Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Вы, кажется, шутите, Мастер Летео?


Вы, кажется, шутите, Мастер Летео?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Маркарт, Скайрим, весна 201-го года 4Э.
Участники: Элендил, Летео Диренни, Ормил.
Предыдущий эпизод: Долог путь до Маркарта

0

2

Элендил уже давно поправился, но продолжал притворяться больным, капризничать и шпынять прислугу в таверне. Сказать, что он был в дурном настроении, значило не сказать ничего. Вести из далекого Алинора, наконец, дошли до Скайрима. Триумф экспедиции Десимуса, той самой, от участия в которой Элендил некогда высокомерно отказался, теперь не давал ему спать по ночам. Это было - боги! - так несправедливо! Будь он там вместо Летео, все было бы еще лучше, все прошло бы без сучка и задоринки!.. Но нет! Величайшее открытие совершила кучка любителей, одного из которых он сам же и порекомендовал Десимусу вместо себя, а гениальный Элендил Алинорский морозил, простите, задницу безо всякого смысла и толка на далеком Севере, пытаясь найти Этериевую Кузницу, которая все никак не находилась!
Но кто же знал, кто же знал?!.

Прежде он уже один раз рисковал жизнью ради друга, и случись такая надобность, сделал бы это еще раз, но от профессиональной зависти это, тем не менее, не спасало. Поэтому, когда трактирщик Клепп постучал в комнату и объявил, что явился Летео Диренни, Элендил с таким размахом поставил на стол чашку с остатками чая, что сбил в гармошку стопки чертежей и опрокинул чернильницу.
- Скажите ему, - прошипел он, - что я тяжело болен и не в силах ни с кем говорить.
"Может, я вообще умру, - распаляя себя обидой, подумал он. - А, какая к скампу разница?! Всем плевать! Вот и чернила из-за этого Летео разлились - он как нарочно мне вредит!". Слышно было, как где-то неподалеку Клепп докладывает, что, мол, мастер совсем занемог и никого не может принять. Элендил выбрался из-за залитого чернилами стола и нырнул с головой в разворошенную несвежую кровать, возвышающуюся посреди захламленной комнаты, как мрачная обитель изгнанного владыки.

+1

3

В Маркарте Летео немного затормозил. И причина была даже не в бесконечных лестницах, по которым надо подниматься, если хочешь попасть куда-нибудь —  причем, суровые норды были настолько суровы, что карабкались по древним ступеням безо всякого там зелья левитации, в отличие от просвещенных жителей Клаудреста. Таверна «Серебряная кровь», единственная в городе, все равно располагалась внизу.
Просто… здесь было так… так…
Словно одни из тех двемерских руин, что Летео видел в Хаммерфеле, выбрались на поверхность, ожили снова. Летео знал, что Маркарт —  бывший двемерский город Нчуанд-Зел, только одно дело —  знать, другое —  своими глазами увидеть.
- Это же… настоящее двемерское железо. И светильники, Ормил, вы только посмотрите, - Летео схватил своего спутника за руку, а сам тыкал пальцем в висящий под вывеской таверны фонарь, намертво вплавленный в покрытое характерным орнаментом железо. Интересно, он еще работал?
- А здесь… погодите, здесь же надпись, - теперь Летео плюхнулся на колени, прямо в грязь, и уткнулся носом в стену из камня и металла.
Он едва не поплатился. На улицу вывалился какой-то косматый пьяный тип, причем распахнул дверь так, что едва не зашиб. Спасибо Ормилу —  выдернул из-под удара в последний момент.
- О, простите.
Летео опомнился. Маркарт простоял тысячи лет, и мог подождать еще немного. В конце концов, они пришли к Элендилу.
Внутри «Серебряная кровь» оказалась очень… нордской таверной. Хотя прежде в Скайрим не доводилось заезжать, в Бруме Летео был —  и вот там тоже стояли такие же. Оленья и медвежья головы на стенах, грубый каменный очаг, такие же деревянные столы и стулья. Бочка с медом и бородатый хозяин. Сочетание с двемерскими колоннами и, кажется, двемерской же ковки люстрой под потолком было странным.
- Наверное, Элендилу здесь нравится, - улыбнулся Летео, а потом отправился к хозяину, который уже выскочил навстречу посетителям.
Элендила тот знал.
Вот только…
- Ох, надо же, - Летео всплеснул руками, когда трактирщик вернулся с плохими вестями. - Ормил, пойдемте. Без вашей помощи не обойтись.
Бросать больного друга?! Да ни за что.
Тем более, что Летео, бесполезный в качестве лекаря сам, привел к Элендилу настоящего целителя.

+1

4

Нордский город на руинах выступившего из скалы двемерского города воспринимался кучей мусора, нанесенной на величественные каменные ступени. Ормил был впечатлен открывшимся видом на стену и ворота, стоило им подойти с караваном, но только ступишь за эту самую стену, как Маркарт открывался во всей неприглядной красе. Грязь, сточные воды, крики торговцев на рынке. И над всем этим - уходящие вверх каменным водопадом многоступенчатый двемерский город. Даже Ормил, не особенно чувствительный к таким вещам, попал под очарование старины - а Летео и вовсе шлепнулся в грязь, пытаясь прочитать какие-то письмена.
Когда Ормил заметил эти, в прямом смысле, поползновения, то первым делом поднял ученого за шиворот - сработала реакция, - и распахнувшаяся дверь не принесла Диренни никакого вреда.
- Мастер, это публичное место, - сдержанно сказал он, помогая тому отряхнуться. В некоторых вещах ученый был как дитя малое.
И точно так же не умел останавливаться на чем-то неприятном надолго.
А неприятности поджидали прямо за порогом. Трактирщик, типичный норд, сообщил, что дескать, господин Элендил заболел, видеть никого не может и не хочет, не желают ли господа комнату?
Ормил комнаты не желал, он желал скорее добраться в Обливион, поэтому никакой жалости к болезному у него не было, а была лишь решимость - вылечить, если понадобится, силой. В этот момент он был признателен Летео, который точно так же не умел останавливаться на полдороге - и сносил стены, совершенно их не замечая.
- Пойдемте, - кивнул он, - господину Элендилу повезло, я как раз целитель.
Трактирщик проводил их укоризненным взглядом, но ничего не сказал, видимо решив, что пусть эти эльфы разбираются сами - а ему дела нету. Лишь бы комнату не попортили.

+2

5

Когда Летео все-таки вошел, Элендил скорбно закатил глаза, но где-то в глубине души был рад - наконец-то хоть кто-то увидит, как он незаслуженно страдает. Впрочем, на сей раз даже не "хоть кто-то", а виновник этих страданий собственной персоной.
- Какая неожиданность, - холодно произнес Элендил, выглядывая из-под одеяла. - И что же великий ученый делает в такой дыре, хм?
Он перевел взгляд на второго посетителя, незнакомого альтмера, но даже не подумал поздороваться. Он был слишком обижен, чтоб заботиться о вежливости.
Нет уж! Элендил собирался восстановить справедливость и испортить настроение ближнему, и сделать это ему помешала лишь мысль, навеянная его же собственным вопросом. Летео, каким бы дружелюбным он ни был, вряд ли стал бы ехать через весь Тамриэль, чтобы навестить больного приятеля в Маркарте. Еще и в сопровождении мера, в котором Элендил по манерам и выправке предположил алинорца.
- В самом деле, что стряслось, Летео? - осведомился Элендил уже более дружелюбным (но все равно недовольным) голосом, показываясь из-под одеяла по пояс.

Отредактировано Элендил (2018-03-04 15:18:59)

+2

6

Трактирщик не соврал.
Комната Элендила представляла печальное зрелище —  горы пергамента и бумаги, залитый чернилами стол. Беспорядок и разгром. И сам хозяин - в кровати.
Летео подошел ближе.
-Знаю, долгая история… а ты как? Трактирщик сказал… Ормил, пожалуйста, - взгляд устремился на спутника, которого Летео помнил целителем еще по раскопкам и всей этой истории с цитаделью, а теперь он еще и подтвердил это. Впрочем, Элендил выглядел взъерошенным и недовольным, но не слишком больным. -  Сейчас мы тебе поможем. Может, горячего чаю? С медом. У нордов точно должен быть мед. В смысле, сладкий, а не напиток.
Летео осторожно присел на самый краешек напоминающей воронье гнездо кровати.
- Случилось. О, это ужасно долгая история. Я думаю, она тебе покажется интересной, - Летео преданно заглянул в глаза, - но начать я должен с благодарности. Если бы не ты, я никогда не попал бы в экспедицию мастера Десимуса!
Выражение лица приятеля оставалось мрачным. Летео улыбнулся шире, и снова глянул на Ормила —  мол, самое время исцелить страждущего, а потом уже рассказывать про все ужасы, чудеса —  и про очередную безумную авантюру.

+1

7

С тех пор, как Летео, двинувшись с целеустремленностью тарана, ворвался в комнату Элендила, для Ормила все стало просто - по крайней мере, в этой части. Мастер Диренни лучше знал Элендила Алинорского, он был, можно сказать, руководителем Ормила в данном случае, а чем Ормил отличался - так это исключительной исполнительностью в том числе.
Так что, коротко поклонившись на представление Летео и весьма смурной вид больного, Ормил попытался исполнить то, ради чего, собственно они и пришли сюда - помочь страждущему, дабы тот мог помочь им.
- Прошу, не двигайтесь, - начал он, сделав жест, долженствующий окутать тело Элендила эманациями магии, по которым Ормил должен был понять, насколько серьезны повреждения организма, и лечить с наибольшей эффективностью... как остановился на полпути, недоуменно подняв одну бровь.
Жест этот был до удивления схож с мимикой кинлорда Рилиса - но себя со стороны Ормил не видел, а потому оценить не мог. Но он был удивлен - поначалу.
Летео, кажется, не заметил его движения, заговаривая с Элендилом - впрочем, на благодарности тот ответил такой кислой улыбкой, что вино превратилось бы в уксус, так что предупреждая возможные неловкости, Ормил решил взять разговор в свои руки.
- Прошу извинения, что вмешиваюсь, - начал он, - но мои услуги лекаря здесь не требуются. Господин Элендил, - не тратя более времени на церемонии, он обратился напрямую к ученому, - нам необходима ваша помощь, чтобы попасть в Обливион. Предположительно - в план Меридии. Вы сможете нам помочь?
В голосе Ормила, помимо решимости, звучала еще и надежда. Элендил мог сколько угодно кривляться и притворяться больным - Ормил не очень понимал причин, и не хотел, по правде сказать, а вот прямой ответ на прямой вопрос - вот это было по нем.

+2

8

Элендил только отмахнулся слов про горячий чай с вареньем, а в ответ на все благодарности состроил такую мину, что, окажись тут пресловутое варенье, оно немедленно бы скисло. Сбоку, тем временем, заходил второй неприятель - лекарь этот настырный, которого Летео зачем-то с собой притащил. Элендил уже открыл рот, чтобы поинтересоваться, давно ли порядочный мер не может сказаться больным, чтобы его оставили в покое, как вдруг тот вмешался в разговор - и рот ученого захлопнулся обратно с легким стуком.
- Вы, кажется, шутите? - поинтересовался Элендил, переводя взгляд с одного гостя на другого. - Летео, твой приятель шутит, да? Нет? О, ну раз вы оба серьезно...
Ученый энергично выбрался из кровати, вдел ноги в тапки, прошел до стола и уселся с видом профессора, услышавшего небывалую глупость от студента на экзамене.
- Пойдемте, - сказал он. - В Обливион. Зачем время терять? Я вас так, по-быстрому, - он поболтал в воздухе ногой, - в тапках провожу, а потом вернусь и пообедаю. Тут же недалеко совсем, я вчера как раз новый вход нашел... Летео, сядь, это был сарказм, - фыркнул Элендил, мрачно отворачиваясь от гостей. - Попасть в Обливион!.. Если бы это было так просто... Вы себе оба не представляете, о чем говорите, и чего это вам будет стоить. Вообще, что за надобность такая? Ты, кажется, - он с обидой уставился на Диренни, - получил все, чего хотел от жизни, разве нет?

Отредактировано Элендил (2018-03-05 13:14:41)

+1

9

Элендил оказался вполне здоров, зато отчего-то в неимоверно раздраженном настроении. Летео его уже таким видел, вот только сейчас глуповато моргал и недоумевал: чего это на него нашло? Какая муха укусила?
И…
«Ну спасибо, Ормил».
Зато сразу к делу, с этим не поспоришь. Летео одарил спутника укоризненным взглядом —  мол, чего ты так, без подготовки с плеча рубишь, но наверное, так проще даже.
- Нет, - смирно ответил Летео, продолжая сидеть на краешке кровати с самым скромным видом. - Мы не шутим.
Элендил вел себя… пожалуй, предсказуемо. Летео, откровенно говоря, мало что смыслил в путешествиях по Обливиону с технической точки зрения, зато с исторической —  знал, что это было сложно всегда, опасно —  тоже всегда, а после вмешательства Мартина вообще практически невозможно.
Ну так…
- Я? - теперь Элендил уставился на Летео, и тот смущенно отвел взгляд, смяв ладонью подол утепленной мантии. Спорить и отнекиваться было глупо. - Да. Моя мечта исполнилась. Благодаря тебе, - снова подчеркнул он, вздохнул и продолжил, - вот только слишком многим людям, то есть, мерам эта экспедиция стоила… Даже не жизни, Элиндил. Боюсь, что случилось нечто более ужасное. Если позволишь, я расскажу. Ормил, не возражаете?
У Рилиса совершенно точно были свои тайны, но сейчас следовало изложить все, что они знали Элендилу. Чтобы тот понял, насколько это уникальный случай и уникальная возможность  получить новые знания.
Чтобы захотел помочь.
Поймав еще один разрешающий ормилов взгляд, Летео принялся сбивчиво и довольно путано с "а вот этот туда, а потом эээ вот и одним словом" объяснять, как же так получилось, что целых двое участников экспедиции очутились, предположительно, в Обливионе.
Предположительно.
- Хотя мы не уверены на сто процентов,   - Летео быстро глянул на Ормила, чтобы не вздумал исправлять, -  Но ты-то лучший в Тамриэле специалист. Что ты об этом думаешь, Элендил?

+1

10

Услышав, что он лучший в Тамриэле специалист, Элендил оттаял. Он сел поудобнее и сказал очень, очень мягким тоном:
- Послушайте, я могу вас обоих понять. Я сам знал Релеменила... э-э-э, неблизко, да. Но все же. Больно терять близких, определенно, - он сложил пальцы в замок и уперся в них подбородком. - Но, знаете ли, там где один упал с крыши, вовсе необязательно прыгать вниз второму. Попасть в Обливион - почти невозможно. Почти, - Элендил поднял вверх указательный палец. - После Кризиса Обливиона барьеры между планами стали еще крепче, чем когда-либо. Поэтому все ритуалы с морфолитами и Сигилами, я думаю, мы можем пропустить. Забрать нас с вами в свой план может, конечно, и сам Лорд. Но если вы не водите с ними дружбу, как ваш кинлорд, то это тоже исключено.
Ученый вздохнул, выполз из кресла, подошел к двери и открыл ее. В комнату ворвались звуки супружеской свары.
- Три чая!!! - заорал Элендил, тренированным преподавательским ревом перекрывая за раз и скрипение Фраппи и нытье Клеппа. - И сладкий рулет!!!
Закрыв дверь, он вернулся в кресло и снова заговорил спокойным, тихим и вежливым голосом:
- Наиболее доступный для нас путь в Обливион, который я могу предположить - это так называемая Пропасть Марука. Летео, ты наслышан?.. Отлично! В таком случае, мы с тобой оба понимаем, что нам это не подходит, ну а твоему другу я объясню.
Элендил повернулся к названному Ормилом альтмеру и сказал:
- Пропасть Марука - это вход в Обливион. Не выход из него.

Отредактировано Элендил (2018-03-06 03:21:28)

+1

11

Ормил внимательно слушал и объяснения Летео, и речь Элендила - он направил разговор в нужное русло, а теперь оставалось наблюдать: в данной ситуации от него уже мало что зависело, лучше оставить решение проблемы тем, кто в ней лучше разбирается. И стараться удерживать себя в рамках, не позволяя переходить от безудержной радости по поводу того, что сварливый маг с обидчивостью ребенка и знаниями мудреца знает, как попасть в Обливион - к глубочайшему отчаянию, если это не так просто, как он говорит.
Впрочем, из речи ученого он вычленил нужные слова, и когда тот обратился к нему, Ормил спокойно и размеренно ответил:
- Я не знаю, что такое Пропасть Марука, Мастер. Но если это единственный способ попасть в Обливион - я согласен. Все мои средства будут в вашем распоряжении, только окажите мне честь провести меня к порталу. Не смею требовать от вас следовать за мной, скорее... я бы просил вас этого не делать. - он быстро глянул на Летео, безрассудность Диренни была столь же известна ему, как и интеллект. - Но мне нужно попасть туда, и если Вы, - он снова вернулся взглядом к Элендилу, - сможете мне помочь - моя благодарность будет безмерной.
Раздумывать тут было нечего - Ормил давно стремился к тому, чтобы попытаться найти кинлорда, без служения которому он не мыслил жизни. И если ценой за эту попытку будет его жизнь - что ж, он готов заплатить.

+2

12

Элендил, прищурившись, посмотрел в глаза Ормилу. Где-то он уже видел все это: упрямо сжатые губы, неподвижное лицо и о, этот безнадежно-одинокий взгляд пса, потерявшего хозяина. Именно так выглядел Арнаирил первые годы после Битвы Красного Кольца и смерти Наарифина. С небольшим, разве что, отличием - Арнаирила в то время окружал легкий скуумовый дымок. И, кажется, в Обливион брат тоже ходил, да. В своих галлюцинациях.
Вполне в характере ученого было порекомендовать Ормилу этот проверенный Арнаирилом портал в иные планы, но... Сердце сжала тоска - не вдохнуть. И было-то, на самом деле, совсем не смешно. Ах, как они умеют служить, эти гордые воины благословенных Островов, не помня себя, до смерти, до забвения, до полного исчезновения в тени своего божества, будь оно личностью ли, идеей ли, орденом ли - все равно, все равно... Арнаирил, тот, кого Элендил знал с детства, так и не вернулся: часть его будто умерла вместе с Наарифином на вершине Башни Белого Золота мучительной смертью. И этот воин тоже - не вернется, останется бродить душой, сам не зная, где, вечно бредя поиском того, кому, верно, и дела нет.
- Вашу бы самоотверженность да в созидательное русло, - со вздохом заметил Элендил.
Ученый достал из нагрудного кармана жилета (коричневого, шерстяного) монокль, протер носовым платком стекло, но так и не одел, спрятал обратно. Повинуясь душевному порыву, Элендил поднялся на ноги, подошел вплотную к Ормилу и заставил сесть в освободившееся кресло. Сам же он навис сверху, одной рукой опираясь о спинку кресла, другой - о столешницу. Это было бы очень грубо, если бы не выражение лица и, в особенности, глаз - такое искренне-сочувствующее, какого за много десятков лет не видели и не знали за Мастером многие куда более близкие ему меры.
- Бросьте это, слышите? - тихо сказал он, глядя Ормилу в глаза. - Я не спрашиваю, зачем Вам это - вижу, что о себе Вы не думаете. Но зачем это ему? Повторю в третий раз: Пропасть Марука - односторонний портал. Войдя через нее в Обливион, Вы уже не выйдете обратно этим путем. И что Вы будете делать тогда? Выдернете своего кинлорда из мира его Госпожи, потащите его через враждебные ему планы других Даэдра в поисках выхода в Нирн, и если даже он... если вы оба вернетесь - не утонете в кошмарных снах Вермины, не сгинете в пыточных Молаг Бала, - если даже вы вернетесь, то что хорошего ждет здесь вас обоих?! Об этом Вы подумали?!
Он взял Ормила за руку, тепло и по-братски, заглянул в глаза:
- Вы хоть раз думали о том, что Ваша преданность может быть тяжкой ношей для другого? - сказал он. - Живите сами и дайте жить ему, Ормил. Цветные Комнаты - отнюдь не самое плохое место. В особенности для того, кто дружен с их хозяйкой. Считайте, Вашему кинлорду повезло. Да и Релеменилу тоже, - Элендил выпрямился и отошел. - Дайте себе время подумать, Ормил. Никак не меньше, чем до сегодняшней полуночи. И если никаким словам не достучаться до Вашего сердца - что ж, так и быть, я Вам помогу.
Элендил отвернулся, якобы давая понять, что сказал все и разговор окончен. А на самом деле - чтобы скрыть заблестевшие на глазах слезы. Он уже говорил что-то похожее, кажется. Тридцать лет тому назад - или вечность? И конечно, Арнаирил не послушал.
Они никогда не слушают - если не ты их хозяин.

Отредактировано Элендил (2018-03-08 02:53:15)

+2

13

Летео понимал.
Да, в обливионских перемещениях он был сугубо теоретиком и не рискнул бы составлять формулу призыва, но  —  понимал.
Мы войдем в Обливион, но кто выведет нас оттуда?
И скреблось на душе: а надо ли? Элендил вон аж Ормила усадил в кресло, а сам навис сверху, мол, выбрось из головы. И правда —  чего это они собрались… Экспедиция и так прошла почти нормально. Ну подумаешь, убитая девчонка. Ну подумаешь, слуга отправил на тот свет сумасшедшего лорда и сам сошел с ума. Ну подумаешь кинлорд-даэдропоклонник воззвал к своему Принцу, и… заодно вон талморского инженера куда-то вытащил. Если только Релеменил не умер в цитадели.
Ерунда какая. Такие масштабные достижения того стоят, правда?
«Нет».
Летео сжал кулаки.
- Элендил, - он подошел сбоку, понимая, что вмешиваться в этот разговор на двоих немного.. даже невежливо, если угодно. Но ему тоже было, что сказать. - Иногда чуждые нам силы сводят смертных с ума, превращают в марионеток и… творят другие ужасные вещи. Иногда совершенно ничего нельзя поделать с этим. Но сейчас… сейчас можно. Нам с тобой, - он выделил интонацией это «тобой», намекая, что основная работа достанется —  правильно, Элендилу! —  Надо придумать, как пройти через обливионские планы и не только войти в Цветные Комнаты, но и выйти из  Обливиона. Неужели не сможем?  Ну… ты же гений, Элендил. А я… а я тебе помогу. Вот.

+2

14

Ормил сжал челюсти, так что на скулах заходили желваки, взгляд стал отстраненным, как будто враз остекленели глаза, но при всем этом он не отстранялся так же от того, что ему говорили, как могло бы показаться. Он дал высказаться Элендилу, затем Летео - и лишь после них обоих подал голос.
Возможно для того, чтобы успеть справиться со своим.
- У меня было время подумать, Мастер, - глухо ответил он. - Больше, чем вы думаете. И... - Ормил на мгновение опустил голову, затем поднял ее, в упор посмотрев на Элендила, - вы говорите, как мер, которого лично коснулось такое же... или сходное. Поэтому я отвечу откровенно - и вам, и мастеру Летео. Я давал клятву - служить моему господину до своего последнего вздоха. Вы можете сказать, что его уход снимает с меня клятву, но... я так не считаю. Пока он жив - я чувствую, я знаю. И я жив тоже. И... когда он вернется - я не хочу, чтобы здесь, в Нирне, не осталось ни единого знакомого ему существа. Я не думал о возвращении, - Ормил улыбнулся, и эта улыбка как будто уже не принадлежала этому миру, - я хотел лишь найти кинлорда и служить ему вечность, если такова будет его воля. А если он велит мне уйти - я исполню его приказ. Не думайте, что я неблагодарен, или думаю лишь о себе.. но я повторю свою просьбу - помогите мне попасть в Обливион. А дальше мои способности и мой меч укажут мне дорогу.

+1


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Вы, кажется, шутите, Мастер Летео?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC