Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Свой среди чужих. Встреча


Свой среди чужих. Встреча

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время: Конец зимы 201 года 4Э
Место: заброшенный форт на дороге в Маркарт из Солитьюда
Действующие лица: Нинд Аши, К'Урад-Туа, банда разбойников.

Отредактировано Нинд Аши (2018-03-01 20:05:33)

0

2

Данмер обещал вернуться до рассвета. Норду, правившему повозкой, было в общем-то все равно, вернётся ли этот странный пассажир, кутающийся с свой тонкий плащ из мешковины. Ему оплатили дорогу сразу же, кто-то из талморского посольства. Тир чуть не поперхнулся, когда один из остроухих выложил двойную цену и приказал отвезти странного бродягу-данмера в Маркарт.
Они проделали уже значительную часть пути, но данмер не заговаривал с ним, сидел,уткнувшись в самый угол, и размышлял о своём. А на привале, когда они остановились на ночлег, выхватил свой лук. Тир всегда держал рядом свой топор - случаи бывали разные, а дороги - неспокойные.
- Моя вернуться к утру, - норд удивленно уставился на пассажира. Но тот не стал дожидаться ответа и растворился в темноте.
Тир пожал плечами и занялся готовкой. Преследовать сбрендевшего данмера он не собирался.

Было холодно и больно. Источником боли служила голова, в которую периодически били чем-то тяжелым. Скоро до данмера дошло, что это были каменные ступени, по которым его волокли, не особо заботясь, как и обо что бьется его тело.
Он чувствовал, что кости не сломаны. Это было здорово. Трудно держать лук с переломом руки.
- Н'вах, тащи этого ублюдка осторожнее! - рявкнул кто-то так громко, что у Нинда отдалось в голове. Ругательство подсказало ему, что один из оглушивших его бандитов был родичем.
- Трупов у нас и так хватает! Нам нужны живые образцы. Целые, - теперь стало ясно, почему с ним обращались так аккуратно. Нинд застонал и выплюнул скопившуюся кровь в горле.
Кто-то вцепился ему в шею и приподнял так, чтобы данмер не захлебнулся, если его будет тошнить.
- И куда его? - Нинд разлепил веки и в тусклом свете факела увидел две фигуры, стоящие около него. Высокий, мощного телосложения норд стоял безучастно и тупо, ожидая приказа второго. Им оказался данмер, почти такого же роста, как Аши, он был гораздо старше.
В отличие от покрытого шрамами норда, закованного в броню, данмер был одет в черную мантию, а лицо его было не обезображено. Нинд не заметил на ней особых отметин и символов, но поведение парочки явно говорило о том, что их действия противозаконны.
- Какой прекрасный экземпляр! - прошептал родич, осматривая его, словно животное. Ощупывая мускулы и проверяя, нет ли где переломов. - Не смей его убивать, Коэн! Я заплачу в полтора раза больше, если ты его доставишь нам живым.
Нинду не нравился блеск, который появился в красных глазах мага. Он смотрел на Аши, словно на свою личную игрушку.
- Аргонианка тоже выжила? - спросил родич. Получив утвердительный ответ, он махнул рукой в сторону железной двери с шипами. - Свяжи его покрепче и посади к ней. Подготовь повозку с мертвыми телами. Заберу их вместе с этой сладкой парочкой.
Коэн схватил пленника за плечи и буквально втолкнул в темное промозглое помещение. Нинд споткнулся о кого-то и упал. Из темноты застонали.
- Да провались в обливион ты, вместе со своими хозяевами! - тихо ругнулся норд. - Проклятый некромант!
- Который тебе платит, мой дорогой Коэн - невозмутимо ответил данмер. Нинд понял, что означал этот унизительный осмотр и черная мантия родича. Он бессильно сжал кулаки, когда тяжелая дверь захлопнулась.

Отредактировано Нинд Аши (2018-03-01 21:15:10)

+1

3

Тихий перестук капель, липкая темнота, глухое бормотание и редкие грубые окрики охранника – вот что окружало юную аргонианку уже очень долгое время. К’урад-Туа лишь смутно понимала, как она очутилась здесь. Кажется, это произошло по дороге в Морфал, или Вайтран, или Солитьюд, или ещё куда-то. В памяти девушки отпечаталось несколько лиц. С течением времени их черты расплылись и сплелись в один бесформенный комок ярости и насилия. Любые попытки вспомнить, кто же это такие, отдавались тупой болью в затылке, которая никак не хотела униматься. Аргонианке не было дела до того, что с ней будет дальше. Единственное, что её сейчас заботило – это сделать ещё один вдох и продолжить разглядывать густой мрак, скалящийся нечеловеческими мордами.

Просторная камера, выложенная грубым камнем. Когда К’урад-Туа впервые оказалась в ней, она была полна других людей. Мужчины и женщины, дети и старики – все сплошь измученные и израненные. Они грудились друг рядом с другом, лежали на полу, причитали и сыпали проклятья на тех, по чьей вине они здесь оказались. В воздухе стоял острый запах прелой мочи и пота. Он забивал ноздри, лез в глотку, старался добраться до лёгких, буквально до каждой альвеолы. Иногда тьму разгонял неровный свет факела, зажатого в чьей-то руке, и тогда узники начинали обеспокоенно перешёптываться. Они знали, что сейчас произойдёт. Знали и надеялись, что в этот раз выберут кого-то другого. Пронзительные крики, разносившиеся по сырым коридорам, красноречиво говорили о том, что ничем хорошим это не заканчивалось. Так, постепенно, камера пустела. А пара плечистых и молчаливых охранников всё чаще протаскивали по коридору очередное тело, чтобы сбросить его за одним из поворотов. После этого сладковатый аромат разлагающейся плоти становился только сильнее.

До К’урад-Туа, кажется, никому не было никакого дела. Совсем скоро она осталась одной единственной, пережившей всех прочих. Тогда её перевели в другую, не такую просторную, камеру. Порой она замечала пару краснеющих глаз, что смотрели на неё сквозь узкую прорезь в холодном металле двери. Находившиеся по другую сторону, они с неким садистским интересом разглядывали девушку, что день и ночь что-то бормотала, разговаривая сама с собой. В такие моменты все те голоса, терзавшие разум аргонианки, отступали прочь, куда-то на задворки сознания. Девушка чувствовала ту силу и мощь, исходящую от обладателя этих глаз. Она была одновременно притягивающей и пугающей. Она была ей слишком знакома. Из раза в раз К’урад-Туа желала выцарапать собственные глаза, только бы не смотреть в ответ, но сил у неё не было даже на это. Лишь спустя несколько долгих минут они исчезали, оставляя девушку наедине с темнотой и её демонами.

Чей-то раскатистый смех пронёсся под сводами подземелья. Он принялся отскакивать от каменных стен и, в конце концов, заблудился где-то в холодном мраке. А затем, натужно скрипя ржавыми петлями, дверь в камеру аргонианки отворилась. Щурясь от нестерпимо яркого света факела, резавшего глаза девушки даже через закрытые веки, она нащупала каменные ступени, и хотела было поползти вперёд, к выходу, как вдруг кто-то неизвестный навалился на неё, не давая пошевелиться. Издав лишь сдавленный стон, К’урад-Туа попыталась отпихнуть его в сторону, да только незнакомец, как оказалось, пришел вовсе не по её душу. Это был совсем ещё юный данмер, ставший, как и она сама, невольным пленником неведомого мучителя. Растянувшийся на полу, он лежал без всякого движения. Однако тяжёлое дыхание говорило о том, что он ещё жив. Пробормотав что-то бессвязное, К’урад-Туа принялась подбираться ближе к своему нежданному «соседу». Очень часто у тех, кто только оказывался в камере, можно было найти что-то съестное. А девушка была сейчас слишком голодна, чтобы беспокоиться о своей безопасности.

+1

4

Нинду уже случалось оказываться в подобной ситуации, как тогда, в полузатопленном святилище, где собственная мать готовилась принести его в жертву даэдра. Может быть, ему было страшно. Он не помнил, все эмоции приглушило состояние шока после предательства. Но был в этом один положительный эффект - когда ты уже оказывался на самом дне, уровни повыше уже не так пугали.
- Кто здесь? - спросил Нинд на тамриэлике. Он старался зацепиться за непривычные слова, но звенящая боль, обручем сжимающая виски, мешала сосредоточиться. Он почувствовал застарелую вонь от давно немытого тела. После света факела темнота казалась непроглядной. Оставалось полагаться только на слух, а он подсказывал, что тот, кто ещё находился в небольшой камере, был жив. Но двигался как-то скованно.
К аргонианке. Точно, тот некромант твердил об ещё одной заложнице.
- Вы не бояться, - попытался успокоить он пленницу, но в то же время сам стараясь отползти подальше от места, где аргонианка что-то бормотала в забытьи. Нинд думал, что их обоих связали на совесть. - Вы знать, зачем нас держать?
Самому Аши было ясно, что их собираются использовать в качестве объектов для опытов. На его родине некромантия была под запретом и использовалась скорее в качестве наказания для провинившихся перед родом. За чисто научный интерес в Морровинде мага могли покарать. Поэтому практикующие темное искусство часто прятались в пещерах в самых отдаленных уголках страны.
Но он раньше не слышал о том, чтобы с некромантами сотрудничали разбойники. Жадность оказалась сильнее осторожности?
Он услышал, как за дверьми кто-то переговаривался, но не мог разобрать, о чем идет речь. Нинд ощупал веревку, которой его связали, и с облегчением убедился в том, что её вполне можно перетереть о камни. Он нащупал пальцами то место в стене, где был отбит кусок кладки. Где-то должен был быть осколок?

- Удачный улов, - некромант ощерился в улыбке. Коэну снова стало не по себе. В глубине души он уже жалел о том, что пошел на сделку с этими сумасшедшими сектантами.
Тем временем некромант о чем-то напряженно раздумывал, пальцы его нервно теребили край мантии. Норду не нравился этот жест. Он означал, что в голову нанимателя пришла очередная идея для нового опыта над пленными.
Маги редко что-то делали в стенах форта, предпочитая забирать тела и пленников в свою пещеру. И они не утруждали себя убирать помещение после экспериментов.
- Вот что, я пока займусь телами, а ты приведи аргонианку в комнату для опытов позже, - наконец решил он. Тело эльфа было в отличном состоянии, и из него получится хороший зомби-охранник. Но чтобы не волочь лишнюю тяжесть до основной лаборатории, он решил пока сохранить жизнь пленнику. А с аргонианкой можно было поэкспериментировать и на месте. Если результат не устроит, можно было снять испорченную плоть и забрать лишь кости. Но сначала ему предстояла рутинная работа по обследованию и подготовке тел. Девушке придется подождать.

0

5

При первом звуке чужого голоса аргонианка поспешно дёрнулась в сторону, стараясь отползти от незнакомца как можно дальше. За долгое время пребывания в темноте её зрение стало настолько плохо, что она различала лишь копошащийся силуэт, что силился подняться с пола. Однако говоривший явно был молод, это чувствовалось в той юношеской звонкости, что звучала в его словах.
— Красный, тело, боль, крики. - невпопад пробормотала К’урад-Туа. Прислушиваясь к любому, даже самому малому шороху со стороны этого неизвестного, она с трудом пыталась осмыслить, что он сейчас делал. Мысли путались, словно череп девушки был наполнен гноем. Забившись в дальний угол камеры, аргонианка инстинктивно сжала возможное орудие, которым, в случае чего, сможет отбиться. Это был довольно увесистый кусок камня, найденный К’урад-Туа незадолго после того, как она оказалась в этой темнице. Острый, напоминающий наконечник копья, он превосходно служил девушке. Как художник кистью, она выцарапывала странные письмена и символы, которыми полнился её рассудок, на каменном холсте этой комнаты. Вот и сейчас, с опаской поглядывая на ту тёмную кучу, что привалилась к стене и слепо шарила по полу связанными руками, аргонианка принялась чертить очередной из них, внезапно всплывший в её воспалённом мозгу.
— Орекнамнт, ремтьс, озл. - принялась бормотать девушка, беспорядочно путая буквы в знакомых словах и тихонько постукивая камнем о камень, вновь целиком уйдя в себя.

0

6

Глубокая ночь укутала горы своим темным покрывалом. Только одно окошко светилось в башне заброшенного форта. На этот огонек из засады смотрели двое - Утрег Быковоз и Ашер.
Утрег даром, что звался простым крестьянином - силы и дури в нем смолоду было немерено, и прозвище свое он получил, когда на спор провез, впрягшись в телегу, быка через весь Драконий Мост. Что касается Ашера, то он был... просто Ашер. Таинственный бродяга-редгард, то ли недоучка-алхимик, то ли просто фигляр, который отчего-то взялся помогать фермеру спасти из разбойничьего плена жену и сына.
- Только бы живы-здоровы были, - с тоской вздохнул Утрег, глядя на темную громаду форта. - Столько времени потерял, пока нашел...
- Все будет хорошо, нынче ж ночью их обнимешь, - сказал Ашер, похлопав Утрега по плечу. - Ладно, я пошел.
Редкард бесшумно сорвался с места и быстро, перебегами от укрытия до укрытия, побежал к форту. Они с Утрегом видели сегодня вечером, что несколько разбойников покинули свое убежище, но сколько еще было внутри - никто не знал. А их было слишком мало для штурма. Зато у Ашера было кое-что, позволяющее уравновесить силы или, по крайней мере, огорошить врага внезапностью.
У самой стены Ашер скрючился на корточках, вытащил из своего мешка несколько увесистых бутылей и наскоро принялся смешивать содержимое. Наконец, влив тонкой струйкой последний ингредиент, редгард выпрямился, стараясь не трясти бутыль и даже не дышать на нее, прицелился на глаз и закинул бутыль во внутренний двор форта.
Через пару секунд прогремел взрыв, сотрясший древнюю крепость от вершины башни и, должно быть, до самых глубин. Земля на том месте, где грянул взрыв, осыпалась в глубину - туда, где, должно быть, находились подземные темницы.

0

7

Слова аргонианки показались Нинду неясными. Он с трудом понимал тамрилик, а бессвязные рисунки, украшавшие стену сбивали его с толку. Девушка сжимала в руках камень, который откололся от стены, но просить его у неё было затруднительно. Кажется, она не понимала его слова, искаженные акцентом.
- Не беспокойтесь, - Нинд потянулся к тому месту в кладке, где откололся кусок, и быстро стал перетирать верёвку. Он надеялся, что успеет прежде, чем вернётся хоть кто-то из тюремщиков.
Но он не успел закончить свой труд. Госпожа удача распорядилась иначе, послав им спасение из совершенно неожиданного источника. Земля содрогнулась, Нинду сначала показалось, что потолок камеры обрушится на них. Но чудо, он остался на месте. Больше Нинд не помнил ничего, из-за взрыва его кинуло вперед, и он ударился головой о стену, потеряв сознание.

+1

8

Ашер подождал немного, но толпы вражин не посыпались на него со стен. Только один высунул башку сверху и быстро спрятался. "Удачно заглянули, - подумал редгард, - их мало". Он перекатился по земле и спрыгнул вниз, в открывшуюся яму. В спину ему послышалось громкое сопение - Утрег торопился спасти жену и сына.
- Какие-то пленники, - прошептал ему Ашер, сотворив магический огонек. - Бедняги, их обоих, кажется, оглушило. Та-ак, кто тут у нас? Данмер и... Утрег! Утрег!!! Ты что творишь?! О чем мы договаривались?!
Но Утрег, позабыв об осторожности, ухватился огромными руками за прутья решетки и отогнул их в стороны. Образовался проход, в который норд протиснулся и с криком: "Свенья! Асгерд!" побежал по тюремному коридору наверх. Ашер успел только выругаться, прежде, чем жуткий, свистящий звук заклинания прервал крики Утгерда. Сообразив, что план провален, редгард сказал себе - пора удирать. Вот только... Он обещал Утгерду спасти пленников.

Ашер подкрался к решетке, не решаясь высунуть голову. Трупная вонь била в нос, заставляя слезиться глаза. Колдун, убивший Быковоза, видно, прятался. "Логично, - сообразил редгард. - Он ведь не знает, сколько нас тут".
- Соркальмо, что тут произошло? - изменяя голос, прогудел Ашер себе в шарф, и сам же ответил другим голосом: - Почем я знаю?!
- Придерживаемся первоначального плана! Вунгард, Сванн, по местам! Соркальмо! Ставь ловушки, ленивая остроухая задница!
- Пока ты болтал, Васинус, я их уже поставил!
Отыграв по ролям этот маленький спектакль, Ашер прислушался и услышал тихие удаляющиеся шаги. Тогда он выглянул в коридор и увидел гору обезображенных трупов. В ближайшей к нему женщине... точнее, половине женщины, только до пояса, с трудом можно было узнать прекрасную нордку, которую Утгерд описал Ашеру, как свою жену. Чуть подальше из под неузнаваемого тела торчала маленькая детская ручка.
Ашер молча отвел взгляд и склонил голову. В другой стороне коридора, где начинался подъем наверх, неподвижно лежал Утгерд. "Ну что ж, - грустно подумал Ашер. - Во всяком случае, ты не узнал, что они мертвы. Надеюсь, вы встретитесь в этом вашем, как его, Совнгарде".
Теперь уж точно пора было уходить. Некроманты обычно таки не дураки и скоро сообразят, что толпа воинов с магом была всего лишь обманом. Ашер в растерянности посмотрел на двух бесчувственных пленников. Он прекрасно понимал, что вынести сможет только одного, но боялся сделать выбор.
В коридоре послышались неровные шаги и глухое рычание. "Послали зомби на разведку", - подумал Ашер, а в следующую секунду, похолодев, вспомнил: Утгерд. Сражаться с бывшим товарищем, пусть даже с его трупом, редгарду не хотелось. Он на мгновение зажмурился, затем подхватил ближайшего к нему пленника, закинул его себе на спину и по каменной насыпи выбежал навстречу холодной и ясной звездной ночи.

Форт остался далеко за спиной, когда уставший Ашер сбросил с плеча свою ношу. Кажется, юный данмер приходил в сознание.
- Спокойно, братец, все свои, - сказал редгард на тамриэлике, осторожности ради отходя чуть назад. - Как только я увижу, что ты не путаешь меня с разбойником и не собираешься свернуть мне башку, я мигом сниму с тебя веревки, понял?

0

9

Все что помнил Нинд, это громкий звук и темноту. Сколько времени прошло, понять было непросто, но судя по все ещё ноющему телу и голове - не больше суток. Нинд с трудом разлепил глаза и уставился на редгарда. Тот вел себя и выглядел как обычный человек, не душегубец и не некромант. Спаситель попросил сохранять спокойствие, что было весьма кстати.
- Я идти в Маркарт. Некроманты держать. Плен, - отрывисто бросил данмер, протягивая ладони, чтобы человек мог снять веревки. - Там быть девушка в плену, - он не знал, какое лучше слово подобрать на тамрилике. - Спасти её нужно. Она жить?
Он цепко осмотрел своего спасителя. Разбойники украли у него оружие, и верный лук был сейчас не в его руках. Возвращаться с пустыми руками, без оружия, было опасно. Может, у незнакомца сыщется хотя бы кинжал?

Отредактировано Нинд Аши (2018-03-23 13:16:29)

0

10

Ашер вздохнул и спрятал глаза. Эта ящерка будет сниться ему теперь, наверное, до старости. Ну что же... пусть хотя бы ему одному.
- Там все мертвы, парень, - отрывисто произнес редгард, перерезая веревки на запястьях данмера. - Так что... расслабься.
Поймав пристальный взгляд нового знакомого, Ашер удивленно поднял бровь, а потом сообразил - конечно же. Тот ведь теперь гол, как сокол, а дорога опасна. Немного помедлив, Ашер снял с пояса охотничий нож, который ему одолжил покойный (или непокойный уже?) Утгерд, а от себя добавил пару лечащих зелий.
- Удачи, парень. Береги уж себя впредь.

0

11

Все умерли, возвращаться было бессмысленно. Нинд печально опустил взгляд, взяв зелья и оружие. Жаль, что лука не сыскалось, но все равно, своё привычное оружие уже не вернуть. Придется обойтись кинжалом. Он легко склонил голову в знак благодарности и забрал зелья. Все же доброта посторонних - вещь редкая, а оттого ценная.
- Я благодарен, - на прощание ответил он редгарду, больше не смея отнимать время у спасителя. Путь до города, где были ответы на его вопросы, предстоял долгий.
Хорошо, что они остановились недалеко у знакомого места. Похоже, дальнейшую дорогу ему придется проделать пешком, ведь извозчик вряд ли станет его дожидаться. Но радовало, что дорога была одна и сложно было сбиться с пути. сворачивать в поисках приключений больше не хотелось. И данмер, махнув рукой Ашеру, отправился к своей цели.

0


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Свой среди чужих. Встреча


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC