Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Догонялки в темноте


Догонялки в темноте

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время и место: весна 201-го, канализация Имперского Города.
Участники: Анейрин, К'Урад-Туа, нпс.
Предыдущий эпизод: Гость. Не завоеватель.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-02-25 00:14:22)

0

2

Жиардье не шел - почти бежал с неожиданной для своего возраста прытью, и, едва поспевая за ним, Лазариус думал: не больно-то он похож на профессора. Скорее уж, на воина. А если на мага, то на боевого. И притом, очень недоброго.
- Анейрин! Профессор Жиардье! Постойте! Ближайший люк в канали... уф!.. в канализацию... в Ден... уф!.. в Дендрариуме... Уф! А нельзя ли... чуть помедленнее?! - взмолился, наконец, запыхавшийся адепт. - Мы уже прошли мимо!
- Там уже кишмя кишат эльфы, - коротко ответил Жиардье, ничуть не сбавляя шага.
- Талморцы?!
- М-м-м, видимо, да, - ответил бретонец несколько неуверенно, как будто золотой доспех и черно-золотая мантия мало о чем ему говорили.
- Ох! Тогда они, наверное, уже ве... везде... Да помедленнее, пожалуйста!!! Ну куда мы бежим! Они все равно уже расставили стражу возле каждого люка! Про... профессор! Вы слышите?!
- Слышу, - откликнулся Жиардье после недолгого молчания. - Шире шаг, юноши. Я знаю, что делаю.
- И что?! Бегаете кругами по городу?! - Лазариус встал и развел было руками, но тут же припустил следом за летящим вперед Жиардье, чтоб не отстать окончательно.

Они миновали Дендрариум и оказались на узких, сплошь застроенных улочках Храмового Района. Здесь Жиардье чуть сбавил шаг и стал внимательно присматриваться к домам. Наконец, заметив какие-то одному ему ведомые приметы, он свернул в арку, затем вдоль стены налево и, наконец, постучал своим посохом в высокую деревянную дверь. Лазариус, спрятавшись за спиной Анейрина, затаил дыхание. Он был готов к тому, что дверь откроют таинственные сообщники, темные личности в черных плащах с капюшонами, но на пороге появилась пожилая имперка в домашнем халате.
- Что вам надо? - поинтересовалась она скрипучим голосом.
- Я бы хотел поговорить с Аммантиусом Алектусом, - заявил Жиардье, напирая прямо на нее и вынуждая отступать назад от порога.
- С кем?! - пискнула горожанка, пятясь от него вглубь дома.
- С Аммантиусом Алектусом.
- Здесь такой не живет!
- Но мне срочно надо с ним поговорить!
- Но здесь таких нет!.. Куда... Куда Вы идете?!
- Я должен поговорить с Аммантиусом Алектусом!
- Я такого не знаю!..
Едва только хозяйка дома оказалась достаточно далеко от двери, чтоб происходящее в комнате не увидел с улицы случайный стражник, Жиардье легко ударил ее своим посохом. Взвилось облачко зеленых бликов - и женщина, будто тряпичная кукла, упала на пол. По дергающимся пальцам рук и широко открытым глазам видно было - она жива, но парализована.
- Быстро, внутрь! - бросил Жиардье своим спутникам. - Закройте дверь. Спускайтесь в подвал и ищите люк.

+3

3

Правильно ли он поступил, что доверился незнакомому чародею? В тот момент это казалось верным решением, а на все подводные камни Анейрину было плевать, они казались альтмеру чем то незначительным, сторонней помехой, отвлекающей от истинной цели. Но постепенно эмоции утихали, возвращая хозяину возможность мыслить здраво. И вот эти мысли были более чем невеселыми...
Жиардье не был похож на того, кто готов просто так помочь кому либо, тем более - двум недоучкам, которые проворонили свою драгоценность. Скорее всего, его интересы просто случайно совпали с интересами адептов, и волшебник просто воспользовался этим стечением обстоятельств. Но будут ли совпадать эти интересы дальше, или же они разойдутся? Ведь черный камень мог привлечь внимание не только наследников Гильдии и их последователей, но и тех, кто знаком с искусством, этот камень породившим. Клирики Стендарра учили не помышлять дурное о людях, нежели они не докажут обратного, но альтмер так и не мог отделаться от мысли, что их внезапный союзник может оказаться одним из них. Да и не хотел, если честно. Точнее просто принял во внимание те детали, которые упустил перед Башней Ахимика.
Но кем бы ни был профессор, какие бы цели он не преследовал - без него им двоим было бы не обойтись, это эльфу приходилось признать. Волшебник знал город, знал, как миновать талморские заслоны, которые наверняка уже стояли у каждой дырки в канализацию. И, возможно, Анейрин и не одобрял методов Жиардье, в данный момент им необходимо подчиняться магистру... или же отступиться от своих поисков. Но подобную вещь эльф если и мог позволить, то лишь Лазариусу, но никак не самому себе.
"Однако сумеем ли мы отстоять Камень, да и свои жизни, если наши цели с Жиардье вступят в конфликт?" - вздохнул эльф. Увы, ответа на этот вопрос у юноши не было. К тому же не стоит забывать и о Талморе, и о самой Канализации. Если она хоть немного похожа на Мидден, ждать от нее можно всего, что угодно.

+2

4

Люк оказался в подвале - тяжелый, грязный и такой старый, будто лежал здесь со времен самого Травена. Поднять его Лазариусу не удалось ни с помощью Анейрина, ни утроенными их усилиями вместе с Жиардье, который скоро к ним присоединился. Оценив ситуацию, профессор жестом отстранил студентов и призвал двух дремор-керлов.
- Что Вы сделали с хозяйкой дома? - как бы между прочим поинтересовался Лазариус, пока злобно ворчащие керлы выворачивали вросшую к пол древнюю древесину и открывали люк.
- Ничего предосудительного юноша, - отрезал Жиардье, которому, кажется начала надоедать эта щепетильность.
Лазариус поморщил нос: можно было бы подняться в жилые комнаты и проверить, но злить странного волшебника было страшновато, да и как раз в этот момент люк, наконец, с треском открылся и в лицо повеяло затхлой влагой и запахом плесени.
Прислушиваясь к гулкой тишине внизу и ни на миг не переставая твердить себе, что он напрасно, ох напрасно во все это ввязывается, Лазариус спустился в канализацию города.

*        *         *
В септимовские времена именно храмовая канализация пользовалась особенно дурной славой. Связано это было то ли с визитами вампиров, то ли с алессианской историей самого Храма Единого, уходящей корнями в темнейшие века становления Империи, но самая логичная версия, которую Лазариус слышал от опытного легионного мага, заключалась в том, что именно здесь лабиринт ходов и туннелей был самым запутанным, десятки раз перестроенным после паводков и других разрушений.
Стоило маленькому отряду отойти от того места, где они спустились в канализацию, как Лазариус потерял всякое представление о том, где они и куда, откуда идут. Благо, хоть опасностей им пока не встречалось. Пару раз Жиардье буквально смахнул ледяной стрелой невесть откуда выскочивших гигантских крыс, да однажды в темном углу студентам померещились обглоданные кости человеческой ноги в латном сапоге - больше ничто не предупреждало об опасности.
По правде говоря, опасным Лазариусу казался сам Жиардье. Что-то не то было в этом "профессоре", что-то никак не сходилось в голове студента, но что - он не мог понять. Поэтому, когда впереди в туннеле вдруг мелькнул магический свет и показалась суетливая невысокая фигурка мага в робе Синода, Лазариус вздохнул с облегчением. А когда узнал этого человека, то и вовсе готов был прыгать от счастья:
- Профессор Амьен! - крикнул он прежде, чем кто-либо успел бы его остановить. - Мы здесь! Идите сюда!
Не просто маг, не просто синодский, а сам профессора Амьен, самый добрый преподаватель в Университете! Вот это была радость! Вот уж его помощь Лазариус никогда бы не побрезговал принять, в отличие от этого самозванного Жиардье!
- Какого скампа? - прошипел Жиардье, метнув гневный взгляд на машущего руками студента.
Но осмелевший Лазариус лишь с улыбкой повернулся к Анейрину и сердечно заверил:
- Это профессор Амьен, мой преподаватель магии Изменения. Мировой человек!.. Давай-ка лучше его попросим нам помочь, а?

+2

5

Неприятный запах - всего лишь одна из неприятностей канализации и, в принципе, до какой то степени ее можно было пережить. Но постоянная сырость подобных помещений неизбежно влекли за собой вещи, что не прощают ошибок всем, кто испытывает затруднения с такой обыденной вещью как дыхание. Уже ослабленный довольно продолжительной пробежкой, Анейрин был слишком уязвим для своего извечного противника, и потому был вынужден призвать силы Этериуса. Возможно это было лишним, возможно этим он лишь ослаблял себя, впустую расходуя волшебную силу, но и позволить себе согнуться в три погибели, когда из всех мыслей в голове остается лишь желание жить, когда любой вдох дается ценой неимоверных усилий, юноша не мог, и потому непрерывно повторял заклинание, что было создано предотвратить подобное. Да и экономить силы эльф уже не считал необходимым. Если профессор Жиардье вздумает избавиться от адептов, то они ему в любом случае не противники. Если же они на одной стороне не временно - в этом уже отпадет необходимость. Ну а в их противостоянии с талморцами их главный союзник - время, а не сохраненная непонятно для чего мана.
Но во что он ввязался... Бросить почти открытый вызов Талмору, принять помощь незнакомого и, более того, подозрительного самого по себе волшебника, вломиться в чужой дом... Столько безрассудных, а порой и преступных действий только лишь для того, чтобы попытаться поймать химеру, порождение собственных фантазий. Стоила ли призрачная возможность проникнуть в тайны черного камня подобного, стоила ли она риска собственной жизнью? Ответа на этот вопрос не существовало, ведь даже один человек может одновременно принять обе точки зрения. Вопрос лишь в том, какая из них перевесит, что будет для него важнее. Простой эльф шептал, что цена была слишком высока, служитель Стендарра придерживался нейтралитета, но был преисполнен негодования от действий внезапного союзника. Маг Гильдии же давал на этот вопрос однозначный ответ, и именно к его словам прислушивался Анейрин. К тому же поворачивать назад было поздно.
Как и поздно было прерывать Лазариуса. Возможно, не будь альтмер настолько погружен в свои мысли, он бы успел заметить, успел бы остановить адепта от неразумных действий. А они действительно были неразумными, и в этом юноша был согласен с Жиардье. Пусть он и не доверял профессору, привлекать внимание посторонних сейчас просто опасно. К тому же не стоит забывать, что в такие места как канализация идут не по своему хотению, а за какой либо целью. И если этой целью стал все тот же великий черный камень, это еще половина беды, которую еще можно обернуть себе во благо.
- Один вопрос... Что тогда он делает в канализации? - тихо спросил Анейрин. Горевать о пролитом молоке было уже бесполезно, но и предостеречь имперца стоило. Может быть Лазариус и знал своего преподавателя, но мало ли какие скелеты, возможно и совсем не метафорические, скрываются в шкафу синодского чародея.

Отредактировано Анейрин (2018-03-04 11:17:46)

+1

6

Лазариус сконфузился - стыдно стало перед профессором Амьеном. Чего они его подозревают?!
- В прошлый раз мы с ним вместе искали здесь сбежавшего даэдру. Может, в этот раз тоже... - Профессор, - как можно дружелюбнее сказал адепт, едва пожилой бретонец приблизился. - А кстати, что Вы здесь делаете?
- Здравствуйте, здравствуйте, - нервно улыбнулся маг, быстро, но очень внимательно оглядывая всю троицу. - А я вот, юноша, заблудился, представляете? Вы мне не поможете найти выход?
- Мы... - Лазариус беспомощно обернулся на переплетение ходов, оставленное в темноте за спиной.
- Вряд ли, - отрезал Жиардье. - А еще, уж не обессудьте, но нам придется Вас обыскать, любезный.
- Что? - переспросил Амьен.
- Будьте добры, отдайте свой мешок этому юноше, - Жиардье кивнул на Анейрина. - Не волнуйтесь, он Вас не обворует. Мы просто посмотрим, дорогой коллега.
Говорил Жиардье очень спокойно и даже с претензией на вежливость, но поза и выражение глаз у него были угрожающими. Амьен сжался под его взглядом, отступил на несколько шагов и начал неуклюже стаскивать с плеча мешок.
- Жиардье, что Вы творите?.. - возмутился Лазариус. - Анейрин, мы ему что, это позволим?.. И по какому праву?! Жиардье, кто Вы вообще такой? Агент Талмора? Пенитус Окулатус?
- Агент Пенитус Окулатус? - тут же переспросил Амьен. - Вот этих нам совсем не надо. Я тут как раз подумал... - ученый оценивающе пригляделся к Жиардье и мягко улыбнулся, как будто извиняясь: - Мне вообще не нужны свидетели.

Все последующее произошло очень быстро.
Амьен бросил в Жиардье заклятие - желто-зеленый сгусток резкого света. Но Жиардье среагировал быстрее - и успел выставить перед собой сверкающий щит оберега. Отраженное заклятие отлетело обратно к Амьену и снова было отбито щитом. На этот раз его отбросило в сторону. Заклинание ударило в Лазариуса, и адепт ощутил, как каменеет его тело. Пошатнувшись, он упал прямо на пол, прямой и неподвижный, как статуя.
- Плевать на него, - рявкнул Жиардье, обращаясь к Анейрину. - Хватай мешок!..
Оба старших мага разбежались в стороны, прячась за поворотами и затворками от атакующих заклинаний. Тяжелый мешок Амьена остался лежать там, где тот его уронил.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-03-05 14:07:33)

+1

7

"Он вас не обворует?" - Анейрину сначала показалось, что он ослышался. Или попал под чары, искажающие восприятие. Или еще что то подобное. По крайней мере, это было бы логичнее, чем то, что профессор Жиардье сам повелел обыскать старого чародея. Но нет, эльф все услышал правильно, хоть и не сразу поверил собственным ушам.
Стоило признать, что логика в словах Жиардье была. Старик мог сам найти черный камень, и, возможно, за ним он приходил в канализацию. Конечно, возможны и другие причины, но и эту не стоит сбрасывать со счетов. Но вот так вот, выворачивать карманы коллеге по магическому искусству, словно какой то разбойник, было неправильно. И если камень действительно у него, то что, отнять а тело прикопать в ближайшей канаве? Абсурд, конечно, так думать, но ассоциации с действиями не самых законопослушных работников большой дороги не отпускала мысли адепта. И действовать подобно бандиту юноше очень и очень не хотелось. Пусть он и сам не слишком доверял профессору Амьену, возможно есть другой путь, более дипломатичный и устраивающий их всех...
Но мысли Анейрина так и не успели обернуться словами. Ситуация изменилась настолько стремительно, что разум не сразу осознал происходящее. Каким чудом ни одно заклинание так и не задело эльфа за это время, известно только Богам. Всего несколько секунд потребовалось, чтобы рухнуть на пол, укрывшись волшебным щитом, но и эти секунды могли стать последними. Впрочем, у него было еще все впереди...
Скорее всего, запах канализации уже потом ничем не вытравить из мантии, а посох придется долго и упорно очищать от грязи, но об этом юноша старался не думать. Для этого ему слишком сильно хотелось жить, а стоять столбом между сражающимися магистрами - верный способ покинуть этот мир. Конечно, это не спасет его от прямого внимания мага... но хотя бы уменьшит шансы оказаться случайной целью заклинания.
Внутренний голос скулил, требуя немедленно бросить все и бежать. Неважно куда, лишь бы подальше от смертельных чар, где не будет опасности для него самого. Разум безжалостно говорил, что знаний и могущества хозяина недостаточно, и совет внутреннего голоса в целом вполне правильный, хоть и нуждается в некоторых деталях. Но был еще один голос, и он тихо, но настойчиво требовал от Анейрина совсем иных действий.
"Я псих. Идиот и псих," - явственно понял юноша, когда осознал, что вопреки здравому смыслу подчиняется именно последнему голосу. По крайней мере, здоровый человек уж точно не стал бы лезть чуть ли не в самое пекло, когда у него самого там не было особого шанса выжить. Но оставить товарища по несчастью в этом самом пекле... это оказалось выше сил высокого эльфа. Лазариус валялся недалеко, и все же потребовалось время подобраться к нему, не рискуя подниматься на ноги и постоянно прикрываясь щитом оберега. Еще несколько секунд ушло на попытки тащить имперца за собой, бесполезные и безрезультатные. Мгновение - на ярость, обещание прибить самого себя за тупость, если, конечно, удастся выжить, и размышления, как вернуть подвижность и сознание добровольно взваленному на себя балласту. И еще несколько секунд на припоминание всей известной нецензурной лексики в адрес себя нелюбимого за то, что он все это время так и не распознал наложенное на человека заклинание, а еще и продолжает маячить просто идеальной мишенью для любого из магистров, если они соизволят отвлечься друг от друга.
Возможно, заклятие было слишком сильным, возможно - сам Анейрин уже не мог призвать энергии Мистицизма в том объеме, что они бы разрушили наложенные чары. Возможно тут нужно было что иное, но у эльфа уже не было времени это выяснять. Возможно, ему удастся дотянуть до ближайшего закутка, и там уже попытаться разобраться с проблемой... но нет. увы, сил ему хватит добраться туда лишь одному, да и одновременно поддерживать магическую защиту и тащить за собой все же довольно тяжелого имперца у него не получится. Если бы было что то, что смогло просто смести на своем пути все заклинания, что не зависело бы от мастерства и запаса маны самого адепта...
- Стендарр... помоги нам, - тихо прошептал юноша, сжимая обеими руками посох Дагайл. Возможно, если бы эльф мог себе это позволить, то он бы сравнил себя со старушкой, что ищет любимые очки, а они уже мирно покоются на ее переносице. Возможно, но времени на подобные подколки самого себя уже просто не было, и потому оставалось лишь высвободить заключенную в семейной реликвии магию

+2

8

Магам прошлого было известно: Мистицизм - самая загадочная из школ, ибо воздействует на саму магию. Энергия посоха могущественной волшебницы, помноженная на отчаяние ее потомка, прокатилась по канализации невидимой волной, рвущей в клочки любые заклинания.
Лазариус почувствовал, как отпускает его тело, и тихо застонал, обмякнув на холодном полу. Оберег в руке Жиардье вспыхнул и исчез, как огонек свечи, погашенный порывом ветра. Его ледяная стрела, почти настигшая Амьена, плеснула в лицо профессору безобидной талой водой. Сам Амьен лишился магической брони и, видно, решил больше не рисковать, пытаясь избавиться от свидетелей. Подхватив свой мешок с пола, он бросился наугад в ближайшее ответвление туннеля. Жиардье медлил: он пристально, с любопытством смотрел на Анейрина, так, как будто впервые увидел в нем не просто очередного синодского недоучку, пушечное мясо для своих целей, а нечто куда более интригующее и ценное, возможно, даже единственное во всем мире.
Однако, другая вещь, также единственная во всем мире, вполне могла сейчас убегать прочь вместе с Амьеном, и странное поведение синодского профессора только укрепило подозрения Жиардье.
- Оставайтесь на месте, - велел он и исчез в темноте переходов и перемычек, куда сбежал Амьен.

Лазариус все никак не мог отдышаться - не мог пока что поверить, что невидимые тиски больше не стискивают грудь.
- Чт... Вз... Ауа... - пытался сказать он, с трудом двигая еще непослушными челюстями. - Что эт... о... быыыыо?

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-03-07 16:35:03)

+2

9

Маг, сумевший постичь тайны Старой Школы, вплотную приближался к тому, чтобы назвать себя всесильным. Чары переставали нести для него угрозу, клинок более не был способен пронзить его тело. Наиболее могущественные из них не были скованы даже пространством, а порой и самим временем, для их глаз не существовало завесы, что отделяет настоящее от прошлого и грядущего. Все это Анейрин знал, все легенды о мистиках минувших времен были переданы ему матерью и заложены в самое сердце. Много ли в старых преданиях было правды, много ли было искажено, юному эльфу не было известно, но и тех несмелых шагов на пути Мистицизма достаточно, чтобы осознать сколь много потеряли волшебники, забыв его, даже если древние легенды и были бы полны преувеличений.
Оказалось, он никогда не имел дело даже с эхом могущества забытой школы. Многое уже было доступно разумению адепта, многое он успел узнать, но лишь сейчас, призвав силу посоха Гильдии, он осознал истинную силу древней магии. Она пугала юношу, и завораживала одновременно. Даже не верилось, что его руки воплотили ту волну, что смыла все вокруг, обратив даже самые могущественные чары в ничто. Конечно, в этом не было его заслуги. Заключенная в посохе магия была призвана еще до его рождения, и принадлежала эпохам минувшим. И все таки он понял, куда ему надо стремиться, какой силы необходимо ему достичь прежде, чем он сумеет назвать себя мистиком. И, если Господь будет милостив, то если и не он, то ученики его учеников сумеют сравниться с волшебниками минувших эпох.
Очарование схлынуло, уступив место реальности. Реальности, где двое адептов лишь чудом и незримым промыслом Стендарра остались живы, оказавшись меж алчущим и кланфиром, и было неизвестно, что произойдет дальше. В голову юноши лишь сейчас постучалась робкая мысль о том, что в те мгновения боя ему была дана некая команда, которую он, в силу своей глупости, проигнорировал. И, как бы ни совпадали цели его и цели того, кто отдал эту команду, непослушание может стать концом их союза. Пусть сам эльф в любом случае не сумел бы бросить Лазариуса между двумя "даэдра", защититься от ярости "алчущего" ему может оказаться нечем.
Но во взгляде Жиардье не было гнева, которого вполне можно ожидать от человека подобного склада характера. Было лишь удивление и некая... заинтересованность? И от нее веяло куда большей жутью, чем от прежнего безразличия. Конечно, все это могло лишь порождением больной фантазии адепта, но все же он испытал облегчение, когда чародей наконец то отвел взгляд и, повелев оставаться на месте, бросился вослед сбежавшему профессору.
- Оставаться на месте... Если бы мы могли хоть куда то идти... - тихо усмехнулся юноша, прислоняясь спиной к стене канализации. Ощущения не из приятных, но глупо давать волю брезгливости, когда совсем недавно пришлось валяться на полу. К тому же ему действительно необходимо отдохнуть - слишком много сил ушло на поддержание оберега и безуспешные попытки помочь спутнику. С теми крохами магии, что еще оставались, только злокрысов смешить. И даже их придется истратить, ведь волна рассеивания чар не делала различия между своими заклинаниями и чужими, и болезнь уже начинала стискивать своими пальцами горло альтмера.
- Мистицизм и вмешательство Стендарра, - юноша еще нашел в себе силы ответить на вопрос Лазариуса, но уже на упоминании Господа голос сорвался в неудержимый кашель. Мысленно выругавшись, Анейрин постарался сосредоточиться, пытаясь вновь призвать себе на помощь энергии Этериуса.

Отредактировано Анейрин (2018-03-12 00:11:45)

+2

10

Еще пару мгновений Лазариус мог только тупо сидеть на месте и моргать, но, увидев, что его друг и спаситель неважно себя чувствует, встрепенулся.
- Эй!.. Ты в порядке? - он положил руку на плечо новому знакомому и легонько потряс. - Слушай, тут у меня...
Лазариус поспешно стащил с плеча и открыл небольшую сумку. Под грубым холстом блеснула пара бутыльков - лечащее зелье и зелье, восстанавливающее магию.
- Бери все, что надо. Я и сам неплохо знаю Восстановление, только скажи, в чем дело... Тебя ранили, да?.. Слушай, - сказал Лазариус, когда Анейрину стало легче. - Я теперь на всю жизнь твой должник. Я не знаю, как тебя благодарить. О, знаю!.. Вот, - адепт снова порылся в своей сумке и достал старинный, поблекший от времени серебряный амулет. -  Его мне завещал мой Мастер, говорил, это еще из Гильдии Магов. Не знаю, нужна ли тебе лишняя безделушка, но, вроде, ты древности собираешь, так что... Спасибо тебе.

+1

11

Каково это, слабеть с каждой попыткой вдоха, шаг за шагом приближаясь к порогу смерти? Анейрин никогда прежде не завидовал тем, кто не ведает об этом, кто милостью Девяти сумел родиться здоровым, не испорченным коварной болезнью. Но сейчас... сейчас зависть, перемешанная с чувством беспомощности, разъедала его душу, мешая сосредоточиться. На лепет Лазариуса альтмер даже не обращал внимания, полностью погруженный в себя, в попытку заставить тело вновь заработать. В попытку почти безуспешную.
Кашель никак не давал довести заклинание до ума, и находить воздух для повторной попытки его произнести становилось все труднее. Могло бы помочь особое зелье, но, как на грех, юноша забыл его взять с собой, наивно понадеявшись на магию. Чтож, теперь ему оставалось только надеяться, что он все же сумеет воплотить чары, иначе сырость и плесень канализации просто напросто убьют его. Нелепая смерть, и эпитафия на могиле будет нелепая, что то вроде "погиб от собственной безалаберности". Иного он и не заслуживает.
Ладони, приложенные к груди, на несколько мгновений вспыхнули янтарным светом, по телу прокатила волна магии. Невидимая ледяная рука медленно, нехотя, но подчиняясь власти Этериуса, разжалась, позволяя своей жертве жить... пока не придет срок вернуться вновь. Когда нибудь эльф снова даст слабину, и болезнь снова воспользуется своим шансом. И ее снова прогонят, как прогоняли много раз прежде.
- Если бы я не потащил тебя сюда, мне бы не пришлось тебя спасать, - слабо улыбнулся Анейрин, открывая глаза и нашаривая руками валяющийся рядом посох. Его пришлось отпустить перед сотворением чар, и он мог укатиться куда либо далеко, слишком поспешно юноша переключился на собственное исцеление. Но нет, посох был рядом, и почти сразу лег в руки владельца. Да и Лазариус, наверное, не позволил бы волшебному инструменту остаться без присмотра. Конечно, если он не был бы занят своей сумкой, пытаясь найти способ помочь самому высокому эльфу. Правда, что он там пытается найти, если опасность миновала...
- Не может быть... - выдохнул Анейрин, осторожно беря в руки предложенный амулет. Излишний восторг для какой либо безделушки? Возможно. Вот только адепт сразу почувствовал в этой безделушке знакомую силу, силу, которая уже почти не встречается среди зачарованных вещей. Юноша пока никак не мог определить, что за чары были заключены в ювелирное изделие, но уже не сомневался в их наличии, как и принадлежности к Старой Школе. Что то должно было быть в них, что то, что защищает владельца от чар... Но каким конкретно образом из возможных? Впрочем, с этим еще будет время разобраться. Вот только резко захотелось дать по шее одному конкретному имперцу, ведь этот амулет несколько минут назад мог защитить неразумного человека, если бы тот только догадался надеть его, а не носить в сумке. Увы, по пролитому молоку слезы лить бесполезно, оно обратно в кувшин не вернется, как ты ни старайся.
И увы, кроме пролитого молока, не получится вернуть и израсходованное время. Наверное, Талмор уже успел добраться до черного кристалла. Прискорбно, но... видимо, это было неизбежно. Был еще шанс, что камень душ все еще избегал рук алинорцев, но верилось в это с трудом. Но даже если это было не так - было неясно куда идти и что делать. Дожидаться ринувшегося в погоню за подлым профессором Жиардье, продолжать путь по канализации самим или же искать выход? Неизвестно. Как и неизвестно, где они вообще, в какой стороне выход, а в какой лежат подземелья Тайного Университета. И это предстояло выяснить прежде, чем принимать решение.
- Ты знаешь где мы? - спросил Анейрин спутника, осторожно поднимаясь на ноги, используя посох как третью точку опоры. Серебряный амулет нашел свое место на шее альтмера, юноша так и не нашел в себе силы отказаться от него, хотя и считал себя недостойным столь роскошного подарка. Да и что то подсказывало адепту, что отказ лишь оскорбит имперца. К зельям же, хоть искушение и было невероятно сильным, эльф пока не притронулся. Возможно, их стоит отложить до действительно необходимого момента, когда у них просто не будет времени восстановить свои силы. Пока что это время было, и, хоть и немного, магия возвращалась к альтмеру. Возвращалась, чтобы тут же быть пущенной в дело, обратившись в чары прозрения сущностей.

+2

12

Лазариус просиял. Сам он по-прежнему считал амулет бесполезной безделушкой - слишком давно были забыты чары, пропитавшие его, в магическом сообществе, - однако ему все равно было безумно приятно, что новому товарищу понравился подарок.
- Ох, спроси, что полегче, - вздохнул он, обновляя заклинание магического света. - Я в коридорах Университета умудряюсь заблудиться, не то, что здесь. Я бы предложил пойти... э-э-э...
Лазариус беспомощно обернулся, пытаясь определить направление. В этот момент в темноте послышались быстрые шаги. Имперец вздрогнул и бездумно спрятался за спину Анейрина. Жиардье вынырнул из-под сводов бокового туннеля - и за спиной у него висел изрядно "похудевший" мешок профессора Амьена.
Лазариус жалобно пискнул, не решаясь спросить, что же стало с Мастером Изменения. Ответ был слишком очевиден. Однако, Жиардье тоже досталось. Он был заметно бледен, глаза впали, скулы четко обозначились на внезапно исхудавшем лице. На одежде не было ни кровинки, однако на руке, которая сжимала ремень от мешка, четко обозначились пять глубоких бороздок от человеческих ногтей. Лазариус живо представил себе, как этими вот жестокими руками - руками палача! - Жиардье душил Амьена, после того, как заклинания профессора вытянули из него всю магию и немало жизни..
- Эльфы недалеко, - быстро, хрипло сказал Жиардье, подходя. - Вам надо уходить.
- А Камень? - перебил его Лазариус. - Вы взяли Камень?
Бретон кивнул и покрепче перехватил мешок.
- А с тобой, - добавил он, переводя взгляд на Анейрина, - мне надо поговорить. Не сейчас, впрочем. Я сам тебя найду. Уходите. Поворачивайте налево всякий раз и вернетесь в тот же дом. Хозяйка должна быть еще без сознания, но если нет, - Жиардье равнодушно пожал плечами, - соврите страже, что я вас похитил.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-03-19 22:13:36)

+2

13

Вроде бы у него был опыт в использовании чар прозрения, и все же потребовалось время, чтобы приноровиться к миру, проходящему сквозь призму заклятия. Многочисленные сгустки света сновали повсюду, порой сливаясь в кучи, порой распадаясь на части. Маленькие, еле заметные, в столь огромном количестве они несколько выбивали из колеи и мешали рассмотреть что то более стоящее, чем стаи канализационных крыс. В какой то стороне несколько мгновений тлел чей то силуэт, почти сразу погасший, стоило обратить на него внимания. Второй был ярок и отчетлив, и постепенно приближался. Похоже, охота "профессора" Жиардье оказалась удачной. Почему именно его? Все просто, если бы угасший отблеск жизни принадлежал не Амьену, то победитель бы не возвращался к адептам, а пытался скрыться как можно дальше. И все же стоило приготовиться, на всякий случай. Все же порой и боги ошибаются, что уж говорить о рассуждениях смертного мага-недоучки.
Но на этот раз предположения высокого эльфа оказались верными. Из за поворота действительно вышел Жиардье, таща за спиной мешок, ранее принадлежавший профессору Амьену, ныне, судя по всему, покойному. Юноша смял бушующий в ладони ледяной вихрь, опуская руку. Не то чтобы он надеялся дать серьезный отпор, окажись пришедший врагом... но и сдаваться просто так скайримский адепт не хотел.
Но возникал вопрос - остался ли Жиардье их союзником? Цели своей они достигли, но волшебник явно не собирался отдавать камень душ его законным хозяевам. Адепты уже сыграли свою роль, помогли чародею заполучить желаемое, и должны были сойти со сцены. А уйти самим или же им придется помочь - все зависит от действий самих адептов, хотят ли они принять правила игры.
А Анейрин не хотел. Несколько мгновений юноша подбирал слова, попутно просчитывая шансы на победу в случае схватки... и все же не решился. Пусть Жиардье и измотан недавним поединком, его могущество многократно превосходит силы помастерья Толфдира, и даже помощь Лазариуса, сумей имперец хоть что то сделать, может быть не настолько существенной, чтобы склонить чашу весов в нужную сторону. Козырь в рукаве, чары Мистицизма, раскрыты и уже не могут рассчитывать на эффект неожиданности. К тому же были еще две вещи, которые заставили альтмера отбросить этот путь. Жиардье - не тот враг, которого стоит оставлять в живых, и юноша понимал, что даже вступи они в схватку и ее исход окажется благоприятным для скайримского мага, у него просто не хватит духу убить человека. Все его естество протестовало против подобного решения проблемы, а ведь это будет просто напросто неизбежно. Вторая же причина была куда проще - несколько сгустков света, проявившиеся вдалеке, могли принадлежать лишь одним людям... точнее эльфам. Талморцы близко, как и предупреждал "профессор", и, кто бы ни одержал верх в предполагаемом сражении, истинными победителями будут они.
- Я буду ждать вас, магистр, - адепт склонил голову в знак признания поражения. Увы, ему придется подчиниться сложившимся обстоятельствам, смириться с тем, что тайны камня проплывут мимо его рук. Неважно, кому кристалл в итоге достанется, лжепрофессору или алинорскому советнику - ни тот, ни другой не допустят до него скайримского недоучку. Остается только спасать свои шкуры и благодарить Восьмерых и Одного лишь за то, что им позволили уйти живыми.
И все же... уходить просто так оказалось выше его сил. Пройдя несколько поворотов Анейрин внезапно остановился, знаком показывая Лазариусу, что стоит сохранять молчание. Положив руку на плечо спутника, юноша сосредоточился, выгребая из своей души остатки магии, вкладывая в заклинание все доступные ему сил. Возможно он бы и обошелся куда меньшими жертвами, но две пары глаз порой лучше одной. Хоть чем то имперец сумеет ему сегодня помочь.
Перед глазами вновь заметались силуэты крыс, но альтмер не обращал на них внимания. Ему надо было найти силуэт Жиардье, найти ищущих камень талморцев. Ведь рано или поздно они столкнуться, и неизвестно, что будет итогом этой схватки. Возможно еще не все потеряно, и им надо лишь дождаться подходящего момента. Главное только - не пропустить его. Ну а если все на самом деле закончено, то они успеют уйти прежде, чем их обнаружат. Конечно, школа Изменения способна на те же фокусы, что и заклятие Мистицизма, вот только те чары крайне нестабильны, и на их поддержание ни у "профессора", ни у алинорцев уже не будет роскоши тратить ни силы, ни время. Если, конечно, Анейрин вновь не ошибся в своих расчетах.

+2

14

Ситуация выходила из под контролем. Камень был так близко, протяни руку и он оказался бы в руках Талморцев, но был упущен так легко и незаметно. Исправить случившееся, догнать профессора Амьена и отнять камень, без всяких вопросов и разговоров. Ондалион понимал, что раз в канализации спустилась Сориса, другие маги с консилиума вряд ли стали бы терять время, и могли отправиться на поиски камня, столь ценного для советника. Юстициар не мог определить истинной значимости кристалла для магов, да и зачем ему это, если нужен одному магу - значит нужен и другим. И целью его было доставить ценность в руки Аринголу. Уже не ползли альтмеры по трущобам как жалкие змеи, запуганные и ожидающие любого подвоха из-за угла. Напротив, они чуть ли не бежали в погоне за Амьеном, бежали с обнаженными клинками, неся вперед смерть любому, кто встанет у них на пути. Трупы, что качались на воде, остались позади, некоторых растоптали тяжелыми ботинками.
— Амьен не выйдет из канализации через городские люки. — Ондалион встретил взгляд пожилого проводника. —  Есть еще выходы из канализации?
— Есть выход за городом, у тюрьмы. — Потирая подбородок произнес старик. —  И... в некоторых домах так же есть люки. Не думаю, что профессор вышел бы через них. Разве что у него нет сообщников и друзей в городе, которые открыли бы ему выход из канализации.
Один проход хуже другого, но все такие одинаковые. Ондалион не мог определиться, куда ему идти, в какой из ходов мог направиться Амьен с кристаллом. На развилке из трех путей юстициар остановился и оглядел отряд.
— Разделимся на три группы. Со мной пойдете вы. — Кивком указал на проводника. —  А так же ты и ты. — Альтмеры приблизились к Ондалиону. — Сами разделитесь и направляйтесь в другие ходы. Если найдете Амьена, поднимайте как можно больше шума, что бы остальные услышали.
Онадилон быстро повел свою группу в центральный ход, вместе с ним отправились боевой маг, лучник и сам проводник. Оренгейра с собой она брать не рискнул, много шума и проблем от босмера. Разделять группу было опасно, быть может раздельно они с Амьеном и не справились бы, вот только скорость поиска была важнее. Если упустить его сейчас, можно потерять камень навсегда. Пробираясь в темноте,  Ондалион уловил звуки разговоров впереди. Несколько фигур, стоящих далеко впереди что-то обсуждали едва слышно, лишь глухое эхо проносилось по длинным каналам.
— Тихо. — Прошептал Ондалион. — Они уходят. Они видели нас и уходят.
Две фигуры во тьме удалялись вдаль, скрываясь из вида Талморцев, и лишь один остался стоять на месте, должно быть готовый принять удар на себя.
— Он знает о нас и не уходит, должно быть это Амьен. Зови наших. — Приказ был отдан альтмеру с гладкими лицом, служившему магом. Посмотрев на лучника, Ондалион коротко выдал. — Убей его.
***
— Советник! — Произнес солдат, стерегущий люк в дендрариях города.
— Открывай люк, я спускаюсь.
Арингол шел в сопровождении двух солдат. Один из них уже был внизу, именно он вывел Сорису наружу и привел к советнику.
— Командир Ондалион привел нас под Университет, а дальше группа должна была пойти вслед за Амьеном, правда я не знаю куда он направился.
Арингол понимал, что время играет не на его стороне. Где здесь бродит Ондалион и вот вот наткнется на Жиардье, если уже не наткнулся. Невзирая на отвратность места, на грязь и вонь, советник Талмора стремительно шел вперед по каналам, время от времени произнося заклинание обнаружения жизни, дабы как то облегчить свои поиски. Успеха он достиг быстро, почуяв магией несколько фигур впереди, за углом, идущих в их сторону. Кто впереди - Ондалион или Жиардье? Арингол и его спутники остановились, приготовившись уже нанести удар некроманту. Шаг за шагом, несколько пар ног приближались, и оказавшись у самого угла, почувствовали на себе яркую вспышку света.
— Стоять! — Вскрикнул Арингол, но его боевой настрой резко поник. Быть может худшая из встреч, наткнуться на четырех Талморцев и одного босмера.

Отредактировано Арингол (2018-03-22 01:35:30)

+3

15

Адепты скрылись с глаз, затерялись в густом мраке подземных переходов. Жиардье сделал шаг в сторону, чтоб опереться рукой о решетку, но не удержался на ногах и, уткнувшись плечом в мокрую каменную стену, съехал на пол. Тяжело сглотнул, закрыл на несколько секунд глаза, глубоко дыша и пытаясь собраться с силами.
Иногда не быть смертным обливионски полезно.
Альтмер, уходя, смотрел на него странно - должно быть, решил, что Жиардье продаст Камень его златорожим сородичам. Как бы не так. Он хотел узнать, какого Обливиона им понадобился Травен - а заодно протянуть время и дать уйти двум тупым ученикам. Не то, чтоб Жиардье переживал за жизнь невинных деточек. Но старый посох Гильдии в руках одного из них...
Ах, да что ты будешь делать?!
Видно, времена, когда даже некроманты разговаривали с магами из Гильдии, прежде чем напасть, закончились вместе с Третьей Эрой. Стрела укусила за щеку на лету и разбилась о камень. Так рано "помирать", или как это для него теперь называется, Жиардье совсем не собирался. Стиснув зубы, он поднялся на четвереньки и переметнулся за угол боковой перемычки, уходя с линии полета стрел. Глухо звякнула ржавая железная решетка.
- Ну здравствуйте, медные мальчики, - крикнул из своего укрытия Жиардье. - Папка-то ваш где?

+3

16

По каналам канализации пролетел мощнейший звуковой поток, от которого каменные стены чуть ли не вибрировали. Шум, на который должны были среагировать соратники Ондалиона, по всей видимости был слышен во всех концах канализации.
— Да чтоб тебя! — Выругался юстициар в сторону лучника. Темнота сыграла свою роль, тяжело попасть в цель, которую едва видишь, каким бы хорошим лучником ты не был. Голос мужчины, что спрятался от стрел за углом, принадлежал точно не Амьену. Более уверенный, явно не желающий бежать от Талморцев вслед за двумя другими магами. Ондалион сомневался, не бежит маг от того, что у него нет сил, или он столь уверен в победе над солдатами Талмора. Не проверишь - не узнаешь, достать мага придется в любом случае, того требует задание.
— Будешь и дальше прятаться, как канализационная крыса? — Крикнул Ондалион. — Достань его.
Талморский маг зажег в руке огненный шар, горячий и жгучий, и отправил его прямиком к перемычки, в которой прятался Жиардье. Заклинание взорвалось об каменную стену, охватывая пламенем все пространство вокруг себя.
— Шуми еще.

— Командир Ондалион приказал на разделиться на три группы, и искать Амьена с кристаллом, господин. — Отчитался солдат перед советником. — Мы шли этим путем и... — Громкий звук, отдаваемый эхом перебил солдата. Лишних слов не нужно было, сигнал дан, одна из групп нашла что-то и созывала остальных.
— Чего вы стоите!? Бегом к источнику шуму! — Закричал Арингол, и наравне с солдатами со всех ног побежал по путям, пытаясь не заблудиться в проходах. Сигнал повторился вновь, дав верное направление альтмерам, что так стремительно приближались к Ондалиону и его группе.

+1

17

Оглушительный шум заставил Жиардье закрыть глаза и втянуть голову в плечи - слишком уж сильной болью в висках отдавался сейчас любой звук. Чего они хотят? Оглушить? Или... позвать своих? И то, и другое, видимо. Не успел некромант открыть глаза, как лицо и всю правую сторону тела обдало жаром пламени; искра чиркнула по уху, а волосы на правой руке, на тыльной стороне ладони, оказавшиеся ближе всего к взрыву, обгорели и совсем пропали.
Медленно догорающий канализационный мусор тускло осветил своды и пол туннеля.
Талморцы, или как там их, видно, не уймутся. Жиардье хотелось побыстрее уйти. Он уже чувствовал дыхание Обливиона за спиной, зыбкую грань междумирья, готовую, как трясина, засосать его и вытащить из Нирна. Но Жиардье медлил. По многим причинам. Потому что слишком мало времени на отступление было дано адептам. Потому что он так и не узнал, кому еще и зачем так понадобился Архимаг Травен. И, в конце концов, потому что... потому что он не хотел возвращаться в Обливион.
Дыша воздухом Нирна, свободно гуляя по знакомым до боли городам и весям он почти почувствовал себя снова живым и свободным. Почти позабыл, кто он теперь - неведомая сущность, полумертвец-полудаэдра, пленник договора со лживым Лордом. Обливион изменил его, въелся под кожу глубоко в душу: бегство через пепельные пустоши, горький воздух скитаний посреди невообразимого и нереального; плен у Вермины, топкий, как худший ночной кошмар, когда только мысль "все это - иллюзия" спасала его от того, чтобы сойти с ума от боли и отчаяния. И наконец - пустой и завистливый, как зеркала, мир нового хозяина, что спас от мороков Вермины и обещал свободу, но обманул, как и должен был обмануть Лорд Даэдра.
Они хитры.
Но Руан Жиардье не был бы собой, если бы не попробовал обмануть даже Даэдра. Рука нащупала в мешке Кристалл - первый маленький шаг к свободе сделан. Хмуро, презрительно глянул туда, где за камнем и мраком что-то кричали в темноте эльфы и слышался дробный топот ног.

Фиолетовую воронку, в которой исчез маг, было видно с того места, где стояли талморцы. Такие воронки-порталы возникают, когда Обливион выплевывает в Нирн призванных даэдра. Но здесь даэдра как раз-таки ушел в Обливион, и если бы кто-то из талморцев успел добраться до места событий и увидеть собственными глазами, он бы увидел, как Руан Жиардье с Камнем провалился в черный мрак за вихрем колдовского портала.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-03-26 01:43:29)

+2

18

Когда прибегаешь к древним чарам, то не всегда можешь предсказать результат. Иногда он бывает скромным, и их сил хватает лишь чтобы преодолеть пару-тройку стен, иногда же магический взор простирает свою власть на многия мили вокруг, показывая своему владельцу то, что совсем недавно было сокрыто. Высокий эльф вложил в заклятие все доступные ему силы, и магия ответила на эту жертву. Вот только увиденное очень и очень не понравилось Анейрину.
Даже в самых идеальных планах возникают дыры, когда создавший их забыл о некоторых маленьких, но весьма важных деталях. Планы же адепта, созданные в не самых располагающих для этого условиях, да еще и основанных на непонятно какой надежде, обречены на провал. Можно было ожидать того, что Жиардье и солдаты Талмора обескровят друг друга, и тем самым дадут двум ученикам забрать то, что должно принадлежать им, но глупо было надеяться, что отряд алинорцев будет одним единственным. То там, то здесь вспыхивали фиолетовые силуэты, и по их контурам и количеству не могло быть сомнения, что они принадлежат солдатам советника. Что будет, если хотя бы один из них случайно налетит на двух волшебников-недоучек? Ответ очевиден. И, хоть Аркей и всегда рад гостям, юноше пока не хотелось отправляться на встречу к Девяти.
- Если ты знаешь хоть какие либо заклинания, что помогут нам двигаться быстрее и скроют от чужих глаз - самое время их применить, - тихо шепнул альтмер на ухо Лазариусу.
Священники учили во всем видеть волю и скрытый промысел богов. Возможно наивное и, чего греха таить, весьма неразумное решение Анейрина дождаться исхода встречи бывшего союзника и высоких эльфов было одним из тех подсказок, что небожители посылают смертным, ведь иначе адепт даже не подумал восстанавливать чары прозрения, а тем более вливать в них все оставшиеся в распоряжении магические силы. И если их действительно незримо ведет Господь, то пусть обережет от встречи с золотыми воинами. По крайней мере, инструмент для того, чтобы этой встречи так и не состоялось, Лорд Милосердия им дал.

+2


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Архив отыгранных эпизодов » Догонялки в темноте


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC