место существует, и... - Элендил перевел испуганный взгляд на подошедшего Древиса. - Коллега! Может быть, Вам стоит поговорить с Вашими товарищами и объяснить им, что научная польза нашей находки покрывает все...
Когда палец данмера уперся ему в плечо, Элендил вздрогнул, будто его ткнули стилетом. Но - нет, пока пронесло, просто какое-то охранное заклинание. Альтмер поджал губы, насколько позволял узкий проход, отодвинулся подальше от Древиса с его угрозами и посмотрел туда, куда был направлен взгляд предводителя наемников.
Как он изволил выразиться? "Мы в самой заднице"? Куртуазно, что тут еще скажешь - Скайрим!
"Самая задница" выглядела подобно разраставшемуся клубку пылевой бури, но вместо песка или пепла в воздухе кружились разорванные лохмотья мироздания - иного сравнения Элендил не мог найти. Это было великолепно, грандиозно, потрясающе интересно - и пугающе настолько, что впору было обмочить штаны. Ученый поднял здоровую руку с заклинанием вызова Грозового Атронаха, но в следующую минуту сообразил, какую глупость делает - пытается защититься от портала в Обливион обливионской же тварью.
- Полагаю, те, кто хочет покинуть нас, могут еще успеть это сделать, - тихо произнес он. - Впрочем, я могу ошибаться...
Из клубка межпространственной пыли выступила мирная каджитская фигура, долетел запах вина. От неожиданности Элендил вскинул брови и опустил руку с заклинанием, все еще, однако, прячась за спиной Корвина.
- Может быть, нам повезло и это план Сангвина? - шепотом предположил он. - Но Обливион коварен... Смотрите! Он машет нам рукой! Нас что - ждали?! Немыслимо... Я... Я должен...
Элендил не договорил. Он неловко выступил вперед, замер на мгновение и, решившись, приблизился к клубящейся мгле и фигуре в ней. Затем обернулся к наемникам. Золотистые глаза альтмера странно блестели - он был похож уже не на ученого, а на фанатика.
- Я всю жизнь ждал этого момента, - одними губами прошептал он и протянул руку вперед, погрузив пальцы в искаженную пелену меж пространств.

Отредактировано Элендил (2018-06-04 01:14:33)

+5

14

Перевернутый кувшин», —  гласила вывеска таверны.
А таверна была самая обыкновенная… пожалуй, слишком обыкновенная. Как будто ее неизвестно где строили —  ни характерной тонкой альтмерской резьбы, гордости архитекторов Саммерсета; ни добротного нордского камня и дерева, - выстоит в любую бурю, ни элементов редоранского стиля, распространенного в Блеклайте и ставшего как будто бы «вообще данмерским». Или все вместе?
Каждая деталь соединенная, помноженная —  и оттого путающаяся друг с другом?
И вокруг —  то ли лес, то ли небольшая деревня,  то ли вовсе пустыня?
Каджит зато был очень настоящим -- таких десятками можно увидеть в городах Эльсвейра. Занимаются они обычно тем, что сидят в тени и лениво наблюдают за происходящим, наслаждаясь сладкими напитками и не менее сладким угощением. Толстый пушистый сутай с рыжевато-серой шерстью, одетый только в просторные шаровары с золотыми нашивками.
- Ну и чего вы ждете? -  каджит помахал одновременно хвостом и бутылкой. Бутылка, в отличие от таверны была очень понятная: зеленое стекло и угадывающееся содержимое внутри. - Шурази не будет торчать на пороге вечность. Еще одну вечность, - уточнил каджит с задумчивым видом. - Пришли —  заходите! На пороге не толпитесь! Места хватит всем!
Словно в подтверждение слов, каджит махнул хвостом и вручил бутылку высокому эльфу —  просто потому что тот оказался ближе остальных.
Но и остальные вряд ли могли куда-либо отступить. Пещера, из которой они пришли, внезапно оказалась грубо намалеванным детским рисунком, который кто-то прибил чуть ниже вывески.

+3

15

Корвин выдохнул. На мгновенье ему показалось, что он летит куда-то, сквозь миры, хотя при ноги его стояли на месте. Именно это пугало больше всего - он стоял и не мог пошевелиться. Рука норда тянулась к высшему эльфу, он хотел схватить Элендила и попытаться оттащить, но все было тщетно. Спустя мгновенье они оказались в совсем другом месте. Корвин понял все сразу - клинок снова спрятался в ножны, свободная рука наёмника поднялась вверх, подавая команду соратникам. Братья, уже готовые было наброситься на неизвестную фигуру, отступили. Дальше игра будет вестись по другому, не по их правилам.
- Арне, Торгейр, останьтесь снаружи, - наёмник пропустил перед собой Элендила, всматриваясь то в его затылок, то в довольную морду "каджита". Сейчас оставалось надеяться только на Древиса - если у кого и могли быть варианты для побега из этого места, то только у него. Говорить об этом сейчас было опасно, даже думать, а посему Корвин пытался отвлечься, рассматривая интерьер таверны. С виду "Перевернутый кувшин" ничем не отличался от большинства южных таверн северного королевства, разве что убран был богаче - на стенах красовалось множество чучел редких животных, в воздухе витал запах дорогого вина и шалфея. Вся обстановка как будто бы пыталась притупить бдительность путников, и, надо признаться, отчасти у неё это получалось.
- Ну, чего поникли?! Устраивайтесь, будьте как дома!  - незнакомец зашел за стойку, выставив на неё несколько бутылок. Корвин поймал взгляд Древиса, тот не сулил ничего хорошего.

+3

16

Казначея недосчитались. Вместо него там, где ему полагалось бы находиться, дымились сапоги: трое сапог различных расцветок и кроя. Сам казначей пропал, сгинул в безвременье, расточился на миллионы пылинок материи, из коих соткано сущее и небытие. Отряд почтил пропажу казначея непринужденным... Ничем. Таковое не было чем-то, что могло тронуть их сердца, поскольку магия в их буднях была разлита обильно. Чародей вздохнул, почтив тем тяжким вздохом такую странную смерть, и с неестественно долгой улыбкой поглядел на подозрительного каджита с косым глазом без зрачка. Этот глаз вращался в глазнице и стрелял туда-сюда, проворачивался, едва ли не скрипел. Хотя и скрипел тоже. Только не глаз, а голос кота. Да и башка была слеплена будто бы из дерьма: так криво торчали на ней волоски, напоминали они солому, и сыпались чрезвычайно.
- Тьху, сволочь, - сплюнул Древис, продолжая растягивать губы в улыбке, покусывая их, - Ну дела, друг мой, а? - Проговорил дядюшка отрядному магу, каджиту. Только этот был натуральный. И вид собрата не вселил в него ни веселости, ни успокоения. А Древис продолжал, уже вышагивая вслед за Корвином. - Видал, какой глаз? - Изобразил ужасную гримасу чародей. Переступил через порог и поморщился. Прямо над стойкой на них глядела уродливая кабанья башка, делила стену она с башкой дэйдрота, а чуть ниже располагалась табличка: "Превосходные пророчества госпожи Сибиллы". Табличка предваряла своей будничностью и кособокостью вход в туманные покои Сибиллы. Ее покои от зала пивнухи отделяла струистая шторка. Колдун опустился на стул, брезгливо морщась оплеванному полу и щербатым доскам. Все вызывало в нем медленную ядовитую тоску, ужас лишь ждал момента. Ужас пока еще не выстрелил, еще не впился в руку, заставляя ее слабеть и дрожать, а также ронять неловко предметы и дергать головой туда, куда они упали, но тщетно, поздно... Хотя сердце уже заходилось, билось как проклятое. Через пару минут данмер будет готов открутить к скампу башку своему ненаглядному коллеге, пусть даже он и был обладателем бутылки с чем-то таким же дурнопахнущим, как и отменное пойло дядюшки. Кстати!
- Как дома, ребятки, как дома. А вы чего, думали мы троллей идем бить? Дядюшка от вас скрыл эту ужасную новость. В портал мы вошли, а здеся у нас аккурат имперские земли. Ох и вкусен тутошний виноград, - отхлебнул из фляжки колдун, а там оказалась обыкновенная вода, но выдержки мага хватило, чтобы не пялиться на это чудо недоуменно, - В отдыхе вы, ребята, считайте. В отгуле.
Все это время господин Вамори неприкрыто пялился на альтмера, одновременно предостерегая его от глупостей, которые могли бы раньше времени посеять смуту в отряде наемников, но также и ожидая от него объяснений. Сам Древис лишь вжимал башку в плечи и путался в пуговицах да завязках. Жарковато здесь было, что сказать.

+3

17

Элендил тихо засмеялся от счастья. Сам себе не веря, он тянулся ладонями к вывеске и стенам таверны, гладил дверь и дверной косяк, осторожно трогал за плечо каджита, оглядывался кругом - и огни таверны в его глазах сверкали самыми далекими и прекрасными звездами Этериуса.
- Это существует, - шептал он, не ожидая ничьего ответа. - Это происходит. Я всегда говорил им, что это возможно, но они не верили... Как же это прекрасно!
Бутылку из лап Шурази он принял и прижал к груди, как драгоценное сокровище. Так, в обнимку с ней, он на негнущихся ногах прошел в таверну и опустился на стул. Он все еще побаивался Корвина, поэтому обращался преимущественно к Древису, надеясь, что тот поймет... оценит.
- Просто подумайте, - говорил он, - просто подумайте, какие сокровища здесь можно найти?! Артефакты Лордов Даэдра. Знания прошлых поколений. И о, только представьте - лично встретить айлейдов, двемеров, снежных эльфов?! И... - Элендил в восторге закрыл глаза, - и библиотека Апокрифа!.. Уважаемый! Шурази! - засуетился он, ища взглядом каджита. - Подскажите, будьте добры, что это за место?! Кто здесь правит?! И... и где же все остальные обитатели?!

Отредактировано Элендил (2018-06-14 17:42:54)

+3

18

«Кувшин» отличался той же странной —  хотя, пожалуй, не неприятной особенностью.
Он менялся.
Это были, по больше части, неуловимые изменения. Не так, что вот ты сидел на табурете, а в следующую секунду —  бац! —  и валяешься на полу кверху ногами, а все вокруг смеются и тычут пальцами.
Скорее… какие-то мелочи. Вот висела на стене голова кабана и рядом даэдрот? А низка из скамповых хвостов с зубами ледяных приведений —  от них еще такой характерный серебристый холодный дымок, она была?
А гости?
Таверна была определенно не пустой. И, как верно отметил данмер, впрямь напоминала имперскую, только в Сиродиле в его лучшие годы наблюдалась столь разношерстная компания.
Включая крылатого сумрака, сложившего кожистые крылья и удерживающего большую кружку когтями.
Включая восьмифутовую фигуру дремора в полном доспехе —  один его меч был почти с Элендила ростом!
- Зря ты  друзей-то бросил! - обеспокоенно обратился к норду каджит Шурази. - Там-то всякие ходют! Шурази вот однажды видел паука. Какого паука? С дом! 
Деревянный стол и бутылки появлялись тоже как будто сами по себе, словно каджит вытаскивал их из невидимого мешка.
-  В загуле, это точно, в загуле, - кажется, Шурази услышал знакомое слово и от души подлил данмеру в его объемистый кубок. - Э! - последнее уже было к  альтмеру. - Что ж это —  правит, командуют! У нас тут —  отдыхают! Да вы пейте, пейте! А потом пойдем развлекаться! О, Шурази любит развлекаться! А с новенькими —  еще веселее…
Мимо продефилировала девушка, похожая на данмера —  если бы не более чем альтмерский рост и ярко-синие, словно светящиеся изнутри, глаза. Одета она была вроде бы в доспех -- но открывал он значительно больше, чем защищал.  Подмигнула она вроде бы и заигрывающе, вот только Шурази чрезмерно быстро улыбнулся:
- О, Фатахала ведь подождет новых гостей?
Каджит понизил голос до шепота:
- Она когда-то служила Молаг Балу! Но у него так скучно! Вы же понимаете —  сплошные пытки, оторванные конечности и крики несчастных! У нас здесь веселее! Да вы пейте-пейте…
Содержимое бутылок не пустело —  а еще менялось  с каждым глотком, и было совершенно невозможно предугадать, будет ли это нордский мед, вварденфельская суджамма или варево из ряски и болотной тины по аргонианским рецептам.

+3

19

Корвин вздохнул, усевшись за одним из столов, напротив Древиса. Стоило признать, они встряли, и достаточно сильно. Первые минуты пребывания тут наёмнику казалось, что еще есть способ выбраться, вырваться из этого плана, но то была лишь иллюзия и нежелание принятия факта. Сейчас же иллюзия спала, как утренняя мгла, рассеянная лучами полуденного солнца. Только в данном случае то было не солнце, а осознание ситуации. Не так он себе это представлял. Конечно, Корвин предполагал возможность наступления этого дня, но совсем по другому. За ним должна была стоять Черная сталь, сильная и сплоченная, но вот они достигли этого места, и с ним только тройка бойцов, верный друг Древис и высший эльф, которому, казалось, так и хочется оказаться в клетке какого-нибудь маркиназа. Одно радовало - этот план был явно не худшим местом в Обливионе.
- Успокойтесь, дорогой ученый, он вам ничего не расскажет, - Корвин заглянул в чашу, потом перевел взгляд на каджита, глаза того блестели неестественным блеском. - Не за просто так. Присядьте рядом. Вы, кажется, начали рассказывать о причинах, из-за которых мы тут оказались, сейчас самое время продолжить рассказ.
Норд отпил из чаши в момент, когда там оказалось что-то похожее на мёд. Чародей так рвался сюда не просто так. При всей его жажде к исследованиям, должен был быть другой мотив, либо же глупость, да, крайней степени глупость, но этот вариант Корвин сейчас старался отбросить. В глубине души норд все еще надеялся, что Элендила оставался про запас какой-то план. Иначе он рисковал в глазах наёмника стать самым глупым чародеем из доселе виданных.
- У нас достаточно времени... - Корвин все еще не сводил взгляда с довольного лица каджита. - Все благодаря гостеприимности хозяина.

Отредактировано Корвин (2018-06-27 12:16:02)

+4

20

- Апокриф! Даэдрова срань. - Прогундел себе под нос эльф.
Обыкновенно чародей всегда умел не растеряться и свернуть с шатких ступеней бессмыслицы на более твердую почву, убрать ногу с топкой неверной тины. Но в этот раз ему такой фокус не удался, и оттого он разозлился, хотя и высказать своего раздражения не мог: уж больно своеобразная была атмосфера посетителей и цветов, красок, звуков и вкусов, и запахов. Запахи здесь были головокружительные, если не сказать больше. А больше и не сказать, даже если очень получится. Вон у того, в углу, странного существа, явно бы получилось. Какой именно запах оно имеет в виду? И смотрит еще. Почему это оно смотрит, драть ее етить?! Колдун хмыкнул, бросив обиженный взгляд в злополучный темный угол таверны, скрестил затем руки и... Оцепенел. Иллюзия! Все это было иллюзией. И кто сказал, что говорящее чучело каджита - тоже не иллюзия? Может, его ножом ткнуть, ась? Али припечатать заклятьем, чтобы оно того - этого-самого?

Мысли сталкивались, набирая разгон, их сближение было неминуемо и непредсказуемо. А спустя некоторое время господин Вамори допыхтел, что все это напоминает игры разума, которые случаются, если подпасть под беспощадный и зубодробительный шквал заклятий школы иллюзии. Однако заклятий никто не творил, разве что соблазнительница своей жуткой улыбкой на мгновение высветлила все седины и морщины колдуна, глядя не в лицо, а в самое нутро, заглядывая туда. И, ничего не находя, рассеяла свою насмешливую и опасную ухмылку. С этим народцем доводилось тесно знаться одному из учителей данмера. Однако были и другие твари, отраженные темные: златокожие, прекрасные, живая и стремительная угроза. Сам Древис предпочитал иметь дела с тварями поглупее, хотя однажды ему и доводилось иметь довольно близкое знакомство с одной очаровательной дреморой.

Нахмурившись, он уныло поглядел в стакан, где жутко блеснул чей-то скользкий извив в мутной жиже, и поставил его, уставившись на каджита.
- Это место дурно влияет на меня... И лучше бы тебе глядеть в свой стакан, прежде чем хлебать! - медоточиво, но уже под руку отрядному бойцу, что сидел подле него, слева, отчего его рука с кружкой замерла на полпути ко рту.
- Как бы наш ученый совсем на радостях не увеселел, - продолжал Данмер, - Молаг Бал, а? Элендил, мой друг, дружище, а ведь если мы угадали в юдоль скорби и боли, то чего, свезло нам?

+3

21

Элендил все еще выглядел, как счастливый лунатик и был явно немного не в себе. В конце концов, не каждый день сбывается мечта всей жизни. И пускай скоро, совсем скоро наступит момент, когда ты не будешь знать, что с этой мечтой делать, а в худшем случае - пожалеешь, что родился на свет с такими-то идиотскими желаниями, но пока еще восторг туманил разум альтмера.
Элендил завороженно привстал навстречу соблазнительной голубоглазой даэдре, и только слова каджита о службе Молаг Балу и оторванных органах заставили его сморгнуть и хлопнуться обратно на стул.
- Юдоль скорби? - переспросил он, переводя взгляд на Древиса. - Непохоже, коллега. Непохоже. Я выучил наизусть все известные в Тамриэле трактаты о царствах Обливиона. Я думаю, коллега, мы с вами находимся в Очагах Наслаждения.
Он уже повернулся к Шурази, чтобы уточнить у него название плана, но внезапно вопрос Корвина заставил его поперхнуться огненной, слезу вышибающей суджаммой. Оказавшись в Обливионе, Элендил и правда совершенно забыл, зачем он искал Пропасть Марука. Несколько долгих минут, пока тощее тело ученого содрогалось в приступе душераздирающего кашля, полное сознание ситуации еще не могло дойти до его сознания. Когда же кашель прошел (а суджамма в кружке превратилась в мягкое фестхольдское вино, будто она и не при чем), Элендил ошарашенно посмотрел на Корвина, вытер слезы с покрасневших глаз и озадаченно произнес:
- Ауриэль... Я же подвел всех... Я должен был показать моим сородичам путь к лорду Рилису, а вместо этого я сам ушел в Обливион! - он нервно выбил пальцами дробь по столешнице и продолжил говорить, в большей мере сам с собой, нежели с наемниками. - Портал нестабилен, это совершенно ясно. Более того, он не всегда активен - и, вероятно, поэтому Мориан Зенас в свое время счет его выдумкой. А значит, даже если Летео сможет повторить путь по моим записям, которые, кстати, у меня сейчас с собой, поэтому ничего он повторить не сможет... О, боги! - обреченно вздохнул Элендил. - Я всех подвел. Шурази! - ученый подскочил со стула и вцепился в рукав каджита. - Шурази, дражайший, умоляю Вас! Я должен срочно вернуться обратно в Нирн! Как это сделать?

Отредактировано Элендил (2018-06-27 07:42:17)

+4

22

Слова Корвина, похоже, смертельно оскорбили каджита. У него аж шерсть на загривке встопорщилась.
- Помилуйте, благородный воин! Шурази ничего от вас не нужно! Шурази встречает гостей, потому что … потому что Шурази нравится встречать гостей!
Он подмигнул достал из-за пазухе ажурную курильницу с резными лунами. Жрицы любого Храма Лун схватились бы за головы, что такой священный артефакт с не менее священным зельем, помогающим войти в транс жрецам для контакта с самой Госпожой Лун, —  оказался в лапах какого-то безродного короткохвостого!
Шурази подсунул эту каджитскую драгоценность мрачному данмеру. И если бы спросили —  скуума, что ли? — страшно бы оскорбился. Скуума! Это дурацкая и кривая поделка разных там голокожих, которые ничего не понимают в лунном сахаре. О нет, это курение —  прямо как в Лунных Храмах Эльсвейра, один вдох позволяет тебе забыть обо всем и словно бы родиться в новом мире, а когда просыпаешься после дивных грез, не болит голова и хвост не ломит.
- Нет-нет, мутсэра, - обратился каджит с морровиндским акцентом —  а если точнее, то акцентом слуг-каджитов в Морровинде, - здесь никто не страдает, всем весело, о, всегда так весело…
И он закивал в такт рассуждениям альтмера.
А потом обнял того мохнатой лапой, горячий и шерстистый.
- Эй! Да забудь ты! Ну ты ж понимаешь —  Шурази врать не станет, о нет! - но и пути отсюда обратно… Ну, сам понимаешь.
Мазкен или темная соблазнительница Фатахала подошла ближе.
- Не слушай блохастого. Он прокурил все мозги. Ты пришел сюда для чего-то? Обычно приходят, умоляя о наслаждениях, о бесконечных наслаждениях, и всякий просивший получает их. Блохастый смог придумать только скууму из Лунного Храма и нескончаемые кружки с пойлом. А вы?

+4

23

- Если бы нас пытались убить, Древис, то придумали бы способ изощреннее, чем обычное отравление, - норд внимательно рассматривал кружку, он готов был поклясться, что дерево меняет цвет под стать содержимому. - К тому же, после твоего самогона отравить меня будет крайне трудно.
Надо сказать, продолжавшийся цирк Корвину уже успел надоесть. Уважаемый альтмер, опытный чародей и ученый сейчас вел себя как инфантильный мальчишка, которому в руку наконец-то попала грудь, и он напрочь позабыл, что же с ней все таки нужно делать. Норд поднялся из-за стола сразу за чародеем, ухватил того за плечо и отдернул от каджита. Пальцы наёмника тут же впились в горло Элендила, он притянул лицо мага поближе к своему, дабы тот смог в полной мере разглядеть всю злобу в глазах своего "компаньона".
- Послушай меня внимательно, чародей. Если ты думаешь, что сможешь найти себе тут друзей - ты очень сильно заблуждаешься. Единственные твои союзники в этом месте, куда ты нас притащил, сидят вот за этим самым столом, и некоторые из них уже хотят тебя убить. Так что будь добр, присядь, успокойся и пораскинь мозгами, если они еще у тебя остались. Легкого выхода отсюда уже не будет.
Наёмник толкнул Элендила обратно к столу, на лавку, рядом с Древисом, сам же уселся напротив. Окружающие на секунду затихли, но после вернулись к увеселительной программе. Единственное существо, которое обратило внимание на их братию - даэдра-соблазнитель по имени Фатахала. Хотя раньше Корвину встречать их не приходилось,  он был наслышан о том, насколько они могли быть опасны. Но учитывая, что Фатахала до сих пор не попыталась оторвать кому-нибудь из собравшихся конечности, видимо, она была здесь не при исполнении. По крайней мере, на это норд очень сильно надеялся.
- Дар'ши, уступи место даме. Сходи проверь, как там Арне и Торгейр, - заглянув в глаза незнакомки, Корвин сделал осторожный жест, предлагая ей место за столом. - Пока наш дорогой альтмер приходит в себя, может ты поведаешь, где же все таки мы оказались, и чем это чревато?

Отредактировано Корвин (2018-07-02 17:08:40)

+4

24

- А я...
Элендил долго мог бы перечислять, зачем он стремился в Обливион. За знаниями Апокрифа. За встречей с великими мудрецами прошлого, навеки заблудившимися вне времени. За новыми открытиями. За... Хм, да, пожалуй, согретый с одной стороны пушистым каджитским боком, а с другой - завораживающим взглядом красивой даэдры, ученый вполне готов был согласиться, что Очаги Наслаждения тоже имели свою неиллюзорную ценность.
Ответить ему помешало грубое вторжение Нирна, той его части, которая пробралась сюда вместе с Элендилом. Ученый не успел возмутиться, только часто-часто заморгал глазами и подался назад, вжимаясь в пузо Шурази. Подумать над здравым смыслом в словах Корвина мешала такая мелочь, как легкое удушье и вдобавок ощущение, что вот этой вот рукой можно раза два-три завязать некоего альтмера узлом.
- Я п-по-попросил бы Вас, Корвин... - выдохнул, наконец, Элендил, судорожно сглатывая. - Д-держите себя в руках и не п-провоцируйте местных хамством. И мне... мне... мне надо подумать.
С этими словами он упал на стул и ошалело приложился к кружке, в которой на этот раз оказалась какая-то издевательская козья моча с кислинкой, отдаленно напоминающая аргонианскую папоротниковую настойку и годная, верно, только для ящеров.

+3

25

- Право же, коллега, не обижайтесь. Мы с вами загремели в отнюдь не гостеприимные места, не стоит отдаваться восторгу. - Древис отхлебнул из кружки и крякнул, уж больно был хорош этот грииф. О том, как в кружке оказался именно грииф, данмер предпочитал не думать. В конце-концов, пока невидимая рука здешнего управителя не хватает за горло и не выуживает септимы из кошеля, ею можно было пренебречь, даже если она обучена превращать грииф в мацт, а мацт - в средство для очистки седел и обратно, со множеством потерь и преобразований по ходу алхимического делания. Куда более важным любого алхимического делания Древису виделись слова альтмера. Эти слова были разрозненны и перепутаны, но в их истинности маг не сомневался: когда тебя хватают за горло сперва фигуральным, а затем и грубым бытовым способом, ложь утекает сквозь пальцы, и через облако ее вони звучит чистая истина. Малоинтересным было то, через какие именно врата попали в Обливион наемники. Древис полагал, что это были, видимо, большей частью забытые и неисследованные провалы - в один из которых они и угодили. Куда более важным было то, что вслед за ними должны были идти и другие. Те, другие, должны быть прекрасно осведомлены о первопроходцах. Которых, к тому же, ожидал некий лорд. Ученый не казался коварным пастухом, ведущим на убой толпу наемников, а значит, дело здесь куда запутаннее. Их кто-то здесь ждал, кто-то, кому потребовалась помощь извне, из Нирна. Кстати об Арне и Торгейре! Заклятье обнаружения, которым колдун обшарил всю эту таверну с ее подвалами, чердаками и мутными спиральными хвостами, тянущими в безвременье и круговерть пространства, свидетельствовало о том, что двое славных ребят, один из которых задолжал дядюшке тысячу септимов, а другой - слишком умен, чтобы потеряться...
- Чары говорят мне, что наши друзья, Арне и Торгейр, славные ребята, заблудились. - Древис медоточиво улыбался, глядя в глаза Дар'ши. - Гляди, не вляпайся в какое-нибудь дерьмо. Очаги Наслаждения - очаги для всех, наслаждения бывают чрезвычайно специфичны.
Наготове у мага была парочка заклятий, а теперь он подобрался и вся его расслабленность, озлобленность и текучесть ума переменились в единую пружину. Древис уставился на соблазнительницу, готовый слушать.

+3

26

— Троица, будто из детской сказки. — Тяжело вздохнула тёмная соблазнительница, заняв место шерстяного. Как бы Дар'ши не потерялся, блуждая в округе таверны. Сойди на шаг с тропы, и дорогу назад не найдешь, так и останешься на веки вечные в неведанных джунглях.
— Ну а ты сам еще не понял? — Фатахала выставила тяжелые руки на стол, подняла бутылку и потрясла её. Содержимое её прыгало с одной стороны в другую, переливаясь то в зеленый, то в красный, то полностью прозрачный цвет.
Шузари поджал хвост под себя и сжался в пушистый, дымящийся комок.
— Можешь даже не молиться, милый. — Вглядываясь в горлышко бутылки даэдра ответила Древису. — Заблудились, значит не вернуться. Не думаю, что они страдают, в этом плане мучений нет, только удовольсвтия. О того то план Сангвина и называется Очагами Наслаждения.
От меховой тряпки стало исходить облако дыма под звук бурления. Шесть на его шкуре встала дыбом, он пал на четыре лапы, изогнул спину, глаза покраснели и чуть ли не выпрыгивали из глазниц.
— КААААААААЕФФФФ!!!! — С дрожью выбралось из уст обкуренного, он повалился на спину, вцепился зубами в хвост, и обняв себя руками, гладил везде, где только мог достать. — Урр..уррр.ууррр..уррруррр.
— Слушайте эту швабру больше, и станете такими же. — Губы даэдры встретились с бутылкой в поцелуи любви с выпивкой. — Многие приходят сюда что бы забыться навсегда и наслаждаться до конца своих дней. Не нужно судить их, для кого-то это мечта всей жизни. Другие находят радость в выпивке, третьи еще кое в чем. — Соблазнительница проволокла руку по столу к Корвину, улыбнулась ему и облизала губы. — Да ничем не чревато это, сидите, отдыхайте, развлекайтесь, только не портите отдых другим. Хотите уйти - уходите. Никто вас тут не держит, никому вы тут не нужны, вы пришли по своей воле, дорогу отсюда показывать вам никто не будет. — Она вновь облизнулась, не сводя взгляд с губ Корвина. — Ну разве что мужчина хорошо попросит, женщины любят идти на уступки.

+1

27

- Дорогая моя, - Корвин ухмыльнулся, слегка прикрыв веки, пальцы левой руки, не спеша, стали освобождать правую от тяжелой кожаной перчатки. - Я бы с удовольствием остался в этом прелестном месте подольше, но у нас есть некоторое дело, которое промедления, увы, не терпит.
Пальцы наёмника коснулись руки мазкен, по всему телу тут же прокатилась легкая дрожь, спина покрылась мурашками, а где-то в закромах сознания возникло сильное желание выхватить кинжал и засадить его прямо под подбородок этого "прелестного" создания.
- Если ты соблаговолишь провести нас, - усилием воли норд подавил все свои скрытые желания и посмотрел прямо в глаза даэдра. - Обещаю, в долгу я не останусь.
Корвин прекрасно понимал, чем могут быть чреваты сделки с даэдра, но другого выхода сейчас он не видел - они застряли в этом плане, где, кроме этих демонов, никто другой не заинтересован ни в чем, кроме получения различного рода утех. Именно в этом и крылась наибольшая опасность - чем дольше они будут оставаться в чертогах Принца Наслаждений, тем меньше вероятность того, что эта бравая компания покинет их в полном составе. Норд не мог не замечать пагубного влияния: запахи одурманивают, постоянно меняющееся пространство притягивает и гипнотизирует, обилие напитков опьяняет.
- Отведи нас в Полый город, - неожиданно даже для самого себя выпалил Корвин. Он знал об этом месте только из древних преданий - не было никакой уверенности, что спустя века защитная магия города не иссякла, но это было единственное место, которое, теоретически, могло предоставить укрытие и плацдарм для дальнейших поисков.

0


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Настоящее » "Уйдешь - не вернешься"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC