Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Черное на черном


Черное на черном

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время и место: весна 201-го, канализация Имперского Города.
Участники: Ондалион, нпс.
Предыдущий эпизод: Гость. Не завоеватель.

0

2

Оренгейру было страшно. Разом вспомнились все самые жуткие истории, какие только он знал: о призраках клинков и контрабандистов, о пропавшем ученике из Университета, который за сотни лет превратился в чудовище и теперь прячется в темной воде. И о коллекторной волне. Особенно о ней.
Босмер остановился и прислушался, но за дробным шагом талморских солдат не слыхать было ничего. Магические огни выхватывали из темноты то маслянно блестящую жижу в каналах, то грубые стены, на которых - выше головы Оренгейра и по плечи талморцам, - четко отпечаталась бурая полоса: уровень воды при каком-то очередном затоплении.
- Э-э-э... А Лазариус, кстати, здесь был, - говорить о чем-то, лишь бы немного разрядить атмосферу, было насущной необходимостью. - Они искали сбежавшего алчущего из вивариума. Э-э-э... вот.
Босмер посмотрел на солдат с надеждой, что кто-нибудь из них поддержит разговор или хотя бы спросит, удалось ли найти прыткого даэдру. Когда самый молодой из талморцев случайно задержал на нем взгляд, адепт воспринял это, как участие, и радостно продолжил:
- Нашли! Судя по рассказу Лазариуса, где-то недалеко от того места, где мы сейчас находимся! Но представляете, алчущий-то был уже мертвый! Кто-то его... что-то его... убило, - тихо закончил босмер и поежился.
Вот и поговорил, называется. Еще страшнее стало. И все казалось, что кто-то смотрит в спину... Оренгейр резко обернулся, но увидел только черноту. Нервно шмыгнув носом, он ускорил шаг, чтоб оказаться за спиной Ондалиона.

Туннель уперся в стенку. Чтоб идти дальше, надо было спрыгнуть вниз, в канал, и миновать полуприкрытый проржавевший затвор, спускавшийся почти вплотную к воде. Оренгейр поежился от страха.
- Чур я в воду не полезу, - вякнул было он, и тут же сам себе ответил: - А по-другому тут, вроде, и не пройдешь.
И, словно отвечая ему, черную гладь нарушили несколько пузырей воздуха, поднявшиеся со дна.

+1

3

Не одному босмеру было здесь не по себе, другие, кто так же испытывал неприязнь и скверное предчувствие, не подавали виду. Еще бы, что бы это был за позор, боятся и ёжиться при виде темных трущоб. Ондалион, ведущий отряд через канализацию, не испытывал ничего подобного, лишь мысль о задании, не может он подвести своего советника и упасть в его глазах. Да и с чего бы прошедшему подземный Гектахейм и встретившего самое настоящее зло этого мира, испытывать хоть малейший страх перед этим местом.
Обстановка вводила альтмеров в отвратительное состояние. Со всех сторон темные, грязные стены, заляпанные разнообразными субстанциями, стекающими по полу в канал с водой. То и дело с потолка сорвется случайна капля не воды на головы счастливчикам. Как бы не хотелось Ондалиону это отрицать, он все же чувствовал что-то плохое, будто кто-то постоянно наблюдает за ними. Еще больше, чем гнетущая атмосфера, раздражал юстициара не замолкающий голос Оренгейра, с рассказам об этой канализации. Глупец он или нет, босмер заинтересовал Арингола, а значит и Онладиону следует прислушиваться к его словам и не закрыть на это глаза.
— Стоп. — Резко остановившись и подняв согнутую руку вверх, Ондалион присмотрелся к затвору в стене, на уровне воды в канале, затем и на саму воду. — Придется лезть в низ.
Пузырики в воде не остались не замечены, обращать ли на это внимание? Под давлением обстановки большинство альтмеров напряглись завидев их, и Ондалиону так же не показалось это нормальным.
— Проверь что там. — Взгляд командира лег на довольно молодого альтмера, с которым Оренгейр пытался вести диалог. Тот в свою очередь приблизился к уступу над водой, приглянулся повнимательнее, и сотворив в руке ледяную глыбу, метнул ее прямо в воду.

+2

4

Оренгейр затаил дыхание, глядя, как талморец приближается к краю канала. Все представлялось, как нечто, какое-то ужасное чудовщие, того и гляди выскочит из воды, вцепится присосками в голову альтмеру и утащит в воду! Босмер уже забыл, что это талморцы - страх и гроза мирных людей по всей Империи, способные сами утащить кого угодно и куда угодно. Сейчас, в этой непроглядной темноте, под давящими сверху сводами, невольно позабылись слухи и байки, и меры казались просто мерами - живыми существами из плоти и крови.
Поэтому, когда вода забурлила там, где ее прошило ледяное заклинание, Оренгейр от ужаса завопил дурниной, метнулся на какую-то проржавевшую решетку, перекинутую через канал - и вместе с нею сорвался вниз.

Все последующее происходило очень быстро.

Из воды выскочил совершенно голый человек - невысокий, дряблый и очень бледнокожий, - и быстро побежал по туннелю прочь от талморцев, шлепая по камню босыми ногами.

Оренгейр же, оказавшийся в воде, зацепился ногой за упавшую вместе с ним решетку. Он ничего толком не видел и не слышал за бледной грязной пеной перед глазами и собственным паническим страхом. Решетка тянула его вниз, а ему казалось, что чудовище вцепилось в него и уже начало пожирать. Босмер барахтался, поднимая тучи брызг, и верещал так, что многократное эхо, отраженное от сводов туннеля, било в мозг с силой самого тяжелого нордского молота.

+1

5

И если босмер от произошедшего чуть ли не вывернулся наизнанку в прямом смысле этого слова, отряд Ондалиона не дрогнул нисколько. Боевая подготовка Талмора и дисциплина солдат говорили сами за себя, что даже от резкого и неожиданного события, все остались сдержанны и не поддались испугу или другим любым эмоциям.
— Что за... — Ондалион держал руку к верху, указывая своим солдатам о том, что бы они никак не реагировали. Откуда взяться этому человеку в таком месте - ни единой мысли в голове у юстрициара. И куда он может направляться - прятаться от неожиданных гостей или созывать сородичей по канализации - понять было невозможно. — Спускаемся. — Решительно повел альтмеров за собой Ондалион, краем глаза заметив, что происходит у Орегнейра. Молодой альтмер, случайно ставший жертвой рассказа босмера, а так же второй, рослый и сильный мер, со светлой короткой бородкой и красным кнутом и драконом на золоченой броне подобрались к Оренгейру, барахтающемуся в воде и ловкими движениями вытащили его ногу из под решетки и помогли встать на ноги, закрывая рот руками.
— Ты же говорил, что в канализации может водиться нечто чудовищное? — Ехидно улыбнулся Ондалион, глядя назад через плечо. — Может покричишь погромче, что бы оно явилось сюда за тобой? Держи свой крик в себе и не поднимай лишнего шума. — С последними словами, улыбка Ондалиона исчезла, а тон его стал более серьезным.
Талморцы миновали затвор, так и запачкав золотые сапоги, и оказавшись на другой стороне, вновь стали двигаться по маршруту старика, уже однако с большей осторожностью, выглядывая в темных уголках тени, и тех, кто  их отбрасывает. Мечи их теперь были обнажены.

+1

6

Оренгейр молчал и делал вид, что ничего не произошло. Ему было ужасно стыдно, что он так глупо испугался. Хотелось хоть что-то сказать в свое оправдание, но ничего не приходило в голову.
- Я вообще нервный, - прошептал он, наконец, обращаясь к молодому солдату, которого раз и навсегда избрал жертвой своей общительности. - А если сильно зайдет, могу и того... агрессивным стать. Но ты не бойся, я своих всегда узнаю и не обижу!
Проныривать под полуопущенным затвором было мерзко и страшно. Оказавшись по ту сторону, Оренгейр огляделся и принюхался. Было тихо - только где-то капала вода с потолка. Магические огоньки едва разбавляли густой мрак подземелья. Слабо-слабо, еле слышно ноздри раздражал сладковатый запах. Запах тления. Едва осознав это, Оренгейр напрягся - аж до капелек пота на мокрых висках. Боясь снова выглядеть трусливым идиотом, босмер убеждал себя, что это всего лишь пахнет дохлая крыса... пока не увидел тело в воде.
И рядом же - второе, третье, четвертое... Обнаженные, переломанные тела.
И запах гниющего мяса, уже не сладковатый, а разящий с ног, ударил в лицо.

Если присмотреться, на руке каждого из трупов можно было увидеть деревянную бирку, привязанную за шнурок. На каждой бирке был написан номер экспоната, раса и примерный возраст, а дальше шли какие-то непонятные цифры. Больше всего эти цифры напомнили Оренгейру данные экспериментов, которые оставляют в своих журналах ученые, испытывающие на крысах эффекты своей магии.

- Восемь богов... - прошептал Оренгейр.
В этот миг ему пришло в голову, что на молитву босмера быстрее откликнется Йиффре, но он не знал слов, которые мог бы послать лесному богу. Он был имперским подданным во многих поколениях.
- Это... Это ж прям под Университетом, да? - спросил он. - Восемь богов... Это ж получается, у нас кто-то... такое творит...
Позади босмеру померещились шаги, и он, не помня себя, схватил за руку своего молчаливого талморского собеседника - но из темноты, чуть прихрамывая, вышла невысокая, совсем не опасная на вид фигурка.
- Помилуй нас, Мара! - воскликнул, прижимая руки к груди пожилой волшебник и, кажется, в искреннем испуге обернулся вокруг: - Что здесь произошло?! Это ваших рук дело?
- Про... профессор Амьен?! - поразился Оренгейр, отпуская, наконец, талморского солдата. - Мы не... мы только что пришли, здесь уже все так бы... Но подождите, а что Вы здесь?.. Что вообще происходит?!
И он, окончательно запутавшись, обернулся на Ондалиона в поисках подсказки.

+1

7

По ту сторону прохода альтмеров встретило нечто ужасное. Среди мрака и витающего в воздухе дыма, пыли и... чего то жутко вонючего, солдаты проглядели трупы в воде. Быть может именно эту вонь они и почувствовали, лишь только спустившись в канализацию. Сильно, смертью и гнилью несло от тел, должно быть, лежат они здесь уже давно. Вся эта картина переносила меров совсем в другое место, в выдуманную лабораторию, где какой то злобный маг ставит эксперименты на живых людях, а может и не только на живых. И кем здесь себя чувствовать - солдатом, несущим свет в этот мрак, или же очередной подопытной крысой, которую вот вот пустят на опыты.
— Бирки, цифры, еще какие то записи. — Ондалион осторожно осматривал одно тело за другим, не прикрывая свой нос в отличии от остальных. — А тот другой, голый мужчина, видимо выживший.
Ответа не последовало сразу, оглянувшись, Ондалион увидел своих солдат в не лучшем состоянии. Затыкали носы, пятились то ли от вида трупов, что вряд ли, то ли от мыслей о том, кто мог это сделать.
— Это здесь, командир. — Яркий и резкий световой шар вырвался из пальцев старого мера. В отличии от многих, лицо его не выдавало никаких эмоций, за годы жизни привык уже он к картинам и похуже. — Университет Волшебства над нами. — Кивок последовал в ответ от юстициара. Трупы, опыты... какая разница Талмору до этого, их задание состоит в другом, кристалл и только. Остальное чужая забота.
Разрядил или больше напряг ситуацию голос старика, внезапно появившегося позади отряда. Ондалион молча слушал его, а затем и Оренгейра. Свести факты получалось, но верно ли? Трупы под Университетом, работа возможно их мага, странный старик, являющийся профессором... Мысль о том, что все это дело рук профессора Амьена могла оказаться реальностью. Вопрос в том, что он делает здесь и сейчас - случайная встреча с убийцей или он пришел сюда намеренно, за альтмерами. Да и вообще, убийца ли он. Если да, его стоит опасаться.
— Ни шагу вперед, профессор. — Ондалион выставил перед собой меч. — Здесь происходит важное задание Талмора. Это не наших рук дело, и у меня нет желания выяснять, причастны ли вы к этому. Покиньте канализацию или будете ликвидированы, как помеха нашей миссии.

+2

8

Профессор Амьен, кажется, не поверил своим ушам.
- То есть, я могу идти? - уточнил он и нервно хихикнул. - В таком случае, не извольте беспокоиться, я уже... - профессор сделал шаг в сторону выхода и улыбнулся на прощание: - Всего доброго, счастливо оставаться!
Оренгейр проводил его мрачным взглядом, пока тот с тяжелой сумкой наперевес неуклюже спускался в канал и, наконец, исчез в темноте. У босмера было мнение, что профессор Амьен имел прямое отношение к трупам в воде и отпускать его было нельзя. Однако спорить с главным талморцем, молодым на вид, но пугающе-строгим, адепту совсем не хотелось.

Канал закончился, узкий туннель уводил влево. Теперь Оренгейр шел почти в голове отряда, чуть позади Ондалиона, и именно поэтому одним из первых увидел лабораторию.
Все здесь было разгромлено, разбито, осколки плавали в грязных лужах. Лопнувшая труба прямо над головой явно являлась причиной всего этого. С острых краев до сих пор капала вода. Но совсем не это зрелище приковало взгляд босмера. Посреди лаборатории, тихо, будто спящая, лежала данмерка. Те, кто были на Консилиуме, могли бы узнать в ней величественную волшебницу, которая сидела по правую руку от ректора.
- Госпожа... Госпожа Сариса Вереним, - окликнул ее Оренгейр, в глубине души уже зная, что она его не услышит.
Данмерка была мертва или при смерти. На ее теле не заметно было никаких увечий - только страшная бледность и заметная иссушенность, которые появляются у жертв, когда маг заклинанием вытягивает из них жизнь. "Она доверяла Амьену, - подумал Оренгейр, - и не успела защитить себя. Но... она же была... в зрительном зале! Как она оказалась здесь?!". Босмер рассеянно огляделся. Единственным предметом, способным пролить свет на ситуацию, был мокрый то ли журнал, то ли дневник на единственном уцелевшем столе.

Дневник профессора Амьена

Почти весь дневник заполнен малопонятными заметками и результатами экспериментов, из которых становится ясно, что профессор Амьен заманивал в свою лабораторию бездомных и пьяниц, на которых потом испытывал заклинания. Интерес представляют несколько последних записей:

20.01.201
Готовлюсь к Консилиуму. Не забыть проконсультироваться у Л.Ф. по поводу фильтрации ртути. Любопытный факт - Сориса Вереним повредилась рассудком. По ее словам, ей мерещится человек, бретонец, которого она знала 200 лет назад, еще студенткой Гильдии Магов. Страшно любопытно применить к ней мою Концентрацию, но нельзя рисковать. Подумать, как можно спровоцировать у подопытного подобную паранойю.

23.01 (кажется)
Сориса Вереним стала навязчивой. Ее двухсотлетний знакомец якобы подошел к ней в торговом районе и стал расспрашивать про конец Гильдии Магов и дальнейшую судьбу последнего архимага. Типичная сумасшедшая. И это одна из глав нашего университета. Позор.

Не уверен насчет даты.
Я расстроен. Сбежал мой единственный успешный эксперимент. Ищу его в каналах с помощью дремор. Далеко не уйдет - я вовремя перекрыл все затворы. Радует только одно: если он до сих пор прячется, мое заклинание водного дыхания работает лучше, чем я ожидал.

Все еще не уверен насчет даты.
Поссорился с ректором, отказался выступать на Консилиуме. Сориса увидела своего знакомого в зале и была обеспокоена. Она прекрасно держит себя в руках. Любопытно исследовать пределы ее способности противостоять эмоциям - это может быть полезно для моих исследований в области Иллюзии.
Не пошел на Консилиум. Буду сегодня работать
.

Ужасно.
Я не знаю, что делать.
Я был здесь, занимался своими исследованиями, когда случился потоп. Вся моя работа уничтожена, и я пытаюсь собраться с мыслями, но не могу даже представить, откуда наверху взялось столько воды. Но это не самое страшное. Сариса прибежала сюда в поисках какого-то камня и, найдя, вцепилась в него, как фанатичка. Мне пришлось первому на нее напасть, пока она не увидела мои экспонаты. Теперь она, кажется, мертва. Я боюсь стражников - никто не оценит красоту моей теории, меня запрут в тюрьме. Я должен тщательно избавиться от улик и тел. Я уже собрал здесь все, что имеет ценность и что можно прода

Дневник обрывается на полуслове, и в самом его конце чернила настолько свежи, будто Амьен писал эти строки за минуты до прибытия талморцев.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-03-02 01:02:57)

+2

9

Жутко стало еще с момента спуска в канализацию, сейчас же обстановка вышла в настоящий ночной кошмар. Мысли о злом некроманте и тайной лаборатории, что были лишь глупой шуткой, теперь оказались реальностью.
— Помогите ей, быстрее. — Приказным тоном отдал Ондалион, сам приблизившись к столам с разными книгами, записями, свитками, полупустыми колбами и разноцветными камнями. Одну бумагу за другой перебирал альтмер, выискивая в записях профессора Амьена любую полезную информацию.
— Она еще жива, командир. — Голос альтмера сзади не отвлек Ондалиона, только наткнувшегося, и уже погрузившегося в дневник Амьена. Почерк профессора был местами не понятен, видно руки его тряслись от нервов и паранойи, и то не зря. По его следу быть может уже давно шли, та же Сориса Вереним, быть может подозревала профессора в нечистой работе. Подойдя к последним его записям, Ондалиону приходилось перечитывать некоторые слова по два, а то и три раза, другие же буквы и вовсе нельзя было прочитать, лишь додумать подходящее в контекст слово.
— Нашел. — Юстициар положил дневник под мантию. — Берите бумаги и записи, что можете унести с собой, советнику будет интересна наша находка. — Оставлять Сорису было не разумно здесь, тем более маги уже возвращают ее к жизни целебным заклинанием. — Камень у профессора Амьена. — Как факт произнес Ондалион. — Идем за ним.
Ондалион сделал шаг к выходу из лаборатории, как за его спиной послышался глубокий, тяжелый вздох, и обернувшись через плечо он увидел - Сориса Вереним жива.

+2


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Черное на черном


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC