Хроники Тамриэля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Настоящее » Аудиенция в камне


Аудиенция в камне

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Предшествующий эпизод: Тревожная ночь
Участники: Анейрин, Неласар, Ганибал Травен

0

2

Неласару, как заклинателю, требовалось провести некоторое время в одиночестве, чтобы сконцентрироваться на предстоящем ритуале. Поместье Везерлех было старое, построенное не менее двух веков назад, стены в нём были каменные и крепкие, а внутри было мрачно и тихо, особенно в той комнате, что он выбрал себе из предложенных. Пара свечей освещала её, а окно было плотно закрыто шерстяным покрывалом, не пропускавшим никакого света. Хотя вроде бы снаружи уже наступили сумерки, и даже если покрывало упадёт, Неласару не помешает лишний свет. Вот уж лишнее напоминанием о некромантии для местных обитателей - все эти мрачные атрибуты. Но тишина и сумрак требовались скорее для спокойствия путешественника, то есть Анейрина. Тело, лишённое души, могло проснуться, инстинктивно почувствовав опасность. А такого побочного эффекта Неласар не мог допустить, потому что не знал, как с этим быть. Возвращать душу в бодрствующее тело противоречило принципам работы сознания. Такое могло и с ума свести.
Неласар не читал научных книг, он даже выпил всего одно зелье, слабо поднявшее его магическую энергию. Про запас он попросил ещё парочку сосудов с самыми сильными зельями подобного рода, что нашлись в лагере, но пообещал вернуть их владельцам, если не случится ничего непредвиденного и они не понадобятся.
Неласар некоторое время лишь медетировал, приводя в порядок мысли и память. А когда решил, что достаточно сконцентрировался, велел звать Айнерина.
Кроме двух свечей и наглухо закрытого от света окна, в комнате были ещё узкая кровать, застеленная простым соломенным тюфяком и вторым шерстяным покрывалом и крепкий табурет для заклинателя. Впрочем, большую часть времени Неласар рассчитывал провести на ногах, чтобы внимательно следить за состоянием спящего. Теперь оставалось дождаться появления "путешественника" и объекта его перемещения – прибежища предпоследнего архимага Гильдии.

+2

3

После разговора в большом доме у него было время подготовиться. Возможно, даже слишком много времени, ведь страх и сомнения потихоньку стали просачиваться в сознание Анейрина, пытаясь поколебать его решимость, отговорить от грядущего мероприятия. Легко было на едином порыве вызваться шагнуть в черный камень, легко было запретить другим даже помышлять о том, чтобы заменить молодого волшебника. Куда сложнее - одолеть весь рой демонов, что накинулся на самоуверенного мальчишку в тот лишь миг, когда он снова остался наедине с самим собой. И рой страхов, и их жертва знали, что та грань, до которой еще можно повернуть назад, уже давно осталась позади, что сам Анейрин уже ни за что не откажется от своей затеи. Вот только это знание не спасало, и, вновь и вновь гонимые, мрачные мысли возвращались, изматывая того, кто считал себя их хозяином.
Анейрин даже вздохнул с облегчением, когда пришло время совершения ритуала. Чем бы он не закончился, это томительное ожидание завершилось. Совсем скоро он встретится с древним чародеем, сумеет прикоснуться к ушедшим в прошлое тайнам... или бесславно погибнет. Но о последнем лучше не думать, и не столько из за боязни предопределить этим трагический исход всего предприятия, сколько из за того, что мрачные думы и так уже слишком долго владели его головой.
- Магистр? - осторожно позвал юноша, постучавшись в дверь. Открыть ее самостоятельно внезапно оказалось тяжело, не говоря уже о том, чтобы перешагнуть порог. Еще ведь не поздно отступиться... Пусть это и будет недостойно звания мага, но зато он выживет... скорее всего...
"Странное я существо... То несусь под молнии врага и самостоятельно шагаю навстречу Аркею, то вдруг трясусь за свою жизнь, которая этого может и не стоить..." слегка улыбнулся юноша, заставляя себя все же сделать тот последний, недостающий шаг, "Но... не трусить. Пора."
Раньше он всегда мог взять себя в руки, просто покрепче сжав верный посох. Но сейчас, даже останься он в руках скайримского адепта, юноша все равно бы не взял его сейчас. Лишняя магия - лишние проблемы Неласару, а это может сказаться и на накладываемых им чарах. Там же, в камне, ему он в любом случае не понадобится... и, возможно даже, окажется лишним.

+3

4

Вот он пришёл, его первый и хорошо бы не единственный разумный участник эксперимента. Если получится перенести в кристалл, а потом вернуть невредимой душу разумного существа, способного пересказать, что увидел, получится разобраться и с Мейлином, чью душу пленила вероломная Азура. Неласар безусловно волновался перед ритуалом, но совершенно не желал показывать своего волнения юному магу. Ещё не хватало, чтобы это волнение передалось Анейрину и удвоило их шансы на провал.
– Проходи, Анейрин, – колдун жестом пригласил его за порог. – Магистр из меня, мягко говоря, так себе. Но я исследую такую область тайных знаний, которую даже наши с тобой коллеги принимают за незаконную. Хотя я не встречал ещё нигде писанных запретов заниматься тем, чем занимаюсь. И это не некромантия.
Последнее Неласар напомнил скорее себе, уверенный, что это поможет Анейрину. На деле же в очередной раз будто прикрылся щитом из собственных слов от нападок окружающих.
– Я прочитаю заклинание, которое отделит твою душу от тела. Но сначала тебе нужно будет заснуть, – Неласар кивнул на простой лежак у стены. – Шевелиться ты в этом сне не будешь, так что и риска свалиться нет. А неудобство ты почувствуешь разве что только после пробуждения.
Неласар волновался всё больше и начинал от этого больше говорить.
– Сон тоже будет магическим, из школы Иллюзии. Я рассказываю тебе все подробности ритуала на случай, если тебя это успокоит. И чтобы ты не волновался насчёт непредвиденных событий. Охрана госпожи Септим нас убережёт, я надеюсь.
Предстояло усыпить, а затем выдрать душу из тела. Но перед этим предстояло ещё и подготовить и без того уже заполненый камень.
- Самые негативные последствия ты знаешь. Камень может разрушиться. Но я верну твою душу в тело. Обычно, если существо желает продолжать жить своей жизнью, оно такому не сопротивляется. Но если мы потеряем камень, то потеряем и возможность поговорить с Травеном, – Неласар вздохнул. - Вероятность провала, конечно, мала. Очень мала.
"А этот парень получит эксклюзивную возможность поговорить с древним архимагом. Да это же мечта любого уважающего себя исследователя Этериуса – получить аудиенцию от такой важной персоны! Парень хоть и рискует, но получит невероятный опыт и знания! Возможно, гораздо больше опыта и знаний, которые получу я сам. Но я и не гонюсь за чем-то особым... Точнее именно за особым я и гонюсь!" – Неласар нервно потёр переносицу, ожидая, когда Анейрин закончит приготовления и удобно устроится на кровати.

+2

5

Оправдания Неласара юноша пропустил мимо ушей. Просто был вынужден пропустить мимо себя, чтобы не увязнуть в колдовских и богословских нюансах, что, хоть и грядущий ритуал скорее всего действительно не принадлежал к некромантии как к таковой, сама мысль управлять "черными" душами неизбежный спутник темной магии. Конечно, так считали только жрецы... но что поделать, если их проповеди глубоко укоренились в твоей душе? С другой стороны, иные способны отнести к богопротивной ворожбе любые чары, что не принадлежат школе Восстановления.
Но сейчас это было несущественным. Есть проблема, есть ее решение. Оно не грозит простым жителям ни моровыми поветриями, ни ордами мертвецов, ни стаями даэдра. Рискуют только двое, те, кто участвует непосредственно в ритуале. Даже, скорее всего, только тот, что вызвался добровольцем... Вполне допустимая цена даже для некромантии, по крайней мере - в данный момент.
- Я не волнуюсь, - тихо произнес Анейрин. Произнес лишь чтобы выдать желаемое за действительное... и внезапно понял, что не солгал. Все волнение отрезало, оставшись за дверью, весь тот комок тяжелых мыслей, неумолимо терзавший своего хозяина, внезапно исчез, не оставив и следа, - Спасибо, что решили помочь...
Оставалось только отдать черный кристалл Неласару и устроиться на отведенном для него лежаке. Все просто, и явно не вызовет трудностей... почти. Потребовалось небольшое усилие воли, чтобы пальцы разжались, наконец-то отпустив черный камень душ. После всего пережитого было нелегко отдать его кому-то.
Теперь все, осталось лишь ждать... Интересно, как все это будет происходить? Не со стороны, об этом уже известно, но "изнутри"? Впрочем, не стоит гадать, особенно когда совсем скоро он сам все это увидит.

+2

6

Неласар принял из рук Анейрина чёрный камень, как драгоценный кристалл, способный оплатить постройку целого дворца. Несколько долгих мгновений он вглядывался в его грани, в игру света тусклого пламени свечей на них, будто пытаясь разглядеть, что творится внутри. Он пытался почувствовать это ладонями, но чувствовал только тепло, оставшееся от соприкосновения с руками и телом Анейрина. Со вздохом Неласар поставил камень на грубую тумбу у стены, служившую заодно и столом, и перевёл взгляд на юного мага. Интересно, насколько трудно будет отделить его душу от тела? Неласар и помыслить не мог, как легко это происходит с альтмерами. Души его сородичей были плохо привязаны к физической оболочке, словно попали туда по ошибке. Пытаться оторвать душу норда, влюблённого в мирские удовольствия, было очень тяжело, сколько Неласар ни пытался, у него не получалось, поэтому он решил, что с разумными существами его исследования идут прахом.
Но сначала Неласар усыпил Анейрина, буквально швырнул в него заклинание, чтобы тот не успел испугаться. Звон и шипение напонили маленькую комнату, на мгновение осветившуюся сиянием магии, да так и остались в ушах путешественника между телами до тех пор, пока Неласар не закончил с переносом его духа в камень.
Камень он взял в левую руку, а правой снова направил в Анейрина заклинание, на этот раз своё тайное, и душа с лёгкостью покинула тело.
"Туда, туда," – мысленно подталкивал колдун неожиданно легко оказавшийся за пределами тела целый сгусток квинтесенции жизни. Левой рукой он наполнял твёрдостью чёрный кристалл, подпитывая своей силой на случай, если тот решит треснуть. Вся душа быстро втянулась в камень, будто тот был живым существом, испытывающим нестерпимую жажду, и вскоре перед Неласаром осталось только мерно дышашее тело, живое, но лишёное духа.
Неласар сел, прижимая кристалл к груди, словно младенца и застыл с остекленевшим взглядом, погрузившись в раздумья, словно сам отправился следом за Анейрином. Теперь следовало ждать.

+3

7

Небо было  глубоким голубым, а озеро - лазурно-синим, и легкие волны в белых барашках тихо бились о каменные опоры моста. Мимо проходили дни - или столетия, - но это не менялось.
Травен уже понял, что подчинил себе этот крохотный, тесный мирок черного кристалла полностью, что волен менять его так, как вздумается, и ему наскучило это занятие... Давным-давно (хотя какой смысл тут у времени?), стремясь хоть как-то смирить свою тоску и одиночество, он создал вокруг себя полную копию Университета Таинств, со всеми его учеными и учениками, какими он их помнил, и пытался жить этой рукотворной жизнью - читать лекции собственным воспоминаниям, участвовать в экспериментах, которые сам же изобретал, решать проблемы людей и эльфов, каждый из которых был всего лишь пустой болванкой, воплощением его собственного желания видеть знакомое лицо...
Увы!.. Он был слишком умен, слишком способен к самоанализу и слишком медленно сходил с ума, чтобы уверовать в собственное творение. Он не мог забыть - он один, он давно мертв и безнадежно отрезан от посмертия, и вокруг него, за вычетом услужливой иллюзии, только ровные грани черного кристалла. И тогда он уединился наверху в башне, где проводил свое не-время в медлительном созерцании, ожидая, как избавления, того часа, когда его разум и воля навсегда его покинут и он хотя бы перестанет осознавать свое положение.
Когда он сможет поверить в реальность придуманных магов и вновь станет архимагом Гильдии, счастливый в собственном безумии.

- А, магистр!.. Постой-ка! Я хочу обсудить с тобой свои исследования!..
- Да, магистр?.. В чем дело?..
Анейрин обнаружил себя во внутреннем дворе Университета Таинств. Здесь все было похоже на увиденное им в реальности, с той лишь разницей, что везде вокруг, вместо мантий Синода, темнели о, такие узнаваемые мантии студентов и магов Гильдии. Ученые вокруг были как живые, и когда молоденький студент, спешащий на лекцию, нечаянно толкнул Анейрина и поспешно извинился, юношу обдало четким запахом общежития и похмелья.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-11-06 23:38:35)

+3

8

Мгновение... всего мгновение стало границей между явью и сном. Что то было между ожиданием начала ритуала в старом поместье и осознанием себя внутри камня, но это проскользнуло мимо разума, не оставив и следа. Да и внутри камня ли он? Все, абсолютно все вокруг мало походило на то, что ожидаешь увидеть внутри черного кристалла. Земля под ногами не похожа на черное стекло, нет ни тумана, ни бескрайней пустоты. Перед ним Тайный Университет, похожий на тот, что юноша видел ранее, но куда более величественный... и родной. Словно Акатош внезапно перевернул свои часы, заставив время течь в обратную сторону, воскрешая к жизни минувшие времена.
Это сон... всего лишь сон, нашептанный собственными желаниями. Что то пошло не так, и он сейчас просто спит в поместье Везерлех, а черный камень... возможно, он все же не сумел выдержать лишней энергии, и теперь все потеряно... Но, с другой стороны, во сне он бы не сумел себя осознать, полностью подчиняясь своей роли. Все вокруг реально, слишком реально для сна, и запахи, и звуки... и боль. Что, впрочем, не менее странно. Может ли у души что то болеть, даже если она специально, ради суеверной проверки, прикусит себе язык? Да и обязана ли душа вообще полностью воспроизводить не только тело, но и одежду хозяина, если вдруг будет извлечена из тела? Чувствовать боль и голод, вообще не замечать каких либо отличий в существовании отдельно от плоти?
Впрочем, многому находилось объяснение. Все вокруг может быть совсем иным, и лишь наше сознание все превращает в привычные образы и ощущения, не позволяя разуму угодить в объятия Шеогората. А возможно смертные просто еще очень и очень многого не знают не только о мироздании, но и о себе. Если он действительно внутри камня, то реальность может выглядеть как угодно. И если так, то кто мешает узнику, обладающему необходимыми знаниями и могуществом, обустроить свою темницу с максимальным комфортом?
"Значит, я все таки в камне... в реальности, созданной древним архимагом," - цепочка рассуждений наконец-то привела Анейрина к единственно правильному выводу, - "И после такого будут говорить, что магическое искусство не в упадке..."
Но если это действительно так, то хозяина этого мира можно искать почти бесконечно. Даже если пространство внутри камня ограничено стенами Университета, он может просто не найти архимага, просто напросто разминувшись с ним буквально в нескольких шагах. А такой прорвы времени у него нет... стоп! Не найти архимага? Можно немало времени потратить, отыскивая какого либо ученика, но владыку Гильдии найти уже гораздо легче. Даже если его покои в Башне будут пустовать, обитатели этого мира почти всегда смогут указать, где их создатель. Но тут, впрочем, возникает иная сложность - его могут просто не допустить к Травену. Не каждый ученик может добиться аудиенции у верховного архимага, что уж говорить о непосвященном, неизвестно как оказавшимся за внутренними вратами.
Впрочем, на самом деле, ему ведь достаточно просто привлечь внимание Травена. И тогда он поймет, что пытающийся поговорить с ним эльф вовсе не его создание, не порождение камня. Конечно, это будет нелегко, но вовсе не невыполнимо. А значит, не стоит откладывать в долгий ящик.
- Владыка... лишь бы Травен был в своих покоях, - тихо произнес юноша, направляясь к Башне, - Как то не хочется перерывать носом весь Университет Таинств... хоть он мне и нравится больше нынешнего.

Отредактировано Анейрин (2018-11-07 13:53:31)

+3

9

Пока Анейрин шел через внутренний двор Университета, окружающие мельком обращали на него внимание: студенты бросали беглые взгляды на новичка, магистры степенно и надменно сторонились, однажды окликнул какой-то седой данмерский старичок, видно, спутав со своим учеником. В приемной моложавый имперец одарил молодого альтмера дежурной вежливой улыбкой, но не остановил, когда тот шагнул на тускло светящийся постамент телепорта. Босмерка в Зале Совета и вовсе не заметила, что в святая святых Университета вошел посторонний. Как будто она была всего лишь хитроумной двемерской машиной, которую насмешник-иллюзионист превратил в человека, и в ее программе попросту не было заложено никакой реакции на неожиданные случаи.

Выше, в покоях архимага, куда Анейрин смог беспрепятственно пройти, за столом сидел, устало откинувшись на спинку кресла, немолодой человек. Он сидел спиной к вошедшему, и видно было лишь его седую шевелюру и крепкую, сильную руку, спокойно лежащую на подлокотнике.
Травен чуть повернул голову на звук, но не настолько, чтобы увидеть Анейрина.
- Раминус, я ведь просил не тревожить меня ни по каким вопросам, кроме самых крайних случаев, - устало произнес он таким голосом, будто точно знал, что крайнего случая никогда не будет. - Раминус?..
По звуку шагов, по звуку дыхания угадав чужого, архимаг вдруг выпрямился в своем кресле и обернулся.

+3

10

Его мог остановить любой из магистров или боевых магов, внутренние двери башни могли просто не открыться перед непосвященным, могли преградить путь перед телепортами.... и все это миновало. Он боялся, что не сумеет добраться до покоев архимага, но это оказалось не такой уж и трудной задачей. Даже не обратили внимания на наглого эльфа, что без доклада прошел через приемную, а затем и через зал совета, словно его и не существовало.
Сложность оказалась совсем в ином. Сосредоточившись на одной единственной цели, положив все свои силы лишь на то, чтобы встретиться с архимагом Гильдии, Анейрин так и не подумал о том, что он будет делать, когда цели своей достигнет. Как себя вести, что говорить... все это прошло мимо внимания юноши, и сейчас он пожинал плоды своей непредусмотрительности.
Его мечта сбылась, и вот, он стоит перед Ганнибалом Травеном, древней легендой, почитаемой подобно святым в его семье. Уже нет никаких преград, ни реальных, ни мнимых, рука Провидения привела туда, куда он стремился... и, словно в насмешку над ним, он не может выдавить из себя ни звука. Даже слова приветствия, естественные и необходимые, замерли, так и не воплотившись в жизнь, показавшись страшно банальными и излишними, неприемлимыми при этой встрече.
"Что же я делаю... глупец... Пришел - так говори! Иначе все пережитое просто теряет смысл!"
Но переступить через себя на этот раз оказалось невозможно. Оставалось лишь склониться в поклоне перед древним волшебником, надеясь, что сумеет найти в себе силы хотя бы после этого...

+3

11

Наступила настороженная, гулкая тишина, и архимаг замер без движения, глядя на незваного гостя и пытаясь поверить в то, что видел. Он никого уже не ждал из мира живых: его преемник обещал унести тайну Черного Кристалла с собой на Артейум. Появление посланца Гильдии было слишком невероятным событием - и слишком желанным. Уж не начало ли это долгожданного безумия?..

Травен поднялся на ноги, сделал несколько шагов к юноше-альтмеру и протянул было руку - но в последний момент одернул, вспомнив, что в Нирне невежливо трогать незнакомца за плечо, чтобы убедиться в его реальности. Да и что бы это могло дать? Разве не реальны в мире Черного Камня все созданные им куклы-маги?! И тогда архимаг выполнил другую проверку, более вежливую, однако и куда более удивительную для неподготовленного разума. Он коротко взмахнул рукой: с ладони посыпались холодные синие искры в сиреневом тумане, и вдруг Университет как будто рассыпался разноцветным песком и его сдуло ветром. Исчезли все воспоминания о Гильдии, и теперь только двое - архимаг и его гость, - стояли посреди бескрайней пустыни, засыпанной обломками кораблей.
- Ты оттуда, - не вопросительно, но утвердительно прошептал Травен, и на короткий миг в его глазах отразилась искренняя радость.
Однако этот отблеск радости тут же сменился обеспокоенностью - что-то должно было случиться, чтоб его преемник нарушил свое слово, да еще и отправил в Камень другого вместо себя.
- Зачем ты здесь, из какого времени? Это он тебя послал?.. - спросил Травен и, снова с трудом вспомнив, как надо говорить с живыми существами из внешнего мира, уточнил: - Архимаг Гильдии?

+2

12

В одно мгновение все вокруг изменилось. Словно наступила иная сцена, и ей потребовались иные декорации. И то, с какой легкостью "декоратор" смог все изменить, восхищало Анейрина... и пугало одновременно. Ведь тот вопрос, что был задан старым волшебником, имел совсем не тот ответ, что сам юноша желал бы услышать на месте архимага. Анейрин с досады закусил губу, не решаясь поднять голову, боясь встретиться взглядом с собеседником. Все чудеса, что произошли вокруг, все тайны, что были ведомы их совершившему, внезапно померкли перед одним простым и незамысловатым, но невыносимым для юного альтмера фактом. В своем стремлении встретиться с Травеном он и не подумал, что ему предстоит стать черным вестником для старика, тем, кто расскажет о крахе того, ради чего в свою эпоху жил волшебник.
- Гильдия... Ее уже нет, - наконец, сумел выдавить из себя юноша, - Совет был распущен два столетия назад, в начале четвертой эры...
"Он ведь ничего не знал об этом... Стендарр, только бы его сердце выдержало. По крайней мере, меня бы это знание убило..."
-Простите меня... Мы бы никогда не решились потревожить ваш покой, но... нам необходима ваша помощь, - каким чудом удалось себя пересилить и все таки поднять голову - ведомо лишь одному лишь Стендарру. Но возможно, даже ему не ведомо, как ничтожный мальчишка, после столь черных вестей, осмелился почти без перехода просить о чем либо. Но в то же время юноша понимал, что если не скажет это сейчас - не скажет уже никогда, просто не повернется язык.
"И в его праве отказать в ней... Его уединение прервал какой то мальчишка, принес дурные вести... и смеет о чем либо просить. И в то же время - это наша единственная надежда."

+3

13

Ганнибал Травен изменился в лице, но не столь сильно, как можно было ожидать. В конце концов, они говорили об этом - последний и предпоследний архимаги Гильдии во время одного из визитов великого мистика к узнику Черного Камня.
- Значит, он все-таки это сделал, - жестко, с неодобрением произнес Травен и покачал головой. - Что ж... Остается только надеяться, что он был прав и это было к лучшему.
В этих словах, впрочем, надежды не было. Последний архимаг, по мнению его наставника, слишком глубоко ударился в пустое мудрствование, в символизм, которым так часто грешат высшие эльфы. Гильдия появилась, когда Тамриэль был объединен, и распалась, когда он вновь распался на враждующие страны. У ее истоков стоял великий мистик, пришедший с Артейума, и конец ей положил другой мистик, тоже великий, прежде, чем навсегда уйти к псиджикам.
Символизм, да... Но не скрывается ли за всей этой мишурой ужасная ошибка? Травен некоторое время молчал, глядя в пустынный горизонт.
- Он говорил, что Империи приходит конец, - тихо, задумчиво проговорил он, - он опасался, что Гильдию будут использовать в грязных политических играх, или вовсе разорвут на куски, стравят друг с другом бывших коллег во имя выгоды их стран... А мне казалось, мы сможем быть сильнее этого и нести свет знания даже в темное время. Что ж... Значит, он не оставил Гильдии шанса - и распустил Совет сам.
Травен тяжело вздохнул и усилием воли отогнал от себя горькое ощущение огромной утраты. Незнакомый юноша говорил о какой-то беде, о помощи, которая нужна магам будущего... то есть, настоящего. С легким удивлением узник Камня подумал о том, как мало для него значит мир живых и как сильно он привязан к прошлому.
- Ты говоришь так, как будто с тех пор прошло много лет, - заметил он. - Что стало с миром? И кто вы такие, - ты и твои соратники, - если Гильдии больше нет, но у вас есть и Камень, и знание о том, как с ним обращаться? И... мое дело давно сделано. Магическая наука, должно быть, ушла далеко вперед. Хотелось бы верить, что ваши ученики знают больше меня. Чем же я должен помочь?..

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-11-12 16:21:46)

+2

14

Внутри у Анейрина все сжалось. Как... как он сможет сказать, как слова сумеет подобрать, чтобы поведать архимагу о том, что его вера напрасна? Что волшебное искусство оскудело, что целый пласт тайных знаний ушел в небытие и лишь немногие теперь вообще знают об этой потере. Повернется ли его язык, чтобы поведать такое...
"Девятеро, почему я должен наносить ему удар за ударом... Но это будет необходимо, если я хочу стать его учеником... если сумею. Но сейчас есть вещи гораздо важнее..."
- Чуть более двух веков прошло после... вашего ухода. Третья эра завершилась, когда святой Мартин пожертвовал собой, спасая мир от вторжения Мерунеса Дагона. Тамриэль, хоть и лишившись части земель, объединен под новой династией, а место Гильдии заняли несколько орденов, считающие себя ее преемниками... - юноша осекся, говорить дальше было почти невыносимо, - Простите, это довольно длинный рассказ, а я не знаю, сколько нам отведено времени... к тому же он будет слишком пристрастным.
Не слишком вежливо, а тем более, не слишком благоразумно утаивать что либо от архимага. Не менее опрометчиво просить отложить рассказ о том, что древний волшебник желает узнать. Но это оказалось слишком больно. Хотелось просто броситься перед Травеном на колени и бить поклоны, моля о прощении. Прощении не только самого архимага, но той эпохи, к которой он принадлежал.
- Ваш камень был обнаружен, хотя нашедшие его и не знали о его истинной природе. Его стали исследовать... за что и поплатились. Один из уважаемых алинорских чародеев тоже узнал о его существовании, - надо было сосредоточиться, выбросить из головы все эмоции и просто рассказать Травену о надвигающейся беде. Но видят боги - это было нелегко, и каждый раз приходилось делать над собой усилие, чтобы говорить дальше.
- Он ищет реликвии Маннимарко. Это не просто слух, я сам видел в его руках Шлем Червя, и только волей Провидения умудрился ускользнуть от него. По воле же Провидения ваша темница оказалась у меня в руках, вопреки воле талморца.
"Слишком много неизвестных ему слов... Но если он пожелает этих деталей - будет не так уж и сложно о них рассказать, хотя бы в общих чертах."
- Сам я из Коллегии Винтерхолда, как и тот, кто помог мне встретиться с вами. Но... - юноша обессилено опустил голову, - Нет... надо все иначе. Простите. Все началось с консилиума, что проходил в Университете Волшебства...
"В третий раз рассказывать гораздо проще. Или... или в четвертый? Впрочем, куда точнее будет определение "в первый", ведь на этот раз я уже не пытаюсь ничего утаить. В том числе - и причину своей заинтересованности в черном камне. Только бы он не перебил... и только бы он поверил мне..."
- У нас нет иной надежды остановить Советника, - тихо произнес Анейрин, когда его исповедь завершилась, - И если вы знаете, как спрятать от него и Клавикуса Вайла хотя бы посох, если последний из трех артефактов за пределами досягаемости смертных и даэдра... только на это я сейчас и смею надеяться.

+3

15

Поначалу Травен безмолвно отмечал про себя неизвестные ему факты и названия - спокойно, с беспристрастной наблюдательностью ученого, будто делая зарубку на память: об этом надо будет уточнить, и об этом тоже... Позже, где-то к середине повествования, он больше не обращал на внимания на непонятные детали. Архимаг следил за нитью рассказа, все сильнее хмурясь: оправдывались его самые худшие опасения.
Он и раньше догадывался, что Жиардье не погиб: слишком верток и умен тот был, чтоб дать себя погубить хотя бы и силам самого Обливиона. Какая жалость, какая жалость, что столь сильный и способный маг оказался сообщником сперва Маннимарко, а затем и Клавикуса Вайла!..
Про талморского Советника Арингола было непонятно. С каких пор алинорские чиновники хозяйничают в Империи так, как во времена Травена не хозяйничали даже у себя дома - открыто творя беззаконие и насилие с позиции грубой силы?! Однако оставалось лишь принять на веру и учесть - отныне у них есть и такой враг.
И право же, как по-детски наивно было прятать Шлем и Амулет в пещерах и руинах! Неужели в сокровищнице Гильдии они не были бы сохранены надежнее?.. Впрочем, видимо, последний архимаг опасался, что после роспуска Совета маги, которым достанется Университет, сами же продадут артефакты тому из покровителей, кто покажется наиболее выгодным - ведь и юный гость, судя по интонации, не был высокого мнения о магических организациях современности.
- Посох был спрятан надежно, - тихо, устало проронил Травен, со вздохом отворачиваясь. - Он здесь. Даже если кто-то проникнет в Камень тем же путем, что и ты, он не сможет унести с собой и материализовать Посох Червя там, в вашей реальности. Такое было под силу только величайшему мистику моего времени... и мне. Но он ныне за туманами Артейума, а от меня они ничего не добьются. Единственное, что ты можешь сделать, чтоб спрятать Посох еще надежнее - это навеки похоронить где-нибудь камень, когда вернешься в мир живых.  Сбросить его в Красную Гору или на дно Абесинского Моря. Тогда пути сюда больше не станет. Ни для кого. Никогда.
Это было, пожалуй, хорошей новостью, но от голоса архимага веяло ледяной тоской. Одни Боги знают - если только им под силу заглянуть внутрь Черного Камня, - чего ему стоило не сказать своему юному гостю, что Посоху под силу воскресить давно умершего, даже вырвать душу из камня душ... К примеру, душу какого-нибудь архимага Третьей Эры.
Нет, нет, зачем.
Соблазн велик, но жертвовать собой - правильнее.
И, пожалуй, привычнее.

Отредактировано Хроники Тамриэля (2018-11-14 22:32:41)

+2

16

Посох здесь... Он недоступен для тех, кто придет за ним, он недоступен почти для всего мира, так как искусство, сокрывшее его в камне, ныне забыто. Искусство, возродить которое - мечта самого Анейрина...
"Насколько же вы жестоки в своих играх, Девятеро... Неужели крах всех моих надежд - та цена, что я должен заплатить за безопасность мира?"
Все тело пронзила странная слабость, словно нематериальная мысль обернулась острой сталью. Хотелось просто рухнуть на землю, да так и остаться, смешавшись с песком и перестав существовать. И это желание было бы слишком велико, чтобы юноша мог ему сопротивляться, если бы только словно чья то спасительная рука не поддержала молодого эльфа, шепнув совсем иное.
Он ведь не единственный мистик. Есть и другие. Не нужно ставить крест на своей мечте, не нужно приносить ее на алтарь спасения мира. Просто потому, что не возродит он Старую Школу, это сделает кто то иной. Вопрос не в забытом искусстве, вопрос - в камне, в том, чтобы сберечь его тайну.
"Сберечь тайну камня... но ни в древних руинах, ни на дне морском он не будет в безопасности. Немало авантюристов бродит по этому свету, а там, где был бескрайний океан, может подняться остров. Если только не..."
Анейрин похолодел. Мысль лишь о том, чтобы просто расстаться с камнем, была для него невыносима, а уж что говорить о том, что пришло ему в голову... Но выбор невелик. На это просто необходимо решиться, иначе нет смысла во всем, что ему довелось пережить. Просто решиться на это, просто понять, как это сделать, просто спросить архимага о том, как разрушить камень, не навредив его обитателю... Но заговорить об этом было слишком тяжело для альтмера, и несколько раз пришлось просто выдыхать впустую, так и не издав и звука...
- Я... я не смогу этого сделать... - и оказалось просто невозможно. Всего лишь переступить через себя, во имя блага всего мира. Небольшая жертва... которую он так и не сумел принести.

+3

17

"...Не можешь? Тогда я дам тебе посох прямо сейчас: вернись в свою реальность и верни меня к жизни, и вместе мы справимся с этой новой напастью", - тихо-тихо напевал под сердцем предательский голосок неистребимого эгоизма. Это только красивые сказки, про героев, которым неведом страх и сомнения - не боятся и не сомневаются лишь идиоты и фанатики. Герой отличается только тем, что раз за разом преодолевает терзающие его душу искушения.
Забавно было вспомнить: двести лет назад Травен сам отговорил своего преемника от идеи воскресить его с помощью Посоха Червя. Потому что не был уверен в последствиях, не был уверен, что не восстанет нежитью или рабом Маннимарко. Что же изменилось с тех пор?.. Усталость и тоска - их стало больше. Он с самого начала понимал умом, но лишь со временем понял сердцем: отсюда нет выхода, ничего больше не будет, кроме меняющихся по мановению руки декораций. Это конец.
И вот он снова на перепутье и снова борется с собой, с тихим, вкрадчивым внутренним голосом, обещающим сердцу желанное, запретное, преступное...

Ганнибал Травен подошел вплотную к гостю из мира живых, мягко, по-отечески  взял юношу за подбородок и приподнял лицо, заставив посмотреть себе в глаза.
- Нельзя пренебрегать настоящим во имя прошлого, - сказал он. - Ничего уже не вернешь, но будет новое - и лучше! Надо верить, обязательно надо верить, что будет лучше... Что ты сможешь больше, чем мы, чем все те, кого ты почитаешь за великих учителей и духовных отцов. Превзойти родителя - вот сыновний долг. Превзойти наставника - лучший способ похвалить его педагогический талант. Не принижай себя неверием в собственные силы, если хочешь быть благодарным потомком и учеником.
Травен отошел, сел на песок и жестом пригласил собеседника сесть рядом.
- Реликвии Маннимарко, - продолжал он уже другим голосом, спокойным и ровным, будто читал лекцию студенту, - во многом схожи с артефактами Лордов Даэдра, если не сказать проще - они ими и являются. Хозяин у таких вещей никогда не меняется, через сколько бы смертных рук они не проходили. И они, эти артефакты, либо служат его воле, либо, если их носитель сопротивляется, покидают его тем или иным образом. Ты, я надеюсь, уже знаешь, на что способен Посох - он воскрешает мертвых, полностью обращает вспять порядок жизни и смерти. Удивительная вещь, полагаю, венец мастерства некромантии! И опасный соблазн для нас. Мы должны помнить, кто ее создал и чьей воле она служит на самом деле.
Травен испытывающе взглянул на юношу.
- Быть может, - осторожно сказал он, - природу даэдрического артефакта можно изменить, и тем самым вырвать его из-под власти создавшего их Лорда. Быть может, это можно проделать и с Посохом. И быть может, таким образом Посох может стать действенным орудием против мощи Шлема и Амулета. Я признаюсь, мы с моим преемником думали об этом, но наших знаний не хватило. Если ты действительно хочешь помочь, то учиться тебе надо не у нас.
Травен замолчал, глядя в песчаные дали.
- Я и до встречи с тобой слышал, что Острова Саммерсет закрылись для путников с материка, - сказал он, наконец. - Но мой ученик, которого ты знаешь, как последнего Архимага Гильдии - он ушел к псиджикам тогда, когда границы уже закрылись, и его путь лежал отнюдь не через владения Высоких Эльфов. Попасть на Артейум все еще можно... - Травен тихо вздохнул, выделив молчанием непрозвучавшую мысль, и внезапно закончил: - и этот остров будет, пожалуй, более надежным тайником для Черного Камня, чем дно Абесинского моря.

+2

18

Нельзя пренебрегать настоящим во имя прошлого... Если бы только было что то в этом настоящем. Прежде чем превзойти того, кого бы ты желал назвать учителем, надо хотя бы сравняться с ним, и как раз это - задача почти невыполнимая. Пусть ценой неимоверного труда он сумеет овладеть всеми сторонами магического искусства, одна из Школ все равно ускользнет у него из рук. Самой жизни может не хватить на то, чтобы возродить древнее мастерство самостоятельно, жизни не человеческой, но эльфийской. Все это рвалось наружу, пыталось облачиться в слова... но так и осталось внутри Анейрина. Тяжело было признать это, но Травен прав. Каким бы славным прошлое ни было, оно уже ушло. Не стоит слишком многое возлагать на знания древних... но ничто не мешает и учиться у них, когда представиться в этом возможность. К сожалению, сейчас ее нет, и перед ним стоит совсем иная задача. Вот только хватит ли у него сил справиться с ней...
Действительно, в своих размышлениях он так и не подумал, что есть место, куда не дотянутся ни искатели сокровищ, ни Талмор, ни принцы даэдра. Место, откуда взяла свой исток Гильдия... и где, судя по словам Травена, она завершила свой путь. Если древний архимаг действительно знает путь туда, если он сумеет его указать, то это действительно станет наилучшим решением возникших проблем. Вот только...
Он ведь и так зашел слишком далеко для простого адепта. Сколько раз он был близок к падению, и лишь чье то незримое вмешательство останавливала руку судьбы, даруя так стремящемуся к своей гибели мальчишке силы вновь продолжить его борьбу, даруя шанс достигнуть своей цели. Кому бы не принадлежала та рука, что вела его прежде, это ведь не сможет продолжаться вечно... А у простого недоучки слишком мало шансов добраться до затерянного острова, минуя все преграды, что выстроят на его пути алинорский вельможа... и Жиардье. Возможно, талморский некромант уже потерял след, но скрыться от взгляда того, кто направляет бывшего профессора, невозможно для смертного.
"Пораженческие мысли... как же они знакомы... Но нет, мы еще поборемся. Просто если этого не сделаю я, не сделает уже никто... если только..."
- Даже если путь открыт, боюсь, я могу так и не суметь по нему пройти, - осторожно, еще не до конца осознавая вспыхнувшую в голове мысль, произнес Анейрин, - Может быть у меня и есть потенциал, но я все еще недоучка... и мне слишком сильно везло последнее время...
Мысль эта была странной и от нее явственно веяло дыханием Шеогората. И вместе с тем - она была слишком соблазнительной. Наверное, именно поэтому он и ухватился за нее, как утопающий за соломинку...
- Возможно, я все же сумею до него добраться... я надеюсь на это... но, возможно, у нас есть иной выход? - идея постепенно облекалась плотью, и вслед за ней, голос юноши звучал все увереннее, - Вы знаете туда дорогу... Вы знаете своего ученика...
"Нет, я не трус. Я безумец. И тем не менее, если все это возможно, то все свершится гораздо быстрее. К тому же что значит простой недоучка против архимага?"
- Я понимаю, эта идея безумна... но что если камень покину не я? - сбивчиво, но не давая собеседнику вставить хотя бы слово, продолжал альтмер. Хотя на самом деле он боялся не ответа Травена, но собственных сомнений... собственного страха. Потому и торопился высказать все прежде, чем сам откажется от собственных слов, - Возможно ли кому либо занять чужое тело, не потеряв при этом ни силы, ни памяти? Если... если да, то...
Юноша осекся. Осознание всей нелепости собственного предложения наконец-то настигло его, заставив замереть на полуслове.
"Безмозглый дурак! Действительно, иногда лучше молчать... и что о тебе теперь подумает архимаг? Что ты трус, только и всего. Или что идиот, неизвестно что хуже. Но увы, слово не воробей..."
- Простите меня, все это действительно слишком безумно... - тихо произнес Анейрин, опустив голову, - Но... если это возможно... я готов на это пойти.

+3

19

Лицо Травена поначалу приняло терпеливое, сочувствующее выражение - обычное выражение для того, кто собирается успокаивать, убеждать, воодушевлять павшего духом соратника. Однако по мере того, как мысль альтмера разворачивалась в сухом воздухе миражом восхитительного безумия, архимаг выглядел все более удивленным.
- Но ты тогда останешься здесь, - негромко, но веско произнес он. - И в отличие от меня ты, скорее всего, даже не сможешь изменять эту ловушку по своей воле, чтобы хоть как-то разнообразить свою скуку. Я уже не говорю о том, что Черный Камень - не приемная Университета, чтоб души смертных могли ходить туда-сюда бессчетное количество раз. Что, если ты не сможешь больше вернуться в свое тело? Что, если ты останешься здесь навсегда - не живой, но так и не умерший?..
Голос Травена звучал с каждым словом все суровее, и мог бы показаться безжалостным, если бы не теплота во взгляде - редкая, глубокая, искренняя, полная того радостного узнавания, которое испытывают при встрече две родственные души.
- Я поражен твоим мужеством, и все-таки нам нет нужды приносить эту жертву, - продолжил он. - Слишком велика вероятность, что она будет напрасной. Ты забываешь, что я не знаю вашего времени и, во всяком случае, первые месяцы рискую быть в нем наивен, как ребенок. А ведь решающим может быть каждый день, каждый час... Есть ли у тебя достаточно надежные соратники, которым ты сможешь доверить мое, хм, "воспитание"? Я не услышал такой уверенности в твоем голосе. Нет-нет, - Травен со вздохом покачал головой, - увы, в одиночку ни один из нас не обладает достаточными качествами, чтобы перехитрить врагов. И тогда у нас есть только один выход...
Травен поднялся на ноги и в глубокой задумчивости прошелся по золотому песку, заложив руки за спину.
- Возьми меня с собой, - проговорил он, наконец. - И, если нам повезет, то в одном живом теле уживутся твоя воля и моя память, твой опыт и мои знания. Если нет... Увы, даже богам неизвестно, что за посмертие будет ждать нас и не будет ли оно горше самых темных моих опасений. Что скажешь? Готов ли ты пойти на такой риск?
С этими словами архимаг протянул ученику руку.

+2


Вы здесь » Хроники Тамриэля » Настоящее » Аудиенция в камне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC